17:24
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Странности судьбы (ЗВА, романс, Джон/Тейла, PG-13)
Странности судьбы
Thorunn Дата: Понедельник, 15 Февраля 2010, 11:26 | Сообщение # 1
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 543
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Очередное творение безумного Вершителя, который так и не достроил собственную вселенную, но по-прежнему стремиться перекраивать чужие...

Название: Странности судьбы
Автор: Berkana aka Thorunn
Бета: Allora
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс
Персонажи/Пары: Шеппард/Тейла, Торрен Джон, Карсон
Дисклеймер: Все и так знают, что кому принадлежит, а моя - только больная фантазия
Спойлеры: 1.01 «Пробуждение», 1.04 «38 минут», 2.08 «Превращение», 2.16 «Долгое прощание», 3.17 «Воскресенье», 4.04 «Двойник», 4.12 «Трофеи», 5.01 «Спасательная операция», 5.02 «Семя», 5.10 «Первый контакт»
Статус: Закончен
От автора: В этой вселенной почти все соответствует сериалу. Отличие только одно: между Шеппардом и Тейлой действительно возникли чувства, очень сильные чувства, которые они долго скрывали от всех и от самих себя в первую очередь…
От автора 2: Официальная муза этого фика - [b]Anna_Lusia, она же пинатель и вдохновитель, за что ей отдельное большое спасибо[/b]

Ладони осторожно коснулись лица, но Тейле не нужно было открывать глаза, чтобы узнать кто это. Она инстинктивно подалась вперед, стремясь приблизить миг поцелуя. Зная, что произойдет дальше, атозианка протянула руки, чтобы зарыться в его волосы, выгнулась и застонала, ловя его губы своими.

- Тейла… - Этот хриплый, полный желания голос…

- Тейла!..

Она подскочила на кровати. Сердце бешено стучало, Тейла прижала руки к груди, то ли надеясь успокоить его, то ли в попытке удержать снова разлетевшийся осколками сладкий сон.

Сильные руки обняли ее со спины, но Тейла не позволила себе расслаблено откинуться назад. Она не могла быть слабой, не имела права. Тем более здесь и сейчас, и с этим мужчиной. Только одному человеку она могла доверить свои страхи, показать неуверенность, и его не было рядом.

- Канаан, - это все, что она смогла выдавить, молясь, чтобы голос не сорвался.

- Что-то случилось? – в его голосе слышалась искренняя забота. – Ты плохо спишь последнее время, часто стонешь. Тебя что-то тревожит?

Тейла задумалась, подыскивая правдоподобный ответ, но помощь пришла неожиданно. Сначала послышалась возня, потом кряхтение, которое внезапно перешло в надрывный плач.

- Я подойду, - с готовностью предложил Канаан.

- Нет, - она мягко высвободилась из его объятий, встала с кровати и подошла к люльке.

Малыш беспокойно ворочался и вопил во всю силу своих легких, крохотные кулачки молотили воздух. Тейла принялась покачивать люльку в слабой надежде, что это поможет, и в который раз не сработало – Торрен не желал успокаиваться. Атозианка, чувствуя на себе взгляд Канаана, взяла сына на руки и принялась ходить по комнате, укачивая его и тихонько напевая колыбельную. На какое-то время ребенок затихал, но стоило ей замолчать, как Торрен снова заходился в плаче.

Канаан провожал глазами каждое ее движение, и это… раздражало. Странно, а ведь раньше Тейле доставляло удовольствие ловить на себе эти взгляды. Она радовалась, чувствуя его искреннюю и глубокую привязанность. Да, все это было до тех пор, пока не пришел Джон Шеппард, в те времена еще майор. Он уверенным шагом вошел в ее тент на Атозе и улыбнулся своей особенной улыбкой. Улыбкой, которая предназначалась только ей, Тейле…

Малыш, видимо, передохнув, завопил по-новой. И уже ни колыбельная, ни укачивания не помогали.

- Я пройдусь с ним, это должно его успокоить, - прошептала она, остановившись возле кровати. – Иначе он не даст поспать нам обоим.

Канаан приподнялся.

- Давай я, - сказал он. – Ведь ты устала.

- Нет, - качнула головой атозианка. – Завтра я могу понадобиться на миссии, и мне нужно, чтобы ты побыл с нашим сыном.

Канаан молча кивнул. И хотя она не видела выражения его лица, но почувствовала недовольство. Снова поднимать разговор о своем возвращении в команду не хотелось, и она поспешила уйти.

Едва дверь за спиной закрылась, Тейла тяжело вздохнула и посмотрела на сына. Маленькое личико было сморщено и раскраснелось от напряжения и крика, не будь Торрен завернут в одеяло, он бы еще и ножками брыкался.

Атозианка поправила на плече ремень сумки с детскими мелочами и улыбнулась малышу:

- Пойдем погуляем, Торрен Джон.

Продолжая укачивать сына на руках, она медленно двинулась к ближайшему транспортеру. Нужно было попасть в малонаселенную часть города, чтобы не перебудить всех в жилом секторе.

Несмотря на то, что Торрен по-прежнему не унимался, Тейла все равно не могла полностью сосредоточиться на нем. Мысли то возвращались к прерванному сну, то к Канаану.

Эти сны снова стали тревожить ее покой, а ведь Тейла почти поверила, что избавилась от них навсегда, что приняла свою судьбу такой, какой дали ее предки. Уговорила себя забыть…

А Канаан… Он ревновал ее, хотя и старался этого не показывать. Причем ревновал ко всем и ко всему. К городу, в котором она одна-единственная из атозиан смогла прижиться и стала своей. К команде, которая, как он считал, заменила Тейле ее народ. Да даже к отношениям с людьми на Атлантиде и особенно с командой.

Наверное, Канаан полагал, что после их сближения, а особенно после того, как у них родился ребенок, Тейла изменится. Что семья – он и сын – заслонят для нее весь мир. Но это было невозможно.

Тейла давно построила свою жизнь. И личное счастье в ней стояло отнюдь не на первом месте. Атозианка ни на секунду не сомневалась, что это правильно, что так должно быть. Так учил ее отец, готовя к ответственной роли лидера целого народа. Радости и беды атозиан всегда были главной заботой Тейлы, она была горда тем, что на нее надеялись, полагались другие люди.

А значит, на личную жизнь времени не оставалось. Но Тейла не жаловалась на это, будучи твердо уверена в том, что всему свое время. Ради своего народа она должна была продолжить себя в детях, чтобы передать редкий дар – чувствовать рейфов – по наследству. Вырастить и подготовить нового лидера. И все шло по заведенному порядку, пока…

- Черт!

Атозианка так погрузилась в свои мысли, что едва не налетела на Шеппарда – полковник в самый последний момент успел отскочить в сторону.

- Тейла! – он шагнул к ней, взял за плечи. – Ты в порядке? Прости, я не заметил…

- Не извиняйся, - она улыбнулась. – Я сама виновата, задумалась и забыла куда иду.

- Что-то не так? – нахмурился полковник.

Тейла подняла голову и встретилась с ним взглядом В зеленых глазах полковника было искреннее беспокойство. Шеппард никогда не был силен в словах и сам признавал это. Но за эти годы Тейла научилась читать его по глазам, жестам, движениям, различать в дурацких шутках слова поддержки и понимания. И та теплота во взгляде полковника, которую он позволил себе показать сейчас, особенно согрела душу.

- Торрен никак не хочет засыпать, - она глянула на немного притихшего сына.

Малыш уже не кричал, а негромко хныкал и не так сильно брыкался, словно прислушиваясь к разговору взрослых.

- Все капризничаешь, а, Торрен Джон? – нарочито строго поинтересовался Шеппард, осторожно коснувшись пальцем детской ручки.

Тейла усмехнулась, когда сын попытался ухватить палец полковника. Она решила поудобнее устроить сына на руках, но тут сумка соскользнула с плеча и упала на пол. Джон хотел поднять ее, но женщина остановила его.

- Я сама. Ты не мог бы подержать Торрена?

Шеппард настороженно глянул на Тейлу, словно проверяя, действительно ли она хочет дать ему малыша, и кивнул:

- Конечно.

Атозианка передала сына в руки пилота и присела, чтобы подобрать сумку.

- А что… - она подняла голову, чтобы что-то спросить, но так и замерла с открытым ртом.

Джон стоял, прижимая к себе Торрена и обратив все свое внимание на малыша. На губах полковника блуждала улыбка, от которой сердце сначала пропустило удар, а потом забилось в два раза быстрее. Она хорошо помнила эту улыбку, хранила в памяти как драгоценность вот уже много месяцев. Таким Шеппард был лишь раз – когда его рука лежала на ее животе, а внутри брыкался ребенок…

Она поспешно опустила голову, не желая, чтобы Джон заметил ее взгляд: больно кольнула мысль, что все могло быть иначе.

Тейла встала, повесила сумку через плечо и только теперь поняла, что не слышит плача. Она шагнула ближе, заглядывая за краешек одеяла. Торрен Джон сладко сопел, уткнувшись носиком в карман униформы полковника. Она подняла глаза на Джона.

- Хочешь, чтобы я подержал его еще немного? – весело спросил Шеппард.

Он явно гордился собой, но в глазах полковника атозианка прочла дикое нежелание отдавать ребенка.

- Если это не доставит тебе хлопот, - медленно кивнув, ответила она…

Неспешная прогулка по пустующим коридорам города предков рядом с человеком, на которого Тейла всегда могла положиться, которому доверяла многое… Она все это время только и делала, что говорила о своем сыне, о том, как Торрен Джон растет, улыбается, познает мир. А когда замолкала, то они с Шеппардом просто молча шли дальше, но это молчание было привычным, даже родным. И малыш ни разу не шелохнулся, сладко посапывая на руках у полковника.

Когда Джон вернул ей сына и, распрощавшись, пошел прочь, Тейла осталась стоять, провожая его взглядом. И только поэтому увидела, как внезапно опустились плечи пилота, а рукой он, словно защищаясь, прикрыл левый бок.

Тейла зажмурилась и крепче прижала к себе сына. Совсем недавно она снова едва не потеряла Джона… дважды за один день.

Едва доктор Беккет сказал, что бактериофаг нуждается в проверке, атозианка уже знала, кто вызовется добровольцем. О том, что случилось потом в лазарете, она знала по нескольким оброненным Рононом словам, о жуткой находке в изоляторе рассказывал измотанный после операции Карсон…

Атозианка постояла еще несколько минут, собираясь с мыслями и выравнивая дыхание. Она должна войти в комнату спокойной и уравновешенной. Уложить сына в люльку и отправится в кровать к мужчине, который ей не нужен…

***
Спокойно… Не спеша… Шаг, еще медленнее…

Тейла шла коридорами Атлантиды, вежливо улыбаясь проходящим мимо людям, излучая теплоту и спокойствие. Она нарочно выбрала маршрут подлиннее, чтобы успокоиться, взять себя в руки и успеть обдумать случившееся.

Никто не должен был увидеть, понять, даже догадаться о том, что творилось в ее душе. Атозианка в который раз с благодарностью вспомнила отца, который привил ей навыки самоконтроля. Не будь она воином и лидером, ответственным за целый народ – давно неслась бы, не разбирая дороги, распугивая всех зареванным лицом. Она видела такое поведение в фильмах с Земли, когда бывала на «девичниках» - любопытных сборищах женской половины персонала экспедиции. Атозианка всегда поражалась – как можно быть такой… Выплеснуть эмоции можно, даже нужно иногда, но зачем делать это при всех? Меньше всего Тейла хотела, чтобы дорогой человек видел ее такой. Особенно Джон. Хотя… Именно перед командиром она позволяла себе обнажить и страхи, и неуверенность – все чувства, кроме одного…

Атозианка порадовалась про себя, что цвет ее кожи не так заметно выдает смущение, потому что от некоторых мыслей невозможно заставить себя не покраснеть. Но это не мешало ей самой ощущать, как буквально пылают щеки. И думать, думать, прокручивая события последних часов в голове…
Канаан, как только снова стал самим собой и окончательно избавился от влияния Майкла, первым делом заговорил о семье. О единении, о том, что им, как говорят лантийцы, нужно официально оформить отношения. Тейла и сама стремилась к этому. Она хотела, чтобы все было так, как принято у ее народа сотни лет. Так было правильно, так было нужно. У ее сына должен быть отец, человек, который передаст ему мудрость и знания предков.

Однако жизнь на Атлантиде никогда не была абсолютно спокойной, они плавно перетекали из одного кризиса в другой. А тут еще Канаан опрометчиво поддержал ее решение вернуться в команду. И времени перестало хватать даже на нормальное общение с сыном, не говоря уже о почти муже.

И все же Канаан продолжал настаивать, ненавязчиво напоминая об их долге друг перед другом, перед ребенком…

И вот, уловив момент затишья, они все-таки отправились на Новый Атоз (Тейла уже сбилась, каким по счету новым он был). И все же… Пусть от ее народа не осталось и половины, но остальные все так же были сильны духом и смотрели в будущее с надеждой. Сколько раз стояли они на грани истребления, но, тем не менее, выжили, сохранили себя. И она гордилась этим, гордилась верой и поддержкой своих людей.

Их ждали с большим нетерпением, любой праздник – это всегда хорошо, это утешение и новые надежды. А уж тем более объединение двух людей в семью – то, что атозиане чтили превыше всего. И лишать их этого праздника Тейла не собиралась.

Она не единожды присутствовала при обрядах единения, всегда искренне радовалась за мужчин и женщин, юношей и девушек, которые находили друг друга. Жизнь атозиан была коротка и полна опасностей. Они жили в вечной тени рейфов и старались радоваться каждому светлому дню. Поэтому спутников жизни выбирали только по зову сердца, только по обоюдному согласию. Ведь совместную жизнь – длинную или короткую - стоило пройти только с тем, с кем роднилась душа. Только так можно было жить, петь, радоваться и растить детей. Как иначе могли родители передать своим потомкам стойкость духа, любовь и знание жизни.

И вот теперь через такой обряд собиралась пройти она сама…

Тейла сидела напротив Канаана на расстеленном цветастом одеяле. Из тента вынесли почти все - это символизировало начало новой жизни, новой семьи, у которой еще ничего нет. Только мужчина и женщина. Их оставили вдвоем, в круге высоких толстых свечей и с одной незажженной между ними. Этой свечой были они с Канааном - зарождающейся семьей. Они должны были зажечь ее, когда поймут, что готовы выйти к своему народу мужем и женой.

Погода была ветреная и, не смотря на плотные стенки тента, огоньки свечей едва заметно трепетали. Тейла старалась смотреть прямо на мужчину перед ней, чтобы заново познать его, приучить себя к мысли, что с ним она проведет остаток своей жизни. Но дрожащее пламя свечей то и дело привлекали ее взгляд. И мысли тут же уносились в прошлое…

… он вошел в палатку. Несмотря на то, что он был не один, именно его она заметила первым…

…эта улыбка… озорной взгляд зеленых глаз…

…теплые пальцы, скользнувшие по шее, когда он застегнул на ней потерянный много лет назад кулон…

…клетка рейфов… Он пришел за ними!..

…какие широкие у него плечи!..

…взгляды, улыбки, легкое касание, твердое плечо, которое всегда рядом…

…его безвольное, мертвое тело в ее руках… Нет, только не он!..

…тепло ладоней обжигает, а поцелуй еще жарче…

…он такой забавный, когда смущается… «Есть еще кое-что, за что я должен извиниться – Забудь об этом»

«Я очень опечалена, - от его рук расходится тепло, а плечо обещает поддержку: - Я держу тебя»

«Тейла…»

«Я что, героически спасал тебя от ужасного монстра?..»

«Ты не представляешь, как близко она подобралась к нему… Если бы ты опоздал хоть на секунду»

«Поверить не могу, что ты хотел спасать меня в таком состоянии… - Хотел? Вообще-то у меня все получилось!»

Тейла должна была выбросить из головы мысли о нем уже давно, но у нее так и не получилось избавиться от них. Да и как? Как забыть человека, которого видишь каждый день? Но она должна, иначе ее жизнь с Канааном станет пыткой, она уже сейчас мучительно тяжела…

И вдруг Тейла засомневалась. Хватит ли ей сил?

Канаана она знала с детства. Он всегда был рядом, с ним было спокойно, надежно и легко. Атозианка всю жизнь относилась к нему как к брату и долгое время не замечала, как мужчину, не видела его ухаживаний. Да и не заметила бы, если бы не… Нет, об этом лучше не думать и не вспоминать… Но Тейла никогда не любила Канаана. И уже не полюбит никогда. В этом можно было признаться хотя бы самой себе. Ее сердце отдано другому, и теперь уже ничего не изменить…

Внезапный порыв ветра с силой ударил в стенку тента, словно требовал впустить его. Она подняла голову, напротив нее сидел… Джон.

- Тейла…

Она вздрогнула оттого, что кто-то тряс ее за плечо. Атозианка вскинулась и завертела головой. Над ней склонился Холлин, его тяжелая рука лежала на ее плече.

«Неужели я выдала себя?»

Канаан едва различимой тенью виднелся в дальнем углу тента, ей пришлось напрячь зрение, чтобы разглядеть его. И только потом она обратила внимание, что свечи, образовывавшие полукруг со стороны Канаана не горят, свет давали лишь те, что трепетали у нее за спиной.

Атозианка подняла недоумевающий взгляд на Холлина. Она поняла, что случилось что-то непредсказуемое, но не представляла как себя вести в такой ситуации.

Холлин жестом попросил ее подняться и, склонившись, прошептал:

- Такое случалось всего раз или два в истории нашего народа. Предки не хотят видеть вас вместе – это их знак. Конечно, вы можете попытаться еще раз через какое-то время…

- Это моя вина, - негромко сказал вдруг Канаан. – Я был прислужником у врага и предки не простили мне этого…

Они с Канааном не сказали ни слова, пока летели на Атлантиду. Им обоим было стыдно смотреть в глаза и своему народу, и друг другу. Канаан винил себя в том, что церемония не состоялась, что предки посчитали его негодным, неподходящим. А Тейла была уверена в том, что все сорвалось из-за нее. Ведь именно она в самый сокровенный миг, когда души будущих мужа и жены соединяются в одно целое, думала о другом мужчине. О том, кого любила по-настоящему. Не вышло ли так, что единение состоялось, но только с другим?..

Атозианка остановилась, не доходя до дверей лазарета…

Торрен Джон капризничал несколько дней, а ночь перед церемонией вообще не сомкнул глаз, у него даже температура поднялась. Поэтому малыша пришлось оставить на Атлантиде в надежных руках доктора Келлер.

Двери с легким шипением разошлись в стороны.

- Тейла, милая! – встретил ее знакомый говорок.

- Карсон, - она искренне улыбнулась доктору.

Вот кого атозианка была рада видеть на самом деле. И только потом заметила на руках шотландца завернутого в одеяло сына.

- А я тут как раз с маленьким вожусь, - сообщил тот. – Надеюсь, ты не против?

- Конечно, нет.

Впервые после нескольких тяжелых дней Тейла почувствовала, как ослабевает тугой узел в животе. Она и не подозревала, в каком напряжении провела все это время. Одним своим присутствием доктор Беккет успокаивал ее. Его искренность и теплота, ненавязчивость и готовность поддержать в любой момент делали доктора незаменимым на Атлантиде. И именно поэтому тогда так больно ударила по экспедиции его гибель. Но доктор вернулся, и Тейла никогда не делала для себя разницы, никогда не сравнивала «прошлого» Карсона и «настоящего». Она просто и искренне радовалась тому, что он снова рядом.

- С ним все хорошо? Как вам удалось его успокоить? – спросила атозианка, зная, что таким ее сын бывал на руках только у одного человека.

- О, да, наш молодой человек в полном порядке. Но его спокойный сон не моя заслуга, - покачал головой шотландец. – Несколько часов назад сюда заходил полковник Шеппард…

- Джон? С ним все в порядке? – быстро спросила Тейла, прежде чем смогла сдержать свой порыв.

Беккет улыбнулся, показывая ямочки на щеках, и кивнул.

- Не волнуйся, полковник просто заходил поздороваться. Это единственный предлог, под которым он появляется здесь добровольно.

Атозианка облегченно рассмеялась.

- Дорис как раз пыталась укачать Торрена Джона, - продолжил рассказ врач, передавая ей сына, который продолжал мирно сопеть во сне. – Полковник сначала заговорил с ним, а потом взял на руки. Через 10 минут маленький спал сном младенца. Но Шеппард просидел с ним еще целый час на всякий случай.

У Тейлы мигом пересохло во рту.

Как он узнал?..

Каждый раз, каждую ночь, когда Торрен Джон капризничал и отказывался спать, и она выходила с ним на позднюю прогулку, они встречали Джона. Полковник внезапно выходил из-за угла, или появлялся из транспортера. Или поджидал на лестнице. Как будто необъяснимо чувствовал, что нужен ей, ее малышу. Последнее время Тейла так привыкла к этому, что при встрече молча передавала сына Шеппарду. Они гуляли по пустующим коридорам города, то молча, то обсуждая дела, беды и радости. Это успокаивало не только ребенка, но и ее саму, помогая сбросить накопившееся напряжение, даже если за все время прогулки не было сказано ни слова...

- Милая, ты в порядке?

Тейла тряхнула головой. Мысли снова захватили ее, и она на время выпала из реальности.

- Все отлично, Карсон, - улыбнулась она.

Доктор сочувствующе посмотрел на нее, по глазам Беккета атозианка поняла, что он ей не поверил.

- Тейла, - Карсон оглянулся по сторонам, словно проверял, не подслушивает ли их кто. – Я, конечно, понимаю, что это не мое дело, меня не было здесь два года, и я не совсем тот Карсон, которого ты знала…

- Доктор Беккет, - мягко прервала она поток слов, - вы что-то хотели спросить?

Он кивнул и очень тихо поинтересовался:

- Я знаю, что это личное, но почему вы с полковником Шеппардом не вместе?..

***
Тейла осторожно скользнула вбок, выставив перед собой бантосы и ожидая атаки. Шеппард качнулся и бросился вперед, палки со стуком скрестились, но Джон почему-то не продолжил нападение и отступил. Они снова сошлись, быстрый обмен ударами и схватка опять распалась.

Она не сводила глаз с полковника, а в голове то и дело всплывали слова Карсона...

«Ты должна сказать все сама, он имеет право знать…»

Новая атака. Джон неожиданно пошел в наступление, бантосы встретились с сухим треском.

«И узнает рано или поздно. Либо сам заметит, либо другие сообщат…»

Тейла потеряла рисунок боя и ушла в глухую защиту. Нет, она сейчас определенно была не в состоянии драться и думать одновременно!

«Ты же знаешь – сплетни и слухи любимое развлечение на Атлантиде…»

Но как? Как сказать? Как посмотреть в его зеленые глаза…

Джон вдруг оказался совсем близко, Тейла попыталась уклониться, шагнула вперед, споткнулась и упала на колени.

- Тейла!

Шеппард тут же отбросил бантосы и подскочил к ней.

- Ты в порядке? – обеспокоено спросил он, коснувшись ее плеча.

- Со мной все хорошо, Джон, - улыбнувшись, отозвалась атозианка. – Но, может быть, мы немного передохнем.

Полковник недоверчиво глянул на нее и протянул руку, помогая подняться, Тейла с благодарностью приняла помощь. Она подошла к окну, забралась с ногами на лавку и оперлась спиной о выступ стены.

За витражными стеклами плескался спокойный и величественный океан. Атозианке тоже хотелось бы такого покоя, но он был недосягаем. Она и так находилась сейчас в затруднительном положении, а недавний разговор с Карсоном только усугубил его. С одной стороны она была несказанно рада новостям, но вот с другой…

Как ей не хватало сейчас Чарин! Вот к кому бы пойти, взять морщинистые ладони в свои и все рассказать, спросить совета. Или хотя бы доктор Хайтмайер была жива. Конечно, беспокоить ее по такому поводу было бы неудобно, но она хотя бы знала лантийцев и, может, помогла бы...

- Тейла, ты уверена, что с тобой все в порядке?

Атозианка встрепенулась. Шеппард сидел напротив, его напряженные плечи выдавали тревогу, а взгляд… Он живо напомнил ей о том, что случилось в зале врат не так давно…

- Тебе тоже лучше уйти отсюда.
- Джон, я…
- Тейла, прошу…

- Джон, ты помнишь наше пребывание у келдариан? – атозианка решила зайти издалека.

- Конечно! – кивнул пилот и усмехнулся: – Редко когда нам удавалось настолько мирно с кем-то договориться.

- Они хорошие люди, - согласилась Тейла. – Честные и открытые, и верны своему слову.

- Что, хочешь снова напроситься к ним в гости?

- Нет, просто… - она замялась. – Ты так и не вспомнил, что было тогда в пещере?

- Нет, - Полковник облизнул губы и поинтересовался: – А что? Ты же была там.

- Была, - согласилась атозианка. – Но мне нужно знать, что ты помнишь. Это важно для меня, Джон.

Шеппард задумался.

- Помню, мы шли по дороге, потом решили срезать путь, - сказал он. – Потом внезапно земля ушла из-под ног, и я провалился.

Тейла улыбнулась.

- А дальше? Просто ты тогда несколько раз приходил в себя, но как будто не узнавал меня.

- Правда? – удивился он и нахмурился. – Я этого не помню. Разве что…

Он умолк и отвел взгляд.

- Что, Джон? – она подалась вперед, с волнением ожидая ответа.

- Нет, ничего, - качнул головой пилот, словно убеждая самого себя. – Это был просто сон.

- А…

- Полковник Шеппард! - раздался на канале связи голос Чака. - Ответьте центру управления!

Сообщение отредактировал Thorunn - Понедельник, 15 Февраля 2010, 11:27


Награды: 25  
Ирина Дата: Понедельник, 15 Февраля 2010, 14:50 | Сообщение # 2
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 735
Репутация: 429
Замечания: 0%
Статус: где-то там
начала читать, и зачиталась...
Так здорово! Словно переживаешь вместе с Тейлой. Кажется, будто стоишь рядом и наблюдаешь, впитываешь в себя чувства, и эмоции начинают перехлестывать через край. Не хочу ничего цитировать, да считаю, что и не надо.
Захотелось чего-то светлого и нежного. В душе такая лирика... Черт, я не поэт, поэтому и изъясняюсь коряво, но ты, я думаю, поймешь меня.
И с нетерпением буду ждать продолжения.


Награды: 36  
Thorunn Дата: Понедельник, 15 Февраля 2010, 15:25 | Сообщение # 3
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 543
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ириш, спасибо большое за такой отзыв. Я рада, если смогла передать чувства Тейлы, что тебе удалось их ощутить самой. Значит, у меня это получилось. Спасибо!
_______________________________________________
***
Дождь начался к вечеру и через какой-то час зарядил так, что пришлось прекратить всякие работы, к тому же быстро стемнело.

Большую часть людей полковник отправил на Атлантиду, попросив, чтобы на утро прислали смену. Сам же он с командой и десятком морпехов остался в деревне на всякий случай.

Тейла быстро сбросила с себя мокрую куртку и юркнула под одеяло, свернулась калачиком, пытаясь согреться.

Их с Джоном разговор был прерван вызовом Чака, и продолжить его так и не удалось. Фюрианцы, давние союзники атозиан, а теперь и лантийцев, попросили о помощи. Несколько деревень, стоявших у побережья, пострадали от сильного урагана. Требовалась медицинская помощь и помощь в разборе завалов. Конечно же, Атлантида не отказала.

Джон предложил Тейле остаться дома с сыном, ведь задание было как раз для мужских рук, и ее присутствие не было обязательным. Но атозианка настояла и пошла со своей командой.

И вот они вторые сутки работали на планете, не покладая рук. Врачи, под руководством доктора Келлер, только и успевали носиться туда-сюда с носилками. Среди пострадавших было много детей, которых переправляли сразу на Атлантиду, как и самых тяжелораненых среди взрослых. Всех, кто мог передвигаться сам, лантийцы через Звездные Врата отправляли к другим союзникам, которые согласились приютить беженцев.

И все это время флаг-команда находилась в самом центре событий. Шеппард, как всегда, был впереди всех, личным примером подбадривая людей. Только Тейла знала, что в короткие часы отдыха, из-за которых полковник чуть не разругался с доктором Келлер, Джон буквально замертво падал на кровать в одной из чудом уцелевших хижин…

Скрипнула дверь, пошатывающаяся фигура мелькнула в проеме и тут же снова воцарилась темнота.

- Джон? – она обеспокоенно приподнялась на постели.

- Прости, что разбудил, - пробормотал он.

- Я еще не спала, - атозианка снова укуталась в одеяло. – А где Ронон и Родни?

Это было негласное правило их команды – ни в коем случае не разлучаться на чужой территории, держаться как можно ближе друг к другу.

- МакКея понесло на ночь глядя к Вратам, - отозвался пилот. – Ронон за ним присмотрит.

Несмотря на всю занятость, Тейла эти два дня ловила себя на том, что при каждом удобном случае наблюдает за Джоном. За тем, как он двигается, говорит, смеется. Несмотря на ситуацию, полковник находил время для шуток, особенно, когда приходилось доставать из завалов детей. В его присутствии любая паника утихала, не успев поднять голову.

И именно поэтому она успевала замечать его тяжелые взгляды, когда из развалин выносили тела погибших, его напряженную (и наверняка еще болевшую после недавнего ранения) спину…

Кода центральную башню тряхнуло взрывом, Тейла подумала, что это рвется на куски ее сердце. Она ведь с самого начала знала, что этим все обернется, видела в глазах Джона решимость идти до конца. Она побоялась уточнять у Мари количество осколков, которые та достала из спины Джона. Но упрямый пилот снова выкарабкался, спасся сам, вытащил доктора Зеленку, уберег город. Он снова и снова подвергал риску свою жизнь ради других…

Шеппард тяжело раненым отправился за ней на крейсер Майкла, истекая кровью, управлял рейфской стрелой, чтобы вывезти всех оттуда, спасти ее и ребенка…

Под люлькой Торрена хранилась странная вещь, так во всяком случае обозвал ее Канаан, когда случайно увидел. Тейла не стала объяснять, что это была грязная, заляпанная кровью Шеппарда куртка Родни – первая пеленка ее сына.

Тейла не раз задумывалась о том, было ли что-то большее в той заботе, которую проявлял Джон по отношению к ней. Могло ли быть что-то большее? Он никогда не скрывал своего интереса к женщинам, с легкостью флиртовал. Полковник не любил и не умел говорить о своих чувствах, но…

Пляшущие языки костра отбрасывали причудливые тени на стены пещеры, вырывая небольшое пространство у тьмы.

Тейла поворошила ветки и вздохнула. Ей удалось собрать не так уж много дров, чтобы они могли продержаться всю ночь. А ведь им говорили, что ночи здесь очень холодные. Хорошо, что жители планеты оказались гостеприимными и щедрыми на подарки людьми: два теплых одеяла пришлись как раз кстати…

Порыв холодного воздуха залетел в пещеру, заставив огонь затрепетать. Атозианка зябко повела плечами и повернулась к лежащей за ее спиной фигуре.

Джон лежал на боку неподвижно, там, куда она его уложила с полчаса назад. Несколько раз полковник приходил в себя, но с трудом мог держать глаза открытыми и снова проваливался не то в сон, не то в беспамятство.

Пламя костра отбрасывало колеблющиеся тени на безмятежное сейчас, почти мальчишеское лицо Джона. Она в который раз поразилась тому, как молодо он выглядит во сне, когда удается хоть ненадолго сбросить все тяготы и заботы с плеч.

Улыбнувшись краешком губ, Тейла не смогла удержаться и провела ладонью по его волосам, еще больше взлохмачивая их. Атозианке показалось, что Джон пытается открыть глаза, она поспешно убрала руку. Но Шеппард не шелохнулся, только глухой стон вдруг сорвался с губ.

- Джон?

Тейла встала на колени, наклонилась к его лицу.

- Джон, ты меня слышишь?

Она осторожно потрясла его за плечо, но он не отреагировал. Зато даже через одеяло атозианка почувствовала, что полковника бьет дрожь. Без колебаний стянув с себя форменную куртку, она набросила ее на Шеппарда.

- Тейла…

Хриплый голос так неожиданно прозвучал в тишине, что атозианка вздрогнула.

- Джон, - она снова наклонилась к нему.

Глаза полковника были открыты, но он смотрел перед собой, словно не видя ничего вокруг.

- Тейла… - веки дрогнули и закрылись.

Атозианка нахмурилась. Состояние Шеппарда всерьез беспокоило ее. А помощи с Атлантиды ждать неизвестно сколько. Но она не могла даже допустить мысль о том, чтобы оставить его и пойти за подмогой. Да и выбраться самой отсюда вряд ли получится.

Она поежилась. Джону нужно тепло, и им необходимо продержаться до утра. Синяков и царапин на этот день достаточно, добавлять к ним переохлаждение не стоит.

Атозианка приподнялась на коленях, но замерла, колеблясь. Не то, чтобы ей была неприятна мысль разделить с Шеппардом спальное место, наоборот, слишком велико было искушение. Она вздохнула поглубже, стараясь взять себя в руки. Перебравшись на другую сторону, Тейла юркнула под одеяло позади полковника.

Она подождала несколько минут, сохраняя между собой и Джоном небольшую дистанцию. Шеппарда все еще колотило и Тейла придвинулась, прижимаясь грудью к его широкой спине, стараясь поделиться теплом. Одну руку она положила под голову, а другой обняла его, притягивая ближе.

Она молила всех предков, чтобы скорее наступил рассвет, чтобы пришла помощь. Они и так потеряли слишком многих - всего пара недель прошла с того дня, когда они потеряли Карсона - и нельзя, чтобы что-то случилось с Джоном. От таких мыслей стало невыносимо горько, и Тейла еще крепче прижалась к Шеппарду, будто это могло удержать его от беды, защитить от неведомой опасности. Она буквально мертвой хваткой вцепилась в его куртку, словно Джон был единственной опорой… Тейла вздрогнула как от удара. Джон Шеппард и правда стал ее опорой. Тем, на кого она всегда могла положиться, кому доверяла свою жизнь больше, чем любому другому человеку даже из своего народа…

Она приподнялась, подперла голову рукой и принялась разглядывать Джона. Видно было немного – слегка заостренное кверху ухо, часть скулы, торчащие во все стороны волосы. Но это было самое желанное зрелище. Тейла осторожно отпустила куртку полковника и вытащила руку из-под одеяла, обвела пальцем контуры «эльфийского», как говорил Родни, уха. И снова улыбнулась. Такие уши наверняка были единственными во всей галактике Пегас. И они привлекали женщин не меньше, чем остальные части тела полковника. Атозаинке вдруг подумалось, что дети Шеппарда должны унаследовать эту яркую отличительную черту. Тейла медленно запустила пальцы в шевелюру пилота и ее улыбка стала еще шире – это именно то, что она давно мечтала сделать. Шеппард никак не прореагировал на ее вторжение, и она осмелела. Тейла склонилась к Джону, зарывшись носом в волосы на затылке, вдыхая, вбирая в себя его запах.

Здесь, в этой холодной, мрачной пещере она почувствовала себя самой счастливой. И готова была целую вечность лежать вот так, рядом с мужчиной, который будоражил ее воображение и повадился тревожить сны. После них Тейла обычно жалела о пробуждении, мечтая остаться в грезах, в кольце его рук…

- Тейла…

Атозианка резко отпрянула, чувствуя, как загораются от стыда щеки. Шеппарду не нужно знать о ее чувствах, это создаст только лишние неудобства.

Полковник зашевелился, застонал.

- Джон, - она осторожно коснулась его плеча.

Шеппард резко дернулся, пытаясь подняться, но тут же рухнул обратно. Тейла не успела снова позвать его, когда пилот вдруг повернулся, оказавшись с ней лицом к лицу. Но глаза его по-прежнему оставались закрытыми, нет… зажмуренными.

Теперь света от костра было еще меньше, но атозианка все же увидела, как дрогнули веки полковника. Он моргнул несколько раз и наконец посмотрел на нее.

- Тейла?.. – он облизнул губы и неуверенно улыбнулся.

Шеппард высвободил руку из-под одеяла, потянулся к ней. Пальцы замерли в миллиметре от ее кожи.

- Тейла… - прошептал он.

Подушечки пальцев нежно прошлись по ее щеке, линии подбородка, коснулись губ.

Тейла наблюдала за этим как завороженная, не в силах произнести ни слова. Прикосновения Джона пробудили невероятную волну жара, охватившего все ее тело. Она затрепетала, когда Шеппард взял ее лицо в ладони. Сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди, когда он потянулся к ней, накрывая ее губы своими…

Жар схлынул, свернувшись сладко занывшим клубочком внизу живота. Тейла сама не заметила, как подалась к нему, снова запустив руку в его волосы…

Она вздрогнула, вырываясь из сладких воспоминаний. Однажды, всего лишь однажды она позволила себе забыть о долге и выпустить чувства наружу.

Потом, когда безумие желания и страсти схлынуло, Тейла испугалась. Нет, не того, что произошло, а как. Меньше всего атозианка хотела навязывать свои чувства мужчине, она всегда стояла выше этого. Тем более что Джон был командиром, человеком, который не раз спасал их всех, который всегда принимал решения сам. Тейла ни в коем случае не могла нанести такой подлый удар по его гордости и репутации.

Это и только это толкнуло ее в объятия Канаана. Атозианка посчитала, что сможет забыть о своей оплошности в объятиях другого. Не вышло.

Она подтянула одеяло и только теперь обратила внимание, что Шеппард еще не лег. Хотя в хижине было темно, атозианка отчетливо разглядела его фигуру на фоне окна. Он стоял, засунув руки в карманы, и смотрел на нее…

Скрипнула половица, Шеппард подошел и осторожно присел на краешек ее постели.

- Холодно? - тихо спросил он.

- Да, - стуча зубами, отозвалась Тейла.

Полковник вернулся к своей кровати и принес одеяло.

- Джон, не дури, - попыталась протестовать она. - А как же ты?

Но Шеппард просто закутал атозианку во второе одеяло и остался сидеть рядом. Но холод не сдавался так просто и он это заметил. Джон обошел комнату в поисках других одеял, но ничего не нашел, а их куртки были безнадежно промокшими. Выдохнув, пилот решительно шагнул к ее кровати и принялся стягивать футболку.

- Джон, что ты делаешь?! - удивленно воскликнула Тейла.

- Надрать мне задницу ты сможешь, когда вернемся домой, - спокойно сказал он.

Шеппард приподнял ее немного, сел на кровать, прислонившись спиной к стене, и прижал девушку к своей груди, а сверху укутал двумя одеялами.

Атозианка замерла, боясь пошевелиться: во рту пересохло, сердце молотом грохотало в груди. От его прикосновения Тейлу мигом бросило в жар.

Неужели он не замечает, как действует на меня?..

Она, пошевелилась, устраиваясь поудобнее, откинула голову ему на плечо. Шеппард вздрогнул и обнял ее сильнее.

Полковник никогда не показывал ни своих чувств, ни своих намерений. Все эмоции, все страсти выплескивались лишь когда он терял над собой контроль.

Поцелуй в спортзале…

Слова, сказанные под влиянием Таллена…

Пещера…

«Тейла…»

Шеппард так ничего и не вспомнил, но… Стоп! Неужели она была так слепа все это время? «Тейла!» - Джон называл ее имя в беспамятстве! А что если?..

- Джон, тот сон, о котором ты упоминал, - тихо начала Тейла.

- Не стоит об этом, - попытался уйти от темы пилот.

- Он… это был сон, - Сейчас или никогда! - о тебе и мне? О нас… вместе?

- Как… - он был поражен точностью ее догадки. - Как ты узнала? Тейла, я…

- Это был не сон, - быстро продолжила она. - Мы были вместе.

Полковник не ответил, словно не услышал признания Тейлы. Атозианка зажмурилась. Она именно такой предполагала реакцию Джона и больше всего ее боялась. Она использовала ситуацию в своих интересах, воспользовалась его состоянием. Смолчала, нашла себе другого, родила ребенка, а потом вдруг вспомнила об этом случае. Все было напрасно…

Тейла дернулась, желая вырваться из его рук, отстраниться, но Джон удержал ее, пальцы буквально впились в плечи.

- Я обидел тебя? - едва слышно спросил он. - Я обидел тебя тогда, поэтому ты ушла?

- Нет! - Ее руки рванулись вверх, накрывая его ладони. - Это была лучшая ночь…

- Тогда почему...

- …я ушла? - закончила она вопрос. - Девушки моего народа никогда не делают первый шаг, пойми это. А ты не спешил проявлять какие-то чувства. Я не хотела быть одной из многих, Джон.

- Ты никогда не была! - с болью в голосе воскликнул полковник. - Ты всегда была особенной для меня.

Эти слова бальзамом пролились на измученную душу Тейлы: она не безразлична Джону.

- По правде говоря, я тогда очень испугался, что ты могла навредить ребенку, ведь целых три месяца рисковала вместе с нами на заданиях, - помолчав, едва слышно признался Джон. - А еще я… я злился.

- Злился? - удивилась Тейла. - На меня?

Она хотела повернуться, но Джон не позволил.

- На себя, на Канаана, - отозвался пилот. - На то, что ты досталась ему. Я постоянно думал… если бы не тянул так долго… если хотя бы попытался… Торрен… он… мог бы быть моим.

Она рассмеялась про себя и все же повернулась в его руках. На этот раз полковник не возражал. Тейла положила руки ему на грудь, почувствовала под ладонью быстрые удары его сердца. Она открыла рот, собираясь наконец все сказать, но Шеппард воспользовался моментом и накрыл ее губы своими. Поцелуй был долгим, ошеломляющим, пока у обоих не кончился воздух.

- Вау, - хрипло выдохнул Шеппард, с трудом оторвавшись от Тейлы, - как давно я мечтал об этом.

***
Сознание возвращалось медленно. Тейла даже не рискнула сразу открывать глаза и сначала прислушалась к окружающему. Знакомое пиканье мониторов и специфический запах, который невозможно было ни с чем перепутать, подсказал, что она в лазарете, что она дома.

Дом… Давно атозианка стала называть Атлантиду домом, но именно сейчас это слово прозвучало с особенной нежностью.

И тут же вспомнилось, что они с Джоном чуть не попали в лапы рейфам, как они отбивались, как полковник прикрывал ее. А потом только толчок в грудь и темнота.

Тейла распахнула глаза, собираясь вскочить, но зрелище, которое предстало перед ней, заставило замереть на месте. Даже дыхание перехватило…

Полковник Шеппард был здесь. Все такой же грязный и взъерошенный (только повязка на правом плече выделялась своей белизной) он спал в кресле, забросив ноги на краешек ее койки. Но и это было не все. На руках у Джона так же мирно спал Торрен. Шеппард крепко держал малыша, по напряженным плечам было видно, что он готов проснуться в любую минуту, если ребенок пошевелился.

Ее обеспокоило то, что сын находился в лазарете. И с ним был Шеппард, а не Канаан.

Неужели, Джону сказали? Кто? Карсон не мог, а больше никто не знает…

Тейла не хотела будить Джона, зная, как тот устал. Вопросы подождут. Поэтому она снова улеглась, не сводя глаз с полковника.

Послышался шорох и из-за ширмы (атозианка только теперь отметила, что ее койка стоит в углу и отгорожена от остальной части лазарета) выглянул Беккет. Увидев, что Тейла не спит, он широко улыбнулся и, на цыпочках обойдя кровать, подошел к ней с другой стороны.

- Как ты себя чувствуешь, милая?

- Прекрасно, - счастливо улыбнулась она в ответ.

Но ее улыбка погасла и Тейла обеспокоено кивнула на Джона.

- О, не волнуйся, с ним все в порядке, - тут же поспешил уверить ее врач. - С ними обоими.

- Почему Торрен здесь? - спросила она. - И почему с Джоном?

- Ты так и не сказала ему? - удивился шотландец.

- Не успела, - отозвалась Тейла и выжидательно посмотрела на доктора, требуя ответы на свои вопросы.

- Ничего страшного, - кивнул Беккет. - Канаан еще утром принес маленького. Торрен был очень беспокойным, все время крутился, хныкал и наотрез отказывался спать. Я предложил оставить его у нас, чтобы можно было провести несколько тестов.

- И вы говорите - ничего страшного?! - громким шепотом возмутилась она.

- Я все проверил, - доктор успокаивающе похлопал ее по руке. - Торрен в полном порядке. Я как раз пытался его успокоить, когда полковник принес тебя, и я отдал маленького ему.
Врач умолк и глянул на дружно сопящую парочку.

- Ты только посмотри на них. Никогда прежде не видел такого потрясающего зрелища, - заулыбался шотландец, а потом продолжил: - Торрен затих почти мгновенно. А спустя минуту - спал так крепко, что даже суета и шум лазарета ему не мешали. Но стоило забрать его у Джона, как малыш мгновенно проснулся и закатил скандал: пришлось вернуть. Даже перевязывать полковника довелось так, чтобы он не спускал Торрена с рук.

Тейла не могла сдержать улыбку, слушая рассказ Беккета.

- Что? - поинтересовалась она, заметив, что врач пристально смотрит на нее.

- Я никогда еще не видел тебя такой счастливой, милая, - ответил врач. - Особенно в последнее время. Все хорошо?

- Да, наконец-то! - кивнула Тейла. - Все даже лучше.

- Ха! - довольно улыбнулся Карсон. - Я знал, что между вами двумя все не просто так.

Атозианка почувствовала, что краснеет, и опустила глаза.

Беккет тихонько рассмеялся. Он и сам был доволен не меньше: наконец-то двое лучших людей нашли друг друга.

- Все будет хорошо, Тейла, - заверил ее шотландец. - Особенно теперь. Вы вместе и это главное, вдвоем вы справитесь со всем.

- Не только вдвоем, - улыбнулась она. - Ведь мы стольким обязаны друзьям, нашей семье. Ведь если бы Джон…

- Он и так с ног сбился, разыскивая тебя, а если бы знал…

- Знал что? - вклинился в их разговор шепот полковника.

Беккет выпрямился.

- Как вы себя чувствуете? - задал доктор свой дежурный вопрос.

- В порядке, - на автомате отозвался Шеппард. - Но вы мне не ответили.

- Я оставлю вас, - Карсон улыбнулся девушке, похлопал ее по руке и тихонько вышел.

Полковник аккуратно спустил ноги на пол и встал. При этом он не отрывал взгляда от Торрена, боясь потревожить малыша. Осторожно подойдя к кровати, он присел на край. Тейла приподнялась, нежно провела кончиками пальцев по щечке сына, но забирать его не спешила. Она посмотрела на Джона и улыбнулась.

Черт! Тейла была так близко... Наклонившись, Шеппард быстро поцеловал ее. Она будто ждала этого и обвила шею Джона руками, не отпуская. Они оба выпали из времени, из окружающего мира, наслаждаясь друг другом. В реальность их вернул заворочавшийся между ними ребенок. Только тогда они оторвались друг от друга, и Джон виновато глянул на Торрена.

- Прости, приятель, - прошептал он, покачивая ребенка на руках. - Надеюсь, ты не против?

Тейла тихо рассмеялась.

- Думаю, он абсолютно не против.

Малыш сонно заморгал, а потом широко улыбнулся. Пилот усмехнулся в ответ и только сейчас, вдруг присмотревшись, обратил внимание, что большие глазенки Торрена вовсе не темно-карие, а… зеленые.

Шеппард поднял ошеломленный взгляд на Тейлу: слова комом застряли в горле.

Она мягко улыбнулась, взъерошила волосики на голове сына и осторожно убрала прядку, закрывающую маленькое чуть заостренное кверху ушко…



Награды: 25  
Ирина Дата: Понедельник, 15 Февраля 2010, 15:45 | Сообщение # 4
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 735
Репутация: 429
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ух, прочитала прямо на одном вдохе. И только вот выдохнула. Давно уже не читала ничего подобного. Отличный рассказ получился, и прямо в стиле Атлантиды. Только так должно было быть, и не иначе. И зачем они там ввели этого Канаана, когда тут такие чувства!
Танюшка, спасибо за доставленное удовольствие читать и перечитывать твои замечательные рассказы. Осталось только написать сценарий и снять новый вариант Атлантиды.


Награды: 36  
Thorunn Дата: Пятница, 19 Февраля 2010, 12:17 | Сообщение # 5
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 543
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ириш, спасибо тебе за отзыв. Я очень рада, что мои фики доставляют тебе удовольствие! ^_^


Награды: 25  
Тейл@ Дата: Воскресенье, 04 Апреля 2010, 23:57 | Сообщение # 6
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 5
Репутация: 1
Замечания: 0%
Статус: где-то там
супер)прочитала на одном дыхании.люблю про любовь Джона и Тейлы
Награды: 0  
Thorunn Дата: Четверг, 08 Апреля 2010, 14:24 | Сообщение # 7
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 543
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Тейл@, спасибо!


Награды: 25  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Странности судьбы (ЗВА, романс, Джон/Тейла, PG-13)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)