22:44
  • Страница 19 из 19
  • «
  • 1
  • 2
  • 17
  • 18
  • 19
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Звёздные Врата:Анагас (действие происходит через год после событий 5-го сезона ЗВА)
Звёздные Врата:Анагас
Desreny Дата: Четверг, 07 Февраля 2019, 14:14 | Сообщение # 271
По ту сторону врат
Группа: Пользователи
Сообщений: 322
Репутация: 3
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Решил прочитать средненько написано на мои взгляд
Награды: 0  
Аэгнор Дата: Вторник, 12 Февраля 2019, 10:35 | Сообщение # 272
Участник экспедиции
Группа: Пользователи
Сообщений: 105
Репутация: 59
Замечания: 0%
Статус: где-то там
– В’голор объявились буквально через две с небольшим недели после визита торговцев. Родные Грега ощутили и их присутствие, и то, что они находились во власти стайзового дурмана, сразу, как только те прошли через Врата. Хотя Гил-Грейн и остальные ен могли проникнуть в сознание в’голор, они услышали мысли двоих предателей, которых те вели с собой, и поняли, что наёмники идут именно за ними. В’голор прибыли на тарках, – быстроходных звездолётах средних габаритов с возможностью трансформации корпуса, например, для прохода через те же Врата, – и семья Грега не успевала укрыться в любом случае. Понимая это, Гил-Грейн и остальные сделали единственно, что был в их силах. Послав ментальное предупреждение о прибытии в’голор другим англорианцам, они спрятали Грега и Эн’риди, его младшую сестрёнку, в подвале, а после постарались заманить наёмников в глубину леса, как можно дальше от дома.
Поскольку, как я уже говорил флора и фауна на Англориане отличается ярым неприятием любой технологий, какое-то время Гил-Грейну и остальным везло. Где-то с помощью своих способностей, а где-то благодаря ополчившимся на пришельцев силам природы, им удалось уничтожить два или три звездолёта в’голор и вывести из строя биометрические датчики на остальных, – чем возможно и спасли прочих англорианцев, – но потом их всё-таки схватили. Осознав, к чему идёт дело, двое мальчишек предателей пожалели о своём поступке, и попытались помешать ирйенским прихвостням осуществить их кровавый замысел, но изменить ничего не смогли. В’голор вывели семью Гил-Грейна из леса и убили прямо перед их же домом. Убили медленно и жестоко, – по лицу рейфа прошла судорога, и он вкратце рассказал о том, как именно наёмники разделались с семьёй Грега.
За свою жизнь, тем более карьеру военного, Джону доводилось видеть немало ужасов, жестокостей и откровенных зверств, которые одни люди творили с другими. Бывший подполковник ВВС США, он уже давно не думал, что что-то ещё из этого способно его «поразить», но теперь понял, что ошибался. От картин, созданных его воображением со слов Селдора, Шеппарду сделалось откровенно дурно.
Резким движением отодвинув от себя тарелку с недоеденным обедом, Джон вскочил и распахнув настежь полу прикрытое окно, высунулся наружу, отчаянно подавляя рвотные позывы и безуспешно стараясь успокоить заполошно колотившееся сердце.
– И Грег с Эн’риди всё это видели? – спросил землянин, когда к нему стало понемногу возвращаться самообладание.
– Видели, – хрипло отозвался рейф. – В подвале, где они скрывались, была отдушина, не заметная снаружи, но дававшая хороший обзор изнутри. Однако, хуже всего было то, что они всё это чувствовали, – добавил целитель, которому судя по предательски срывающемуся голосу, этот экскурс в прошлое тоже дался нелегко. Шеппард искренне устыдился того, что заставил наклаварца заново пережить столь трагические события и хотел извиниться за свою неосмотрительность, но Селдор продолжал говорить.
– Наша телепатия, в разы усиливает ту духовную и эмоциональную связь, которая существует между двумя индивидами, объединёнными кровным родством, дружбой или просто привязанностью, – особенно ярко выражена эта связь между маленькими детьми и их родителями. Поэтому Грег и Эн’риди пережили предсмертную агонию родителей, как свою собственную.
Шеппарда снова передёрнуло.
–Ужасно, – выдохнул он.
– Да, – горько согласился Селдор. – Причём настолько ужасно, что Эн’риди не вынесла этого и умерла от шока. Грег выжил, но…
– Повредился умом, – догадался Джон.
– Можно и так сказать, – отозвался страж. – Когда же в’голор прикончили последнего, как они думали, обитателя хутора, они расстреляли дом из корабельных орудий и подожгли лес, устроив сильнейший пожар, а потом отправились громить другие усадьбы. Но поскольку остальные англорианцы были предупреждены и успели скрыться, в тот день в’голор больше никого не убили. Тем более все звери и растения планеты, распалённые присутствием звездолётов и крайне агрессивным ментальным фоном их владельцев, просто взбесились, и, в конце концов, вынудили наёмников убраться восвояси. Когда на помощь англорианским стражам прибыл наш боевой корабль, на котором получили их ментальный призыв о помощи, наёмники уже скрылись в гиперпространстве.
Я тоже был в экипаже того звёздолёта, – немного помолчав, сказал Селдор. – Спустившись на планету, мы с огромным трудом потушили пожар и немедленно приступили к поискам выживших.
Когда мы нашли Грега, он бродил по пепелищу, оставшемуся от его дома, среди обугленных костей родных, и продолжал прижимать к себе мёртвую сестрёнку, которую во время нападения держал на руках. Несмотря на то, что Грег побывал в самом эпицентре пожара, физически он был абсолютно невредим. Он уцелел благодаря новой способности, которая пробудилась у него в тот день вследствие тяжелейшей психико-ментальной травмы, и пришла на смену силе целителя. Этой способностью владеет до сих пор. Однако тот шок, который он испытал, пережив предсмертную агонию родных и жестокое, извращённое удовольствие их убийц, безвозвратно искалечил его разум и душу.
После нападения он лишился дара речи, так и не обретя его вновь, и два года прожил в состоянии глубокой прострации, полностью утратив связь с внешним миром. Когда же Грег, наконец, очнулся, он уже не был прежним. От общительного жизнерадостного мальчишки не осталось и следа. Он сделался закрытым, отчуждённым, холодным и обозлённым, – Селдор вздохнул и ненадолго умолк. – Не сознательно, но подспудно он боялся сближаться, с кем бы то ни было, опасаясь, что установившаяся связь оборвётся так же внезапно и болезненно, как с его родителями, и отталкивал от себя всех, кто пытался наладить с ним хоть какой-то контакт.
Поэтому всё его общение с окружающими в ту пору сводилось к кулачным дракам, – продолжил старый целитель после короткой паузы. – Друзей он понятное дело не заводил, учиться чему бы то ни было, отказывался, и большую часть времени предпочитал проводить в одиночестве, забравшись в лес и тренируясь управлять своей новой способностью.
Какую именно силу он обрёл, я не говорю, потому что рассказывать кому-нибудь подобное или нет, – личное дело каждого стража, – пояснил врач, прочтя немой вопрос, навязчиво бившийся в голове Джона. – Он сам тебе расскажет, если сочтёт нужным.
Шеппард поднял брови и понимающе кивнул.
– В общем, мне стоило не малых усилий пробиться сквозь его панцирь отчужденности и враждебности, и заново научить его воспринимать окружающий мир более или менее адекватно, – закончил рейф свою мысль. – Став постарше, примерно лет в одиннадцать, Грег обзавёлся идеей-фикс: выследить и убить торговцев, предавших его семью, а если повезёт, то и в’голор, расправившихся с ней. Он начал сбегать из дома, проходя через Врата в миры, заселённые людьми. Правда после нескольких таких эскапад он всё-таки сообразил, что найти обидчиков на просторах галактики, да ещё спустя шесть лет, не проще чем отыскать молекулу кислорода в вакууме космоса, и оставил свою затею. Однако, он жаждал риска и мести, кипя ненавистью и обидой на всех представителей человеческой расы, поголовно видевшихся ему какими-то монстрами. Потому Грег продолжил свои экспедиции в миры людей, задавшись банальной для озлобленного подростка целью, – насолить как можно большему количеству людей.
Он дрался, воровал, устраивал погромы, а пару раз с помощью своей силы даже сбивал людские звездолёты, шедшие на взлёт: счастье, что тогда никто не погиб. Конечно, я пытался его урезонить, но тот период жизни Грега не пронимали ни убеждения, ни уговоры, ни угрозы, ни запреты, ни посулы, н рукоприкладство, ни домашний арест. Что бы я не предпринимал он снова удирал и влипал в неприятности.
Селдор на минуту умолк и, судя по горечи во взгляди, погрузился в воспоминания о тех нелёгких днях, но потом вздохнул и продолжил.
– В общем, это прекратилось только тогда, когда в очередной раз дав волю своему гневу и своей силе, Грег чуть не убил невинного парня, просто оказавшегося не втом месте и не в то время. По счастью, Грег испугался того, что натворил и, вовремя спохватившись, вызвал меня и Нирду, где это произошло, так что паренёк остался жив. Только после этого случая мне удалось довести до его сознания мысль, что выплёскивая свою ярость на тех, кто перед ним ничем не виноват, он поступает с этими людьми так же жестоко и не справедливо, как в’голор с его семьёй.
На убийц родных ни внешне, ни внутренне Грег становиться похожим не хотел, а потому со временем изменил своё отношение к людям. Научился обуздывать свою ярость и, до определённой степени, страх перед ними, который её порождал.
– В чём я лично и имел возможность троекратно убедиться, – усмехнувшись, подытожил Джон.
За их не столь продолжительно знакомство Грег, действительно, успел спасти Шеппарду жизнь три раза: вытащив его из трясины, не позволив фантому поглотить его во время атаки, и после неё, отказавшись подчиниться воле сверхтелепата, побуждавшей немого стража прикончить человека.
– Вообще-то, четырехкратно, – едва заметно улыбнулся Селдор. – Ведь это именно Грег нашёл тебя на той пустынной планете, куда ты попал из Пегаса.
Отряд Мака тогда угодил под тяжёлую бомбардировку ирйен при отходе к Вратам и разделился. Грег, волею случая, оказался один. Он тащил тебя на себе, поддерживая в тебе жизнь доступными ему средствами, несколько километров прежде, чем воссоединился с остальными.
– Вот как, – удивился Джон. – Рейла об этом не упоминала, – заметил он, с интересом обдумывая эту новую подробность.
– Не упоминала, учитывая общеизвестную любовь Грега к людям и собственной популярности.
Шеппард понимающе кивнул и надолго умолк.
Ёщё до эмпатического контакта с Грегом Джон, хотя и боялся его, начал понимать, что немой рейф, несмотря на все выходки и причуды, отнюдь не такая сволочь, какой пытается казаться. Соприкоснувшись с душой Грега и увидев, насколько она добра и… искалечена, Джон испытал к нему искреннее сострадание. Теперь землянин не столько жалел, сколько уважал своего нелюдимого знакомца. Его история, рассказанная Селдором, ещё больше расположила землянина к немому стражу, усилив его желание видеть Грега своим другом.
– Селдор, скажи, – вспомнив ещё кое-что, вновь проговорил землянин после продолжительной паузы, – в семье Грега были арлекины,… те, у кого разноцветные глаза.
Старый наклаварец, казалось глубоко ушедший в свои мысли, откликнулся тем не менее быстро:
– Гил-Грейн, его дед. У него один глаз был тёмно-серым, а другой – голубым, как весеннее небо. Небольшая генетическая аномалия. А с чего заинтересовался? – Селдор вопросительно поднял бровь, и Шеппард рассказал о другом сне, который привиделся ему после нападения Грега: пожар в подвале и разноцветные глаза, смотрящие на него сквозь пламя.
– Это воспоминание Грега, – уверенно проговорил страж. – Гил-Грейн, хотя и смертельно раненый был ещё жив, когда в’голор учинили пожар, и до последнего ментально поддерживал внуков, стараясь оградить их сознание от ужаса происходящего, – Селдор запнулся, его лицо вновь исказила гримаса застарелой боли, потревоженной воспоминанием. Однако, в следующее мгновение он уже полностью взял себя в руки. – Это странно, что ты смог увидеть воспоминание Грега после эмпатического контакта с ним, – заметил он спокойно, с ноткой удивления. – По тому, как ты описал свой сон, я бы сказал, что он похож на так называемый телепатический след. Однако, такой мог бы остаться в твоём сознании, только если бы Грег проник в твой разум, при том глубоко.
– Ну, вообще-то он и проник, – признался Джон и поведал наклаварцу о том, как позволили немому стражу, провести глубокое сканирование своей памяти.
– Я просто хотел, что он увидел, что я за человек и перестал меня бояться, – произнёс землянин, заканчивая свой рассказ. – И… Что? – сопросил он, заметив странное выражение, застывшее на лице собеседника.
В чертах рейфа причудливым образом смешались изумление, благодарность и радость.
– Ты удивительный человек, Джон Шеппард, – проговорил наклаварец сиплым полушёпотом. – Узнав, с кем тебе выпало делить убежище в бурю, я предполагал, что, тем или иным образом, ты сумеешь найти с Грегом общий язык. Но такое…, – он многозначительно покачал головой. – Совсем недавно мы, рейфы Анагаса, были для тебя монстрами, а теперь ты добровольно открываешь одному из нас самые сокровенные уголки своего сознания, – то, что некоторые считаю святая святых своего «я», – чтобы помочь ему сохранить рассудок. Ни один человек Анагаса не сделал бы этого для стража.
Шеппард невольно смутился от той искренней благодарности, которой лучилась каждая чёрточка лица Селдора.
– Я не из Анагаса и, пожалуй, уже не совсем человек, – усмехнулся он, вспоминая о произошедших с ним метаморфозах. – К тому же, как однажды сказал мой приятель, я всего лишь вернул долг, – добавил с иронией, подразумевая под приятелем Тодда. – А в моём случае только часть, учитывая, сколько раз он меня спас.
– Если и так, думаю, надолго обязанным ему ты не останешься, – улыбнулся в ответ Селдор.
– Ты знаешь, где его можно найти? – немного помолчав спросил Шеппард. – Я так понимаю, в селе Грег не объявляется, а мне, после всего услышанного, хотелось бы сказать ему «пару ласковых».
Селдор усмехнулся.
– Да, в селе Грег почти не бывает. Насколько, я знаю, когда он не забирается в глушь, вроде той, где вы встретились, то обретается на озере. Оно находится на юго-западе, в паре часов ходьбы от посёлка. Вы должны были проходить это место, когда возвращались.
– Точно, – Джон действительно вспомнил, как на подходе к поселению стражей, невдалеке от них с Грегом в просвете ветвей, раз или два блеснула водная гладь.
– Но я бы посоветовал тебе сегодня не искать Грега: он в ближайшие недели с Наклавара никуда не денется, – сказал рейф, чувствуя желание Шеппарда поскорее вновь увидеться с немым стражем, – Лучше сходи сейчас в Лазарет и попрощайся с Джейком.
– Джейк?! – воскликнул Джон, немедленно отрываясь от круговерти своих мыслей. – Попрощаться? Он что у..?
– Нет, – быстро перебил его рейф. – Джейк не умирает, по крайней мере пока. Он улетает. Возвращается на свой корабль. Незадолго до полуночи за ним должен прилететь катер.
– Возвращается на боевой звёздолёт? В его-то состоянии? – изумился землянин. – Или ему стало лучше?
– Нет, Джон, лучше ему не стало. Мы сделали для него всё, что могли, – печально произнес врач. – Сейчас его состояние стабильно на столько, насколько это вообще возможно, учитывая повреждения его мозга. Джейк знает, что, скорее всего не доживёт до конца года, но хочет провести свои последние дни, не валяясь по лазаретам, а работая в кругу друзей и возможно спасая чьи-то жизни.
– Ясно, – потупился Шеппард. – Это похоже на него.
Тогда, я пойду прямо сейчас, – сказал он и поднялся на ноги.
Уже выходя из комнаты с горой грязной посуды на подносе, Джон обернулся и сказал:
– Кстати, забыл спросить, не знаешь, где сейчас Мак?
– В соседнем поселении вместе с Рейлой и Даном. Вернутся через пару дней. А что?
Шеппард объяснил, что обдумал предложение Селдора и хотел бы попроситься в отряд Маку. Рейф встретил его заявление с крайним одобрением.
– Уверен, Мак согласится, – подбодрил его страж, улыбнувшись. Джон благодарно кивнул и, махнув на прощание рукой, скрылся за дверью.


[img]http://savepic.ru/4011767.jpg[/img]
Награды: 3  
Desreny Дата: Суббота, Вчера, 10:03 | Сообщение # 273
По ту сторону врат
Группа: Пользователи
Сообщений: 322
Репутация: 3
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Написано хорошо в этот раз!
Награды: 0  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Звёздные Врата:Анагас (действие происходит через год после событий 5-го сезона ЗВА)
  • Страница 19 из 19
  • «
  • 1
  • 2
  • 17
  • 18
  • 19
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)