03:42
  • Страница 9 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 7
  • 8
  • 9
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: История «Рассвета». (Версия, собственно, самого "Рассвета".)
Star Gate Commander: История «Рассвета».
Mcgregar Дата: Пятница, 19 Октября 2012, 00:38 | Сообщение # 121
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 169
Репутация: -3
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Терпения набрались. Ждем. :)
Награды: 1  
Комкор Дата: Среда, 07 Ноября 2012, 19:33 | Сообщение # 122
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 451
Репутация: 382
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Увы, тянуть сюжет не всегда имею возможности из-за подготовки к защите практики :'( Возможно, вскорости сия тема прикроется... А пока что -- постараемся дотянуть хотя бы до декабря, и таки-выполнить заказ общественности) Ныне -- вот, всё, что успел накрапать в отрыве от подготовки к защите.
P.S.: Сей отрывок помогал "клеить" товарищ, так что, если местами стиль изложения покажется иным -- это наглая эксплуатация чужого труда :D

– Клин. Набирай адрес. – бросил я, опуская оружие.
– Адрес чего? – уточнил молодой человек.
– Параллельной вселенной, – уточнил я. – Любой адрес, лишь бы подальше отсюда, нах…
– Это потребует времени, – нахмурился Клин.
– Я на прикрытии, – бегло бросила Ленок, хватая с пола пулемёт матери.
«Слишком поздно», – подумал я, стиснув зубы. Наверху показалось движение…
– ОГОНЬ ПО ВСЕМУ, ЧТО ДЫШИТ! – взревел я, и «спустил курок».
Зет зашёлся в экстазе.
Ровно в ту же секунду сверху посыпались сотни выстрелов: автоматы, винтовки, пистолеты, посохи джаффа, зет-ен-келы, разве что гранат не было. Били из всего, что имелось: это было наше ВКО…
– Живыми не брать! – раздался чей-то голос наверху. – Уничтожить на месте! С потерями не считаться!
А вот это уже дебилизм. Какой такой придурок будет ради четверых идиотов бросать пешие подразделения, «не считаясь с потерями»? Тут и одного-то снайпера было бы много, а они – «с потерями не считаться!»… С другой стороны, это означает что нас восприняли, как серьёзную угрозу, и мобилизовали на нас весомые силы. Уже гордость распирает, нах…
– Попов, ты допрыгался, урод! – голос был мне незнаком, но звучал, определённо, со стороны ворвавшихся в здание ВКОшников. – Можешь даже не сдаваться, убью на месте, паскуда!!!
«А вот это уже интересно», – подумал я. Чего это я такого сделал, что меня выделили из нашей кучки? Неужто прознали за то, что это я забросил нас к Стене? Вряд ли. Из всех тех, кто мог бы проследить подобную аналогию, у нас был только Мигунов: он единственный из старших офицеров выжил с «Колыбели», но в журналы он не заглядывал. А даже если и заглянул, на Древнем он понимал весьма посредственно, и не дальше словаря.
Вниз полетела граната: не, ну, ребята, это же дебилизм! «Слепыш» звякнул в нескольких метрах от моей позиции. На что они надеются?
Мне хватило реакции зажмурить глаза и укрыться за ящиком, роняя зет и затыкая уши: «слепка» меня не достала, но по ушам вдарило прилично – конечно, не резкое безмолвие опустилось на меня, предварительно хренакнув по мозгам чем-то весомым, но зазвенело ненадолго. Барабанные перепонки навряд ли порвало, но сделалось весьма неприятно, знаете ли.
Но и в этом случае ситуация была далеко не патовая: начнём с того, что незнакомая с такой технологией Ленок вообще вырубилась, выронив зет от неожиданности, а Анька вообще гранату не заметила – Клин же не будь дураком, да повернись к ней спиной. Нет, в принципе, сработано быстро, но не под вражеским же огнём! Хто ж к врагу спиной-то поворачивается?!
Я так прикинул: на вскидку, по нам били человек шестнадцать. Отделение, что ли? Может… А сколько было изначально? Хороший вопрос.
С начала перестрелки прошло всего несколько минут: но даже я в горячке боя понял, что плотность огня заметно спала. Тому могло быть лишь два объяснения: первое – у кого-то из нападавших кончились патроны, или их оглушило зетом; второе – автоматы молчат, потому что их хозяева обходят нас со спины.
В то же время, конструкция здания и планировка конкретно этого отсека не позволяла зайти нам в тыл; однако, тонкие кожистые стенки с мышечным уплотнением органического корабля давали возможность каждому сделать дверь самостоятельно: достаточно было иметь только штык-нож или шлицевую отвёртку, так что мысли об обходном манёвре не давали мне покоя…
Внезапно стрельба смолкла.
– Попов! – раздался громкий голос полковника Мигунова. – Ты уже всех тут достал… Поясни, как тебе всё время удаётся выходить живым из всяких задниц?! По тебе три взвода палят, а тебе хоть бы хны!!!
Три взвода? Странно… А где остальные? Я только человек десять-пятнадцать наблюдаю.
– Но сейчас не об этом, Попов! – громко продолжил откуда-то сверху Мигунов. – Тебе будет интересно узнать, что рядом с Новой появился корабль!
Это с какого такого перепугу мне должно быть интересно?
– Судя по данным радиоосмотра – крейсер Древних того же класса, что «Аврора» и «Гипофералкус».
И чо, стесняюсь спросить?
– Это я к тому, Попов, – продолжил речь полковник. – Что они справедливо потребовали свой экспериментальный корабль взад! Так что мы сматываем удочки и возвращаемся домой!
А это ещё на кой? Чтобы, вернувшись, сразу попасть под трибунал? Хотя нет… Нас даже судить не будут: на нас трупов больше, чем на совести хозяйственного тапочка тараканов…
– Нам дали сорок восемь часов на то, чтобы освободить это корыто, Попов! Так что кончай выкидывать фортели и делай ноги до врат!
Стоп. Ты сказал, «Древние»? Хм. Может, поинтересоваться у них заодно, чем (или, лучше сказать, «кем») они кормили Нову, что она вымахала до таких размеров? Такие масштабы корабля перебор даже для космической фантастики. Тысяча километров… Да это как от Москвы до Волгограда, ещё и пригороды затронет!
Клин тем временем судорожно тыкал в пульт управления квантовым зеркалом. Внезапно даже у парня сделались треугольные глаза: тот впился взором в зеркало и смотрел в него, не отрываясь.
Я проследил за взглядом Клина. Твою мать…
Прямо в зеркале виднелся кошмар всех кошмаров: Нова, покрошенная и на половину нашинкованная, висела в открытом космосе без щитов, раздестроенная вхламину, а зеркало плавало вокруг неё кругами.
– Отстояние всего один переход… – парень враз побледнел. – Скоро и до нас докатится…
Один переход? Это плохо… поясняю прикол.
Реальности – никогда не пересекающиеся между собой вселенные (исключения – искусственные переходы). Если в одной из них что-то происходит, это никак не сказывается на другой: всё равно, что всыпать в одну кружку с чаем сахар и размешать, но в соседней кружке с кофе ничего не изменится. Но в реальностях по разному течёт время и искривляется пространство: это всё равно, что по двум путям мимо одной станции пронесутся два поезда с разницей в несколько секунд или других величин. Событие произойдёт? Произойдёт: поезда проедут. Но в разных реальностях (по разным путям ж/д полотна) и в разное время. Если отстояние небольшое – то и разница в течении событий будет минимальной: пара секунд могут отделять один и тот же финал. Но если отстояние огромно – тогда и развитие может пойти в абсолютно другом направлении, даже вспять. Один переход – это соседняя реальность, буквально «перейти дорогу». Это писец. Сколько же у нас времени? По любому не хватит, чтобы убраться с корабля… К тому же, нас наверняка арестуют, попытавшись доставить к Земле, или вовсе расстреляют, как только мы сложим оружие…
– Палыч! – громко позвал я. – Слышишь меня?!
– Слышу, слышу…
– Ситуация такая! В ближайшем обозримом будущем, в течении нескольких минут или раньше, Нова будет атакована! Силы явно не равны: корабль погибнет!
– Откуда сведения?
– Надёжные! – не было времени разъяснять полковнику, насколько всё запутано. Я и сам в этом деле ни фига не разбирался, помнил только то, что рассказывали на лекциях в ДОСААФе, когда меня там учили управлять прыгуном… – Вы не успеете завершить эвакуацию! Ближайшая планета – в зоне досягаемости звёздных врат! Предлагаю вам экстренно делать ноги, и возвращаться домой!
– Не тупи, Попов. – офицера видно не было, но, зная его, я понял, что он нахмурился. – Никто таким россказням не поверит. Тем более, МНК…
– МНК тут нет!!! – взвыл я. – У тебя меньше часа до катастрофы! Ты хочешь всех людей потерять?! Корабль умрёт! Щита не будет! Органика в космосе – декомпрессия и гипотермия!
– Ульи рейфов не дохнут даже в гиперпространстве…
– НОВА – НЕ УЛЕЙ!!! – взревел я. – Она мутировавший корабль, вообще невесть что и не понятно каким местом появившаяся на свет! Надо делать ноги, полковник! Уходите, и нас отпустите!
– С какого перепугу?
Логично. Даже, если экипаж отступить на планету: с какой это стати им отпускать нас?
– С такого, что мы вам информацию доставили! – вряд ли они догадались прошерстить реальности на предмет приближения капитальной задницы… Впрочем, ещё не факт, что мы влипли: всё-таки, реальности могут и отличаться – к примеру, с тех же путей может на другую ветку уводить стрелка, это уж как Диспетчер решит…
– Думай, у тебя несколько минут! – я решил, что лучше уж играть в закрытую. Потом всё выясним, нах… Глядишь – и от преследования отвяжемся…
– Не тупи, Лисёнок. – раздался голос этажом ниже.
«Серёга…», – подумал я, инстинктивно глянув на Аньку: та лежала в отключке, равно как и дочь. Неужто в них попали?
– У меня личный приказ от МНК живыми вас не брать. – мрачно рёк офицер. – Ваш расстрел подписан, и отмене не подлежит.
– Что, свою сестру пристрелишь, ирод? – процедил я. – И детей, с нею иже?
– Приказы не обсуждаются.
– А тебе, срань ты такая, мозги на кой даны?! – взревел я. – Чтобы через жопу их сливать?! Своей башкой тебя думать не учили, не?!
– Заткнись и убирайся с корабля. Бросай в сторону оружие и выметайся к залу врат. Иначе – убью на месте.
– Да пошёл ты… – прохрипел я, и, встав во весь рост, «спустил курок».
Зет огрызнулся свистящим чихом перезарядки конденсатора, два выстрела ушли ровно туда, куда я и целился: Рыков рухнул замертво, как подкошенный…
– Огонь на поражение…
Пальба возобновилась с новой силой.
– Кончай палить, ублюдок! – взревел Клин, неподдельно разозлившись. – Работать спокойно не дают, スキ!
«Кончай орать и целься лучше», – хотел я было сказать, но злить и без того взбешённого парня не хотелось… Ещё, чего доброго, по своим огонь откроет…
Стрельба действительно стала реже: то ли потому, что нас действительно обходили со спины, то ли потому, что Мигунов отзывал отряды. Как бы то ни было, допустить, что мы вдвоём с Клином положили половину личного состава ВКО, я не мог: слишком всё по-детски просто было бы в этом случае.
Только я собрался крикнуть, чтобы Клин отходил к зеркалу, как то вдруг исчезло. Нет, серьёзно: зеркало, исказившись, как отражение в потревоженной водной глади, внезапно испарилось, засветившись на секунду в облаке синеватого цвета – результат работы транспортного луча Азгарда. Всего одна мысль меня посетила в тот момент: какого, спрашивается, хрена.
И только минуту спустя, когда беглый огонь с обеих сторон прекратился, послышался голос полковника:
– Прекратить огонь…
Что, дошло, что нас пули попросту обходят? Шучу, конечно, но как с такой дистанции в нас попали только дважды (это я про Аньку и Ленок) – я не понимаю.
– Попов. Ты был прав… – чегой? – Меньше, чем в миллионе километров от нас белый карлик начал превращаться в чёрную дыру… – ась? – Если мы не уберёмся отсюда, корабль разорвёт на части. – вообще-то, я не это имел в виду, когда говорил об опасности… – Древние уже перебросили часть своего экипажа на Нову, они пытаются на максимальной тяге увести судно от колодца дыры, но нас затягивает в диск приращения… Извини, я был не прав. – это всё, что ты можешь сказать сейчас? – Ты сам понимаешь, что использование врат вблизи чёрной дыры само по себе чудовищная ошибка. Экипаж крейсера мог бы согласиться принять нас на борт и попытаться оторваться от растущей дыры, но… – но «но» есть «но»: двигатели «Аврор» слабее движка Новы. Им не уйти…
– Зачем ты мне всё это говоришь?! – гаркнул я снизу, прячась за ящиком.
– Затем, что нам не уйти с корабля. Как ты понимаешь, это поколение Древних вообще в глаза этот борт не видело, их прапрадеды оставили эксперимент сотни миллионов лет назад. Ты единственный, кто хорошо знает это судно. Ты, и доктор Рыкова. Я прошу вас помочь…
– Поздно спохватился, полковник! – гаркнул Клин. – «Доктора Рыкову», видите ли, подстрелили!
– Что, насмерть? – ровным голосом спросил полковник. – Это печально. Тогда только ты, Попов, и остаёшься…
– Да пошёл ты, – прохрипел я. Помогать Мигунову после всего произошедшего я не собирался: даже, если прав был он.
– Тяги двигателей Новы недостаточно. – тем временем продолжал вещать холодным тоном полковник. – У нас совсем нет времени: колодец уже сформировался, затягивать начинает даже ближайшие планеты: три из них уже сошли с орбиты. Выбор за тобой, Попов.
– REQVESTO IN PEACE, ёрш твою меть!
– В отличии от тебя, я более сдержан. – мрачно изрёк Мигунов. – Мы бы отошли, но отходить некуда. И если ты не хочешь потерять корабль – действуй. Сейчас тебе все карты в зубы.
Я бегло прошёлся мыслями по нашей ситуации. Два тела, навряд ли живые, хотя не проверял – это с нашей стороны. С их стороны, я почти наверняка убил Рыкова: Анька не сильно обрадуется, если очнётся… О других потерях со стороны ВКО говорить пока рано: прицелиться точно с зета я не мог, и почти наверняка мазал мимо – вряд ли многих вывел из строя…
Но и тут проблемы только начали накапливаться… Ровно в этот же момент корабль сотряс неимоверной силы удар: чем был вызван – не знаю, но нас чуть не подбросило до потолка.
– Всё. – раздался голос Мигунова. – Поздно.
И, как бы, подтверждая слова полковника, раздался чей-то голос в системе громкой связи:
– Разрыв корпуса корабля. Мы потеряли половину…
Договорить «голос» не успел: до боли знакомое синеватого отсвета свечение на секунду озарило отсек – то, куда нас переместят, не мог предвидеть даже я…

***
– Что, вот так вот прямо и сказал? – процедил я. – Не верю.
– Твоё святое право. – пожал плечами Клин.
В Древнем парень шарил неплохо: это мы уже поняли, так что ошибки при переводе быть, как будто, не могло.
Если верить тому, что рассказал сейчас Клин, ситуация вышла более, чем патовая: мёд хоть жопой жуй. Крейсер Древних подобрал нас с борта Новы за секунду до того, как корабль полностью разорвало на крупицы. Мутировавший улей погиб, как погибло и всё наше оборудование на нём – даже скопированные с баз данных Новы информационные тома, и те уничтожены безвозвратно. Крейсер ушёл в гиперпространство: командир корабля решил рискнуть – всё лучше любые последствия после прыжка возле чёрной дыры, нежели гибель в оной. Сейчас мы в гиперпространстве и летели: вот только куда – вопрос оставался открытым. И, да: прикол довершался тем, что рядом с нами летел «триста пятый» – характерные очертания корпуса, как будто состоявшего из нескольких ромбов и трапеций, не узнать было трудно.
– В перестрелке мы положили пятнадцать человек, – произнёс Клин. – На твоей совести – шестнадцатый.
Я вопросительно поднял бровь.
– Дядя Серёжа.
А-а-а… Рыков… Извини, браток. Хотя, простыми извинениями тут не отделаешься…
– Мать с Ленкой в лазарете, – закончил парень. – С ними всё будет нормально, их только «зетом» оглушили.
Понятно…
– Пожрать бы щас! – вздохнул Клин, плюхаясь на койку.
Но жрать было практически нечего.
Нас распределили по жилым отсекам крейсера: каюты из расчёта на шесть рыл. Площадь достаточна, чтобы не драть друг другу морду по факту «Ты мне все уши отдавил – так ты не раскладывай уши на всю подушку!». Нам настоятельно не рекомендовали соваться куда попало и шнырять по коридорам: сие зело печалило. Однако, тот факт, что»рекомендации» исходили от полковника Мигунова, печалил ещё больше.
Где-то через четверть часа корабль начал торможение: если верить бегло брошенному в эфир по громкой связи «Attendere! Periculum!», проблема с двигателями – просто вывод сам собой напрашивается, крейсер же ведь ушёл в гипер рядом с чёрной дырой…
Но, не знаю, с чем у них там были проблемы, но корабль вышел из гиперпространства и замер неподвижно: о сём свидетельствовал «пейзаж» за «окном» – под нами выросла из небытия планета. О размерах судить не берусь, не зная расстояния до неё, но, кажется, что по габаритам она едва ли была больше Земли.
– М-да. – раздался голос Клина над ухом. – Забавная вещица, гипердвигатель…
– Согласен, – хмыкнул я. – Весь вопрос теперь в том, где мы оказались…
Ответ узнать мне было суждено не скоро: корпус корабля содрогнулся от мощнейшего удара, одновременно с сиреной взвыл матюгальник…
– Attendere! Periculum!
«Внимание, опасность!», стало быть…
Мы с Клином переглянулись. Нам вдвоём не требовалось проводить планёрку и ставить задачи на повестку дня… Мы поняли друг друга без слов…
Оба ломанулись к двери. Герметично закрытые, они, к счастью, успели открыться: иначе бы пострадали створки. В коридоре бросились врассыпную:
– Ты налево, я направо! – гаркнул я. – Встречаемся в ангаре!

***
«Встречаемся в ангаре», да? – подумал я.
Выполнить это будет весьма проблематично. Почему? Потому, что надо ещё успеть добраться туда.
По пути стояла задача отыскать Аньку, Ленок, или обеих. А если встретимся с кем-нибудь из наших – не пристрелить кого-нибудь по ошибке. Кто бы ни напал на крейсер, сделал он это дерзко.
Почему я так уверен, что это нападение? А на что ещё похожи множественные частые удары по щитам и корпусу, порой целой очередью обрушивающиеся на корабль? Только метеоритный дождь. Но кинетика от метеоритов такова, что мало какой щит на мало каком корабле способен противостоять ему: судно бы прошило навылет.
До отказа систем было далеко, но уже предвещался капец: местами вырубалось освещение, скакала искусственная гравитация, вентиляция, то и дело, играла в «горячо-холодно», на отоплении это не было так заметно, но вот воздухоподача шалила.
Пока бежал по коридорам, десятки раз чуть не столкнулся с нашими, ненашими, чужими, и своими. Мне попадались и наши люди с экспедиции, и экипаж крейсера в их белёсой форме (жутко контрастировали мы: чёрная, как смоль, форма ВКО Земли, и белая, как утренний иней, форма экипажа Древних)… По пути несколько раз натыкался на убитых: судя по обгорелым следам на форме и телах, убиты были мощнейшими разрядами, выброшенными в коридорах и отсеках – видимо, изоляция не справлялась с нагрузкой в бортсети, и пробои выплёскивались наружу. Корабль не искрил, но «молнии» прошивали всюду.
Я не будь дураком, да подбери два пистолета: один наш, «Грач», другой импульсный, конструкции Древних. С последним, конечно, ещё надо научиться работать, но основные органы управления уже были видны на голубоватом корпусе из похожего на стекло материала.
Один раз, когда я пробегал мимо мостика, «молния» чуть не шарахнула меня: оплавила полстены, вышибла локальный распределительный шит, начисто сожгла соседнюю каюту, но меня, к счастью, не задело. Этому радоваться было рано, ибо на корабле начинался пожар…
Бегая по кораблю длиной, между прочим, около четырёх километров, я относительно быстро нашёл Ленок: девушка оказалась в лазарете, причём в терапевтическом отделении – ну, правильно, её же не минно-осколочным разорвало, зачем что-то более серьёзное… Нехай лежит-отлёживается.
– Эй! – подскочил я к ней. – キコエテル?
Я не сразу сообразил, что пытаюсь докричаться до неё на чужом ей языке. Впрочем, для того, чтобы привлечь внимание, большего и не надо.
– Эй, ты слышишь меня?! – повторил я.
Ноль эмоций.
Проверил пульс, реакцию зрачков, дыхание – всё в норме. Спит?! Вот с…ветская дама, мммать её за ногу раз так… Ах, ну да. Её мать, видите ли, Анька…
Только, когда в отсеке долбанула очередная «молния», выбив всё освещение полностью, только тогда, вскрикнув и схватившись за меня, Ленок очухалась. Откуда в ней столько сил – я не знаю, но, как только она ухватилась за мою руку, я чуть не выронил пистолет.
– Быстро, ноги делаем! – бросил я, хватая девушку.
Выбегая в коридор, я вспомнил опыт с «Колыбели», когда так же стоял, средь шарахающих повсюду молний, в генераторном зале, рискуя мгновенно сгореть от многомиллионного ампеража. Тут история была та же…
Обстрел прекратился так же внезапно, как и начался. Казалось бы, надо тому радоваться, но нет… Проходя обратно мимо мостика, грех было не заглянуть на него. Я и заглянул. И не пожалел. Или же, всё-таки…
Новости ждали меня неутешительные. От обстрела корабль потерял устойчивую орбиту и скорость: крейсер падал на планету. Высота 32 000 метров, если на земные единицы измерения. Скорость собственная – около 5-10 км/ч. Нетрудно догадаться, что времени осталось не так уж и много…
Система громкой связи не работала: а то бы, сейчас оповестили всех. На мостике не осталось никого живого: тут «гроза» поработала в полной мере. Четырнадцать тел я насчитал, включая капитана: его труп обнаружился на положенном ему капитанском кресле. Больше ничего ценного я тут не видел: пора было отходить на точку рандеву…
Кое-где ещё пробивались, конечно, искры, но уже не было того смертоносного шторма, что выжигал на своём пути абсолютно всё. Стены и двери иногда бились током, но то не было смертельно: так, пощипывало, иногда…
Внезапно, в ушах зазвенело со страшной силой… Такой звон ни с чем не перепутаешь: это тот неловкий момент, когда поблизости дуева буча рейфов…
Общаясь, рейфы издают пси-волны, на частоте свыше четырёхсот тысяч герц. Человеческое ухо такие частоты не воспринимает, однако, вызванное воздействием на мозг псевдо-оглушение провоцирует подобное. Отсюда – «свист». Иногда «звон». Громкий такой, что даже выстрелы поблизости заглушить может.
Однако, не всё так ладно в датском королевстве. Ладно бы, только звон в ушах: так ведь нет, ещё и башка болеть начинает. Значит, рейфов поблизости не десяток и даже не сотня. Вот это уже реально хреново…
Покинуть погибающий корабль – решение истинно точное и архиправильное, вот только осуществить задуманное покамест не удаётся. До ангара, видите ли, ещё добраться надо, а там придётся и Клина дождаться, если там его ещё нет. Это и есть главная проблема: продержаться на высоте всегда труднее, чем захватить её. Почему? Потому, что отступать с высоты, обычно, некуда… Сужу по себе.
Ну, вот: так и есть… Нет, добраться-то до ангара получилось. Причём, быстрее, чем я планировал: уже через три минуты мы были на месте. Вот только вот… Дверь в ангар была намертво заварена: то ли колоссальной силы ток прошёлся через металл, частично его оплавив и таким образом «сварив», то ли кто-то намеренно прошёлся тут с автогеном, но так или иначе, доступ в ангар был закрыт. Какие ещё пути? Вентиляция? Да щас прям… Там пролезет разве что Ленка, да и то: не факт… Это вам не Атлантида, где взрослый мужик может разместиться, ещё и на манёвры задницей (в скобках пояснение – ползти) место останется… на корабле всё куда меньше, тут каждый кубический миллиметр на счету.
– Твою мать… – я откровенно не знал, что дальше делать. Мысли окончательно запутались, «Пора брать выходной!».
– Как я понимаю, через вентиляцию – никак… – процедила Ленок, как будто прочитав мои мысли.
– Попробуй, если через варёные прутья да вентиляторы нагнетателей проползёшь! – усмехнулся я.
– А сколько ангаров на «Авроре»?
Это мысль. Беда, правда, в том, что ангар на крейсере был, как таковой, и не ангар вовсе: то был транспортный шлюз. Стыковка «Аврор» с кораблями бортового базирования предусматривалась, как возможная, но не штатная: за сим, на борт можно было попасть пешкодралом (пока судно сидит на верфи) или телепортом (транспортные кольца). Других способов не имелось как таковых и в принципе – за исключением, разве что, системы телепортации Азгардов, но у Древних ей было взяться просто неоткуда: не контачили они, мягко говоря.
– С дороги! – раздался голос в коридоре.
Тот час же мимо просвистел десяток залпов: стыдно было бы не узнать снаряды от импульсных винтовок рейфов.
– Ложись! – гаркнул я машинально, «роняя» Ленку.
То был Клин. За ним, отстреливаясь от обладателей винтовок (не могу назвать их рейфами, ибо не видел, они ли это были), неслась короткими перебежками Анька, старательно удерживая в руках не по плечу трепыхающийся в припадке отдачи крупнокалиберный пулемёт, явно не земной конструкции. Впрочем, ей он вскоре оказался без надобности, ибо через несколько секунд затяжной очереди патроны, по справедливому стечению обстоятельств, иссякли. Тяжёлое тело пулемёта звонко грохнулось об пол.
Сообщение отредактировал Комкор - Среда, 07 Ноября 2012, 19:39


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
moraif Дата: Четверг, 08 Ноября 2012, 02:35 | Сообщение # 123
Участник экспедиции
Группа: Пользователи
Сообщений: 95
Репутация: 3
Замечания: 0%
Статус: где-то там
класс, конец главы будет?
Награды: 1  
Комкор Дата: Четверг, 08 Ноября 2012, 07:51 | Сообщение # 124
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 451
Репутация: 382
Замечания: 0%
Статус: где-то там
moraif, очень на то надеюсь... Даже не знаю теперь, когда вылью, если будет. Защиииитааа...(


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Seik Дата: Четверг, 08 Ноября 2012, 23:02 | Сообщение # 125
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Будем терпеливо ждать.) Остается пожелать тебе удачи в преодолении данного этапа в жизни.


Награды: 19  
Комкор Дата: Понедельник, 24 Декабря 2012, 16:57 | Сообщение # 126
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 451
Репутация: 382
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Seik, спасибо...)

Добавлено (24 Декабря 2012, 16:57)
---------------------------------------------
Пиля-я... И почему в армию без образования не берут? Сейчас бы давно уже на контракте был... cry А сейчас приходится практику защищать, едрить твой коленвал через подшипник...
Глава 18.
Вот так и живём, коллеги. С одной стороны, всё просто замечательно, а с другой – приходится постоянно носится и уворачиваться, чтобы не получить заряд из автомата или станнера себе же в задницу. Кстати, о станнерах: они-то по нам сейчас и работали.
Несколько выстрелов пронеслись в опасной близости от нас: ещё бы пару сантиметров – и точно бы капец пришёл.
Нас спасло только одно: рейфы оказались слишком тупыми, и повелись на простейший трюк с разделением. Свалить рейфа в рукопашную практически невозможно: спасла только внезапность нападения. Завладеть двумя станнерами оказалось нетрудно, труднее было положить нападающих. При всей свой живучести, рейфу достаточно двух попаданий из собственного же станнера, дабы отрубиться в царство Морфея. Однако, их же броня от этого предохраняла. Чем-то она была сродни сатедианской, ибо попадание в неё вызывало лишь незначительное онемения конечностей. Чтобы вырубить одного рейфа, приходится целиться или в череп, или в открытые участки тела: каковых было мало. Тем не менее, удалось выполнить и это…
Уже сейчас, стоя на тверди земной, и смотря в небо, где продолжали сыпаться дождём с орбиты обломки взорвавшихся крейсеров, я вспоминал, в какой суматохе удалось взломать пункт транспортировки. Транспортные кольца были обесточены: их пришлось запитывать в срочнейшем порядке, плюнув на скорейшую утечку воздуха с борта. И, как оказалось, правильно поступили… Промедли мы хоть на две минуты – и взорвались бы с кораблём. А так хотя бы мы уцелели…
Я бегло осмотрел нашу кодлу. Я, Анька, Ленок да Клин. Из вооружения – две импульсных винтовки рейфов и их единый пистолет. На большее не хватило времени. С оснащением тоже всё плачевно: ни ножа, ни рации, ни спичек, ни бинокля. Даже фляги для воды – и той нету.
На плечо легла тяжёлая рука Клина: парень понял мои мысли, протекавшие в мозгу в этот момент.
– Прорвёмся, – процедил он тихо: явно не хотел, чтобы слышала Ленка. – С водой проблем не должно быть, с оружием, как видишь, тоже.
Парень повертел в руке станнер.
– Были бы патроны, а еда найдётся, – хмыкнул я втихаря.
– Сказал ещё Маргелов, – кивнул он.
Но тут основатель ВДВ Василий Филиппович был прав. Правда, он умолчал, что оружием ещё надо уметь пользоваться. С этим – проблема. Нормальные штурмовики тут только мы с Клином: я-то хоть в армии служил, там стрелять руку набил по самое плечо, а парень нехило так выказал себя в стычках – доверять ему оружие я считаю возможным. Ленок же… а что Ленок? С огнестрельным земным оружием обращается неплохо, с люсианским, вроде, тоже. А вот с рейфами как? Станнеры… С ними девчонка ещё не сталкивалась. Ну а Анька… а что Анька? Про эту даже вспоминать страшно… Брр! По спине прошёлся холодок ужаса, как только в мозгу всплыло воспоминание с участием этого монстра. Как она, кстати, без кассы? Вроде бы держится… Признаков ломки не наблюдается.
– Ладно, – бросила Анька. – Уходим. Нехрен тут торчать, чай, не петухи на штакетнике…
Права была и она. Нас транспортировало куда-то в полную задницу, где не было видно ничего, кроме десятков километров травянистых холмистых площадей. Складывалось ощущение, что мы где-то на пастбище: только скота на нём видно не было.
Не было жарко. Несмотря на ярко светившее солнце (по спектральному классу – явно жёлтый карлик, даже по цвету растительности было видно), прохлада заставила поднять воротник – дул лёгкий, но пронизывающий ветерок.
– Куда двинемся, коллеги? – наигранно свободным тоном рёк Клин.
Вопрос более чем хороший. А куда ты тут направишься? Я уже было раскрыл рот для ответа, но Анька меня опередила:
– Для начала – заберёмся повыше и осмотримся, – решила она. – Из низины много не разведаешь. Там будем действовать по обстоятельствам.
На «Нове» ты была бы такая обстоятельная! Хотя… Что я несу… Эта стерва в форме несколько десятков раз спасала наши души из самого ада: мог бы и попочтительнее к ней относиться. Хотя бы из благодарности… Ну, такая я вот неблагодарная сволочь! Ну убейте меня теперь погромче!
– Разбегаемся по сторонам, – бросил Клин. – Мы в низине, нас окружают холмы. Каждый берёт себе одну высоту и с неё осторожно осматривает местность: потом спускаемся и докладываем остальным, потом – решаем дальше.
Светлая мысль в тёмном разуме…
– Двинули. – бросила Анька, и первой намылилась к одному из склонов.
Пока митинг рассасывался по точкам, я осмотрелся, оценивая обстановку. Мы в крайне проигрышном положении: с вершины холмов мы хорошо простреливаемся, нас видно отовсюду, но мы не видим никого. Холмы сами высотой различны: от пары десятков метров до сотни включительно, я и выбрал себе самый высокий. Точнее, за меня его выбрали другие: просто никто к нему не пошёл, бугага. Как оказывается, почва под холмами как минимум песчаная: как на ней может что-то расти – не представляю, но трава по колено указывала, что земля тут более чем плодородная. Правда, во мне тут же заиграли аккорды параноика: трава высокая, кто в ней спрятался – непонятно. Сиганёт какая-нибудь тварь на тебя, а ты потом расхлёбывай. Ладно, если тварюга размером с кошку иль крупнее – хоть заметить можно. А ежели змеюка или насекошка какая? Цапнет – и не почувствуешь. Придётся рискнуть…
Доложить я должен, взбираться по холму на сотню с гаком метров – задача не из простых, даже шествуя налегке. Ну а как с полной выкладкой и рюкзаком? Я как-то не проходил это дело: всё-таки, водителем в армии служил, мне кабину уставом запрещалось покидать. Эх, где мои уроки физкультуры…!
Подъём занял долгих полчаса. За это время я понял, что а) хочу пить; б) хочу жрать; в) испытываю другие физиологические потребности, не при детях будет сказано. Впрочем, на детей мне было сейчас чхать: хотелось взобраться повыше и выматериться на полную катушку, невзирая на свидетелей. Так, хорошенечко, с матюком, да погромче: чтоб аж на орбите услыхали, или хотя бы в высших слоях атмосферы. Правда, благоразумие взяло верх, и я смиренно восшествовал на вершину холма, попутно готовя себя к шоку. Ага, щаз прям: не дождусь.
Шок настал от отсутствия шока. А чего я ожидал? Да, кстати: я ожидал узреть цивилизацию, или, хотя бы, её руины. Желательно – чтобы рядом был источник пресной воды. Или ожидал узреть большой водоём, причём качество воды роли не играло – способы очистки я знал, главное, чтобы не была «мёртвой». Но тут же…
За холмом раскинулась долина. Огромная, до самого горизонта, ровная, что рефлектор фары, и лысая, что заезженная покрышка. Кроме погоняемой ветерком травки-муравки не было ничего: ни деревьев, ни болот, ни рек, ничего. Единственное, что указывало на наличие воды на этой планете – кучевые облака, плывшие в нашу сторону откуда-то из-за горизонта. Это был писец.
Понадеявшись было на остальных, я уже собрался спускаться, как решил облегчить совесть, пользуясь позицией: всё-таки, чем выше наблюдатель, тем дальше ему видно. Не зря решил… Ровно в противоположном направлении, прямо по ходу ветра, виднелись несколько разрозненных рощиц или урочищ: отсюда видно было плохо, да и снайперским зрением я не блистал. А если есть скопления деревьев, то и вода должна там быть: иначе мощная корневая система быстро иссушит и без того невлажную почву.
Я вздохнул с облегчением. Если есть деревья – то сможем и подкрепиться. Неважно, чем: шишкой ли, смолой, древесными листьями. В крайнем случае – раскопаем землю поглубже, а там и водоносный пласт. Если, конечно, не сдохнем раньше, чем докопаемся. Будем надеяться, будем надеяться…
Пока спускался на условленную точку – пропустил в мозгу расчёты. Расстояние до горизонта на Земле – километров пятнадцать. Учитывая, что (согласно ощущениям) сила тяжести на этой планете такая же, то и размеры её идентичны. Значит, горизонт не должен сильно отличаться: его линия, по идее, может быть такой же. расстояние до рощиц при таком раскладе не превышало половины расстояния до границ видимости: чистая атмосфера позволяла разглядеть всё, вплоть до «края земли». То есть, идти в лучшем случае километров пять-семь. Скорость пешего человека около пяти километров в час: шагая группой или в колонне, можно сдержать скорость шага и поднять её до семи с гаком – то есть, на месте будем часа через два-три, в зависимости от количества остановок. А в том, что они понадобятся, я не сомневался.
Сейчас я был благодарен моему школьному географу и преподавателю ОБЖ в одном лице, проводившим свои уроки, что называется, «в натуре», на природе. Он детально описывал и рассказывал нам всё, что знал сам: зачастую не по учебнику, а подкрепляя своим опытом – бывший заслуженный лётчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза, он за год выложил нам знаний больше, чем весь класс получил за девять лет учёбы. Мировой мужик был, жаль, что уволился до нашего выпуска…
– Эй, соня, проснись! – окликнул меня голос Ленки.
Я и сам не заметил, как, погрузившись в раздумья, спустился с холма, и чуть было не прошёл мимо точки сборки. На мой недоумённый взгляд ответил Клин:
– У нас всё глухо, как в подбитом танке. Просветы есть, но заволочены дымом. Вот-вот рванёт боекомплект.
– То же и на других направлениях. – мрачно изрекла Анька. – Ситуации хуже не придумаешь, даже воды питьевой: и той нет.
– Погоди паниковать, – вмешалась Ленок. – Если всё так плохо, тогда не придётся выбирать направления: пойдём в любом.
«Как в том анекдоте, нах», – подумал я. «– Сэр, мы окружены! – Ахудеть, теперь можем атаковать в любом направлении!».
– Не всё так хреново, – рёк я. – Есть сразу две хорошие новости: первая – на нас бегут облака…
– Тоже мне, щазтье! – фыркнула Анька.
– Это значит, – произнёс я. – Что они откуда-то взялись. Значит, вода, всё-таки, есть.
– А вторая? – переспросил Клин.
– В противоположной стороне видно несколько скоплений деревьев, – сообщил я. – Там сможем найти подножный корм и, быть может, даже воду.
– Зашибись! – воскликнула Анька, явно без энтузиазма. – И сколько пидорить до твоих «скоплений»?!
– Километров пять-шесть, – прикинул я. – Это при условии, что у меня не косоглазие…
– К чему гадать, – бросил Клин. – Пойдём – узнаем.
Налетевший с утроенной силой ветер заставил зябко поёжиться на ветру легко одетую Ленок.
– Нам стоит поторопиться, – добавил парень, снимая куртку и накидывая её на плечи сестры. – Если всё так и есть, в пути нас может нагнать дождь. Хрен его знает, какой у него состав на этой планете…
– Вряд ли с примесью серы и оксидов! – усмехнулась Анька.
– Как знать, – нахмурился я. – Даже небольшая концентрация едких газов в парах воды при образовании облаков…
– Так! – гаркнул Клин. – Харе брехаться! Колонной, шагом – марш!
Спасибо тебе… если б не в мешался, опять бы срач разразился. Анька, вздохнув, но парня послушалась: направилась в обход холма первой. За ней, пропуская Ленку, выдвинулся Клин: я, по традиции, пошёл замыкающим колонну. Надеюсь, повезёт…
Пожалуй, описывать три часа обхода между холмами смысла нет: скажу только, что меня насторожило их расположение. Хаотично, но все они были более или менее одной формы и размера. Странно для дикой природы, по крайней мере, земной. А, учитывая, что большинство пригодных для жизни человека планет – углеродные копии Земли, я посчитал, что те же правила действуют и в этом районе. Вот только где мы – неизвестно. Быть может, и на самой Земле: где-нибудь на Британских островах, например, где-то в Ирландии или Уэльсе. Это объяснило бы и холмистые курганы, и низкую температуру – подмерзать начал даже я. Хотя… да не, бред какой-то!
Спустя ровно три с четвертью часа мы добрались до ближайшей рощицы. Это оказалась дубрава: хорошо узнаваемые в любой части Вселенной дубы (ну, быть может, с чуточку изменённой ДНК) раскинули кроны на десятки метров. Под ногами – хрустели ветки, сверху – периодически осыпались жёлуди. Один даже упал Аньке за шиворот: та даже не заметила.
Под сенью деревьев было темно: плотно разросшиеся, они закрывали собой один из склонов холма, у подножия оного стояли. Света проникало мало, а, вместе с тем, крона не была такой уж и густой. На подстилке из перегноя росли несколько кустарников и какие-то культуры, похожие на ягоды. Мне сразу бросились в глаза красноватые вкрапления под ногами – не узнать землянику было невозможно. Вот только крупная она была, какая-то, слишком: один плод доходил в диаметре до моего кулака. Зато насытимся, если не потравимся…
– Хм… – хмыкнула Анька. Биолог, что с неё взять.
– Что скажите, доктор Рыкова? – спросил я. – Каков ваш вердикт?
– Не мешай… – пробормотала она, даже не отмахнувшись. – Погодите-ка…
Учёная завертелась на месте, что-то осматривая и что-то ища. В глазах её читалась смесь из страха, интереса и беспокойства: как она ещё не сошла с ума, я не понимаю, но держалась биолог молодцом – единственное, что выдало её тревогу, так это рефлексы. Анька нервно сглотнула.
– Не тяни кота за символ компании «МТС», – процедил я. – Колись, что там нашла.
– Вы ничего не замечаете? – тревожно спросила она.
– В каком месте? – ты говори точнее, если чо.
– Курганы!
Та-ак… значит, мне не показалось…
– Есть предположения? – спросил я, чисто инстинктивно взяв на полтона тише.
– Радиус у них, какой? – спросила она.
Я так прикинул…
– Ну, где-то метров семьсот… у некоторых – пятьсот…
– А высота?! – не отставала доктор Рыкова.
– Где-то метров сорок, в среднем…
– Ну так что?!
Да не тяни ты, за…! О, нет…
Если что, это «О, нет» относилось к моментальному осознанию того, в какую жопу мы все влипли. Начнём с того, что в ушах охрененно громко завыл трёхкиловаттный звонок: будто бы пожарную сигнализацию врубили. Если это происходит на ровном месте – знай, поблизости рейфы. Но чтобы так громко… сколько же их тут?!
На ум могло прийти только одно объяснение: мы находились если не на кладбище кораблей рейфов, то уж по крайней мере на их стоянке. Поясню: для спячки корабли обычно сажают, что ульи, что крейсеры – разницы нет. Вся она только в размерах судов заключается. Видимо, те холмики поменьше – занесённые землёй и песком крейсеры, а тот, побольше, куда взбирался я – погребённый под тем же слоем улей. Ахудеть, товарищи, можно… Вот влипли-то, а?
В ушах зазвенело с новой, удесятерённой силой. Не-е-ет, это уже не было «фоновым общением» рейфов-телепатов. Это был направленный пси-импульс от какого-то оружия. Первой сдалась Ленок: у девушки носом и ушами пошла кровь, а в следующую секунду она уже рухнула замертво, благо, Клин успел её подхватить. Анька просто вырубилась, рухнув на подстилку: следом опустился и я. Клин ещё держался: ушами тоже шла кровь, но он до последнего пытался удержать сестру. Собственно, это и было последним, что я запомнил…

***
Помимо того, что уши болели от каждого шороха, руки уже отваливались: верёвки (или что-то похожее) резали запястья, ещё немного – и кожа слезет с кистей вместе с мясом. В мозгу мелькали картинки: телепатически со мной пытался общаться рейф, судя по форме – офицер.
– Спрашиваю ещё раз, с какой ты планеты! – примерно таким было содержание образов, возникающих у меня в больной башке.
Ну да, оно и понятно: вряд ли рейфы активно изучали русский язык. Я вот думал: хватил у меня сил послать своего дознавателя нахер? Вряд ли… Сил не оставалось уже ни на что.
Этот подонок кормился мной уже раз в двенадцатый: на груди от его присосок не осталось и живого места. Казалось, что я сразу постарел лет на двести, а то и пятьсот: сил едва хватало, чтобы дышать. Глаза я уже давно не открывал, потерял счёт времени, а заплывающий от отсутствия сил мозг грозился вырубиться в любую секунду, как снесённая с харда операционка. Проще говоря, я подыхал.
– Ты же знаешь, что твоё тело долго такого не выдержит! – «рёк» тем временем рейф посредством телепатии. – Но не волнуйся… Мы умеем вас поддерживать!
«Тоже мне, компания нашлась!», – хотел я фыркнуть, но из гора вышло лишь сипение.
– Ты слабеешь! – рейф тоже заметил это. – Отдохни. Скоро мы продолжим…
И, размахнувшись рукой, с рёвом присосался к моей груди. Острая, проникающая во все нервы боль, хлынула в тело. Я продержался ещё пару секунд, прежде чем потерял сознание.
Очнулся я уже в камере: трудно было не узнать «карцер» рейфов – органическое, как и всё на этом корабле, обрамление решёток; такая же обшивка помещения; берущийся из каких-то органов на потолке свет… В общем, на секунду мне даже показалось, что я на Нове.
– С пробуждением, – буркнуло какое-то тело.
Я лежал на полу, мордой вверх; и абсолютно не чувствовал конечностей. Точнее, не так: я чувствовал, что ноги и руки ещё на месте: вот только толку с этого – я не мог ими управлять.
– Хто тут таких… – прохрипел я, пытаясь продышать горло. Получалось с трудом.
– Свои. – раздался всё тот же голос.
– Свои дома сидят, телевизор смотрят. Это чужие шастают, не будем дверь открывать (с).
– Никто и не просит, они сами приходят… – пробормотал второй голос.
Пришлось изловчиться и перевернуться. О. Увидел…
Помимо меня, в камере 2х3 метра сидели Анька и Клин. Зашибись, нах, покатались!
– Они забрали Ленку, – процедил слабо Клин.
Видно было, что парень изо всех своих призывного возраста сил сдерживал злость, лишь бы не наделать глупостей. Это понимала и Анька, хоть и тщательно скрывала. Единственное, что выдавало в ней волнение – беспокойные взгляды в сторону двери, стоило ей было только заслышать хотя бы звук.
– Как давно…? – спросил я.
– Ещё вчера. – бросила она. – Тебя около суток не было, мы уже думали тебя хоронить.
– Не дождётесь… – заверил я.
Впрочем, поспешил… Желудок на весь отсек заявил протест против несанкционированного с ним голодания.
– Есть чо пожрать? – поинтересовался я. – Следующие полчаса могу не пережить.
Бред, конечно… Человек без еды и воды до трёх суток продержаться может. Впрочем, двое из них уже минуло…
– Попробуй прутья поглодать, – усмехнулся Клин. – Они из плоти.
«Хорошая идея, кстати!», – подумал я, и пополз к решётке.
– Эй-эй-эй! – неожиданно крепким голом воскликнул парень. – Я же пошутил!
Но было поздно. Зубы впились в окутывающие прутья из кости мягкие ткани: по коже потекла чужая кровь с неприятным резким запахом. Что ж… Хоть что-то! Резкий рывок – и костная перегородка недосчиталась приличного куска ороговевшей кожи вместе с некоторым количеством мышц. Сырыми противно, но очень даже вкусно. Сквозь крепкие кожистые наросты во рту ощущался таящий вкус мяса… ЗБС, чо!
– У-у-у…! – протянула Анька. – Диагноз… С подкрепленьем, мужинёк!
«Нам всем пора ставить диагноз «вялотекущая шизофрения»…», – подумал я, но жевать не перестал.
Кровь чужого мне вида неприятно жгла во рту. Запить бы это дело, чем-то, вроде молока… Но… Что есть. Прожевав и сглотнув, я собрался было вцепиться за новой порцией, но – не судьба. Внезапно, желудок скрутило с такой силой, что глаза чуть не убежали за уши. Резкий, молниеносный спазм – и содержимое, только что проглоченное, покинув гостеприимное пристанище, вернулось обратно тем же путём. Проще говоря, я заблевал всю решётку.
– Эксперимент прошёл удачно. – резюмировала Анька. – Отсутствие ожидаемого результата тоже есть результат. Констатирую.
Призрак голодной смерти не просто встал передо мной: он величественно вплыл в поле зрения и завис рядом, играясь своей косой-литовкой, насквозь поржавевшей от крови забранных на тот свет людей.



Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Seik Дата: Вторник, 25 Декабря 2012, 03:25 | Сообщение # 127
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Комкор, наконец продолжение! Надеюсь это не все.)


Награды: 19  
Excogitator Дата: Суббота, 28 Марта 2015, 17:47 | Сообщение # 128
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Оригинальный и достаточно интересный рассказ, однако к сожалению автор напоролся на логическую дыру появившуюся с момента выхода ЗВА, а именно дыру с МНТ, сейчас постараюсь пояснить, древние покинули галактику Млечный путь и отправились в галактику Пегас, для переброски населения использовались Корабли-города класса Атлантида, (если не ошибаюсь он в то время был всего один, хотя это и не принципиально)  и ток о чём собственно я, прилетают древние в новую галактику и что они имеют,
1-частично разряженные МНТ
2-отсутствие каких бы то ни было производств, кроме имеющихся на корабле
3-наличие врат (были поставлены установщиками врат)
ситуация собственно аналогичная той что происходила в первых сериях ЗВА. Но древние априори дураками небыли, следовательно они должны были решить проблему с нехваткой МНТ, то есть должны были их изготовить, а как изготовить МНТ если нет никаких производств кроме тех что располагались непосредственно на корабле (никак), следовательно лаборатории по производству МНТ должны были располагаться на корабле. чтобы не оказаться в ситуации когда есть всё необходимое, кроме энергии которая нужна для использования всего остального, И почему-то все игнорируют эту логическую дыру.
Да и касательно рейфов не всё гладко, ну да это не принципиально.

Однако не могу не отметить того что это вообще единственное нормальное произведение на данную тему
Сообщение отредактировал Excogitator - Суббота, 28 Марта 2015, 18:02
Награды: 0  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: История «Рассвета». (Версия, собственно, самого "Рассвета".)
  • Страница 9 из 9
  • «
  • 1
  • 2
  • 7
  • 8
  • 9
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)