18:56
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Под чужой луной (Продолжение "Нового поколения")
Под чужой луной
Kitten Дата: Суббота, 18 Января 2014, 21:28 | Сообщение # 46
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Elenna ()
А он и разделил, по сути дела - только другим путём

Не скажи. Все-таки разница есть - костер или каторга (во втором случае у осужденного есть шанс на выживание). Другое дело, что дедуля был уже в преклонных годах. Будь он моложе, шансов выжить было бы больше. А там, глядишь, под давлением внешних факторов секта Матери Рьинн приказала бы долго жить, и, кто знает, может быть король соизволил дать некоторым из каторжников амнистию (кто был осужден не за убийство и не за изнасилование).


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Суббота, 18 Января 2014, 21:38 | Сообщение # 47
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
***
Весь следующий день Эрг нёс Вьета на плечах (конечно, астролог поначалу пытался протестовать, утверждая, что этак он сам свалится на полдороге, но чего-чего – а умения стоять на своём репликаторам было не занимать). Асуранин старался не заводить разговоров с иминдианцем, чтобы тот не напрягался, и по большей части оказывался наедине с собственными мыслями. Эрг думал о том, как всё неправильно на этой планете… как Асурас был охвачен подпространственной сетью – так Иминд казался охваченным сетью страдания, и невозможно было понять, где «ядро» у этой «сети»… почему эти люди заставляли друг друга страдать? Может, ресурсы здесь не самые большие – но если их распределить разумно, голодать не будет никто… почему они этого не сделают? И неужели так живут все человеческие миры? Нет, не все – на Эриане не так… те из асуран, кто был на этой планете, не встретили там никого, кто не был бы счастлив. А Земля? Там, наверное, тоже всё по-другому – Ниама приютили там, когда в Пегасе ему некуда было идти… но ведь те, которые хотели его убить, а потом выбросили асуран в космос, тоже были с Земли! И тот, который хотел разбомбить Новый Асурас… Эрг знал об этом, но прежде не задумывался – представление о жестокости, убийствах не вязалось с теми, кого он встречал в Атлантисе… Так какие же они – люди? Что они видят в «зеркалах», о которых говорил Вьет?

Асуранин хотел поговорить об этом с Вьетом вечером, когда располагались на ночлег – но не решился утомлять его разговорами: старик опять тяжело дышал. Эрг попытался устроить его поудобнее, насколько это было возможно на голой земле.

– Жаль, что ты не успел бежать прошлой ночью, – сказал вдруг астролог.

– Но я и не собирался бежать! Я не могу вас бросить.

– Теперь это уже не имеет значения, – ответил Вьет, растирая левую руку.

– Вам больно?

– Ещё немного – и мне никогда не будет больно… А всё-таки жаль, что ты не бежал. Не знаю, как ты…

Старик замолк, не договорив.

Убедившись, что пульса нет, Эрг попытался – как в прошлый раз – запустить сердце с помощью энергетического разряда, но он слишком хорошо понимал, что это бесполезно: ведь теперь не было и дыхания. Прекратив бесплодные попытки, репликатор смотрел на осунувшееся лицо и потускневшие глаза Вьета. Человеческая смерть стояла перед ним во всей своей непоправимости.
Стряхнув с себя оцепенение, Эрг закрыл глаза умершему. Рыть могилу пришлось голыми руками – и на это ушла почти вся ночь, которая здесь была короче, чем на Асурасе или Лантии. Незадолго до рассвета он предал тело земле.
– Прощай, Вьет… надеюсь, тебе будет хорошо там, где ты теперь…

***
– А ну пошевеливайся, варвар! – удар кнута возвратил Эрга к иминдианской реальности более энергично, чем хотелось бы… Ежесуточное обновление закончилось – «объятия» Сети, такие тёплые и родные, сменились «космическим холодом» этого человеческого общества. Асуранин не привык чувствовать себя одиноким – и потому теперь, лишившись единственного среди иминдиан друга, переживал своё одиночество тяжело. Впрочем, это не помешало кое-чему научиться. Так, к концу пути он уже знал, что если не реагировать на выпады Ксиммана – он, в конце концов, отстаёт сам; ему вполне успешно удавалось скрывать от сопровождавших их стражников, что он не ест и не пьёт – что позволяло по-прежнему получать пищу и воду, которые можно было отдать кому-нибудь из товарищей по несчастью.

И чем дальше, тем мучительнее хотелось, чтобы эта дорога поскорее закончилась. Теоретически Эрг понимал, что на руднике будет ничуть не лучше – но исстрадавшееся сознание требовало хоть каких-то перемен.

***
В определённом смысле прибытие на рудник оправдало надежды Эрга: в забое, куда его определили, не оказалось почти никого из тех, с кем он шёл от столицы до Кинтальских гор. Не то, чтобы он плохо относился к этим людям – но… их общество слишком напоминало бы о Вьете, так что если уж рядом не будет Вьета – пусть лучше никого из них не будет… Всё же кое-кто из тех людей оказался в одном забое с ним – и, разумеется, тот, кого Эрг менее всего хотел бы видеть.

Впрочем, юному репликатору некогда было отвлекаться на агрессивное нытьё Ксиммана: он пытался разобраться, куда попал. Первое, что потрясло его – это то, что среди людей, работавших киркой, не было ни одного молодого. Впрочем, присмотревшись, Эрг понял, что в действительности эти люди в большинстве своём совсем не стары объективно – но вид у них настолько болезненный, что с первого взгляда они показались чуть ли не глубокими стариками… От тех, с кем Эрг успел познакомиться в тюрьме и по пути на рудник, они отличались ещё и тем, что не проявили интереса к новоприбывшим, даже не спросили имён.

Эрг пытался сосредоточиться на своей работе, чтобы не думать больше ни о чём – он знал, что люди так делают, когда им плохо – но это не получалось: работа была слишком примитивной. Возможно, человеку помогла бы физическая усталость – но для репликатора работать киркой было совсем не тяжело – он даже мог отвлекаться на происходящее… впрочем, и отвлекаться-то было особо не на что. За полдня монотонность рудничного бытия была нарушена только одним: человек, работавший рядом с Эргом, упал, выронив кирку. Эрг бросился к нему – и убедился, что он не дышит.

– Ну чего глядишь! – проворчал каторжник, работавший рядом. – Сволоки к телеге.

– Он умер…

– Ну, я и говорю – сволоки к телеге.

Эргу стало страшно: эти люди, наверное, давно знали умершего, кому-то он наверняка был другом – но по поводу его смерти никто не проявил никаких эмоций.

– Иди-иди, – поторопил его каторжник. – Правило такое: оттаскивает тот, кто справа!

Эрг поднял умершего и пошёл к выходу из забоя.

***
Найти телегу, к которой здесь стаскивали трупы, оказалось несложно. Надзиратель, дежуривший рядом, скользнул по нему полуравнодушным взглядом – как по предмету, «разбавляющему» однообразие.

– Кто он тебе?

– Кто? – не понял Эрг.

– Да этот, – надзиратель указал взглядом на умершего, которого Эрг укладывал на телегу.

– Я его не знаю. Я первый день здесь… А почему вы спросили?

Надзиратель не ответил. Впрочем, Эрг сам всё понял: со стороны другого забоя к телеге тоже тащили мертвеца, и того несчастного не несли на руках, как это делал Эрг, а волокли по земле за ноги.

***
Вернувшись в забой, Эрг стал свидетелем очередного проявления загадочной человеческой души. Надзиратель куда-то отлучился – и каторжникам ничто не мешало отвлечься на некоторое время от работы, хотя бы затем, чтобы поближе познакомиться с новоприбывшими, из коих в забое остался один Ксимман. Какой-то субъект с редкими зубами и волосами, давно потерявшими определённый цвет, почему-то решил начать близкое знакомство с Ксимманом с его куртки:
– А ничего курточка! Небось, золотых шесть, не меньше, а?

– Не твоё дело, нищеброд! – огрызнулся Ксимман.

Каторжник без особой деликатности приложил его к стенке забоя:
– А ты сперва киркой помаши хотя бы годик, а потом тявкать будешь – моё или не моё! Думаешь, если у тебя курточка за шесть золотых – так ты самый умный, да? Так ведь из курточки-то и вытряхнуть можно, пока не износилась! – каторжника было трудно упрекнуть в том, что слово у него расходится с делом: то, что он принялся проделывать над Ксимманом, идеально соответствовало тому, что он пообещал.

– Ты не должен так с ним обращаться! – закричал Эрг даже громче Ксиммана, вырвав незадачливого «богатенького» из рук опытного каторжника. – Если тебе нужна куртка, ты мог бы попросить по-хорошему, может, он дал бы!

– Вот ещё, – буркнул Ксимман. – Буду я всякой швали давать…

Каторжник повернулся, медленно и вполне многозначительно надвигаясь на Эрга:
– Чего? А ну повтори – чё сказал! Да я двенадцатый год здесь гнию – и всякий цыплак учить меня будет! Да я ж тебя по стенке…

Парень взвыл, не закончив фразу: Эрг ловко отклонился – и удар кулаком пришёлся по стене. По забою послышались смешки: зрелище обещало быть интересным. 
– Тебе больно?

Каторжник не ответил. Он зверел на глазах – как может звереть только тот, чей авторитет «в узком кругу» грозит рухнуть… разгадав человеческие намерения, Эрг метнулся в сторону с таким расчётом, чтобы следующий удар пришёлся не по стенке, а в пустоту – и подстраховал нападавшего, не дав упасть. Остальные каторжники уже откровенно побросали работу ради захватывающего зрелища.
«Тактика» Эрга откровенно раздражала парня:
– А чё – сам врезать не можешь? Кишка тонка?

– Я не могу тебя ударить, – спокойно ответил репликатор, в очередной раз уклонившись. – Ты слабее меня.

– Чего?! Да я…! – захлёбываясь собственной яростью, человек попытался нанести удар в прыжке, но асуранин – без видимого усилия – перехватил его и бережно поставил на землю.

Каторжники развлекались вовсю:
– А парень-то не промах!

– Что, Хемм, и пошире твоего кулак нашёлся?!

«Его зовут Хемм», – машинально отметил Эрг.

Лицо Хемма ещё сильней исказилось злобой:
– Вот, значит, как! А кирки попробовать не хочешь! – Хемм в очередной раз принялся «доказывать», что слово у него не расходится с делом и спустя секунду застыл: след от удара киркой не кровоточил и затягивался на глазах вместе с одеждой.

– Да ты, никак, заговорённый? А может, вообще колдун, а?

– Да, колдун он, колдун! – закричал Ксимман, видимо, забыв (или наоборот – очень хорошо запомнив), как самого только что «вытряхивали из куртки». – Он ещё в дороге всё тёрся возле колдуна, пока тот не сдох!

– Ребята! Бей колдуна! – взревел Хемм.

…Удары кулаками, ногами и даже киркой не могли причинить вреда репликатору – другое не давало Эргу подняться. Созданный без кода агрессии и воспитанный в тёплой атмосфере Нового Асураса, он не мог понять, что руководит поведением этих людей. Вьет говорил, что иногда люди ненавидят кого-то за то, что у того что-то есть… значит, Ксимман ненавидит его потому, что у него есть жена, Хемм ненавидит Ксиммана за то, что у него есть куртка, а все остальные… нет, что-то не получается. Возможно, он мог бы выстроить какую-то логическую последовательность, объясняющую происходящее, если бы его не били.

– Это ещё что! – рявкнул вернувшийся надзиратель. – А ну, разойдись! Всем работать! Быстро!

Каторжникам ничего не оставалось, как только прервать «развлечение» и вернуться к работе – спорить с надзирателями здесь было «не принято» (поскольку себе дороже).

– А ты чего разлёгся! А ну, вставай!

Удар кнута не причинил боли репликатору – но содержание этого «средства коммуникации» Эрг усвоил ещё по дороге на рудник.
Тем временем Ксимман успел-таки разобраться, с кем тут следует ладить, если хочешь обеспечить себе более или менее спокойное существование – и без прежней наглости «подъехал» к Хемму:
– Ты это, куртку хотел… так я…

– А ты мне вообще не попадайся, понял! – Хемм без особой деликатности приложил его о землю. – Он за тебя, придурка, заступаться полез, а ты… слизняк!


Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 00:11 | Сообщение # 48
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Да-а, за 12 то лет Эргу предстоит много интересного узнать о загадочной человеческой душе. Интересно, а что именно на руднике добывали (случайно не уран?)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 13:21 | Сообщение # 49
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Интересно, а что именно на руднике добывали (случайно не уран?)
Не знаю точно - но вряд ли уран (зачем он такой цивилизации?). А прикончить человека в сжатые сроки можно и без урана - достаточно тяжёлого физического труда на полсуток в сочетании с плохим питанием и полным отсутствием санитарных норм.

Глава 7

Не живи, мой сын, не живи

Там, где мать лишили любви.
«Звезда и смерть Хоакина Мурьеты»

Эрг лежал в бараке на голой земле между другими каторжниками. Иминдианские сутки не совпадали с асуранскими, но сегодня Эргу повезло: всеобщее обновление пришлось на ночное время, и ничто не мешало ему насладиться единением с Сообществом. Здесь он ощущал обновление как-то по-иному – не так, как прежде… «тепло родного дома» – так говорят у людей… и сейчас Эрг почти физически ощущал, как что-то тёплое вливается в его сознание. Ему не хотелось отключаться, когда обновление завершилось – и в Асурасе это поняли: Эрг продолжал ощущать «волны» Ниама, Лии, Анги… они не передавали никакой информации – кроме эмоциональной. Отогреваясь в этих «волнах», Эрг пожалел, что нельзя вот так же подключиться к Жужанне – ей, должно быть, тоже страшно в том храме…

Умиротворение, в котором пребывал Эрг, было прервано через несколько минут: человек, спавший рядом с ним, скорчился, задыхаясь в приступе кашля.

«О нет, он же так умрёт!»

Эрг приподнял несчастного, удерживая его в полусидячем положении, и принялся массировать ему верхний конец грудины – но тот с силой оттолкнул:
– Ты чё, сбрендил!

До Эрга только теперь дошло, что это был Хемм.

– Биологически активные точки… их массаж освободит тебе дыхание.

– Опять твои колдовские… – Хемм не договорил, опять задыхаясь в приступе кашля. Эрг невозмутимо продолжил массировать точки. Кашель сходил на нет, дыхание выравнивалось.

– Ишь ты… и правда – полегчало.

– Не надо ничего говорить, опять может начаться приступ, – Эрг устроил Хемма поудобнее, прислонив к стенке, и утёр ему кровь возле рта. – Вот так… расслабься и дыши глубоко и медленно.

«Хорошо бы вынести его на воздух, но вряд ли это здесь позволят».

Сосед слева приподнялся:
– Эй, а мне можешь так сделать? Тоже что-то дышать тяжко…

– И мне тоже!

Количество желающих получить помощь росло в геометрической прогрессии.

– Я покажу вам, как это делается – вы сможете помогать друг другу.

…Как-то в библиотеке Асураса в одной из спасённых собратьями книг попались ему слова какого-то древнего мудреца с чужой планеты: «Нет лучшего средства унять свою боль, чем унять боль чужую».

***
Познакомившись накануне с агрессией Хемма, Эрг не сразу решился с ним заговорить, но в конечном итоге стремление, заложенное в него изначально, победило.

– Хемм, тебе нельзя сегодня работать.

– Чё пристал!

– Тебе нельзя сегодня работать, – повторил репликатор. – Тебе ночью было плохо.

– Скажи это надзирателю! – усмехнулся Хемм.

– Я могу работать быстрее и больше, чем человек! – настаивал асуранин. – Я могу сделать норму за тебя.

– Ну и навесят тебе завтра две нормы! А мне – всё равно по полной вкалывать… да чего ты вообще ко мне привязался!

– Я не хочу, чтобы ты умер.

– Да тут каждый день кто-нибудь помирает! А я так и так на руднике подохну.

– Ты осуждён пожизненно?

– Неа… ворам пожизненно не дают, дюжина у меня.

– 12 лет?

– Ну да… уж почти отмотал.

– Значит, скоро ты выйдешь на свободу?

– Типа того… через две луны после Торжества Матери Рьинн.

– Так это же хорошо!

– А чего хорошего-то!

– Разве ты не хочешь вернуться домой? Тебя же ждут родные!

– Да нет у меня никакого дома… и никого нет.

– А твои родители?

– Батька-то с мамкой… да уж давно померли – от моровой язвы. Я тогда куда-нибудь пристроиться пытался – работать, да кому малец нужен, а жрать-то хочется. Ну, и пошёл по базару жрачку тырить. Ловили иногда, конечно, отпускали по малолетству… а потом как-то раз попался, решили, что мне уже двенадцать – и на рудник.

Эргу вспомнились слова Вьета о «зеркалах». Никому не нужный, голодный ребёнок, о котором никто не заботился… что могло отражать такое «зеркало»? Эргу снова представился страшный мир, в котором – как вирус по сети – распространяется от человека к человеку агрессия… где её начало? И главное – где конец?

– Но теперь ведь всё будет по-другому! Ты уже взрослый – ты можешь работать…

– Скажешь тоже – работать! Да кто меня после каторги на работу возьмёт!

– А что же ты будешь делать?

– Как что – опять по карманам тырить пойду. Повезёт – протяну сколько-нибудь, а там… всё равно в конце концов заловят – и опять сюда. А вторую дюжину ещё никто не вытягивал. Первую-то не все тянут…

Эрг просто обязан был что-то предпринять.

– Послушай, тебе не обязательно воровать! Иди к Вратам… у вас их называют Кольцом.

– Это возле столицы-то?

– Да, недалеко. Так вот, иди к Кольцу, я объясню тебе, как его активировать, переходи в мой мир и проси помощи у тех, кто тебя встретит. Можешь сказать, что ты от меня… тебе помогут.

На лице каторжника отразилось мучительное сомнение: с одной стороны, возможность хоть несколько последних лет дожить без воровства, без перспективы вернуться на каторгу выглядела заманчиво, с другой – он, как и все иминдиане, побаивался «кольца лантийских демонов». Как это всегда бывает в ситуации нелёгкого выбора, сознание цеплялось за любой благовидный предлог для отказа от того, что выглядело одновременно и манящим, и пугающим.

– Так ведь до Кольца-то ещё дойти надо! Тоже ведь на голодный желудок не доползёшь.

– А что, если засушить хлеб? Две луны после Торжества Матери Рьинн – это ещё сколько?

– Я уж пытался заначку делать – да только без толку всё… киркой помашешь – так жрать до зарезу хочется, так всё и съешь, откладывать-то нечего.

Эрг вспомнил вчерашнюю «дозу» хлеба и понял, что Хемм прав.

– Можно прятать мою долю!

– А сам что – с голоду помереть решил?

– Нет, мне еда вообще не нужна, я получаю энергию по-другому, но надзиратели этого не знают.

– Без еды питаешься, значит… значит, всё-таки колдун.

– Нет, что ты… у нас весь народ такой.

– Верно говорят, что за Кольцом всё навыворот… а правда, что ты в дороге с колдуном якшался?

– Вьет был не колдун… учёный!

– Что учёный, что колдун – всё едино!

Эрг попытался представить, как бы понравилась такая характеристика доктору МакКею… как он там? Опять ведь без него в лантийских приборах что-нибудь не то нажмёт… надо попросить Ниама, чтоб послал к ним кого-нибудь другого, пока его нет – нельзя атлантийцев без присмотра оставлять, особенно доктора МакКея.

– А что, – продолжал Хемм. – Вчерашнюю-то жратву ты тоже припрятал?

– Нет, вчера я отдал Ксимману… ну, я не знал, чем ещё его утешить.

– Нашёл, кого утешать.

– Он очень переживает, что его не искупили.

– Ксимман своё отгулял! Вон, даже сюда разряженным притопал… пусть теперь попробует какая она – жизнь-то!

Эрг снова задумался о загадочной человеческой природе. Хемму жилось тяжело – и поэтому он стал агрессивным. Ксимман жил в хороших условиях – и поэтому тоже стал агрессивным… почему разные исходные данные приводят к одному результату? И как тогда помочь людям?

– Слушай, ты того, – прервал его размышления Хемм. – Обижать кто будет – ты мне только скажи, понял!

Эрг понял… и подумал, что, пожалуй, не станет пользоваться этим любезным предложением: не стоит подталкивать этого несчастного к неразумным действиям.

***
Время шло. Мистер Вулси «не делал резких движений», репликаторы, по-видимому, тоже не смогли ничего придумать – и иллюзия, что это ненадолго, что всё уладится, постепенно исчезала. Доктор Янош привыкала и к тяжёлой физической работе, и к иминдианской жаре, и к 20-часовым суткам, и к пятидневной неделе, и даже ловила себя на том, что некоторые вещи начинали ей нравиться. Она полюбила суровую красоту иминдианских песнопений. Вечерние богослужения нравились ей больше утренних, поскольку на них не совершали кровавых жертвоприношений. Тяжелее всего было привыкнуть к антисанитарным условиям – о ежедневных омовениях нечего было и думать, зубную щётку её в первый же день заставили сжечь вместе с атлантийской одеждой и прочими «демонскими штуками», которые она принесла с собой из Атлантиса. Страшно представить, что будет, когда начнётся обыкновенное женское… стоп! Уже должно было начаться дней десять назад! Может, смена климата повлияла? Или… от этого отвратительного жреца… о нет, только не это!


Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 13:51 | Сообщение # 50
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Elenna ()
Эрг приподнял несчастного, удерживая его в полусидячем положении, и принялся массировать ему верхний конец грудины – но тот с силой оттолкнул:
– Ты чё, сбрендил!

Представляю, что мог подумать по своему разумению данный товарищ (если у них на Иминде существует конечно такое). У нас бы точно могли подумать...

Цитата Elenna ()
Эрг попытался представить, как бы понравилась такая характеристика доктору МакКею…

Очень бы не понравилась, хотя Родни не сильно, думаю, переживает из-за характеристик осталых (по его мнению) аборигенов.

Цитата Elenna ()
надо попросить Ниама, чтоб послал к ним кого-нибудь другого, пока его нет – нельзя атлантийцев без присмотра оставлять, особенно доктора МакКея.
Чтобы доктор МакКей его тоже куда-нибудь спровадил (на очередной Иминд). Так никаких репликаторов на Асурасе не останется. Пусть тепереча с ами атлантийцы за своим гением присматривают.

Цитата Elenna ()
репликаторы, по-видимому, тоже не смогли ничего придумать
А чего придумывать? Налет на Иминд был, чем не прекрасная ситуация и повод взять быка (жрецов то бишь) за "рога". Ж"шевелиться" должны, вель коли рейфы прознают, что иминдиане чисты, так налеты будут довольно частыми, что в итоге уничтожит данную религию, поскольку рано или поздно народ задастся вопросом - почему их богиня не помогает избранному народу? В то время как варвары да "лантийские демоны" в силах помочь.

Цитата Elenna ()
Или… от этого отвратительного жреца… о нет, только не это!

Доктор Янош не маленькая девочка и должна знать, откуда младенцы берутся. И если она по долгу жертвы вынуждена была оказаться в роли наложницы, то никто ей не гарантировалш, что при случае она не сможет залететь, учитывая, что жрец вряд ли знает, что такое презерватив и стал бы им пользоваться ради блага искупительниц. Одним словом - доктор Янош прекрасно знала на что идет, и чем это может для неё кончиться. Думаю, что алименты с жреца так же требовать бесполезно.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 13:57 | Сообщение # 51
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
если у них на Иминде существует конечно такое
Вероятнее всего, существует только как редкая генетическая аномалия - и вызывает нетерпимое отношение
Цитата Kitten ()
Доктор Янош не маленькая девочка и должна знать, откуда младенцы берутся.
Строго говоря, вероятность была не так уж высока: день свадьбы должен был прийтись на фертильные дни.


Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 16:20 | Сообщение # 52
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Elenna ()
Строго говоря, вероятность была не так уж высока: день свадьбы должен был прийтись на фертильные дни.

Точнее, понадеялась на авось пронесет.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 16:30 | Сообщение # 53
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Точнее, понадеялась на авось пронесет
Положим, выбора и не было - вряд ли ей позволили бы использовать какие-то меры предосторожности


Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 17:01 | Сообщение # 54
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Elenna ()
Положим, выбора и не было - вряд ли ей позволили бы использовать какие-то меры предосторожности

Выбор был в самом начале, еще в "Атлантисе", когда ей говорили не ходить. Она сделаа свой выбор и поимела результат.
А мер к предохрению, возможно, на Иминде просто нет, как не было их на Земле в средние века. А поход к бабке сопровождается риском быть осужденной за попытку святотатства.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 17:24 | Сообщение # 55
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Выбор был в самом начале, еще в "Атлантисе", когда ей говорили не ходить.
Есть женщины, которые, если допускают до себя страсть, до отдаются ей без остатка... это ещё не самый тяжёлый случай, когда такая женщина опасна только для себя - она может быть опасной и для окружающих


Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 20:58 | Сообщение # 56
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Elenna ()
это ещё не самый тяжёлый случай, когда такая женщина опасна только для себя - она может быть опасной и для окружающих

Это верно. И от своей страсти в большей степени пострадала сама доктор Янош (хотя пострадавшие есть и среди окружающих: доктор Зеленка, пошедший у неё на поводу, которому повезло отделаться строгим выговором (в худшем, как уже было сказано - его бы отсранили от проекта и тем самым загубили его карьеру), ну и главное - сам Эрг, ради которого совершался подвиг, и который теперь будет постоянно казнить себя за то, что из-за его неудачи в плане знакомства с артефактом пострадала женщина). А учитывая его тонкую натуру - депрессия ему будет обеспечена до конца его дней. Единственное спасение - перефоматация, чего он так же незахочет, и его можно понять.
Да, я еще раз убеждаюсь, что мистер Вулси совершил недопустимую ошибку, что не спровадил доктора Янош на Землю с усиленным конвоем сразу после их разговора ( и наказом КЗВ запереть эту женщину куда-нибудь на энное время и на пушечный выстрел не подпускать ни только к Вратам. но и на территорию Шайенна). Полагаю, что сам Эрг был бы только за. Ему то, реплу ничего не сделается на каторге (учитывая группу ментальной поддержки с Асураса), а Ниам, Вулси и жрецы со своей стороны позаботились бы о его скорейшем вызволении.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 21:31 | Сообщение # 57
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Да, я еще раз убеждаюсь, что мистер Вулси совершил недопустимую ошибку, что не спровадил доктора Янош на Землю с усиленным конвоем сразу после их разговора
Понадеялся на её разум... он так и не понял, на что способна влюблённая женщина!

А переформатирование вовсе необязательно, чтобы выстоять.


Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Января 2014, 22:19 | Сообщение # 58
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Elenna ()
Понадеялся на её разум...

Вот интересно, похоже, у мистера Вулси, равно как и у некоторых из атлантийцев, что приняли в своё время решение о вторичном вакцинировании Майкла, русские корни, раз надеются на русский авось. ^_^
Так в случае доктора Янош все было очевидно (учитывая её настрой). Ясно как белый день, что она так или иначе отправится на Иминд и огребет по самое нехочу.

Цитата Elenna ()
А переформатирование вовсе необязательно, чтобы выстоять.

Тогда затяжная депрессия ему обеспечена (учитывая его менталитет). Он не простит себе, что своей вылазкой на Иминд (под влиянием доктора МакКея) подверг опасности жену. А ребенок будет дополнительным напоминанием, какому унижению подверглась его супруга в первую брачную ночь. И опять же из-за него. Если уж Эрг пытался извиняться перед МакКеем ( а не наоборот), то что говорить о докторе Янош.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Четверг, 23 Января 2014, 14:51 | Сообщение # 59
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
***
– Ну что, госпожа Дамьира, когда мы поговорим с асуранским правителем – заранее или…

– Теперь – не раньше, чем через год, – перебила верховная жрица. – Если только это варварское отродье не скинет до середины луны.

– Это точно? Вы уверены?

– Это не видно только слепому! – с раздражением воскликнула Дамьира. – Впрочем, господин Кьиг, вы слепы, как все мужчины.

– Значит, в этом году мы ничего не получим…

– Да, не получим. Не знаю, как этой варварской девке удалось заручиться покровительством Матери Рьинн – но она это сделала!

***
Обычно Жужанна и Эньена спали рядом – но в это утро соседняя циновка оказалась пустой. Эньены не было ни на утреннем богослужении, ни на кухне… Жужанна терялась в догадках – что могло произойти: куда-то послали с поручением… ещё до того, как все встали? Заболела какой-то заразной болезнью – и её изолировали? Более всего удивляло то, что отсутствие Эньены не обсуждалось – как будто оно не удивляло никого, кроме Жужанны. Казалось, другие жрицы знают больше, чем она… или – знают что-то само собой разумеющееся?

Только после завтрака, когда они с Льетой чистили загон для скота, Жужанна решилась завести разговор на эту тему.

– Эньена-то? – переспросила Льета. – Так её выбрали. Сегодня ж середина луны! Её теперь до Торжества никому видеть нельзя.

– Куда выбрали?

– Как куда? Матери Рьинн на Торжество подарят.

Жужанне вновь вспомнились предостережения Вулси.

– Подарят… это значит – принесут в жертву?

– Ну да. Эх, счастливая! – с чувством вздохнула Льета.

– Ничего себе – счастье!

– Конечно, счастье! Она ж теперь на небесах богине служить будет!

– Но она же… у неё ребёнок, муж…

– А чем её мужу плохо! Он теперь на свободу выйдет. За ним уж послали.

– Он и так вышел бы – им оставалось полгода!

– Эти полгода ещё прожить надо было – говорят, в Кинтальских рудниках каждый день кто-нибудь помирает. А теперь – точно выйдет, если не помер ещё.

– Постой… а как её выбрали? Разве это решается не жребием?

– Ну да, жребием. Сегодня ночью бросали.

– А я? Почему меня не допустили к жребию – потому, что я не иминдианка?

– Неа, тебя сейчас дарить нельзя – богиня разгневается, если непраздную подарят.

– Непраздную? – переспросила Янош. – А что, уже все знают?

– Ну, все – не все, а у госпожи Дамьиры глаз намётанный. Повезло тебе – с первой ночи понести!

– Что же в этом хорошего?

– Те, которые с первой ночи понесли – они у Матери Рьинн под особым покровительством, – объяснила иминдианка. – Мужья таких на руках носят, у нас в деревне была такая баба – так её муж даже не бил никогда!

– И что, мужей не смущает, что дети могут быть не от них?

– Как это – не от них?

– Ну… ты вообще знаешь, как наступает беременность? – осторожно поинтересовалась Жужанна.

– Конечно, знаю! – вопрос о таких очевидных вещах явно удивил Льету. – Мужчина открывает двери – и Мать Рьинн посылает ребёнка.

Доктор Янош поняла, что этот народ ещё не осознал роль мужчины в рождении ребёнка.

– Послушай, а что делают ваши женщины, если ребёнка не хотят?

– Ты что, плод извести хочешь? – Льета отшатнулась. – Ты знаешь, что за это бывает?!

– Мой ребёнок не должен родиться… он родится на мучения!

– Да кто ж не на мучения рождается!

– Ты не понимаешь! – Жужанна почти с отчаянием схватила девушку за руку. – Мой отец был неизлечимо болен от рождения, и все мужчины у него в роду тоже были больными, а женщины рожали больных детей. И с моими детьми будет то же самое – мне вообще нельзя иметь детей!

– Порчу на вас навели, что ли?

– Вроде того, – вряд ли стоило объяснять этой девушке что-то про хромосомы.

– А снимать не пробовали?

– Такую порчу у нас снимать не умеют.

– Ну ладно, – Льета придвинулась ближе к ней и понизила голос. – Моя бабушка травницей была. Она говорила – если не хочешь ребёнка, надо заварить ведьмину траву с солью и выпить горячим, в тот же день скинешь.

– А где её достать – эту… ведьмину траву?

– Накануне Торжества Матери Рьинн пойдём в рощу, за цветами – там она есть… так и быть, найду её тебе. Только – тихо! Узнает кто – нас обеих камнями побьют!

***
Если когда и можно было планировать побег – так это сейчас, в этой роще: младших жриц сопровождали только три старшие, и они разослали девушек по роще по одиночке, каждой указав только направление. Поначалу Жужанну удивило такое положение дел – но потом она поняла: старшим жрицам не о чем беспокоиться – побегов не будет. Ну куда бежать той же Льете – на улицу, милостыню просить? У всех прочих перспективы в случае побега были не более радужными… а уж о ней самой и говорить не приходится: куда она денется отсюда, пока Эрг на руднике! Право же, если б даже коллеги из Атлантиса попытались организовать ей побег – она первая сопротивлялась бы… разумеется, если б ей не предъявили доказательства, что Эрг уже дома. А о суровых правилах на предмет побегов из тюрьмы и с каторги она была наслышана – и достаточно знала Эрга, чтобы понимать, что на таких условиях он не согласится на побег никогда. Правда, у репликатора был один путь к бегству, который не поставил бы под удар никого, но… она слишком хорошо помнила, что говорил ей Ниам о депрессии у репликаторов – и вряд ли душевное состояние Эрга улучшилось с тех пор. Нет, чем так рисковать – уж лучше пусть отбывает срок, так хоть есть надежда когда-нибудь увидеть его живым!

Жужанна осталась одна в зарослях высокого кустарника с крупными кроваво-красными цветами. Собственно, ради этих цветов они и пришли в рощу – и она принялась за работу. Кустарник оказался колючим, и едва начав резать, она получила больше заноз, чем срезала цветов.

«Интересно, как остальные работают? Это ж самоистязание какое-то! Или я их беру как не так?»

– Доктор Янош!

За время, проведённое на Иминде, она почти отвыкла от такого обращения – и до неё не сразу дошло, что обращаются к ней.

– Доктор Янош! – повторил голос за спиной.

Жужанна оглянулась – и едва сдержала себя, чтоб не кинуться на шею девушке, появившейся из-за деревьев:
– Анга!

– Теперь вы сразу меня узнали, – спокойно заметила асураночка.

– Я так давно не видела никого из своих! – Янош и сама не заметила, как назвала её «своей». – Только я… мне нельзя ни с кем говорить. Жрицам запрещено общаться с мирянами.

– Не волнуйтесь, Эд стоит там за деревьями, если кто появится поблизости – он просигналит, – Анга подошла ближе и задержала взгляд на руках женщины. – Вам не дают перчаток?

– Как вы узнали, где меня можно найти?

– Эд выяснял у храмовых стражников ваш распорядок, – отвечала Анга, вытаскивая ей шипы. – За бутылку вина они становятся весьма откровенными… Ну, вот и всё. Теперь я нарежу цветов, а вы поешьте, – девушка принялась вытаскивать из сумки лотки с едой.
Только сейчас, «дорвавшись» до полноценного обеда, Янош почувствовала, насколько она недоедала всё это время – она набросилась на еду, даже не задав вопроса, которые вертелся на языке.

– Жаль, что мы не можем приносить вам еду каждый день, – говорила асуранка, срезая цветы. – В вашем положении надо хорошо есть.

Жужанна чуть не уронила лоток:
– В моём положении? Откуда вам это известно?

– Стражник рассказал.

– Значит, уже и стража знает?

– Стражник, с которым разговаривал Эд, был на дежурстве в ту ночь, когда младших жриц выводили на церемонию жребия, и он заметил, что вас среди них не было. А в каких случаях так бывает – здесь знают все.

Вот уж поистине, тайна, известная двоим – уже не тайна.

– Надеюсь, вы не рассказали Эргу?

– Конечно, рассказали – он так счастлив! То есть, конечно, он по-прежнему огорчён, что вам пришлось тогда через это пройти – но он рад, что у вас будет ребёнок, он ведь сам не мог дать вам это – а теперь…

– Он рад, что у меня ребёнок от другого мужчины, не его ребёнок?

– Эрг так не считает.

– Что значит – не считает? Он что, не понимает, что отец ребёнка – жрец?

– Но любить его будет Эрг, – возразила Анга. – Значит он – настоящий отец. Он так говорит.

Жужанна промолчала. Ей ли было возражать – сама с отчимом выросла.

– Детей жриц-искупительниц положено отсылать к родственникам матери, но если у матери нет, можно и к родственникам отца, – продолжала Анга. – Когда ребёнок родится, мы заберём его в Асурас. Мы умеем ухаживать за детьми, у нас есть связи с мирами, где хорошая медицина, и ребёнок… вы плачете?

– Нет-нет… что-то в глаз попало…

– Дайте посмотрю.

– Не надо… уже всё прошло.

Она управилась с едой как раз тогда, когда Анга нарезала полную корзину цветов.

– Мне пора, – сказал асуранка, передавая ей корзину. – А то действительно нас увидят вместе, и вы пострадаете.

– Передайте Эргу, что я… я очень его люблю.

– Он знает, – улыбнулась Анга, прежде чем скрыться за деревьями.

«Как добрая фея», – думала Янош, глядя ей вслед.

От размышлений её отвлекло насекомое, усевшееся на руку. В городе такие не попадались! Оно явно принадлежало к отряду двукрылых. Ротовой аппарат, кажется, колюще-сосущий, как у земного комара… эх, жаль – лупы нет! Пока доктор Янош разглядывало насекомое – «объект исследования» тоже времени даром не терял… и в конце концов она догадалась его прихлопнуть.

«Успел присосаться, окаянный! Теперь, наверное, чесаться будет… или на укусы этих насекомых аллергии не бывает?»

Добавлено (22 Января 2014, 18:24)
---------------------------------------------
Остаток дня жрицы провели, украшая храм цветами – и помогая друг другу вытаскивать шипы. При этом все как-то подозрительно косились на Янош, у которой заноз не было.

***
Несмотря на поздний час, храм был полон народу. Для Иминда то была особая ночь – ночь Торжества Матери Рьинн. Почему именно этому полнолунию оказывалась особая честь – Жужанна не знала, как не знала и песнопений, которые пелись сегодня – это были не те ежедневные песнопения, которые она уже успела выучить… и потому полностью сосредоточиться на пении не получалось. Она рассеянно скользила взглядом по толпе прихожан.

Внезапно её взгляд «споткнулся», уловив неожиданный «диссонанс»: впереди всех молящихся, рядом с разодетыми отцами города стоял измождённый человек в простой поношенной одежде… почему этот простолюдин занимал почётное место, за что такая честь? И вдруг поняла: честь оказана не ему, а Эньене – очевидно, этот человек имеет какое-то отношение к женщине, назначенной на сегодня в жертву. Отец, наверное… нет, Эньена говорила, что её родители умерли, и других родственников у неё нет, кроме мужа… муж? Да нет, её мужу должно быть чуть за тридцать, а этому человеку явно за сорок, почти весь седой даже… ах да, рудники… о Боже, Эрг! Всё-таки хорошо, что он репликатор…

Праздничное богослужение подходило к своей кульминации. Один за другим были погашены факелы, и теперь храм освещался только луной. Луч ночного светила, падающий через окно, казался неподвижным – и только при долгом внимательном взгляде можно было заметить, что он медленно перемещается. Хор жриц замолк, в храме воцарилась полная тишина – и в этой тишине кристаллы Дара Матери Рьинн вдруг засияли в лунном луче – и почти одновременно хор «взорвался» квинтовым аккордом. Зрелище действительно потрясало воображение – и становилось понятным то, что этот народ окружил артефакт Древних таким почтением… да чем он ни был – прибором Древних или даром богини – Жужанна ненавидела его.

Толпа расступилась, пропуская двух старших жрецов с факелами в руках, сопровождавших женщину в белой тунике, расшитой золотом, и с венком из алых цветов на голове. Жужанна узнала Эньену. Судя по блуждающему взгляду, ей дали то же зелье, которым опаивали животных перед жертвоприношением. Жужанна старалась не смотреть туда, где стоял Кримьен, но мысли невольно возвращались к этому человеку… ему хотя бы позволили попрощаться с женой? Вряд ли – жрице, предназначенной в жертву, нельзя видеться ни с кем, она уже не принадлежит миру живых, она уже – «собственность» богини.
Женщину уложили на алтарь. Хор снова смолк. Верховный жрец Кьиг торжественным, размеренным шагом приблизился к алтарю, занёс каменный нож – точь-в-точь таким же движением, как заносил его над местными «овечками» – и… всё поплыло перед глазами…

***
Янош очнулась в спальне, на своей циновке. Видимо, она пролежала без сознания довольно долго – праздничная служба закончилась, все жрицы спали. Жужанна подумала, что ей наверняка влетит завтра от госпожи Арьемы – учитывая «комплексы» этой почтенной дамы, она вряд ли отнесётся снисходительно к её положению… Впрочем, это будет завтра – а сейчас можно поспать, причём поспать дольше обычного, ведь утреннего богослужения сегодня не будет.

Но уснуть ей не удавалось – и не только потому, что мысли постоянно возвращались к происшедшему в эту ночь… в спальне было нестерпимо жарко – казалось, воздух не наполнял при вдохе грудь и обжигал кожу… нет, это невыносимо – надо пойти «подышать»!
Жужанна вышла на двор. Рассвет ещё не занимался – видимо, это был тот час, который на Земле когда-то называли «часом быка» – час до рассвета… самое тяжёлое время ночи… время, когда умирают…

На воздухе ей не стало легче – тело по-прежнему «горело огнём», но возвращаться в спальню не хотелось… за время, прошедшее с ночи жребия до сегодняшнего дня, она почти привыкла к отсутствию Эньены – но именно сейчас пустота, оставшаяся после её исчезновения, ощущалась остро, как никогда… даже острее, чем в тот день, когда она узнала, что Эньену выбрали для жертвоприношения. Она думала о сыне Эньены, который так и не увидит свою мать, о Кримьене, которому теперь, наверное, и не нужна свобода…

Жужанна подняла голову к небу, где сияла красноватым оттенком иминдианская луна – такая непохожая на серебристое земное «око ночи»…
«Господи, если Ты есть, да разнеси же Ты каким-нибудь астероидом эту Рьинн – она пожирает людей!»

Добавлено (23 Января 2014, 14:51)
---------------------------------------------
Глава 8.
Сёстры, девять лихоманок,

Так и бродят по ночам.
А.Фет.

В определённом смысле Тейла была незаменимым человеком в Атлантисе: договориться, выяснить, разузнать – кому это поручить, как не местной! Правда, применительно к Иминду она была, пожалуй, не более «местной», чем сами земляне – но «традиционно» послали её. Миссия была весьма важной: насколько известно атлантийцам, на Иминде приближается Торжество Матери Рьинн – и надо удостовериться, что доктора Янош не выбрали в качестве жертвы… это мистер Вулси так сказал – «удостовериться». На вопрос, что будем делать, если выбрали именно её – он предпочитал не отвечать, но ясно было, что ему лишняя «похоронка» на Землю тоже ни к чему… Ну что ж, проблемы надо решать по мере их возникновения, узнаем что-нибудь конкретное – тогда и решим, что делать…

На улице, ведущей к храму, Тейле попалась на глаза девушка, одетая явно не по-иминдиански. Голова покрыта платком – уступка местным нравам – но в остальном стиль её одежды сомнений не вызывал. Тейла решилась обратиться к незнакомке:
– Вы, случайно, не из Нового Асураса?

– Да, оттуда. Меня зовут Анга.

– Тейла Эммаган, – представилась атозианка.

– Вы здесь тоже ради доктора Янош?

– Да, скоро Торжество Матери Рьинн, и надо выяснить, не выбрали ли её для жертвоприношения.

– Праздник сегодня, – сообщила Анга. – Жертвоприношение было этой ночью.

Ну вот, опять МакКей в расчётах ошибся!

– Значит, мы опоздали? А доктор Янош…

– Её не выбрали.

– А зачем же вы идёте в храм?

– Я несу ей поесть. Жриц плохо кормят.

– Как вы рассчитываете с ней встретиться? С ними же общаться запрещено.

– Сегодня в честь праздника в королевском дворце большой пир, по обычаю – там присутствуют верховные и старшие жрецы, при храме остались только младшие жрицы, которым до этого дела нет, и стражники – с ними можно договориться.

Насчёт последнего у Тейлы возникли некоторые сомнения, когда стражники преградили им вход на внутренний двор храма:
– Куда!

Анга изобразила милую улыбку:
– А может, договоримся? – и как бы невзначай приподняла крышку сумки, из-под которой «выглянуло» бутылочное горлышко.

***
– Хорошее вино на Иминде стоит дорого, доступно не всем, так что за него готовы на многое, – объясняла Анга, пока они с Тейлой шли через внутренний двор к жилищу младших жриц. – Особенно хорошо идёт красное белканское и олезианское игристое.
«Пожалуй, стоит взять на заметку», – подумала Тейла.

Доктора Янош они нашли в спальне. Она лежала на циновке, укрытая одеялом, и другая жрица, приподняв ей голову, поила её чем-то из глиняной кружки.

Тейла с Ангой подошли ближе  – но Жужанна никак не отреагировала на их появление. Теперь они ясно могли видеть, что её лицо, шея и руки покрыты мелкой красной сыпью.

– Что с ней? – спросила Анга.

– Красная лихорадка, – пояснила жрица. – Вот, видите?

Она указала на руку женщины, лежащую поверх одеяла. На тыльной стороне ладони выделялось красное пятно, отличающееся от окружавшей его сыпи.

– Похоже на укус насекомого, – констатировала Тейла.

– Укус и есть, – подтвердила девушка. – Мы ж вчера в рощу ходили, в городе-то их ещё нет, а вот там уже появились… а красная лихорадка от них и бывает.

Жужанна едва заметно двинула головой и сквозь забытье тихо проговорила:
– Эрг…

– Вот так всё утро, – прокомментировала жрица. – Мужа своего всё поминает.

Анга перевела взгляд на кружку:
– Что вы ей даёте?

– Травяной отвар от жара. Да только всё равно толку никакого.

– А кроме жаропонижающего – чем лечите?

– Да она ничем не лечится – лихорадка-то. Ею в детстве переболеть надо, а если взрослым заболел – всё, с концами!

Анга и Тейла переглянулись, видимо, подумав об одном и том же.

Асуранка достала из сумки лотки с едой и сложила их рядом с циновкой:
– Вот… если она придёт в себя, пожалуйста, накормите её.

Женщины направились к выходу.

Как только дверь за ними закрылась, Льета в задумчивости перевела взгляд с лица больной на оставленные лотки. Жужанне эта еда, наверное, уже не понадобится – так что большого греха не будет…

***
На сей раз Ричарду Вулси – с вооружённой охраной – пришлось отправиться непосредственно в храм: на «обходные пути» времени не было… и это его изрядно раздражало, как и то, что пришлось допустить ещё один «фактор риска» – джампер припарковали в городе. Сажать его рядом с храмом всё-таки не решились – но сделали это возле улицы, ведущей к храму… что делать? Тащить больную на носилках через весь город всё-таки было бы рискованно.

В непосредственной близости от храма атлантийский начальник обнаружил, что не только он решил сегодня нанести визит жрецам Матери Рьинн… право же, стоит только кому-нибудь из Атлантиса отправиться на Иминд – как сразу же попадаются репликаторы!
На сей раз Ниама сопровождали молодой человек и девушка. Вулси помнил, что при последней их встрече асуранский правитель был не очень-то расположен общаться – и всё же рискнул обратиться к нему. После дежурного обмена приветствиями Ричард сразу перешёл к делу:
– Полагаю, вы здесь для того же, что и мы?

– Мы здесь ради доктора Янош.

– В таком случае, целесообразно было бы объединить усилия.

Ниам молча кивнул, выражая согласие.

***
– Нет! – отрезала верховная жрица. – Младшим жрицам не дозволено покидать храм, так было всегда.

Но опытного дипломата не так-то легко было смутить:
– Разумеется, госпожа Дамьира, мы уважаем обычаи вашего народа. Но вы так и так лишитесь этой жрицы – у вас ведь нет эффективных лекарств от красной лихорадки, так что вы теряете, если она умрёт в Атлантисе? Если же нашим врачам удастся её вылечить – мы гарантируем вам её возвращение. Вы же знаете, у неё есть серьёзная причина вернуться.

– Она вернулась бы, даже если бы её попытались удержать, – подтвердил Ниам.

Вулси промолчал… ему ли не знать!

Дамьира задумалась… в одном этот варвар прав: Жужанна обречена… и вместе с ней умрёт надежда заполучить механизмы, защищающие от налётов рейфов – ведь тогда некого будет принести в жертву через год, чтобы тот асуранин мог досрочно выйти на свободу. Правда, верховной жрице не очень верилось, чтобы какие-то варварские лекари справились с болезнью, перед которой бессильны даже молитвы к матери Рьинн… за всю свою долгую жизнь она не помнила ни одного случая, чтобы взрослый человек выздоровел от красной лихорадки – правда, взрослые вообще ею крайне редко болеют, всё больше чужеземцы… Но что, если они действительно могут её вылечить – кто их знает, этих колдунов? Конечно, иминдианку она никогда не отдала бы колдунам – но эта женщина сама из варваров… так пусть сыграет отведённую ей роль до конца!

– Хорошо, – ответила, наконец, верховная жрица. – Я дозволяю вам забрать её. И пусть она помнит, что если она не вернётся в храм, её муж будет отбывать не 12-летнюю, а пожизненную каторгу.

– Вы очень добры, госпожа Дамьира, – дипломатично заключил Вулси.

***
По улице Ниам нёс больную на руках, словно не доверяя атлантийцам с их носилками.

– Надеюсь, вы понимаете, Ниам, – говорил ему Вулси. – Что доктор Янош должна отправиться в Атлантис.

– На Новом Асурасе мы позаботимся о ней.

– Наши врачи позаботятся о ней не хуже, уверяю вас, разбираться с инфекциями они умеют!

– Ваши врачи умеют исправлять пороки внутриутробного развития?

– Внутриутробного? – переспросил Вулси, явно не готовый к такому повороту. – Она что… но каким образом… ах да, жрец… Ну, предположим, наша медицина не всесильна – но у вас вообще никакой нет, а ей нужен врач!

– У нас есть связи с мирами, где уровень медицины выше, чем у вас.

– Вы имеете в виду Эриану? Там же нет Врат! На корабле придётся везти несколько часов, ещё неизвестно, как она в таком состоянии перенесёт полёт, а у нас ей сразу обеспечат покой и сразу окажут медицинскую помощь.

– Хорошо, – согласился, наконец, Ниам. – Я согласен, чтобы жена нашего человека лечилась у вас, в Атлантисе. Но, во-первых, вы допустите к ней врачей, которых вызовем мы. Во-вторых, при ней будет неотлучно находиться наш человек.

Кажется, этот репликатор позволяет себе ставить условия… Вулси хотел было поставить его на место – но, подумав, сдержался. В конце концов, кто её знает, эту инфекцию – вдруг она передаётся не только через укусы насекомых, а репликатор может ухаживать за больной, не рискуя заразиться и заразить кого-то ещё. А если он приведёт в Атлантис эрианских врачей – это может стать отправной точкой контакта с высокоразвитой цивилизацией…

– На это мы можем согласиться, – заключил Вулси.

– Хорошо. Анга отправится с вами прямо сейчас.
Сообщение отредактировал Elenna - Пятница, 24 Января 2014, 00:25


Награды: 19  
Извилина Дата: Четверг, 23 Января 2014, 23:31 | Сообщение # 60
Кровавый молоток
Группа: Игроки
Сообщений: 1623
Репутация: 551
Замечания: 0%
Майор Альберт Мария Джонсон в ролевой
Статус: где-то там
Elenna, поправьте форматирование.


Награды: 29  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Под чужой луной (Продолжение "Нового поколения")
  • Страница 4 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)