11:36
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Ангелы или демоны? (Завершен!)
Ангелы или демоны?
Родной Дата: Среда, 29 Января 2014, 13:13 | Сообщение # 1591
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 469
Репутация: 471
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Ты просто себе не представляешь, насколько это сложно (особенно для простых смертных).

Ну так, ещё бы!! Я ведь простой смертный. Пока ещё ;)


Награды: 22  
Kitten Дата: Среда, 29 Января 2014, 13:42 | Сообщение # 1592
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Родной ()
Я ведь простой смертный. Пока ещё

Что за пространные намёки? Хочешь обзавестись клыками по примеру Шеппарда? ;)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Среда, 29 Января 2014, 18:17 | Сообщение # 1593
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
А я уж надеялся, что Рэй как Шеп хоп и уже среди своих.

Между прочим, человека-Рэя и человека-Джона таки разделяют 10 тыс. лет эволюции и научно-технического прогресса. Помимо того, что люди 21-ого века нашли Атлантиду, и Шепп принимал в этом первостепенное участие, так ему еще перепало иметь под боком Родни и невольно крутится в ученой сфере, сопровождая ученых на внемировых миссиях. На худой конец, Джон верняк знал с пеленок про такое чудо, как снег и северное сияние! Рэй же... нужно ли перечислять все то, чего не знал он, учитывая, что родился он на доисторической Земле, где люди, пусть и миновали палку-копалку, шкуру и пещеру, дальше продвинулись не намного. Отсюда вполне логичный вопрос, кому из вышеназванных проще стать своим?
Цитата Родной ()
Да и братья пока в одной лодке, я смотрю.

Уже не совсем в одной, ибо стена между ними медленно, но верно воздвигается. Кадис, конечно, еще очень далек от человеколюба и пацифиста, с которым все мы познакомились в начале АиД, по-прежнему не брезгует человечинкой, не настолько добр и всепонимающ к остальным себе подобным, но... уже не такой мясник, каким предстал перед Розмери. И еще, может, это и осталось незамеченным в массиве остальной информации по тексту, но о Рэе он даже позаботился своеобразным способом. Он поделился с ним кровью, при этом парнишке не пришлось убивать самому. Несвойственным проявлением доброты со стороны Када было также то, что он вообще позволил Рэю жить после того, как тот решил поравняться силой с первородным, врезав Кадису в грудь. Кто-нибудь на секунду представил, что стало бы с вампиренышом, ударь Кад в ответ? Валери вот представила...
Цитата Kitten ()
насколько это сложно (особенно для простых смертных).

Безусловно, это тяжело для любого, но если сравнивать конкретные случаи, то Джону было куда легче. Причин тому масса, хотя все бы они сошли на нет, если бы ни определяющтй фактор: Джона обратили - он нашел свою пропажу, более того, вытащил ее с того света. Совсем иначе сложилось бы, если бы он стал вампиром, а после уже узнал, что Элизабет мертва. В данном случае ему было ничуть не легче, чем было Рэю.
Цитата Kitten ()
Хочешь обзавестись клыками по примеру Шеппарда?

Хотеть можно, вопрос: с какой целью? И что останется позади. Как сказал новообращенный Лорн в откровениях перед Элизабет: "Полковника среди смертных ничто и никто не держал".
Награды: 63  
Kitten Дата: Среда, 29 Января 2014, 22:13 | Сообщение # 1594
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di,  ты опять отвечаешь не на мою цитату. Система шалит ( я обычно, если замечаю, исправляю это вручную).

Цитата Lady_Di ()
Кто-нибудь на секунду представил, что стало бы с вампиренышом, ударь Кад в ответ?

тут и представлять нечего - мясо-кровавый фарш... (размазал бы по поверхности того, на чем вампирёныш в тот миг находился).

Цитата Lady_Di ()
Хотеть можно, вопрос: с какой целью?

Это меня и интересует; цели то у всех разные... (правда, кто обращать то будет? Мы не в той реальности).


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Вторник, 01 Апреля 2014, 17:08 | Сообщение # 1595
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
- Да! – гордо произнесла я вампиру в лицо. – Я не сама это сделала! Я попросила Кадиса! И он обратил человека своей кровью. Он сделал так, чтобы терранин не был твоей собственностью! И уже никогда таковой не стал!
- Nunquam dice nunquam, filia mea*, - он ответил убийственно спокойно, поучительно, совсем как настоящий отец, дающий наставление любимой дочери. Приторно сладкий, до последнего звука лживый тон, с которым он произнес два последних слова, вынудил меня оскалиться.

Возможно, следующим моим словам суждено будет стать последними за триста с лишним лет, что я просуществовала, однако сейчас это не имеет значения. Если он решит меня убить, то в те доли секунды, которые у меня останутся перед смертью, я буду рада, даже счастлива за себя и… за него. Ведь этот его поступок будет означать, что душа у него все еще есть и мизерную ее часть сказанное мной заденет.
- Не смей! – зашипела я угрожающе, приблизив свое лицо к его лицу максимально близко. Не было причин в осторожности: умереть я не боялась. Я этого хотела, а потому провоцировала его. Более того, я очень хотела узнать его реакцию: она бы все решила. – Не смей меня так называть! Я не твоя дочь! – отрывисто, также, как до этого он, лаская на языке слова, произнесла я, ни на секунду не утрачивая зрительный контакт. Я надеясь, что этим смогу пробить или хотя бы пошатнуть стену мертвого бесстрастия и ледяного равнодушия. Похоже, напрасно надеялась. Для него это не имело ровным счетом никакого значения. Где-то в глубине моего переполненного яростью сознания родилась обида: детская, наивная и бессмысленная, ведь все было предсказуемо. – Я не дочь тебе! А ты мне не отец! Ты бездушная, расчетливая тварь, из-за которой я ничуть не лучше, из-за которой мама умерла, страдая, из-за которой она меня возненавидела! Ты, - я ткнула пальцем ему в грудь, - сделал из меня чудовище! Ты научил меня убивать! Ты научил меня любить убивать! Любить страдания жертв, любить их боль и страх! Ты сказал мне тогда, что нет ничего лучше! Ты внушил мне это! И ты убил его, рассчитывая уничтожить его душу так же, как мою! – окончательно утратив над собой контроль, я пронзительно зарычала. - Нет! Не позволю!
Я успела заметить, как вспыхнули его глаза, став из кроваво-алых белесыми и расплывчатыми, бесплотными. Я даже обрадовалась этому на мгновение, но затем… он схватил меня за шею и поднял над землей.
- Ну же... убей меня, - прохрипела я, чувствуя на горле его руку и слыша хруст собственных костей. Внезапно мне стало по-настоящему страшно. Думать о смерти, как о единственно-возможной расплате за всё свершенное, – это одно, совсем другое – быть в шаге от того, чтобы навсегда прекратить существовать. Я этого боялась, я не хотела умирать - не сейчас. Я хотела жить, вернее, не столько я, сколько кристаллы в моей крови. Они боялись лишиться носителя, поэтому заставляли меня бояться и искать спасения против моей воли. – Убей! - поборов наваждение ужаса перед неизбежным, я улыбнулась. Не злорадно – счастливо. «Уничтожь меня, отец, прошу!»
- Твой дар слишком ценен, как и твой потенциал. Признаёшь ты это или нет, но ты моя собственность! Как и тот кусок мяса, который с руки Кадиса стал похож на что-то стоящее, над чем натура трудилась не зря. Поверь, мне не придется долго искать способ подчинить его в обход кровной связи, достаточно будет накормить.
Что случилось потом, и случилось ли что-либо вообще, я не узнала. Больно и страшно стало лишь на мгновение, после – бессознательная неизвестность.
*Кадис*

Хотел я того или нет, но вопрос, которого я намерено не касался на протяжении четверти лунного цикла, предстояло решить. Теперь уже он не терпел отлагательств, и мои мысли терзала навязчивая идея, что убить новичка было бы куда гуманнее, нежели продлять его жалкое существование.
- Кадис… - оклик отвлек меня, и я обернулся на зов, одновременно взглядом отодвинув в сторону угловатый обломок рукотворной конструкции. Впрочем, сие не возымело эффекта, ибо вокруг все лежало в руинах. – Похоже, он нас игнорирует, - равнодушно констатировала Элеада и вытянула перед собой руку, демонстрируя брезгливо зажатый двумя пальцами обработанный кусок кожи, бывший, судя по всему, частью куртки. Той самой, что я принес вампиру пять дней назад и… третьей по счету. – Неблагодарный дикарь! – шикнула раздраженно Леа, пренебрежительно отшвырнув вещь в сторону. – От того тряпья, в котором его нашла Ле Фэй, уверена, и нитки не осталось! Не голый же он ходит!
- А хоть и голый, - усмехнулся я, и отчего-то усмешка эта отдалась где-то в подсознании неприятной горечью. - Кто его видит в этом захолустье? Кроме зверья, что я ему поставляю.
- Какой смысл в его поведении? Этот оборвыш, верно, и мысли не держит, насколько ты сдержан и терпелив в его отношении… О, Творцы! – воскликнула Элеада, устремив взгляд себе под ноги. Точно в том месте, где она оказалась после телепортации, снег из голубовато-белого плавно переходил в красно-бурый. Стоило по неосторожности вдохнуть сухой морозный воздух – и создалось мимолетное впечатление, будто впервые за время бессмертия я смог физически ощутить холод: сглотнув, я рефлекторно перестал дышать и потер рукой немилосердно першащее горло. Учитывая остроту нюха, с которым не тягался эффект глубокой заморозки и ветер, воняло здесь до тошноты омерзительно.
- Не проси меня досконально объяснить его логику, но в общих чертах, на уровне его человеческого подсознания: его… одежда, и ладно, что оборванная, – это единственное связующее звено для него между «до» и «после». Он считает, что, лишившись ее, окончательно перестанет быть тем, кем был, и уподобится нам.
- Это не логика, Кадис, это ее полное отсутствие, как и мыслительной деятельности в принципе. Вот зачем он ее потрошил? – Элеада кивнула на ластоногую тушу, замороженные внутренности которой были разбросаны по округе, как элементы трехмерной головоломки.
- По-видимому, пытался съесть, - раздраженно пояснил я, по мере хода ногой придвигая выпотрошенные кишки ближе к туше. – Заметь, не выпить, а буквально съесть, - обернувшись кругом, я без энтузиазма принялся телекинезом собирать всё в одну кучу, одновременно подводя итог – ожидаемый, но неутешительный. – Как и любому обращенному терранину, ему нужна нянька, кнут и пряник в виде человеческой крови. Лишенный и того, и другого, и даже третьего, что хуже всего, он превратился в дикого двуногого примата, за считанные дни аннулировав все вымученные попытки эволюции добиться прока от человеческого рода! – взбешенно рыкнув, я швырнул горящую зажигалку в нагромождение останков.
Во мне стремительно закипала животная ярость, по обыкновению не сулившая ничего хорошего. Если я сейчас поддамся инстинкту и поведу себя так же, как в большинстве прежних случаев, то, вероятнее всего, разорву его в клочья, как только найду. Я не объясню причин ни ему, ни даже самому себе, я просто… его убью. И за что? За то, что он не подчинился моей воле? За то, что обезумел от страха перед неизвестным? За то, что голоден не по своей вине? Или за то, что он, сам того не желая, стал для меня обузой, которой так изощренно стремится избегнуть мое второе «я»? Нет, с этим определенно пора что-то решать! Слепо повиноваться инстинкту как минимум примитивно, как максимум – подло. И ведь я понимаю, как это подло, что заведомо лишает меня возможности притвориться приматом, у которого отсутствует самосознание.
«Творцы, как сложно утверждаться в мысли, что от животного меня все-таки что-то отличает! Особенно сейчас, когда рядом нет людей, нет их разумов и крови, во вкусе которой все мои здравые рассуждения растворяются, как море в океане!»
- Кадис! - произнес требовательный голос, рука легла на плечо, я ощутил прикосновение ее пальцев, нарастающее давление на кожу, попытку добиться от меня внимания.
Мое тело среагировало быстрее, чем сознание. Грозно зарычав, я схватил сжатую ладонь Элеады и в следующий миг резко вывернул ее руку, до хруста кости заведя за спину. Мое колено уперлось в ее спину.
- Прости, - сдавленно рыкнул я, когда осознал, что угрозы нет. Я медленно ослабил захват, затем убрал руки и закрыл глаза: перед мысленным взором все пылало алым заревом безумия.
- Да что с тобой происходит!? – зло зарычала спутница, отпрыгнув от меня и занявшегося кострища на безопасное расстояние.
- Не знаю, - честно признался я, все еще пытаясь обуздать эмоции и взять тело под контроль, отвоевав его у инстинктов. Обычно я этим не занимался, не считал нужным, однако в последнее время меня все сильнее донимал вопрос: а возможно ли? И что случится, если в качестве эксперимента я попробую действовать обдуманно. – Прости, я не хотел. Просто ты была… слишком требовательна.
- Если ты голоден… - грациозной поступью крадущейся тигрицы она направилась ко мне.
- Прошу, не надо, Элеада, - я напряженно сглотнул сиропную вонь горящей плоти. – Мне еще дорог мой рассудок. На сегодня не все вопросы решены.
- Они могут подождать, пока мы поохотимся.
- Нет, не могут! – огрызнулся я. – Больше не могут! Я и так на многое закрыл глаза. Пора прекратить забаву Ле Фэй!
- Это верно. Терранина стоило уничтожить сразу, едва девочка наигралась с ним! – в алом взгляде полыхнул энтузиазм. Тот самый, которого я ожидал, но совсем не тот, которого хотел. И это разочаровало меня сильнее всего прочего.
- Ты меня не поняла, - холодно отозвался я, активируя телепорт. Продолжил после перемещения: – Хотя это не меняет того, что у нас всего два варианта, и один из них придется реализовать очень скоро. Аполлон, ты мне нужен, - звучно призвал я, выйдя вперед Элеады. – Розмэри останется здесь, - весомо отрезал я еще до того, как вампир, неизменно сопровождаемый своей вампиршей, появился на мостике. – Останется, потому что я, ваш создатель, так приказал! – яростно вскинулся я, по мыслям предвидя возражения. Чтобы успокоиться и совладать с порывом, ненадолго закрыл глаза. – Потому что для нее так будет лучше, - уже спокойнее пояснил я. – Аполлон, Леа, предупреждаю заранее, в ближайшее время дышать нам не придется.
- Кадис, что ты опять задумал?
На все их вопросы я ответил очередной телепортацией. Одно пространство почти мгновенно сменилось другим, и представшая нашим взорам картина подтвердила мои самые худшие опасения. Я не вдыхал здешний воздух, но крови, страха и боли вокруг было достаточно, чтобы отвлекать внимание.
- Арес, оставь мальчишку в покое! – прокричал я достаточно громко, чтобы быть услышанным вне зависимости от местонахождения вампира. – Ты преподал ему урок! Ты показал, что значит быть бессмертным! Теперь оставь его! – переступая, а где-то и даже наступая на обескровленные человеческие трупы и их фрагменты, я телекинезом прокладывал себе дорогу сквозь завалы камня и дерева. – Отпусти его! – приказал я, отшвырнув в сторону последнее препятствие и остановившись прямо перед ним.
Удерживаемый взглядом Ареса, новообращенный терранин извивался змеей в девяти футах над поверхностью земли. Интуитивно, вряд ли осознавая происходящее, юнец рычал и скалился, безуспешно пытаясь отодрать от своей шеи невидимую ментальную силу. Как и предположила Элеада, за исключением редких кусков разодранной ткани, фрагментно закрывающих небольшие участки его тела, он был обнажен. Стараниями Ареса вымазанный в крови от кончиков волос до босых стоп, хрипящий и брызжущий кровавой слюной, он выглядел более, чем просто жалко. – Он мое создание, Арес! Ты не имеешь на него права! Оставь его и убирайся! – повторил я, одновременно со звуками речи неосмотрительно заглотнув воздух. Смешение кровавых ароматов моментально опьянило сознание, горло и грудная клетка зарделись пламенем. Дольше проявлять ораторские способности я был не способен. Громогласно зарычав, я накинулся на вампира, весом тела валя его с ног. Мне хотелось вцепиться ему в глотку и отсадить голову ко всем чертям, чтобы после аналогичным образом оторвать все остальное и сжечь прежде, чем за дело взялась бы регенерация. Я ненавидел эту тварь! Причем, вовсе не за поступки, а скорее за то, что в один прекрасный момент я, всегда знающий, понимающий и безоговорочно разделяющий все мысли в его голове, лишился этой привилегии. Лишился потому, что он перестал быть мне братом и возомнил себя тем, кем ему не стать никогда. В отличие от него, я это прекрасно понимал.
Пролетев в воздухе, я перевернулся, приземлившись на руки, и впил когти в мягкий дерн, взрывая его при движении и этим стремясь уменьшить инерцию.
- Оставь в покое тех, в чьих жилах моя кровь! – рычал я, пригибаясь к земле для нового прыжка. - Это все, о чем я прошу тебя, Арес!
Он не стал ни слушать, ни продолжать борьбу, просто исчез призраком во всполохе естественного света.
Так или иначе, своей цели он добился. И понял его планы я слишком поздно, чтобы помешать их осуществлению. Если откровенно, я даже не попытался ничего изменить, просто открестился от ответственности за новообращенного после первой его крови, доверив остальное Ле Фэй. По крайней мере, я рассчитывал, что девчонка сумеет уберечь вновь обретенную игрушку от отца. Как оказалось, зря рассчитывал. Моя попытка оградить юнца от нашей участи также провалилась. Вполне ожидаемо. Я знал о таковом исходе еще до того, как передал ему свою кровь.
И Арес знал, а потому нет ничего удивительного в том, что именно с его подачи терранин с блеском повторил все наши ошибки. Более того, он их прочувствовал и вошел во вкус. Он познал азарт от чужого страха, чужой боли, агонии и смерти. Не просто смерти, но смерти насильственной, смерти тех, кого он знал всю свою сознательную жизнь, тех, кого любил, с кем был близок. Словом, убивая в мальчишке душу, мой брат в очередной раз побил свой собственный рекорд.
Не сдержавшись, я запрокинул голову и закричал, надрывая саднящую глотку рычанием. Если бы вдобавок к телекинезу я обладал даром воспламенять, все вокруг, включая меня самого, давно бы стало пеплом. Эта реальность, которая никогда не должна была быть вписана в историю Мироздания, не имела права на существование. За что ни возьмись, здесь все априори неправильно! И хуже всего, что я понятия не имел, как должно быть правильно и как при случае исправить хоть что-нибудь из того, что мы успели натворить. А ведь обращая в очередной раз, я планировал попытаться.
- Умоляю, не нужно! - слова звучали на слуху и в мыслях, их сопровождал искренний ужас, которого и в помине не было минуту назад, когда Арес издевался над ним, грозя свернуть шею. Тогда была лишь ярость и жажда, сейчас их сменил панический страх. – Прошу, пожалуйста! Я не похож на него! Я не хотел! Я помню, что вы сказали мне тогда… – он попытался бежать, но я догнал его в один прыжок, взглядом оттеснив к нагромождению камней. Кроша их своим телом, вампир вжимался в землю, но не сопротивлялся, не рычал, не скалился и больше ни о чем меня не просил. Все его мольбы превратились в агонический вопль, в один миг заполнивший мое сознание. Такого крика, прямой смысл которого: «Я хочу жить!», - я не слышал ни от одного из своих созданий за всё время существования.
- Кадис… - голос Элеады прозвучал глухо и отдаленно. За мысленным воплем новообращенного я почти не услышал ее. – Кадис, оставь его, – внезапно она сказала точно то, чего я так хотел, но не ожидал услышать. – Прошу, оставь! Я знаю, ты себе не простишь…
Подойдя совсем близко, я медленно опустился перед вампиром на одно колено, также медленно протянув руку к его шее.
- Умоляю!.. Мой господин, простите меня! Я ослушался!..
- Шшш, - успокоительно прошептал я, вглядываясь в его глаза и одновременно сжимая пальцы вокруг его шеи. – Ты не послушал, ибо я не объяснил, а лишь внушил тебе свою волю. Ты ни в чем не виноват. Вина на мне, - резким движением, еще до того, как его инстинкт самосохранения попытался мне помешать, я свернул ему шею. Очень легко, поскольку кости новообращенного еще не успели вобрать в себя достаточно кристаллов. – Теперь я прекрасно это понимаю, - прикрыв на секунду глаза, чтобы избавиться от стойкого эха чужого сознания, я обернулся к Элеаде, ответив на ее немой вопрос. – Вероятно. Но точно не сегодня. Клянусь, мы обсудим все позже, а сейчас забери его на орбиту, приведи в порядок. В конце концов, одень, - я криво усмехнулся, косясь на неподвижное тело, сгруппированное в позу эмбриона.
Терране. В любом возрасте и ипостаси для меня они были и навсегда останутся детьми.
Поднявшись на ноги, я отошел в сторону, предоставляя Элеаде свободу действий. На данном этапе она могла меня не понимать и потому не разделять моих стремлений, но, несмотря на это, я мог ей доверять и точно знал, что мою просьбу она исполнит. Молча пронаблюдав все ее действия, в последний момент перед их исчезновением во вспышке телепорта я поблагодарил ее улыбкой.
- Зевс, я даже интересоваться боюсь, что за извращенный план зреет сейчас в твоем сознании, - осторожно напомнил о своем присутствии Аполлон, рукой защищая глаза от яркого свечения.
- Ничего сверхизощренного, поверь, - я осмотрелся и, теперь уже без всякого опасения, потянул носом воздух. Грудь знакомо обожгло, а желудок свело голодной судорогой. – Чую, здесь осталось много крови. И прежде чем мы направим неугомонную стихию воды сровнять этот могильник с землей, неплохо бы доесть то, до чего не добрались клыки нашего юного друга. Все одно: исправить ничего нельзя, - в предвкушении я утопил руку в ближайшей кровавой луже. Жидкость успела остыть и даже начала густеть, из-за чего безвозвратно утратила былую привлекательность. Печально.
Отрешенно понаблюдав, как две густые капли одна за другой стекли с моих пальцев, я моргнул, отвлекаясь, после чего притянул к себе взглядом какую-то угловатую жестянку, легко согнул ее пальцами вовнутрь, образовав из плоского листа предмет наподобие чаши – неаккуратный, грязный и стойко пахнущий ржавеющим металлом.
«Да… Ле Сэнкрад, если ты докатился до таких условий проведения эксперимента, самое время разжигать погребальный костер, ибо как личность ты окончательно деградировал».
- Аполлон, - окликнув, я швырнул вампиру самодельную емкость. – Когда закончишь, собери сюда, что останется. И постарайся группы не смешать, от склеенных агглютинацией сгустков будет мало толку.
На рефлексе поймав летящий предмет, вампир недоуменно посмотрел сначала на него, потом на меня. Взгляд у него был ошарашенный.
- Арес так сильно тебя шарахнул? – каменея лицом, поинтересовался он спустя две секунды раздумий. – Или ты в очередной раз поиздеваться задумал?
Проглотив раздраженное рычание, я сделал глубокий вдох.
- Просто выполни просьбу – собери кровь, не смешивая чужеродные эритроциты. Поверь, я в здравом уме и не думаю ни над кем издеваться. Я всего лишь хочу поставить эксперимент.
- Неужели феерия от прежнего прошла? – разворачиваясь, чтобы уйти, вампир оскалился в презрительной усмешке. «Мой отец всегда твердил Совету, что вы двое ненормальные. Что вас и близко к лаборатории подпускать нельзя! Жаль, тогда никто не разделил его мнение».
Его мысли я услышал, несмотря на расстояние. Он даже не попытался их скрыть, и в первые мгновения это пригвоздило меня к месту. На смену ступору очень скоро пришла ярость, породившая в моем сознании все мыслимые способы расправы.
Да если бы не я, этот щенок еще лет триста назад превратился бы в дряхлого старика и пошел бы на корм червям, а не демонстрировал нетленную юношескую удаль перед сотнями смертных девиц, одним взглядом доводя их до обморока! Неблагодарный инфернит!
Впрочем, на данный момент я вынужден признать, что это неважно. Бьющиеся сердца, качающие терпкую горячую жидкость, разумы, полные страха, – вот моя привилегия. Остальное мне безразлично: оно может исчезнуть как данность, я даже не замечу.
Поведя плечом, я отбросил за спину накидку, уверенным шагом направившись к ближайшему живому телу, извивающемуся под нагромождением бревен. Я позволил себе чувствовать лишь запах крови и страх. Все прочие сомнения исчезли под напором жажды, которая моментально отключала разум и чувства. Я стал зверем, преследующим свою цель и готовым убить всякого, кто станет на пути.
Мотнув головой, я легким воздействием сдвинул далеко в сторону ствол, придавивший смертному ногу, после чего выставил вперед руку и аналогичным образом, с помощью теликинеза, приблизил человека к себе, обхватил шею рукой. Мне нравилась та горячая пульсация, что я ощущал, прикасаясь к мягкой, влажной, тонкой коже. Она дарила эйфорию, и я скалился в улыбке наслаждения. Жертва не кричала, просто повисла бесчувственной куклой в моем захвате, обессмысленный взгляд помутнел.
*Валери*

Возвращаться к сознанию было больно. Запредельно больно. Мне сперва показалось, что он вырвал мне сердце и унес его с собой, оставив зияющее отверстие в моей грудной клетке. Я кричала во всю силу легких, содрогаясь и хрипя от рычания, которое неизменно сопровождало крик.
- Эй!.. Хватит! Это бесполезно, ты знаешь!
За осуждающими словами последовал сильный удар наотмашь по лицу. Затем, не успела я сообразить, кто враг, в мой рот струей хлынула горячая кровь. Я моментально забыла все на свете, жадными глотками осушая доступную жертву. К несчастью, она была только одна и отнюдь не бездонна. Забвение блаженства отступило также быстро, как и пришло, вернув всё на круги своя. Не разжимая челюстей, я снова рухнула на землю и прижала колени к груди, совершенно не заботясь о хладном трупе, с которым лежала фактически в обнимку. Это не имело для меня никакого значения. Не привлекал моего внимания и тот, кто находился рядом, кто дышал, и чье сердце мерно, раздражающе билось у меня на слуху.
«Почему он здесь? Зачем принес мне кровь? Почему не уходит!? Почему!??»
- Он не сжег меня! Он сказал, что мой дар – его собственность! Что я его собственность! Не дочь, а вещь!.. Как какое-то устройство!
- Ты ведь знала, что так будет.
- Ты его лица не видел, его взгляда, - я зажмурилась, воскрешая в сознании болезненное воспоминание. – Ты не смотрел ему в глаза! Я сказала, что не дочь ему. И ему оказалась все равно. Также наплевать, как на труп смертного! Тогда я сказала ему, что мне надоело так существовать, что я хочу умереть. Я просила его меня убить! Он мог! Ведь мог же… А сказал лишь, что ему нужен мой дар!
- Ты ведь это предвидела… - странно сочувственный голос раздался неожиданно близко. Резко повернув голову на звук, я распахнула глаза, чтобы вовремя заметить его руку, занесенную над моим лицом. Что именно он хотел сделать, я не разбирала, отскочив в сторону раньше, чем длинные пальцы коснулись моей кожи.
Встав в оборонительную стойку, я оскалилась, угрожающе зарычав.
- Не прикасайся!
Лицо напротив изменилось. Странно и нехарактерно. В алых глазах я нашла сожаление, умело замаскированное под равнодушие.
- Я не собирался тебе вредить, если ты об этом подумала, - ухмыльнулся вампир, отчего его лицо вновь стало прежним – холодным и бесстрастным – копией лица Ареса.
До боли в груди захотелось рыдать. Почему? Почему их двое!? Как будто Мирозданию мало одного уничтожителя!
- Породив вас близнецами, натура зло пошутила прежде всего над самой собой. Я обоих вас... ненавижу!
- Это не удивительно. Я знаю.
Спокойствие в его голосе меня обезоружило. Совершенно. Впервые за время бытия вампиром я ощутила себя беспомощной, совершенно обессиленной, нагишом униженно распластанной в ногах у собственных сородичей. Даже звериные инстинкты враз куда-то подевались, лишив меня банального: возможности оскалиться и зарычать. Я просто отключилась, и странная, невесть откуда взявшаяся жидкость ручьями полилась по лицу, застилая глаза.
- Слезы людей не мешают мне их убивать. С чего вдруг ты решила, что твои слезы повлияют на мои принципы?
Вопрос разорвался в сознании шумовой бомбой. Еще секунду назад в моей голове была блаженная тишина и пустота, а теперь застывшие мысли вдруг снова помчались куда-то с невероятной скоростью, воскрешая в памяти образ за образом. Словно кто-то перезапустил мой мозг.
- Что? – я переспросила запоздало и совершенно растерянно. Вернувшиеся ощущения, в частности те, что позволили мне определить положение тела в пространстве, пугали. Я не хотела открывать глаза, чтобы лишний раз подтвердить догадку, ибо моя прежняя реальность за неопределенное время моего отсутствия явно трансформировалась в нечто апокалипсическое.
Ничего не говоря и не спрашивая, я поспешила высвободиться из объятий вампира, испытав при этом трудно преодолимое желание вылезти и кожи и сию секунду сжечь ее дотла. Общая ситуация не укладывалась в голове.
- Ты меня?.. – на всякий случай я решила восстановить цепь событий, явно оставшихся для меня за гранью восприятия.
- Да, - одернув примятую, исчерченную царапинами от когтей куртку, вампир поднялся с пола. - У тебя была истерика, и я остался, чтобы тебя успокоить. Колыбельную не пел, крокодильи слезы не утирал, но… подушкой побыл.
«Творцы! Провалиться мне на месте!» - зажмурившись, чтобы не видеть его корыстной ухмылки, я попыталась сконцентрировать мысли на чем-нибудь другом.
- Знаю, тебе будет странно такое услышать, но… я поступил так не ради личной выгоды.
- Забудь! – прорычала я, все еще не открывая глаз. – Вычеркни этот день из памяти! Его не было! Ничего… не было!
«Твой дар слишком ценен, как и твой потенциал. Признаёшь ты это, или нет, но ты моя собственность! Как и тот кусок мяса, который с руки Кадиса стал похож на что-то стоящее, над чем натура трудилась не зря…» - внезапная ярчайшая вспышка воспоминаний заставила меня вздрогнуть. Я совершенно терялась в хронологии происходящего, отчего по венам смертоносным ядом потекла паника.

«Поверь, мне не придется долго искать способ подчинить его в обход кровной связи, достаточно будет накормить…
«О чем? О ком он говорил?» – я лихорадочно пыталась выстроить логический ряд, выхватывая из контекста отдельные фразы, относящиеся к…
- РЭЙ! – имя лаем вырвалось из горла, моментально распределив ориентиры и развязав в моем сознании все узлы. В поисках ответа на первостепенный вопрос я посмотрела на Кадиса. – Я его не бросала! Но, Кадис, я не могла не попытаться! Я должна была убедиться, что поступаю правильно! Что отца уже нет, и его невозможно вернуть! Я должна была…
- Я тебя не осуждаю, - его губы произнесли всего четыре слова, в то время как его глаза подробнейше расписали мне все пропущенные события.
- Что ты… - я рванулась к нему, застыв в паре дюймов напротив. – Что он с ним сделал?!
____________________________________
*Никогда не говори никогда, дочь моя.
Награды: 63  
профи Дата: Вторник, 01 Апреля 2014, 18:17 | Сообщение # 1596
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Продолжение супер  ;)
Продолжайте в том же духе, и всего наилучшего
Сообщение отредактировал профи - Среда, 02 Апреля 2014, 12:29


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
MEGAFAN Дата: Четверг, 03 Апреля 2014, 23:48 | Сообщение # 1597
Присвоен уровень допуска
Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Репутация: 14
Замечания: 0%
Статус: где-то там
доброго времени суток=)     Не буду много писать так как все улЁт trio !!! Спасибо автору thanks ToddPlus1    У меня есть небольшая просьба help если кто может и ему не лень,соберите сие произведение в один чудесный архивчик и дайте на него ссылочку пожалуйста ^_^ . Зарание спасибо.


А мне все побоку Я Janus (философия Древних)
Награды: 2  
WhiteYFlighteY Дата: Воскресенье, 04 Мая 2014, 03:45 | Сообщение # 1598
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 34
Репутация: 13
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Таксссс окей. Сейчас у меня около трех часов ночи. Прочел от А до Я за довольно короткий срок. Так что глаза рубиновые теперь не только у вампиров. Ладненько, зрение посадил. Что еще... Фик потрясающий! ;)
Вам удалось впихнуть кровососов в ЗВ с большим успехом. Молодец! Très bien!
Сообщение отредактировал WhiteYFlighteY - Воскресенье, 04 Мая 2014, 03:48


Победа любой ценой, победа невзирая на любые ужасы войны, победа, какой бы длинной и трудной ни была дорога, ведущая к ней, ибо без победы у нас не может быть будущего. - Уинстон Черчилль
Награды: 4  
Lady_Di Дата: Воскресенье, 04 Мая 2014, 22:05 | Сообщение # 1599
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата WhiteYFlighteY ()
Так что глаза рубиновые теперь не только у вампиров.

Зачем вы так себя изводите? Текст бы, в любом случае, из темы сайта никуда бы не делся)
Цитата WhiteYFlighteY ()
Вам удалось впихнуть кровососов в ЗВ с большим успехом. Молодец! Très bien!

Сама не ожидала, что все выйдет так. Мerci!

Добавлено (04 Мая 2014, 22:05)
---------------------------------------------

Цитата MEGAFAN ()
Спасибо автору

Вам спасибо за оценку!
Цитата MEGAFAN ()
У меня есть небольшая просьба если кто может и ему не лень,соберите сие произведение в один чудесный архивчик и дайте на него ссылочку пожалуйста

Вторая часть уже собрана. Осталось обработать.
Награды: 63  
WhiteYFlighteY Дата: Воскресенье, 04 Мая 2014, 23:06 | Сообщение # 1600
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 34
Репутация: 13
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Lady_Di ()
Зачем вы так себя изводите? Текст бы, в любом случае, из темы сайта никуда бы не делся)

Так я с перерывами читал. Текст легок в чтении и интересный.
Черт возьми, напишите еще раз и я еще раз прочту. Мне себя не жалко, хехе. Ну, так уж вышло)
Автору респект!
Сообщение отредактировал WhiteYFlighteY - Понедельник, 05 Мая 2014, 08:25


Победа любой ценой, победа невзирая на любые ужасы войны, победа, какой бы длинной и трудной ни была дорога, ведущая к ней, ибо без победы у нас не может быть будущего. - Уинстон Черчилль
Награды: 4  
Lady_Di Дата: Пятница, 30 Мая 2014, 18:42 | Сообщение # 1601
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Иллюстрация к флешбек-истории "Душа для богини". Подарок от Gloria-san
Награды: 63  
Gloria-san Дата: Пятница, 30 Мая 2014, 18:57 | Сообщение # 1602
По ту сторону врат
Группа: Помощники
Сообщений: 266
Репутация: 850
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di, и всё-таки версия, в которой у них более живой оттенок кожи, мне больше нравится :D
Награды: 38  
Lady_Di Дата: Пятница, 20 Июня 2014, 00:33 | Сообщение # 1603
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Gloria-san, по всем законам вселенной "АиД" живым он быть и не должен. Как бы нам не хотелось иного!

Добавлено (20 Июня 2014, 00:33)
---------------------------------------------
Дорогие читатели, бывшие и настоящие, я несколько запуталась, поэтому те из вас, кому нужна вордовская версия истории, пожалуйста, напишите мне об этом в личку. Заранее спасибо)

Награды: 63  
kostyakozko Дата: Пятница, 04 Июля 2014, 23:41 | Сообщение # 1604
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 179
Репутация: 270
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Произведение просто великолепно, дочитываю вторую часть уже, спасибо, Диана!
И да, кстати, если нужна мобильная версия книг в формате epub (правда, вторая часть чуть похуже, т.к. перегонял из pdf и влом было редактировать, но все же), могу предоставить Lady_Di, а она уже пусть сама распоряжается, как хочет.


Награды: 5  
Lady_Di Дата: Воскресенье, 15 Ноября 2015, 20:57 | Сообщение # 1605
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата kostyakozko ()
Произведение просто великолепно, дочитываю вторую часть уже, спасибо, Диана!

Спасибо, что заинтересовался)
Цитата
могу предоставить Lady_Di, а она уже пусть сама распоряжается, как хочет.

Скинь мне ВК)

Добавлено (15 Ноября 2015, 20:57)
---------------------------------------------
Доброго всем времени суток!
Давно меня здесь не было и, прямо скажем, за время моего отсутствия на форуме особо ничего не изменилось. Тихое запустение, мрачное вымирание, если не считать редких вспышек упрямой жизни от авторов вроде iris. Собственно поэтому я и здесь. Англоязычных работ пока не приглянулось таких, чтобы прямо хотелось перевести, поэтому, чем черт не шутит, вытащу-ка я с последних строчек тему АиД. В качестве экстренных мер, хотя это вряд ли надолго поможет.
В теме артов, к слову сказать, еще более мертвой, чем фан-фикшен, одно время висела прекрасная работа замечательной Gloria-san, которую так никто и не оценил по достоинству. Поскольку трудилась она над этим чудом только ради меня и этой темы, я оставлю ее здесь, в качестве постера к этой давно всеми забытой истории. Почему здесь, ведь это фикшен, а не арт? Потому что только в этой теме арт возможно связать с сюжетом, наглядно-образно, так скажем, что объяснит измененную внешность нашего всеми любимого полковника.


Еще на днях мне вспомнилось былое, и я решила написать зарисовку к "Душе для богини", о которой меня очень давно просила все та же Gloria.
Выкладываю для знакомых с сюжетом АиД, которым, возможно, будет интересно почитать. Не POV)

Игрушка


Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Драма, Hurt/comfort, AU
Саммари: Действие происходит во время пребывания Древних на доисторической Терре. Она Древняя, с "Олимпа". Он жалкий человек.

Время потеряло для него всякий смысл и очень быстро вовсе перестало существовать. Больше не было света дня и мрака ночи, бодрствования и сна. Не было ничего, что делило бы его бессмысленное однообразное существование на сегодня и завтра. Больше не было вчера. Было одно, единое, бесконечное… нечто, в котором не существовало… ничего. Ни перемен, ни перерывов, ни даже кратких передышек. Нельзя было закрыть глаза, чтобы не видеть, невозможно было уснуть, чтобы не слышать и не чувствовать, нельзя было не дышать, чтобы не гореть заживо каждый миг.

Он просто… просто был заточен где-то далеко, глубоко в великом и ужасном Аиде, где душам грешников, наверняка, положено проходить все то, через что он проходил, не в силах изменить свою судьбу. Если бы только он мог покаяться, даже не зная, в чем, если бы кто-то мог его услышать и ответить на его мольбы…

Он кричал, звал хоть кого-нибудь. Без устали, беспрерывно, часами или даже днями. Он давно потерял все ориентиры, чтобы знать, сколько прошло времени. Ледяная, погруженная в вечный мрак пустыня оставалась равнодушна и глуха к его мольбам.

Она не пришла на его зов, не ответил ему и Создатель. Да, однажды он пытался воззвать и к нему тоже. Ответом стала все та же сводящая с ума тишина… и пустота. Никто не пришел к нему. Никто ничего не объяснил.

Хотя, столько времени спустя он и сам догадался, в чем была его ошибка. Наверное. Он так решил. И это внезапным образом оказалось даже больнее, чем неуемный голод, который мучил его каждый миг, не отступая, но лишь усиливаясь или ослабевая время от времени.

Глупый. Глупый! Наивный и опьяненный внезапным открытием. Опьяненный? Нет, не так! Сошедший с ума, окончательно потерявший разум и… человечность? Да, среди прочего это была единственная истина, в которой он не сомневался. Кем бы он теперь ни был, человечности в нем не осталось. В нем был только зверь - вечно голодный, разъяренный хищник, захлебнувшийся в мечтах о том, как вырвать кому-нибудь сердце. О, он бы вырвал! Если б только было, кому… Кроме тех скользких, мокрых, вечно холодных тварей, которыми от безысходности питалось его жадное до жизни тело вопреки любым протестам разума. Это было мерзко, до тошноты противно и мучительно больно, но выбора он не имел. Вообще никакого, потому что его бескрайний ледяной Аид не имел ни конца, ни края, ни входа, ни выхода, никого, кто мог бы скрасить его пытки и сделать их терпимыми.

А ведь когда-то с ним здесь была Она. Это было так давно, что успело превратиться в единственный прекрасный сон среди сплошных кошмаров наяву. Вспоминая его, он был готов себя убить. И убил бы, если б только мог. Он сам или что-то, или… кто-то другой. Но он был здесь совсем один. В наказание за свою ошибку.

Он давно сошел с ума. Он не помнил себя прежнего, потерял себя безвозвратно. Потому что он не мог утонуть в ледяном океане, зато с каждой новой попыткой все сильнее захлебывался в чужих воспоминаниях.

Все, что с ним происходило, казалось таким нереальным.

Кто он такой? И кто такая Она?

Да, Она… Они все не такие, какими представляются смертным при жизни. Они куда более могущественны, чем скудное человеческое воображение позволяет представить. А еще более чем могучи, они беспощадны и кровожадны. Но Они все те же Боги для смертных. А Она… все та же Богиня… для него.

Могущественная и бессмертная, она прекраснее любой человеческой женщины, но ужаснее любого зверя, когда-либо ходившего по земле. Она убивает и дарит жизнь, до смерти мучает и воскрешает, хищно рычит в ярости, но умеет говорить так, как ни одна нимфа, таким голосом, что можно забыть обо всем на свете. Даже о чужих голосах в голове, даже о голоде. Так она велела ему забыть о Богах. Злилась на него, когда он говорил: «Моя Богиня».

Но что сделать, если для него это именно так?! Ведь только Богиня могла спускаться в Аид и так же легко их него уходить. Только Богиня могла быть способна на то, на что способна она: быть властительницей его жизни. Она точно была. Безоговорочно. Безраздельно. Она владела его телом, душой, мыслями. Аид или Олимп, Ад или Рай - это она решала. Всегда. Он мог лишь повиноваться.

У нее было то, чего ему, человеку, не обрести никогда. Она знала то, что ему никогда не постичь. Она была с Олимпа, с небес. Он был всего лишь человеком, который в своей короткой смертной жизни снега в глаза не видел, который и представить не мог, что дать ей такого, чего у нее нет, что ей сказать, чего она не знает. О чем с ней можно поговорить? Чем увлечь? Как не быть рядом с ней пустым местом?

Он был приятно удивлен. Он был поражен, когда узнал, что все же было что-то, чему может научить ее он, а не она его. Что существовало в этом необъятном и неизведанном мире что-то, что он знал, а она нет. Он не мог себе даже представить подобное. Это казалось невероятной, снисходительно-сладкой ложью, хитрой игрой на отвлечение, в которую она имела полное право играть с ним. Он не верил. Пока сам не убедился. И тогда он потерял себя. Он забыл свое место, забыл, кто он и кто Она, забыл… человека и отпустил зверя. Голодного, слепого, безумного зверя, который мог лишь требовать и брать. Жестко, грубо, грязно… больно.

Да, среди всего остального он помнил боль. От когтей в спине и клыков в шее, в ключице и в запястьях. Он также помнил удовольствие. Помнил кровь. За бесконечно долгое время впервые теплую, впервые… почти такую, как надо, от которой его не скручивало спазмами, от которой не рвало. Которую хотелось еще, еще и еще!

Он помнил то, что вспоминать было невыносимо. То, что не мог описать, то, чего прежде никогда не знал и не чувствовал: настолько разрушительную силу, настолько слепое, необузданное, хищное желание.

Но ярче и больнее всего он помнил,.. что она не сопротивлялась. В собственных воспоминаниях он был не один, их двое… было. И в этом моменте крылось что-то особенно мучительное, заставляющее его выгибаться и выть от боли и сожаления.

Если он был так непростительно груб, если раз за разом только ошибался, если забыл свое место и свою роль, то почему… Почему она не остановила его сразу? Почему сделала это лишь тогда и именно тогда, когда он набрался дерзости подумать, что он не ничто, не пустое место, что он, возможно, что-то большее для нее, чем… игрушка?

Он просил ее вернуться. Он молил ее о прощении, но продолжал гнить здесь в ледяном одиночестве, не чувствующий холода, неспособный замерзнуть уже, кажется, целую вечность. Она больше не приходила, не приносила ни одежду на смену разодранной в клочья, ни книги, в которых они вместе могли бы искать ответы на его бесконечные вопросы,.. ничего. Он не пил свежую кровь так давно, что уже забыл ее вкус. Он забыл, каково быть теплым или быть одетым, с кем-то говорить и слышать чужую речь.

Покусившись на святое, он совершил непростительную ошибку, и такова теперь была его расплата. Он слишком долго не мог спать, чтобы, бодрствуя, нехотя думать обо всем, о чем думать так не хотелось.

Он мечтал, как упадет перед ней на колени, вымаливая прощение. Мечтал, как голодный и слабый, набросится на нее в поисках тепла и точки бьющегося пульса. Мечтал, как будет из последних сил драть ее на части, чтобы заставить почувствовать хотя бы сотую долю тех невыразимых мук, на которые она, да, она его обрекла! Ведь только она знала дорогу в его Аид. Только у нее был ключ от замка несуществующей двери. Он рисовал все эти картины в своем воображении, ведь только это ему и оставалось, проигрывал в голове один сценарий за другим. И это длилось достаточно долго, чтобы, в конце концов, он потерял к этому всякий интерес, а вместе с ним и надежду на то, что она вообще когда-нибудь вернется.

- Я для тебя игрушка, - он сам удивился тому, насколько отрешенно и равнодушно прозвучали слова, которые когда-то он произносил в глухую пустоту с ревом дикого разочарования. Он не упал на колени, но и не набросился на нее. Он сохранял безопасное расстояние, все еще не до конца веря, правда ли это она или всего лишь очередное видение. – Против тебя… я ничто. И сколько бы книг я ни прочел, сколько бы ни решил задач и в скольких бы видениях не находил ответы, мне никогда не…

Она худшее существо, какое можно представить. Самое жестокое и беспощадное. Она владеет его судьбой, его жизнью… Она слишком хорошо знает, чего хочет ее игрушка.

И ему уже не все равно, внутри него не кипит сдерживаемая ярость, он даже не в силах связно мыслить. Не в силах себя обуздать, как и тогда… Он слепо тянется к забытому теплу, от забытого, теперь такого головокружительно резкого аромата теряя остатки рассудка.

Он давно не чувствовал этого, и, как назло, ее губы такие мягкие, что он стонет, едва коснувшись их. Стонет - зарычать не хватает сил. Она моментально опускает голову, делая разницу между ними в росте еще более непреодолимой, и не позволяет ему большего, а он глотает моментально набежавшую едкую слюну и почти валится с ног.

Он мог бы сопротивляться, мог хотя бы попытаться взять желаемое, но это уже тысячу раз испробованный в фантазиях вариант, на который у него теперь не хватает сил. И желания тоже..

Потому что она все еще единственная, кто навещает его в Аду.

- Ты пришла… - он льнет к ней и шепчет бессвязно, зная, как это глупо.

Теперь он знает и слишком хорошо понимает, как он глуп и наивен. Рядом с ней он словно неразумное дитя во взрослом теле, которому уже не вырасти. Никогда. Ему суждено быть просто игрушкой в руках хозяйки. И сейчас он почему-то совсем не против такой роли.

Он холоднее льда и тверже стали. Его кожу покрывает тонкий, растрескавшийся слой льда, тающий, чтобы снова намерзнуть и снова растаять. И так еще много-много раз. Он намного бледнее, чем она, с безжизненным серо-синим оттенком, от чего ее пальцы на его руке даже в оттенках ночного зрения выделяются контрастно сильно. Она прикусывает нижнюю губу, чувствуя вкус его прикосновения, и жмурится, удерживая рвущийся из груди отчаянный всхлип.

Слишком долгий, слишком жестокий способ удержать его о того, чтобы превратится в такого же, как она. В такого же, как все они. Всего лишь очередной эксперимент... С до сих пор неизвестным результатом.

Его напряженная рука мелко дрожит под ее рукой, и она вынуждает себя поднять взгляд к его лицу, готовая к любому повороту. Она не ждет в его глазах рассудка и удивляется, когда все же находит. В ловушке из недоверия, страха, голода, боли, слабый и угасающий, но все-таки находит. Он тянется к ней, и она точно знает, за чем именно. Она боится позволить и хочет, и знает, что должна. Должна уже слишком много.

Она снова кусает себя за губу, сильно, пускает кровь, и закрывает глаза, позволяя ему действовать.

Его трясет изнутри, мучительно ломает, и он молит немилостивых кровожадных богов, чтобы в этот раз она не была также доступна, чтобы остановила его, напомнила ему его место.

- Хэй… - она выдыхает ему в губы едва слышно и подается назад. Чуть-чуть. Не отворачивается, не избегает, не исчезает. Наоборот, она крепко держит его руки. Держит и держится, боясь отпустить. - Я здесь. Я с тобой. Я никуда не уйду. Тише… Осторожно. Аккуратно…

Сквозь звон в ушах он слышит слова, но, как ни старается, не понимает их смысл. Не видит разницы, хотя знает, что она есть. Между «осторожно» и «аккуратно»… Должна быть. Но это слишком нестерпимая мука, чтобы он продержался долго. Он прижимается к ней, губами к ее губам, ударяясь лбом о ее лоб. Он снова теряет себя. Часть его борется, но проигрывает, потому что голод сильнее и он так давно не пил настоящую, теплую…

Он не в силах остановиться, не сейчас, его тело уже все решило за него, а на внутренней стороне его век уже поплыли хаотично краски видений, ее воспоминаний, становящихся все более четкими с каждой каплей…

Но те два слова с незначительной разницей… они все еще звучали. А руки держали крепко.

Крови мало. Лишь небольшие теплые капли касались языка, заставляя все его тело извиваться в судорогах и ненасытно требовать большего. Он жадно лизал маленькие ранки, мешая им затянуться, пытался укусить сам, сильнее, глубже… Но боялся, и от этого лишь размазывал сукровицу по губам в бессмысленных попытках. А пульс упрямо бился прямо под его руками, указывая нужное место, дразнил, мучил, оглушал и ослеплял…

Он закрыл глаза, из последних сил пытаясь отстраниться от видений, и судорожно сжал челюсти, чувствуя, как клыки ранят собственную плоть. Рык протеста зародился где-то внизу живота и теперь стремительно поднимался вверх по истлевшему горлу. Если такова была его очередная пытка, то он с уверенностью мог сказать, что она превосходит все предыдущие.

- Зачем ты снова здесь? – он спросил, все еще прижимая ее к себе, неспособный отпустить, и не услышал собственный голос. Слишком звенело в ушах, слишком пылал в глотке зажженный по-новой вечный огонь.

- Закрой глаза… - она шепнула и прижалась к нему сильнее, мешая отступить. Он подчинился, и мир вокруг них раскололся в ослепительной вспышке, с грохотом исказился и исчез.

Он долго не обращал внимание на то, где оказался и что происходило вокруг. Голод окончательно затмил его рассудок, и, не встречая ни сопротивления, ни смертельной конкуренции, ни запретов на пути к его утолению, он просто пил… Холодную, но живую и человеческую кровь. Которая не густела глоток от глотка, не воняла животными, не вызывала рвотного рефлекса и… и даже казалась вкусной, почти той самой, которую так болезненно требовало его странное новое тело.

- Что… это такое? – все еще тяжело и хрипло дыша, он сглотнул кровавую слюну, наслаждаясь терпким послевкусием и по-прежнему сминая в пальцах прозрачную пустую оболочку, под которой вместе с мизерными остатками крови влажно хлюпал воздух.

- Это искусственная кровь, - ответила она, продолжая рассеяно водить пальцами по его обнаженной спине, теперь такой соблазнительно теплой, хотя еще совсем недавно она могла почувствовать на ней только ледяной рельеф грубых рубцов от собственных когтей. – Она холодная и… немного другая, чем у живого человека, но для питания вполне подходит. И никого не нужно убивать, - терпеливо дождавшись, пока он решится повернуть к ней окровавленное лицо, она осторожно попыталась улыбнуться и робко, с опаской спросила. - Тебе понравилось?

Теперь его глаза в приглушенном освещении алели в тон губам, и это нравилось ей намного больше непроглядной ледяной черноты и голода, которые она видела на его лице до.

Все еще пытаясь как-то осмыслить происходящее и успеть за изменениями, он просто не знал, что ответить. У него даже не было подходящего примера для сравнения. Кроме того, он не знал, какой ответ она от него ждала, какие его слова понравились бы ей и не разозли, не разочаровали и не заставили уйти... Этого он боялся.

Нравилось ли ей, что он так близко? Что он такой… грязный и обнаженный, и… вот такой вот, совсем на нее не похожий, не соответствующий ей даже по внешнему виду, хотя это как раз было тем немногим, в чем он мог бы преуспеть. Наверное. Во всяком случае, у него было время обдумать и это тоже.

Она долго смотрела ему в глаза, а он, как заколдованный, смотрел на нее, видя все то, по чему он так отчаянно скучал: тепло, ласку, нежность, что в совокупности так походило на незаслуженное им снисхождение, что он чуть было снова не сотворил глупость.

В последний момент он отпрянул, но она вдруг сама потянулась к его губам. Поцеловала осторожно, совсем не грубо, но и не дразня, словно напоминая об осторожности. Но в тот самый миг, когда он почти счел это приглашением, она исчезла. Снова.

Он снова не знал, почему, куда, надолго ли и вернется ли она? Как ни пытался, он не понял, в чем на этот раз его вина. Он ведь старался. Он правда старался. Он сделал все, что мог, чтобы сдержать своего зверя.

Новое место было ему незнакомо, как в целом все, с чем он сталкивался в своей новой жизни… после смерти. Он снова не знал, где он, к чему здесь можно прикасаться, к чему нельзя. Не знал, имел ли он права трогать найденную одежду… Хоть прежде он уже привык и совершенно не находил странным всегда быть в крови, сейчас это показалось ему диким и… неправильным.

Ничто не изменит его статус по отношению к ней, вне зависимости от того, насколько сдержанным и аккуратным он будет. Он всего лишь глупый, неразумный человек, у которого никогда не найдется темы для разговора с Богиней. Но, по крайней мере, ему хотелось верить, что хотя бы внешне он мог бы попытаться… не отличаться и не выглядеть так же жалко или даже еще хуже, чем он предстал перед ней в их первую встречу.

Увидеть свое отражение в зеркале было странно и даже боязно. Он понимал, что ходил по грани между дозволенным и смертельным, но ничего не мог поделать с любопытством. В его уставшем, давно замученном бесконечными видениями мозгу все никак не унималось одно назойливое, такое яркое, что иногда затмевало собой реальность. Однажды, очень давно, он вкусил его с ее кровью, и с тех пор оно не давало ему покоя.

Он был в этом видении – отражении чужих мыслей. В нем он был чист от крови, он был в одежде. Не в тряпках, не в оборванных, висящих как попало лоскутах. На нем была куртка из того же удивительного материала, что она носила, с теми же странными застежками «молниями», и брюки, и массивные ботинки. А за его спиной в этом видении виднелся нечеткий, проступающий словно сквозь дымку тумана силуэт. Неузнаваемый в видении, теперь внезапно…

Он дернулся от неожиданности ее появления и резко обернулся к ней, возникшей за его спиной, напрочь забыв контролировать движения.

Он потрясенно раскрыл рот, отчаянно подыскивая слова для оправдания, но она остановила его тихим «шшш» и подошла близко, настолько, что они соприкоснулись лбами. Какое-то время они стояли так в тишине из неритмичного стука двух разных сердец, и он боялся шевелиться. До тех пор, пока она сама не взяла его руку.

Он молча наблюдал все ее действия с выражением глубочайшего шока на лице, на который она даже не обратила внимания, медленно развернув его застывшее в ступоре тело лицом к зеркалу.

Несколько долгих мгновений он избегал поднять взгляд на их отражения, а когда все-таки сделал это, то не поверил в то, что увидел. Не в сам факт, но скорее в его реальность, потому что слишком уж сильно это походило на видение.

Ту самую игру его воображения, в которой они стояли рука об руку вдвоем и выглядели такими… одинаковыми. Равными. По крайней мере, внешне.

На ее руке, которой она сжимала его руку, серебрился, на свету отбрасывая слепящие блики, тот самый ключ от замка несуществующей двери в его Аид, то самое кольцо. На его руке, которой он отчаянно держался за нее, боясь отпустить прекрасное видение, теперь тоже блестел металл. Такое же кольцо в холодном серебре, с массивным черным камнем вместо россыпи мелких рубинов.

Он обратил на нее ошеломленный взгляд, в который раз не находя нужных слов, на что она лишь улыбнулась. Той самой улыбкой, которая однажды подарила ему надежду.

- Ты не моя игрушка, Рэй, – ее алый взгляд вдруг стал серьезным. – Никогда не был и никогда не будешь. Сейчас ты не веришь, знаю, но однажды мы станем равными. Однажды наше будущее станет реальным.

Она сжала его руку. Намного сильнее, чем он мог бы сжать ее, но сейчас это его не задело. Потому что именно он был тем жалким и глупым смертным, который удостоился держать за руку Богиню Олимпа.

И если ценой за это была всего лишь его на веки проклятая душа, он был счастлив заплатить.

Искренне ваша, Lady_Di ;)
Награды: 63  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Ангелы или демоны? (Завершен!)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)