17:35
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Холодный мир (монолог-миниатюра)
Холодный мир
Kitten Дата: Среда, 26 Октября 2011, 09:44 | Сообщение # 31
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Мне почему-то кажется, у них леталка была более вытянутой, округлой формы и серебристого цвета.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Среда, 26 Октября 2011, 10:41 | Сообщение # 32
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
цвет-то разный мет быть, у них же не одна леталка...


Награды: 19  
Kitten Дата: Среда, 26 Октября 2011, 11:13 | Сообщение # 33
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Elenna)
цвет-то разный мет быть, у них же не одна леталка...

Цвето то может и разный, но формы у их леталок одни.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Среда, 28 Ноября 2012, 17:43 | Сообщение # 34
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
А вот и продолжение 4й главы:

Продолжение

Добавлено (03.12.2011, 23:03)
---------------------------------------------
И конец четвёртой главы:

Глава 4 (окончание)

продолжение следует

Добавлено (10 Ноября 2012, 22:30)
---------------------------------------------
А вот и продолжение:

Глава 5

Решила его немного проиллюстрировать:

Добавлено (17 Ноября 2012, 21:53)
---------------------------------------------
Пожалуй, рискну изменить моему "обычаю" и выложить "открытым текстом очередное продолжение

Глава 6.
- Ты уже второй день избегаешь меня, - говорил Руслан, присаживаясь на скамейку рядом с Лией. - Что происходит?
- Я боюсь.
- Меня боишься?
- Нет. Я боюсь за тебя.
- Я что-то не понимаю...
- Ты человек. И тут кругом - люди. А я... а мы опасны для вас.
- Да с чего ты взяла, что вы опасны?
- Элизабет так говорит.
- Нашла, кого слушать! Ты что, ещё не поняла, каково ей верить?
- Может быть, она знает... она же раньше была человеком.
- Нет, не была. Иметь человеческое тело и быть человеком - это не одно и тоже... после того, что она сделала с вами - я её человеком считать отказываюсь. А ты... ты хоть раз на кого-нибудь руку подняла?
- Нет. Когда наши начали убивать людей, нас уже не было в Асурасе.
- А если б была там?
- Не знаю. Оберот перепрограммировал многих из нас - может, и меня бы перепрограммировал, если бы нашёл.
- А так, без перепрограммирования, хотелось тебе когда-нибудь убивать?
- Тогда, в Атлантисе, мы топили город... но мы не хотели, чтобы они умерли - правда, не хотели! Мы не знали, как их убедить - а нам очень нужны были тела, нам было больно!
- Успокойся, я верю тебе... верю. В конце концов, вы ведь никого не утопили. Но сейчас-то вам никого топить не нужно?
- Нет.
- А чего же бояться?
- Наниты, из которых мы состоим... в человеческом организме они могут быть опасны, как у Элизабет.
- Насколько мне известно, благодаря нанитам она осталась жива.
- Но сначала чуть не умерла. Поэтому она ненавидит Ниама.
- Послушай, если мою кровь перелить человеку с первой или третьей группой - он тоже умрёт, но это же не значит, что я опасен - потому что никто такое переливание делать не станет! А вы разве не контролируете свои наниты?
- Контролируем. Но Элизабет говорит, что...
- Ты не должна слушать, что говорит Элизабет! Пойми, Лия, она принадлежит к народу, который постоянно пытается навязывать свою волю другим странам, а теперь и другим галактикам. Но здесь ей никто не позволит своевольничать - тебе нечего бояться!
- Значит, нам не обязательно создавать органические тела?
- А вы этого не хотите?
- Нет, теперь не хотим. Если мы создадим человеческие тела - мы не сможем воссоздать нашу расу.
- А вы решили воссоздать?
- Да. Мы столько веков жили ради вознесения - теперь мы будем жить ради этого.
Руслан смотрел в чёрные глаза асуранки - и ему казалось, он заглянул в непроглядную черноту космоса, в которой печаль тысячелетий мешалась с почти детской наивностью. Что-то древнее поднималось из глубин - хотелось до боли стиснуть эту женщину в объятиях, впиться губами в её губы... "Нет, нет, - говорил он себе.- С ней так нельзя. Так я ещё больше её испугаю", - и он лишь провёл рукой по её волосам.
- Семнадцать дней назад ты читал мне словесную логическую структуру, это было красиво.
- Ты про стихи, что ли?
- Читай ещё! - попросила она примерно так, как ребёнок просит рассказать сказку.
Руслан сжал её ладони между своих:
- Благословляю день, минуту, доли
Минуты, время года, месяц, год,
И тот прекрасный край, и город тот,
Где светлый взгляд обрек меня неволе...

Оба не заметили Макара Емельяновича, проходившего мимо.
"Интересно, что бы сказала доктор Вейр, если б знала, что они уже до Петрарки дошли?" - подумал он.

Добавлено (20 Ноября 2012, 16:45)
---------------------------------------------
Для Элизабет в Адаптационном центре выделили отдельную комнату: жить вместе с репликаторами ей не хотелось... как не хотелось и лишний раз выходить из своей комнаты: теперь, спустя несколько недель, репликаторы (которых сотрудники центра ласково именовали "электрониками") уже не напоминали испуганных детей и свободно разгуливали по Центру — и каждый раз она рисковала наткнуться на кого-нибудь из них… правда, Ниам и Арктур чаще всего проводили время в архивах, Корасен редко выходил из комнаты, а Лие и Чане было не до неё (одна из них была занята общением с братом Русланом, другая – с братом Всеволодом), но вот Стилус, Цертус, Селестия или Эван... Но совсем изолироваться всё-таки было нельзя — ни от репликаторов, ни от людей. Вот и теперь её уединение было нарушено — и конечно же, тем, кого она менее всего хотела бы видеть: в дверях стояла сестра Ксения.
— Извините за вторжение, Елизавета Джеймсовна, — подчёркнуто-вежливый тон Владычицы не предвещал ничего хорошего. — Надо поговорить.
Элизабет нехотя подняла голову от книги:
— Что вы хотели?
— Я хочу знать, кто сказал асуранам, что они опасны для людей.
— Я говорила с ними об этом на днях.
— Кто бы сомневался! — Ксения почти бесцеремонно уселась на стул. — Это что же получается, психотерапевт из кожи вон лезет — а вы им новые неврозы провоцируете?
— У них не может быть неврозов.
— А вот доктор Рамазанов так не считает.
— Доктор Рамазанов — фанатик своего дела, он найдёт невроз у кого угодно. Но мы-то с вами должны понимать, что у компьютеров неврозов не бывает.
— Значит, не бывает? Так ведь вы тоже в некотором роде компьютер — получается, что и с вами он тут зря время теряет?
— Я не всегда была репликатором, и вы это знаете.
— Так значит, саму возможность существования человеческой души в нанитном теле вы принципиально не отвергаете?
— О душе я ничего не знаю — никогда не интересовалась вопросами религии.
— Как же так, вы получали филологическое образование — и никогда не имели дела со средневековыми текстами?
— Исключительно с точки зрения истории литературного языка.
— "С точки зрения...", — вздохнула Ксения. — Вот что губит нашу цивилизацию — узко-специальный взгляд на вещи! Почему человек эпохи Возрождения...
— Что вы хотите от меня? — резко оборвала её Элизабет.
— Я хочу, чтобы вы перестали смущать асуран абсурдными идеями! Это ж додуматься надо — внушать живому существу страх перед его собственным телом!
— А как ещё я могу их убедить? Если бы Елена не вмешивалась, я бы уже давно уговорила их на создание человеческих тел!
— Зачем, интересно? Им и в нанитных неплохо.
— Они должны понять, что если они хотят жить среди людей — то должны стать людьми.
— Кому должны? Их физическая природа не беспокоит никого, кроме вас.
— Потому что никто их не знает так, как я! Это ведь не вы жили среди них.
— Верно, в Асурасе я не жила. Но вот по части жизни репликаторов среди людей у меня опыта побольше — вы ведь даже попробовать не захотели.
— Тем не менее, вы скрывали то, что он репликатор.
— Да, скрывали. В нашей эпохе слишком много людей, похожих на вас — но здесь, слава Создателю, не изобьют человека за то, что он не WASP!
— Вы считаете меня расисткой?
— В отношении асуран вы ведёте себя именно как расистка. И это после всего, что они для вас сделали! Должны же вы быть хоть немного благодарной.
— И за что же я должна их благодарить?
— А что — не за что? В свою компанию приняли, прижиться помогли, от Оберота защищали, при бегстве с собой взяли...
— Но сначала они сделали меня репликатором. И если вы ратуете за сохранение естественной природы...
— Репликатором вас сделали не они. Тех уже нет в живых — ваша жажда мести должна быть удовлетворена.
— Ниам жив и по-прежнему опасен.
— Я что-то не понимаю: у нас он два года никого пальцем не тронул — а у вас сразу...
–... вцепился мне в горло.
— Он же был перепрограммирован — так что можно считать, не он это сделал, а Оберот. Теперь Оберота нет, кода агрессии тоже нет, чего вы боитесь?
— Вы забываете о нанитах.
— Наниты передаются не спонтанно, а целенаправленно — вы знаете это лучше меня.
— Но я не знаю, чего ждать от них... с тех пор, как мы здесь, они "закрываются" от меня, и я не знаю, что они замышляют.
— Так вот в чём дело — вы потеряли возможность их контролировать на расстоянии! Полагаю, вы поэтому отказались от домашней адаптации?
— Я не считаю себя обязанной отвечать на этот вопрос!
— Я не настаиваю! Но имейте в виду: если ещё будете их обижать — я за себя не отвечаю!
— И что же вы сделаете?
— Попрошу брата Всеволода удалить вам код агрессии! — ответила Ксения уже в дверях. — Я вижу, вы — последняя из репликаторов, у кого он остался! — Ксения ушла, хлопнув дверью.
Оставшись в одиночестве, Элизабет подошла к окну. На скамейке она увидела Лию в компании брата Руслана — физик нежно держал асуранку за руку... Может, хоть эту удастся уговорить на человеческое тело? Остальных, видимо, не дадут.

Добавлено (24 Ноября 2012, 18:00)
---------------------------------------------
***
"Зачем только приходила к ней? — думала Владычица, идя по коридору. — Всё равно эта американка ничего не поняла — только себе нервы трепать..."
От раздражения её отвлёк Макар Емельянович, спешивший навстречу:
— Ну вот, хоть вас нашёл! Вы не знаете, где Корасен?
— Как — где? Разве не у Ахмеда Аслановича на сеансе?
— В том-то и дело, что нет. Нигде его найти не могу!
— А асуране что?
— И они тоже! Он в последнее время часто от них "закрывается".
— Похоже, исчезновения входят у него в привычку... где вы уже искали?

***
Корасен метался по Адаптационному центру — так же полубесцельно, как недавно по коридорам Атлантиса... бежать! Неизвестно куда — только подальше отсюда! Как бы то ни было — на сеансы психотерапии он больше не пойдёт — его пугал этот человек, который — казалось — знал о нём всё. Это не Оберот — от него не зашифруешься... ведь именно страх заставлял его то шифроваться, то бежать — с того самого дня...
Нет, как раз в тот день бежать он не мог — ноги оторвало взрывом, такая потеря вещества не позволяла восстановиться самостоятельно, без "вливания" нейтрония. Ниаму повезло — он стоял в другом конце лаборатории — и уцелел. Ниам вынес его из здания за 9 секунд до того, как оно рухнуло.
Почти сразу они столкнулись с Оберотом и Талусом. Да, Талус — самый весёлый парень в Асурасе... но в тот день и ему было не до шуток. Он догадался где-то прихватить МНТ — на нём-то они и смогли потом продержаться (за одно это можно было простить ему всё, что пришлось вытерпеть от него потом — когда он стал "правой рукой" Оберота). Вот так они дальше и бежали вчетвером. Бежали — а вокруг всё рушилось: рушились здания, рушилась подпространственная сеть, содрогающаяся от предсмертных криков, рушилась вера асуран в их создателей...
Оберот тогда сказал только: "Доигрался ты со своими переговорами!" (он имел в виду переговоры об удалении кода агрессии — в эту идею Ниама Оберот с самого начала не верил)... впрочем, не только это — он ещё доказывал Ниаму, что практичнее будет "повреждённого" бросить. Они спорили об этом несколько раз, пока добрались до нейтрониевой шахты. Там им удалось и восстановить ноги Корасену, и "пересидеть", пока не убрались лантийские "Авроры". Именно там — в той шахте — они с Ниамом решили, что станут не ниже создателей, а Оберот и Талус — что будут мстить. Все, кого создали после этого — все новые поколения асуран — шли либо за Ниамом, либо за Оберотом. Но если стремившиеся к вознесению могли хоть что-то делать для достижения своей цели — то Оберот и иже с ним были "связаны по рукам и ногам" ограничениями в базовом коде, и им оставалось только "отыгрываться" на Ниаме и его последователях — чем дальше, тем больше... и тут уже невозможно было жить, не дрожа от страха!
Безоговорочно доверять он мог только одному человеку — Ниаму — но теперь и ему нельзя верить: он заодно с людьми, он больше не думает о вознесении... а что, если цифровое вознесение не было ошибкой — что, если это было именно то, к чему они стремились? И оказалось, что это не для них — что они так существовать попросту неспособны... Снова всё рушилось — и на сей раз некому было его "вынести"...

...За очередным поворотом Корасен едва не сбил с ног темноволосое антропоморфное существо высокого роста с раскосыми глазами. Существо высказалось — явно мужским голосом — но почти ни одного слова Корасен не понял — можно было лишь догадываться, что в основном смысл сводился к выражению эмоций... да, они постоянно выражают эмоции! Всё-таки существовать без подпространственной сети довольно хлопотно и энергозатратно...
— Чего шарахаешься-то? — на сей раз вполне понятным языком поинтересовался незнакомец.
— Ты — человек, — констатировал асуранин, ещё не решив, опасен этот субъект или нет.
— Ну ты даёшь! Нешто я на человека похож?
— Похож, — коротко и весьма логично ответил Корасен.
— Скажешь тоже — человек... орк я, понятно тебе!
— Понятно.
— А ты сам-то кто?
Корасен не сразу определился, какую именно информацию следует предоставить собеседнику — но, судя по всему, того интересовало, к какому классу разумных существ он относится.
— Я наноморф.
— Нано — чего?
— Наноморф, — повторил репликатор. — Разумное существо, состоящее из нанитов — самомультиплицирующихся микроскопических структур.
— А-а, ты из этих, что ли... как вас там... электроников?
— Здесь нас иногда называют так.
— Так ты, наверное, в технике шпаришь?
— На моей планете я был учёным и изобретателем.
— Изобретателем? Это хорошо! — орк весьма по-свойски взял репликатора за плечи. — Пойдём-ка к ребятам, поможешь нам одно дельце обстряпать!

Добавлено (26 Ноября 2012, 00:01)
---------------------------------------------
***
Их в Адаптационном Центре осталось четверо- тех, кто так пока и не нашел себя в новом мире, но покидать его не спешил, уж больно хороша была жизнь в условиях Центра. А к хорошему привыкаешь быстро.

И в настоящий момент трое из них, с удобством расположившись прямо на покрывавшем пол мелковрсистом паласе были по уши погружены в некое таинственное действо с маленькими черными прямоугольниками, поделенными пополам неглубокой чертой с нанесенными на половинками белыми точками. Как успел отметить про себя Корасен, точек на каждом из таких прямоугольников было различное количество.

- Ну? – произнес один из них, оторвавшись от изучения выстроенной на полу затейливой комбинации, подняв голову и вопросительно уставившись на своего товарища.

- Знакомьтесь, парни, один из этих недавно прибывших электроников. Говорит, что в своем мире был изобретателем и ученым! – провозгласил с порога орк.

- Грикхан, ты в своём уме? Хочешь, чтобы нас накрыли? – спросил другой, в то же время с неприкрытым интересом уставившись на «электроника». Про «электроников» он слышал, правда краем уха, а видеть еще не доводилось. Занятный субъект, с виду не отличишь от человека. Ну да, местных андроидов тоже с людьми можно спутать. История пытавшегося ухлестнуть за Мэрилин Чародея с легкой руки одного из азенгардских ребят стала достоянием многих.

- Не накроют, - бесшабашно откликнулся ответил Грик. – Еретик временно отбыл в командировку…

- Ну и на кой нам «электроник»?

- Дык, может помочь с аппаратом … Он говорит, что у себя в мире изобретателем был и ученым.

- А что это? - с любопытством рассматривая затейливый агрегат, осведомился Корасен. Поняв, что странные незнакомцы не собираются причинять ему вред, асуранец позволил себе расслабиться. К тому же чисто научный интерес взял вверх над осторожностью. Ничего подобного прежде ему видеть не доводилось. Возвышавшийся в дальнем углу над полом агрегат состоял из небольшой горелки, разнокалиберных реторт, трубок и спиралей, внутри которых медленно сочилась некая мутноватая жидкость, в итоге по каплям стекая в подставленный низкий сосуд с двумя ручками. Откуда и каким образом орки натаскали все это, оставалось загадкой за семью печатями. Парни решили, что будут стоять до конца, как партизаны, и не расколются, хоть вешай.

- Синтезатор «ракетного топлива», - не без внутренней гордости за своё детище ответил репликатору один из молодых соплеменников Грика.

«В простонародье – самогонный аппарат», - мысленно добавил он. Но вслух решил не произносить. Судя по выражению лица гостя, затейливое наименование агрегата произвело на него впечатление..

Об игре дружно позабыли. Поднявшись с пола, парни вслед за «электроником» и Гриком приблизились к агрегату. Гость продолжал с интересом разглядывать агрегат, а парни – гостя.

- А ты точно уверен, что он того … ученый? – вполголоса с толикой сомнения осведомился у Гнрика один из парней, ткнул того легонько локтем в бок.

- Дык он сам так сказал…

- Говорят, что кур доят, - ухмыльнулся его товарищ. – Какой же он к Илуватару ученый, коль элементарных вещей не знает?

- Может у них нет там «ракетного топлива»… откуда ему знать.

- Да? – недоверчиво хмыкнул их четвертый немногословный товарищ. – А от чего они работают? Чем заправляются?

- Воздухом! – рявкнул, едва сдерживая гнев Грик. Назревал явный дружеский мордобой. Но так и не назрел, поскольку, осмотрев странную установку, приведенный Гриком гость осведомился:

- Вы собираетесь строить ракету?

Парни прыснули, многозначительно запереглядывались. Вопрос, по их мнению, был более чем наивен, хотя и не лишен логики.

- Ракету? А на кой она нам здесь?

- Тогда зачем вам «ракетное топливо»? – не понял Корасен.

- Для употребления внутрь, - ответил один из парней.

«Это явно не люди, - сделал для себя вывод Корасен. – Наверное, это нечто вроде местных андроидов. И работают они на «ракетном топливе»…

Корасен уже успел познакомиться с некоторыми из числа так называемых андроидов – механических существ, похожих на людей, которых успел повстречать как в «Сфере», так и в Адаптационном Центре. Андроиды были самыми разными и занимались каждый вид своим делом – убирали территорию, работали в роли официантов, курьеров и информаторов. Улучив момент и оставшись наедине с роботом-уборщиком, начищавшим полы на этаже, где находились апартаменты асуран, Корасен рискнул сунуть руку в то, что считалось у андроида головой. Но ничего особо важного и интересного для себя почерпнуть не сумел. Андроиды показались ему примитивными, поскольку действовали согласно заранее заложенной в них людьми программе. Никаких перспектив в плане самоэволюционирования. Но эти парни, - кажется тот, кого назвали Грик, сказал, что они – орки – были совсем иными.

«Может, новая улучшенная версия? - подумал Корасен, в свой черед с интересом приглядываясь к парням. – Интересно, что им от меня нужно? Решили похвастаться своим изобретением?»

Как изобретатель Корасен не был от представленного ему ноу-хау в большом восторге. Наметанный глаз ученого сам собой отыскал в агрегате неточности и слабые звенья, над чем еще следовало бы поработать.

- Ну так и займись этим, - ответил ему один из парней, когда он указал новым знакомым на недостатки их агрегата.

- Вы хотите, чтобы я помог вам доработать синтезатор?

Вот, значит, зачем его притащили сюда! Этим андроидам нового поколения понадобилась помощь в добыче необходимого им для функционирования жидкого топлива. Что ж, он им поможет. Эти ребята ему никакого вреда не причиняли … пока, да вроде не собираются впредь. Странные немного, координация движений слегка страдает, да и к Сети не подключены. Или, скорее всего, у них иная, собственная, Сеть.

- А то! – обрадовался Грик. – Мы чай в долгу не останемся…

Правда, чем они собираются расплатиться за услугу, орчок так и не сказал. Впрочем, севшее на прежнего «конька» «эго» асуранского изобретателя и ученого уже делало своё дело.

… Постепенно работа увлекла Корасена, заставив напрочь позабыть о не так давно терзавшей его тревоге. Он с головой ушел в процесс модификации странного агрегата, собранного парнями в полевых условиях при помощи бытового синтезатора. Оказывается, местные синтезаторы умеют копировать не только носки и элементы одежды, но и много чего может пожелать простая орочья душа, за исключением конечно «ракетного топлива». Для экспериментов в этой части необходим был пищевой синтезатор, который находился в столовой. Но экспериментировать с ним орки уже не решились.

Модифицировать уже готовый агрегат большого труда не составило, сложнее оказалось встроить наниты – всё-таки технологии были почти несовместимыми. Впрочем, невыполнимые задачи всегда были его «коньком»! Выстраивая программу для нанитов, отделившихся от его тела, Корасен ощутил знакомое чувство интеллектуального подъёма – как будто вернулись те времена, когда они с Ниамом и Аррией только начали разрабатывать способы вознесения.

«Эх, Аррия, Аррия… надо ж было такому случиться, что именно она оказалась в городе-корабле в тот день, когда явились гости из «Атлантиса»…»

Усилием воли Корасен стряхнул с себя печальные воспоминания. Процесс продвигался, постепенно привычный глазу орчка самогонный аппарат приобретал незнакомые черты. Скорость производства необходимого продукта увеличилась.

- Ух, ты! – выдал один из ребят, когда подставленная под краник двуручная реторта, именуемая кастрюлей, была наполнена почти до краев. Грик был доволен собой и не скрывал этого. Как-никак, а ведь именно он при неожиданной встрече не сплоховал и догадался притащить ученого «электроника» в их комнату.

«Интересно, а что это он отделял от своего тела, а затем, меняя конфигурацию, встраивал в самогонный аппарат?»

Грикхан в своё время помогал в сборке моргульской «Виманы», но такой принцип работы с материалом видел впервые.

Впрочем вскоре ему стало не до этого; достав большие походные кружки, привезенные из родного мира, парни принялись разливать готовый продукт и осторожно пробовать на вкус.

– А чё, хороший получился!

– Сразу видать – то, что надо!

Парни уважительно, с одобрением, поглядывали на гостя, соображая, как бы и в каком направлении применить его необычайные таланты.

«Эх, неплохо было бы заманить такого с собой в Арду, - размечтался Грикнах. – Вот Глорфиндейл обрадуется …»

Орчок попытался представить возможную реакцию младшего пасынка ГлавногоНазгула, который, как всем в Брайдорате известно, был просто помешан на разного рода технике. Но когда он еще здесь появится? Это вопрос…

На дежурное предложение парней угоститься за компанию гость ответил вежливым отказом. Впрочем, никто и не настаивал – им больше достанется.

- Слушай, - после дегустации конечного продукта обратился к Корасену один из орчков. – Мы тут с парнями… того поспорили, можно ли нагнать так же, скажем, из пластикового табурета… как ты считаешь?

- А зачем? – осведомился с недоумением Корасен. Ответа на данный вопрос он естественно не знал. Не было в его жизни подобного опыта.

- Ну-у, в качестве эксперимента, - ответил орчок.

- В качестве эксперимента … - задумчиво повторил Корасен. – Можно попробовать. Но из чего?

- Да хотя бы вот из этого, - орчок кивнул на стоявший поблизости пластиковый табурет, выбранный в качестве экспериментальной жертвы.

- А чё, - осмотрев табурет сказал деловито его товарищ. – Ножки обломать – они железные, а корпус сойдет. Только его сперва настругать помельче надо, чтобы в аппарате не застрял.

Но ни обломать, ни тем более обстругать они ничего так и не успели. Дверь в их жилой бокс вдруг резко распахнулась, и на пороге возникла миловидная, но совершенно незнакомая им молодая дама.

– Вот он где! – заметив «электроника» воскликнула она. От её голоса, гость непроизвольно вздрогнул и как-то даже виновато ссутулился. Его снова нашли. За ней следовал Макар Емельянович. Впрочем, последнего орки уже видали несколько раз.

- Веселимся, значит? – осведомился он тоном, не предвещающим ничего хорошего.

- А чё? - независимо ответил один из парней; как –никак а пришлый дядька их прямым начальником не был, чтобы ему беспрекословно подчиняться. – Мы это … в качестве чисто научного эксперимента.

- Эксперимента, говорите … - усмехнулась дама, окинув комнату беглым взглядом и поморщилась от явно ощутимого сивушного запашка. – Знаю я, как эти эксперименты называются…

- Ну, точно эльфияночка, - заперешептывались, несколько стушевавшись, ребята. Кто-то под шумок даже поспешил припрятать кружки и кастрюлю с остатками драгоценной жидкости так сказать – от греха подальше. – На моргульскую жинку похожа …правда Мюриэль много старше будет.

Нрав женушки Главного Назгула был всем хорошо известен. От неё порой доставалось не только благоверному, но и его подчиненным. Впрочем, чего удивляться, коль по родословной Мюриэль приходилась дальней родственницей самому Феанору, одним словом – нолдорский характер.

Корасен переводил вопросительный, исполненный недоумения взгляд с Владычицы на новых знакомых, пытаясь понять, что те испугались? Ведь по сути они ни в чем не виноваты, он сам решил сбежать… И Корасен решил выручить ребят.

– Я модифицировал молекулярно-атомарный синтезатор ракетного топлива, - важно сообщил он. - По всему, он необходим данному виду андроидов для подзаправки…

- Андроидов? – одновременно повторили Ксения, Макар Емельянович и орки, озадаченно переглянувшись. Впрочем, орчки быстро сообразили, что к чему и прыснули, давясь от смеха. «Электроник» принял их за местных дроидов. Сесть и не встать!

- Ужо, я их заправлю, - нахмурив брови, выдала воинственно Владычица. – Сама вашему дорогому и уважаемому Моргулу доложу!

Парни натянуто ухмыльнулись, припоминая не столь давний визит в Брайдорат дипломатов с Большой Земли, пришедшийся аккурат на начало мая.

***

– Это ж додуматься надо! – выговорила Владычица, следуя за Корасеном по коридору. – Спирт из табуретки!

– Они хотели из пластика, – нерешительно пояснил Корасен. – Это был эксперимент. Они хотели узнать, можно ли синтезировать ракетное топливо из пластика.

– Что из столовой увели – из того и хотели! А табуретки… вот, говорят, в Струнино – на 101 километре от Москвы – была в 90-е годы XX века такая тётя Зина – вот она толк в табуретовке знала!

– Она была физиком? – поинтересовался репликатор.

– Да ты что, откуда физики на 101-м километре в 90-е годы! А только без всякой физики весь городок к ней за табуретовкой ходил!

– Иди-иди, не бойся, – говорил шедший следом Макар Емельянович, подталкивая Корасена к двери в кабинет психотерапевта. – Ахмет Асланович пока ещё никого не прибил. Вот его от пациентов в «воскреситель» выносили – было дело.

– Даже так? – удивилась Ксения.

– А то как же? Перемещённые – они же разные бывают.

– Для чего я должен общаться с ним? – почти обречённо спросил Корасен.

– Чтобы разобраться, куда ты попал, – ответила Владычица. – И чтобы понял, наконец, что тебя здесь любят. А с орками не связывайся, эти тебя хорошему не научат.

- Орками? - недоуменно переспросил репликатор. - Я не знал, что этот тип называется орками. Странная у них программа. Такое впечатление, что немного не доработанная.

- Какая уж есть, - сдержанно ответила Ксения. – А будут впредь приставать, я их начальству сообщу, он в миг им программу поправит.

- Только где он – их начальник то, - вздохнул Макар Емельянович. – Как неделю назад отбыл по делам в командировку, так они и предоставлены сами себе.

- Надо будет дать знать слайдерам, - согласилась Ксения. - Негоже ребят без присмотра оставлять. Мало ли чего им еще в голову прийти может…

…Когда дверь кабинета, наконец, закрылась за репликатором, Ксения облегчённо вздохнула:

– Ну ладно, на этот раз обошлось. Думаю, не стоит рассказывать об этом доктору Вейр. Представляю, что она может подумать…

– Пожалуй, не стоит, – согласился Макар Емельянович. – Она и без того нервничает из-за ромео-джульетычей.

– Каких ромео-джульетычей?

– А вы что, не в курсе, что у двоих ваших роман полным ходом с репло-девицами?

– А я, Макар Емельянович, в личную жизнь моих людей не вникаю, от дел отойти попросятся – не откажу, а так – нет…

– А Корасен этот, конечно, светлая голова! Меньше чем за час аппарат модифицировал.

– Да уж, было бы чем гордится. Его бы энергию – да в мирное русло!

Макар Емельянович нахмурился и затем задумчиво продолжал:

– Я вот о чём подумал… вот, видел он сегодня пьяных орков. Что, если он себе да и другим тоже любопытства ради какую программу соорудит, чтоб аналогичного состояния достичь, а? Дабы на собственном опыте, так сказать, понять, для чего парням спирт был нужен.

– Этого нам только не хватало! Если доктор Вейр пьяного репликатора увидит – ей же операционную систему переустанавливать придётся!

Добавлено (28 Ноября 2012, 17:43)
---------------------------------------------
***
Как бы ни хотелось Элизабет уследить за всеми репликторами — это ей не удавалось. Всё ещё переживая по поводу "самогонных подвигов" Корасена, она не увидела, как ночью после этих бурных событий Лия и Селестия зашли к Елене в спальню. Стоя в нерешительности у постели Хранительницы, асуранки переглянулись. Перевести этот "безмолвный диалог" можно было примерно так: "А можно? — А почему нельзя?" Немного подумав, Лия осторожно погрузила пальцы в лоб спящей женщины.
— Копируй всё, — говорила ей Селестия.
— А вот это она не любит. Может, это плохо?
— Но она это помнит... было бы плохо — забыла бы, ведь люди могут забывать.
— А Ниам говорил, что они тоже не всё могут забыть. Они даже плачут от этого.
— Ты информацию бери, эмоции не трогай — разбудишь!

Утром Елена, не подозревая о ночном посещении, прогуливалась по аллее в компании Ниама. В последние дни им нечасто удавалось побыть вместе: он постоянно был либо с собратьями, либо в архивах "Сферы" (информация всегда была страстью репликаторов). Елена уже задумывалась: "А нужна ли я ему теперь?" Она понимала, что в ней говорит материнская ревность, что жизнь идёт своим чередом... и всё же она была счастлива, когда Ниам всё-таки находил для неё время. Елена пела одну из тех песен, которые — она это знала — всегда будут связаны для Ниама с тем счастливым (она на это надеялась) временем, когда он впервые смог разглядеть прекрасное лицо человечества:
— За дальнею околицей, за молодыми вязами
Мы с милым, расставаяся, клялись в любви своей...

— И были три свидетеля: река голубоглазая,
Берёзонька пушистая да звонкий соловей, — неожиданно отозвались со спины два голоса.

Елена и Ниам оглянулись: за ними следовали Селестия и Лия.
— Ой, девчата, и вам эта песня нравится?
— Нравится.
— Нам нравится всё, что ты поёшь.
— Теперь мы тоже поём! — с присущей им непосредственностью сообщили асураночки.
— А когда выучить-то успели?
— У нас хорошая память.
— Да вроде эту я при вас ещё не пела... или вас Ниам научил.
— Я им не передавал, — как-то неожиданно мрачно возразил Ниам. — Откуда у вас эта песня?
— Не лезь нам в память!
— Не становись, как Оберот!
— Вы её скопировали, — заключил Ниам. — Мама, ты им разрешала сканировать твоё сознание?
— Да они не просили... но я не помню, чтоб они меня сканировали.
— То, что ты не помнишь, не значит, что они этого не делали.
— Мы не стирали ей память!
— Мы просто сканировали, когда она спала!
— Совсем немного!
— Только песни!
— Она ничего не почувствовала!
— Даже не проснулась!
— Я же предупреждал вас — без согласия никого не сканировать! Вы должны понимать, что мы здесь...
— Перестань, Ниам! — перебила Елена. — Думаешь, я не знаю, как ты за моей спиной ударникам мобильные игрушки делал!
— Да, я это делал, — как-то отстранённо ответил асуранин и поспешно направился к зданию Центра.
За ним направились Лия с Селестией, распевая:
— Хорошие девчата, заветные подруги,
Приветливые лица, огоньки весёлых глаз,
Лишь мы затянем песню,
Как все скворцы в округе
Голосами своими поддерживают нас...



Награды: 19  
Kitten Дата: Среда, 28 Ноября 2012, 23:00 | Сообщение # 35
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Elenna)
Всё ещё переживая по поводу "самогонных подвигов" Корасена

Ей все же рассказали? Одно хорошо - репликатор не имеет возможности продегустировать то, что получилось. ;)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Четверг, 29 Ноября 2012, 09:14 | Сообщение # 36
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Kitten)
Ей все же рассказали?

Шила в мешке не утаишь! А Корасена - тем более.
Quote (Kitten)
репликатор не имеет возможности продегустировать то, что получилось.

Но, наверное, может просканировать мозг пьяного и на основе этого написать программу, погружающую в такое состояние репликатора... остаётся только радоваться, что Корасен до этого не додумался.


Награды: 19  
Kitten Дата: Четверг, 29 Ноября 2012, 09:17 | Сообщение # 37
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Elenna)
А Корасена - тем более.

LДа ж, особенно когда он со временем поймет и поверит, наконец, в то, что его действительно не будут убивать и любопытство репла к окружающему миру разгуляется во всю ширь. :)

Quote (Elenna)
остаётся только радоваться, что Корасен до этого не додумался.

Кто знает, кто знает... это ж Корасен. Может, они еще с Родни найдут общий язык...


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Суббота, 01 Декабря 2012, 16:35 | Сообщение # 38
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Если только Родни перестанет бояться репликаторов!

Добавлено (30 Ноября 2012, 15:46)
---------------------------------------------
***
Елена уже жалела о том, что сказала Ниаму. Конечно, ей было жаль асураночек — они выглядели такими смущёнными, но дискредитировать лидера в присутствии членов группы — это "запрещённый приём"! Что он хотел сказать? "Мы здесь..." "Мы здесь под наблюдением?" "Мы здесь чужие?" Значит ли это, что он до сих пор ощущает непреодолимую пропасть между собой и людьми? К тому же он, похоже, обиделся... Что ж, все родители рано или поздно через это проходят!
От размышлений её отвлёк человек в чёрном деловом костюме, идущий по аллее со стороны Центра; черты лица выдавали в нём уроженца Кавказа. Вот с кем ей уже несколько дней хотелось побеседовать обстоятельно!
— Ахмед Асланович! — окликнула она его.
— Добрый день, — отозвался психотерапевт.
— Наконец-то мы с вами встретились! Как-то всё не получалось, а ведь я столько слышала о вас...
— А я — о вас. И не только от асуран.
— Полагаю, от Эльяса?
— Не только.
— Как он сейчас?
— Ко мне больше не обращался — это само по себе неплохо, — усмехнулся психотерапевт. — А ещё я слышал, что он собирается жениться.
— И кто же эта счастливица?
— Инга, дочь Клементия Сергеевича.
— Когда-нибудь он должен был это понять.
— Вы не думаете навестить их?
— Не думаю, что стоит это делать. Есть прошлое, которое должно быть похоронено окончательно и бесповоротно — вам ли не знать... а вы работаете сейчас с кем-нибудь из той эпохи?
— Нет, сейчас я занимаюсь только асуранами. Признаюсь, это потребовало от меня всего!
— Они настолько отличаются от людей?
— Я бы не сказал, что различия настолько уж разительны — у них все те же личностные характеристики: экстраверсия-интроверсия, характер, темперамент... не могу сказать, какова его материальная основа — но он есть. у них нет только тех индивидуальных различий, которые у нас связны с асимметрией головного мозга, половых различий я тоже не выявил.
— Говорят, с ними вы поступились вашими принципами?
— Что в имеете в виду?
— Вы известны тут как последовательный сторонник семейной адаптации перемещённых, а им вы не рекомендовали.
— Ах, вы об этом... да, в данном случае я сделал исключение. Взять на адаптацию девятерых всё-таки сложно, а разлучать их нельзя ни в коем случае!
— Да, я заметила, что они привязаны друг к другу.
— Это слабо сказано! Понимаете, у них индивид ощущает себя в первую очередь не личностью, а членом группы.
– Как у людей эпохи родового строя?
— В принципе, сопоставимо, но всё равно это у них более выражено. Все тесты на групповую сплоченность и групповое влияние дают у них максимальные результаты, и что-то мне подсказывает, что у нас попросту нет таких тестов, которые могли бы оценить эти показатели адекватно. К тому же, некоторые методики с ними не работают.
— Какие?
— Опыт Музафера Шерифа, например. У них нет автокинетического эффекта. И некоторых других иллюзий восприятия тоже нет. На картинках-перевёртышах, к примеру, они видят одновременно два образа, а не поочерёдно, как мы.
— А их музыкальное восприятие вы, случайно, не исследовали?
— Нет... музыкальная психология — не моя специальность. Могу только сказать, что диапазон слухового восприятия у них шире. Зрение тоже несколько отличается — видят дальше, в темноте видят лучше, чем мы...
— Значит, ощущение и восприятие у них отличается от нашего?
— Да я бы не сказал, что сильно отличается — кроме порогов чувствительности серьёзных различий нет: те же свойства, те же модальности, кроме вкусовой...
— Это понятно, они же не едят.
— С другой стороны, у них есть вид восприятия, который у нас не представлен.
— Подпространственное?
— Да! Его трудно описать в понятных нам терминах, но оно имеет для них колоссально значение, его потеря — это как для нас потеря зрения или слуха.
— Значит, Ниам всё время, что жил у нас, чувствовал себя тяжёлым инвалидом?
— Боюсь, что так... но это ведь был вопрос жизни и смерти, не так ли?
— Да, так и было... но сейчас оно у него нормально работает?
— Мне трудно судить о норме — та группа, с которой я работаю, даже не тянет на репрезентативную выборку — но он не жалуется.
— Он никогда ни на что не жалуется. Для них ведь это основное средство общения с себе подобными?
— Похоже, что так. И я предполагаю, что с этим связано большинство различий между ними и нами по линии социальной психологии.
— Вы имеете в виду их "зашкаливающую" групповую сплочённость?
— И это тоже, но не только. Скажем, у них очень слабо представлены невербальные средства общения — лица маловыразительные, жесты практически отсутствуют...
— Но у них такие выразительные глаза!
— Да, я заметил... но это очевидно лишь при близком общении с ними. Возможно, те люди из Атлантиса потому и считали их бесчувственными.
— Но ведь это не так!
— Разумеется! В некотором смысле, они более эмоциональны, чем мы.
— Даже так?
— Отчасти это связно с особенностями их памяти... объём её мне так и не удалось оценить, хотя бы приблизительно — похоже, в памяти этих девятерых все знания их расы.
— Но как это связано с эмоциями?
— Дело в том, что у них практически отсутствует забывание, и эмоции они тоже помнят. Соответственно, они могут переживать то, что случилось несколько тысячелетий назад, а за счёт подпространственной связи — ещё и то, что происходит с другим индивидом.
— Эффект идентификации?
— Да, идентификация, заражение... все эти механизмы у них действуют сильнее, чем у людей.
— Похоже, эта связь у них определяет многое?
— Да! И именно поэтому я против создания человеческих тел для них! Это личности, сформированные в совершенно других телах и другом обществе!
— Что мы теперь можем знать об их обществе...
— Кое-что можем! Скажем, у них не было коренного отличия малой группы от большой, которое есть в человеческом обществе: у нас только члены малой группы знакомы друг с другом и находятся в непосредственном контакте — у них же (благодаря подпространственой связи, колоссальной памяти и скорости мышления) друг с другом были знакомы все. Не было такого разнообразия групп, в которые может быть включена личность (это объясняется прежде всего отсутствием брака и родственных связей). Коллектив в таких условиях становится ценностью "по определению"и отвержение группой переживается очень тяжело, и потребность в аффиляции сильнее... — Ахмед явно входил во вкус, забыв, что перед ним не студенты, и Елена рискнула его прервать:
— Поэтому их и нельзя разлучать?
— Безусловно! И в определённом смысле такая ситуация облегчает мою работу — ведь у них и влияние лидера на группу тоже очень сильно — так сказать, в полном смысле "каков поп, таков и приход", так что влияешь на лидера — влияешь на всех. А Ниам на моей стороне.
— А они его воспринимают как лидера?
— Да, это очевидно даже без тестов. И скажу вам откровенно: будь он настроен против меня — я бы ничего не мог сделать!
— А так — можете?
— Да... пихотерапевтическому воздействию они поддаются— невротические расстройства постепенно сходят на нет. Вот только с Корасеном проблемы.
— Да, я замечала, что он не очень-то общителен...
— Но сейчас он всё-таки стал отвечать на вопросы — поначалу вообще уходил "в глухую оборону".
— Значит, вы сможете ему помочь?
— Делаю всё, что в моих силах. Реактивный психоз с элементами бреда преследования... я, конечно, сталкиваюсь с этим сплошь и рядом — но тут очень сложное сочетание нескольких психотравмирующих факторов и личностных особенностей. Соответственно, и состояние... будь это человек — я бы уже назначил медикаменты.
— А что можно предпринять для репликатора?
— Возможно, могла бы помочь временная деактивация — но он на это не согласен... боится. А принудительно деактивировать не хотелось бы, равно как и прибегать к помощи программистов. Пока остаётся надеться на то, что его "вытянет" группа.
— А что с остальными?
— У остальных не так тяжело, но синдром Шнайдера довольно выраженный, причём с преобладанием фактора Х. Когда мы с этим справимся, можно будет говорить об адаптации.
— Ниам смог адаптироваться у нас — а ведь условия были более жестокими.
— Да, они должны обладать высокой способностью к адаптации, учитывая особенности их развития.
— Но как вы можете судить об их развитии — вы же ни одного репликатора не наблюдали от рождения.
— Что верно, то верно — без логитюда тут сложно судить. Но среди них есть люди разного возраста: самые старшие — Ниам и Корасен, они помнят карательную операцию Древних, а Чану и Цертуса создали всего 2 года назад...
— Лия рассказывала, что это было после захвата Атлантиса... и к каким же выводам вы пришли?
— Что к ним неприменимо понятие психологического возраста — они рождаются взрослыми, с полностью сформированными психическими функциями. С другой стороны, они в течение всей жизни сохраняют гибкость и высокую способность к обучению, что мы с возрастом утрачиваем...
— Значит, они смогут подняться... я в них верю!
— Я тоже. Всё-таки почти все из них жили в состоянии стресса тысячелетиями — и они при этом себя сохранили.
— А Корасен?
— Корасен..., — психотерапевт вздохнул. — Знаете, такое состояние, в котором он пребывает сейчас, хоть и идёт во многом от личностного — всё-таки оно ситуативно, и долго длиться не может.
— Вы хотите сказать — у людей не может.
— Конфликт так или иначе разрешается. Разрешение может быть болезненным — но в конечном итоге оно всегда происходит, при нашем участии или без. Наша задача — сделать разрешение управляемым.
— И когда же наступит разрешение?
— Думаю, что скоро — он напряжён предельно. Я опасаюсь сейчас только психосоматики.
— Но как психосоматика может выглядеть у репликатора?
— Если бы я знал! — развёл руками доктор Рамазанов. — Вот почему с него сейчас лучше не спускать глаз.

Распрощавшись с психотерапевтом, Елена направилась к корпусу: ей надо было помириться с Ниамом. «А на днях у дальнего овина ой да повстречалась с парнем я нездешним», – пели неподалёку уже три женских голоса. «Чане информацию передали, – подумала Елена. – Интересно, они хоть понимают, что такое овин… Да, всё-таки это дети. Рождаются взрослыми – и никогда не взрослеют».

Ахмед Асланович был прав... и даже не догадывался, насколько.

Добавлено (01 Декабря 2012, 16:35)
---------------------------------------------
- Скорей, брат Всеволод! - торопила Елена.
- Да что такое?
- С Корасеном плохо.
- А что с ним?
- Встать не может... и ужасы всякие мерещатся - то Древних поминает, то Оберота, то атлантийцев.
- Действительно, ужасно, - заметил Макар Емеьянович. - Ниам в курсе?
- Они с Арктуром в архиве. Они теперь оттуда не вылезают - а сегодня ещё и Стилус с Цертусом увязались...

Корасен и впрямь ничем не отличался от больного человека, мечущегося в бреду ("Видели бы это атлантийцы", - невольно подумалось Хранительнице).
- Нет, ничего не получается, - констатировала сестра Ксения, сжимавшая руками голову репликатора.
- Нам с Селестией тоже ничего сделать не удалось... - сообщила Лия.
- Он даже говорить перестал, - добавила Селестия.
- ...нужно внешнее программирование.
Брат Всеволод, установив связь, сосредоточенно смотрел в монитор, то и дело щёлкая клавишами:
- Так, не то... здесь тоже нормально... опять не то... не пойму, где у него сбой... нет... может, здесь?
- Брат Всеволод, давай быстрее - ему всё-таки больно!
- А вы-то обе на что?!... О, нашёл! Держите его крепче - сейчас будет ОЧЕНЬ больно.
- Что, такой серьёзный сбой?
- Да уж куда серьёзнее! Я удивляюсь, как у него вообще что-то ещё работает - обычно при таком... я же сказал - держите!!
Удержать Корасена с трудом удалось даже Лии с Селестией.
- Когда он дёргается, я тут вообще ничего не разбираю! Успокойте его хоть на минуту!
- Мы не можем.
- Он выставил защиту.
- Если мы начнём её взламывать, будет только хуже.
- Ну, народ! Всё самому делать приходится!
- Это тебе не кремлёвские сайты ломать! - заметила Владычица.
- Всего-то один раз взломал!
- Постой, братец... сестра Елена, ты чувствуешь поток?
- Да.
- Вот так он не должен ничего почувствовать.
- Всё-таки мы с Лией его подержим.
- Вот и держите - и не мешайте мне! Сейчас-сейчас... вот и всё! Ошибка устранена.
Корасен перестал метаться, бессильно откинувшись на руки Селестии; она осторожно опустила его на подушку. Лия на несколько секунд погрузила пальцы в его лоб:
- Да, теперь он в порядке... спасибо вам!
- Теперь я понимаю, каково брату Юрию на операциях! - улыбнулся брат Всеволод, закрывая ноутбук; определённо, он был доволен собой - не меньше, чем когда взломал президентский почтовый ящик... пожалуй, не стоит рассказывать об этом Владычице - она из-за правительственного сайта до сих пор нервничает.
Корасен лежал спокойно, взгляд - до сих пор затуманенный - приобретал осмысленность.
- Вы нас не уничтожите? - проговорил он наконец.
- Да с чего ты взял, что вас уничтожить должны?
- Нас всегда кто-то пытался уничтожить... сначала наши создатели, потом Оберот, потом эти... в Атлантисе... они называли меня машиной для убийств! А я не убивал... я никогда никого не убивал!
- А ты о них не думай. Не стоят они того, чтобы ты о них думал, - ответила Елена, погладив его по голове.
- Погладь ещё, - почти жалобно попросил репликатор.
Хранительница рассмеялась:
- Да ты совсем как котёнок!
- Котёнок.. что значит?
- Детёныш кошки... животное такое - млекопитающее, с острыми ушами. Вы тут видели кошек?
- Нет, таких животных мы не видели.
- Наверное, им не попадались.
- А кошка бы сейчас не помешала, - заметила Ксения. - Можно кошку раздобыть? Для окончательного восстановления. А то энергии-то много надо - может, мы и вдвоём не справимся.
- Сейчас поищу, - пообещал Макар Емельянович, направляясь к двери. Всеволод последовал за ним.
- Девчата, вы уж тут за ним присмотрите, - попросила Ксения.
Лия и Селестия отвечали - по обыкновению репликаторов - перекидывая мысль друг другу:
- Мы присмотрим.
- Мы всегда за ним присматриваем.
- Если за ним не смотреть, он ведь такого наизобретает!
- Как-то раз он решил решил создать новый источник энергии...
-... и чуть не создал в своей лаборатории чёрную дыру.
- Так и будете всем рассказывать! - огрызнулся Корасен, но асураночки невозмутимо продолжали:
- Мы потом 126 суток прятали его от Оберота.
- А потом что?
- А потом Ниам его убедил, что Корасен нужен.
- Что необходимо вносить разнообразие в жизнь сообщества.
- Тогда Ниаму ещё удавалось иногда в чём-то его убедить.
- Это было шесть тысяч лет назад.
- Я Комету поймал! - сообщил Макар Емельянович ещё из коридора.
- У вас тут ещё и кометы есть?
- Ага! Видишь, какой у неё хвост шикарный!
Комета мяукнула, возмущаясь бесцеремонным обращением, но быстро сменила гнев на милость и, оценив ситуацию, принялась мурлыкать. Асураночки рассматривали кошку, Корасен же улёгся с ней, примерно как дети укладываются с плюшевыми мишками.
- Ну, вот тебе киса - и чтоб никаких чёрных дыр!
- Ты будешь ещё меня гладить?
- Может быть, деактивируем тебя? - предложила Селестия.
- Тебе надо сбросить напряжение, - поддержала Лия.
- Не надо.
- Ты всё ещё боишься?
- Нет. Но если вы меня деактивируете,я не буду чувствовать, как она меня гладит.
- А что, тебя первый раз за 10 000 лет?
- Лантийцы никогда нас не гладили!

Сообщение отредактировал Elenna - Пятница, 30 Ноября 2012, 15:49


Награды: 19  
NOXx Дата: Воскресенье, 02 Декабря 2012, 10:38 | Сообщение # 39
S.T.A.L.K.E.R.
Группа: Игроки
Сообщений: 1063
Репутация: 450
Замечания: 0%
Грегар Тайфо, Ди'нар. в ролевой
Статус: где-то там
Elenna, классый фик! читать одно удовольствие! ;) :)


Будешь ли ты ждать меня
Возле врат рассвета,
Когда я закрою свои глаза навсегда?
Награды: 41  
Kitten Дата: Воскресенье, 02 Декабря 2012, 13:25 | Сообщение # 40
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Elenna)
- С Корасеном плохо.
- А что с ним?
- Встать не может... и ужасы всякие мерещатся - то Древних поминает, то Оберота, то атлантийцев.

Вай, а я подумала, было, что Корасен из любопытства написал-таки длоя себя программу алкогольного похмелья. Чужой пример заразителен. Сарумановские парни то к нему более не приставали?

Quote (Elenna)
- Теперь я понимаю, каково брату Юрию на операциях!

Брату Юлию легче - перед операцией пациенту обычно наркоз дают... общий. Операцию Корасену, как я понимаю, делали без наркоза или его электронного подобия. Даже Анестезию Ивановну не позвали... :D

Quote (Elenna)
- Лантийцы никогда нас не гладили!

Картина маслом ... и кто первый на глажанье репликатора? :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Elenna Дата: Воскресенье, 02 Декабря 2012, 15:25 | Сообщение # 41
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Kitten)
Даже Анестезию Ивановну не позвали...

Кто такая, почему не знаю? Не иначе, наши - когда у вас в Сфере бывали - с этой дамой не пересекались?

Quote (Kitten)
и кто первый на глажанье репликатора?

Теоретически, первый должен самолично тот, кто их создавал - так сказать, руководитель научного проекта.

Добавлено (02 Декабря 2012, 15:25)
---------------------------------------------
Через несколько часов Коресен уже сканировал мозг кошки. Вернувшаяся жажда исследования стала первым движением отогревающейся души.

Руслан присоединился к Макару Емеляновичу, наблюдавшему за репликатором на почтительном расстоянии.
- Тише, не испугай, - предупредил Макар Емельянович.
- Эк как он её изучает! - заметил физик.
- Так они же всё изучают!
- Да, они больше похоже на нас, чем кажется.
- Как у тебя с Лией-то, серьёзно?
Руслан опустил глаза:
- А что, весь Центр уже в курсе моей личной жизни?
- Да не стесняйся ты так! Я тут таких романов перевидал... хотя так, чтоб человек с роботом - такого не припомню. Тут ты у нас, так сказать, первопроходец!
- Не знаю... у меня как-то с женщинами никогда не ладилось...
- Женат на науке?
- Вроде того. А тут - она...
- А она-то хоть понимает, что от неё тебе надо-то?
- Не знаю... не уверен. Но хоть с ней рядом быть она мне позволяет. Вчера даже поцеловать разрешила.
- Да, быстро у тебя дело движется... Ну, а уговоришь - что с ней делать-то будешь? Она же... ну, ты меня понимаешь.
- А что такого? Серафим Саровский мог - почему я не смогу?
- Так Серафим Саровский святой был! Да и не останется она с тобой, наверное. Они ведь серьёзно надумали в Пегас возвращаться! Уж Элизабет их обрабатывала-обрабатывала...
- Мы с Лией уже говорили об этом. Я предлагал загрузить мне наниты, чтобы я всегда мог быть с ней на связи, но она пока боится это делать - говорит, они ещё недостаточно изучили влияние нанитов на людей, а вот когда они этот вопрос проработают как следует...
- Ты не забывай, что у неё на это времени побольше, чем у тебя!
- Думаю, я её уговорю не затягивать. Как в песне будет - "Тебя я услышу за тысячу вёрст"...
- Ну ты и романтик! - усмехнулся Макар Емельянович. - А ещё физик!
- В наше время трудно быть физиком, не будучи романтиком.



Награды: 19  
Kitten Дата: Понедельник, 03 Декабря 2012, 13:44 | Сообщение # 42
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Elenna)
Кто такая, почему не знаю? Не иначе, наши - когда у вас в Сфере бывали - с этой дамой не пересекались?

Дама из одного медицинского анека, по приколу использованная мной в одном из эпизодов СМ.

Quote (Elenna)
Через несколько часов Коресен уже сканировал мозг кошки. Вернувшаяся жажда исследования стала первым движением отогревающейся души.

Бедная кошка. Думаю, ей этот процес вряд ли пришелся по душе.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
NOXx Дата: Понедельник, 03 Декабря 2012, 14:18 | Сообщение # 43
S.T.A.L.K.E.R.
Группа: Игроки
Сообщений: 1063
Репутация: 450
Замечания: 0%
Грегар Тайфо, Ди'нар. в ролевой
Статус: где-то там
Прода хороша, отжиг как всегда +100500 баллов! :)


Будешь ли ты ждать меня
Возле врат рассвета,
Когда я закрою свои глаза навсегда?
Награды: 41  
Elenna Дата: Суббота, 08 Декабря 2012, 00:39 | Сообщение # 44
Друг асуранского народа
Группа: Свои
Сообщений: 1443
Репутация: 482
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Елена знала, что рано или поздно этот разговор с Ниамом состоится - и оттягивать было больше нельзя. "Ему тяжелее, - говорила она себе. - Он не привык, он только однажды переживал разлуку с живыми, а мёртвыми потерял больше, чем может представить себе человек".
- Так вы уезжаете? - переспросил Ниам.
- Да, - ответила Хранительница. - Твои братья и сёстры здесь приживаются, даже Корасен приходит в себя... нам пора домой. А ты?
- Я остаюсь. Мне очень жаль, мама.
- Почему жаль?
- Для вас с отцом это будет тяжело?
- Дети вырастают, покидают родительский дом... это естественно.
- Так же естественно, как похоронить мать?
Кажется, он понимает больше, чем надо.
- Вы уже решили, что будете делать дальше?
- Создавать человеческие тела мы не будем. Мы вернёмся в Пегас и воссоздадим нашу расу - но не сейчас, может быть, через год или два - когда больше узнаем о людях.
- Значит, пока здесь останетесь?
- Да. Ты ведь бываешь здесь?
- Да, мы с Марьюшкой приезжаем в гости к Кэт. Иногда я даже Мануйло вытаскиваю.
- Значит, мы будем видеться.
- Думаю, мы сможем видеться и потом, в Пегасе.
- Я ещё не знаю, что будет в Пегасе. Там неспокойно.
- С тех пор, как я приняла Посвящение, я всегда чувствую себя "на переднем крае"... я привыкла!
- Но теперь ты не должна рисковать - ты нужна отцу, Марьюшке... и мне ты тоже нужна.
- Поживём-увидим.
- Когда вы уезжаете?
- Завтра утром.
- Хорошо, - Ниам протянул ей папку. - Вот, здесь моё заявление об увольнении по собственному желанию, у Аси Николаевны не должно быть сложностей из-за меня. А на диске - две видеозаписи, одну покажешь братьям, другую - в оркестре, ты поймёшь, какая из них для кого. В той, что для оркестрантов, я не говорил ничего недозволенного...Мне очень жаль, что я не успел с ними проститься по-настоящему. Я приеду к ним... не знаю, когда, но обязательно приеду.
- Ты только не забывай, что мы не живём столько, сколько вы.
Ниам отвёл глаза. Елена поняла, что затронула "больную" тему.
- Сынок... я надеюсь, что стала тебе хорошей матерью - теперь тебе предстоит стать отцом... отцом своего народа! Ты теперь лучше будешь понимать Оберота - и, наверное, сможешь его простить, и не повторишь его ошибок - я в это верю! Лучшее, что я сейчас могу сделать - это благословить тебя! Да, вот ещё что...
- Что, мама?
- Скажи девчатам, чтобы иногда гладили Корасена. Ему это нужно.

Добавлено (08 Декабря 2012, 00:39)
---------------------------------------------
В библиотеке – она же являлась архивом «Сферы» – царили умиротворяющая тишина и уютный полумрак, создаваемый настенными бра, расположенными по периметру зала на равном удалении друг от друга. Здесь было царство книг – информации, собранной людьми и заключенной на страницах в кожаных переплетах, многие из которых насчитывали сотни и даже тысячи лет.
Он любил бывать здесь. С того самого дня, как впервые, чисто любопытства ради, переступил её порог. Когда осторожно взял с полки первую книгу и заглянул в неё. Кажется, то была рукописная книга в порядком потертом, покрытом трещинками черном переплете; он успел заметить, что печатные книги отличаются от рукописных. Но в целом по природе и те, и другие были одинаковы: состояли из определенного числа страниц, покрытого значками, с помощью которых люди записывали свои знания. Иногда к ним добавлялись картинки. Они тоже были либо напечатаны, либо выполнены вручную, но довольно мастерски, судя по качеству техники рисунка. Но в отличие от записей были более открыты для понимания. Вот на одной какое-то растение склоняется над водной поверхностью, на другой – какой-то человек целится из странного оружия в летающее существо, которое, надо понимать, является непосредственной угрозой для существования человека. Но все же этого было недостаточно. И, благодаря людям, он научился считывать информацию с самих значков, проникая в их глубинный смысл. Попытка скачать информацию традиционным для его расы способом, сунув руку в книгу, не увенчалась успехом. Единственно, чего тогда ему удалось узнать, так это содержимое составляющего страницы материала и химический состав субстанции, которой были нанесены записи. Когда же он постиг тайну самих знаков, гораздо больший, чем он мог предположить, мир открылся ему. История иных стран и народов, а так же отдельных личностей, составляющих человеческое сообщество. Их знания и накопленный опыт. Единственно оставалось непонятным, почему люди доверяют все это непрочному по сути материалу?
По словам людей, с которыми ему довелось общаться, живя в мире друзей приёмной матери Елены, здесь нашли приют не только книги их родного мира. Часть книг разведчики привезли из других, ранее открытых ими параллельных пространств, таким образом, спасая их от уничтожения. Но почему книги хотели уничтожить? Что в них опасного? Они же не пытаются напасть и, подобно рейфам, покормиться людьми. Они вообще не живые… Впрочем, вскоре он получил ответы на свои вопросы, когда стал открывать для себя содержащиеся в книгах знания. Именно их наличие являлось причиной, подписывающей книгам смертный приговор. Информация, которая пугала некоторые сообщества тех миров, где были когда-то созданы спасенные слайдерами книги. Они рассказывали о том, о чем властьимущие хотели забыть.
«Совсем как Оберот», – невольно подумал он. У кого-то из сотрудников «Сферы» со временем возникла гипотеза, что Оберот передал своему народу далеко не всю правду об их происхождении. Игорёк, один из сотрудников инженерного отдела, где были «воскрешены» подобранные в космосе репликаторы, как-то на досуге поделился с ним этой самой гипотезой, объясняющей как копирование жителями Асураса всего, что относится к их создателям – Древним, так и стремление к вознесению некоторых из них. Доводы показались Ниаму правдоподобными. Странно, что ни он, ни его собратья прежде не касались этой стороны своей истории. Действительно, зачем машине, изначально созданной для войны, как говорили им Древние во время первого и единственного разговора, в ходе эволюции уподобляться тем, кто их создал? К тому, что нанитная форма намного превосходит во всем андроидный вариант. Вряд ли изначально это было заложено создателями в их программу. В тоже время, если принять во внимание гипотезу Игорька, подобное могло быть последствием очередных экспериментов Древних в области нанотехнологий, в итоге породив первого наночеловека в лице самого Оберота, зараженного нанитами, со временем превратившими его в репликатора. Позднее, выйдя из под контроля, он мог заразить других экспериментаторов, выбравших его на роль подопытного кролика в добровольно-принудительном порядке. Точно так же, как в своё время, пусть и не по своей воле, Ниам сделал это с доктором Вейр. Неудивительно, что у Оберота не осталось по отношению к бывшим соплеменникам никаких чувств, кроме ненависти, которую он пытался затем по Сети через Ядро передать остальным. Однако, несмотря на превращение в наночеловека или репликатора, как их потом назвали люди, Оберот продолжал наследовать свой внешний облик и образ жизни. За ним последовали остальные. Единственно, от чего он отказался, так это от бывшего родства с Древними, изменив историю расы и внеся эти изменения в Ядро. С тех пор все репликаторы планеты Асурас были уверены, что своим происхождением обязаны эволюции наночастиц, из которых они состояли. Принимать иное было нелегко, но логика была превыше. «А зачем машинам вознесение?» - спрашивал Игорёк.
«Чтобы встать вровень со своими создателями», – привычно отвечал он словно вызубренной фразой.
«А зачем? Ведь ваши возможности намного превосходят их», - вновь каверзный вопрос, на который сознание не находило ответа. Действительно, зачем тогда? И почему не все, а лишь часть думала над этим? Почему они, будучи связаны через единую Сеть, все же оставались по-своему разными? Лично он, в отличие от Оберота, не испытывал жгучей ненависти к Древним, хотя и не понимал до конца причины их жестокости по отношению к себе и своим собратьям. Что было сказано или сделано не так, послужив поводом к последующей агрессии со стороны создателей? Ведь их просили о малом – всего лишь удалить код агрессии, содержащийся в наночастицах. Но зачем он был привнесен? Для чего их собирались использовать? Для войны с рефами? Но не удобней было бы использовать для этого микроскопическое оружие? Скажем, существ, подобных насекомовидным репликаторам Млечного Пути, о которых он узнал от людей, контачащих с атлантийцами, в чьей реальности обитала подобная разновидность. Кто-то из слайдеров предположил, что Древние хотели сделать из них «обманки», вместо людей подсылая на борт Ульев для последующей акции передачи нанитов в организмы рейфов. Но те, по всему, оказались не так просты, и идея в итоге себя не оправдала. А поскольку машины – или то, что Древние считали для себя машинами – при контакте проявили личностные качества, попросив удалить код агрессии и тем самым проявив себя как индивидуумы, Древние испугались того, что они создали и пошли по легкому пути, решив уничтожить плоды своих научных изысканий. Что ж, с этим предположением он тоже был согласен. Иной причины для уничтожения их расы он не видел, учитывая наличие кода, запрещающего им проявлять агрессию по отношению к создателям. Единственно, что они могли сделать в той ситуации – попытаться как-то выжить, кому повезло уцелеть во время орбитальной атаки, и заново воссоздать своё общество. Это было тяжелое для уцелевших время. Агрессия Древних, конечно, в некоторой степени покачнула его веру в людей, но не настолько, чтобы, как Оберот, воспылать к ним лютой ненавистью. Видимо, у него были свои личные причины, с которыми он не пожелал ни с кем делиться, даже со своими близкими соратниками. Но только после той трагедии их с Оберотом пути разошлись, хотя они и продолжали существовать на общей территории…
Створки дверей как всегда с едва слышным шипением разъехались по сторонам. На миг он в нерешительности застыл у входа, прежде чем сделать шаг и переступить порог.
На этот раз в библиотеке было пусто, если не считать единственного посетителя в дальнем углу за столом, на котором золотистым солнышком светилась шаровидная настольная лампа. Он не спеша прошел меж стеллажами с книгами, приближаясь к столу, чтобы погруженный в чтение человек успел его заметить и подготовиться к контакту.
Это была девушка. Он узнал её. Одна из тех, с кем в первые и все последующие дни им довелось общаться. На столе в свете лампы перед ней была раскрыта большая книга. Подойдя ближе, он узнал затейливую вязь рун на пожелтевших от времени страницах. Со временем он освоил и этот язык – рунопись мира Арды, с которой у слайдеров был довольно тесный многолетний контакт. Корешок книги и края некоторых страниц были опалены огнем. Но текст в большинстве своем сохранился.
Отвлекшись от чтения и подняв глаза от страницы, девушка радушно улыбнулась.
- Привет, Ниам!
- Здравствуй, Кэт! - Ниам уже догадывался, о чём она заведёт речь. Она уже не раз говорила с ним об этом.
- Как дела? - спросила Кэт. Фразу можно было счесть дежурной прелюдией к разговору. Почти все люди, с которыми он общался, живя в этом мире, задавали ему тот же вопрос, за исключением, разве что Лиз-Фрэн, которая по возможности старалась ограничить контакты со своими ныне собратьями по несчастью. Впрочем, он и сам не стремился к контакту с нею.
- Нормально, - не менее традиционно ответил он, ожидая, когда человеческая женщина перейдёт к главному.
Но она не спешила.
- Я слышала, что вы покидаете нас. Все-таки, решили вернуться...
- Да, мы возвращаемся в Пегас. Это решённый вопрос, - отрезал Ниам.
Кэт не собиралась спорить. Решенный так решенный. Однако она не была всецело уверена в необходимости столь скорого возвращения, учитывая события, не так давно имевшие место в Пегасе.
- Вы уже подыскали себе планету? - поинтересовалась она.
- Да, мы знаем подходящую планету. Мы собирались уйти туда из Атлантиса, но, как вы знаете, нам помешали. Условия подходящие: нейтроний, вода, атмосфера с кислородам, есть материки.
- Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо, что вы нашли себе новый дом, и что планета вам подходит. Плохо, что о ней знают атлантийцы.
- Они не ждут нас. Если, конечно, никто из слайдеров не рассказал им о нашем спасении.
- Не волнуйтесь, Ниам. Они об этом не знают и узнают очень не скоро. Доктор Бекетт обещал не говорить и он, надо отдать ему должное, держит слово. Но меня беспокоит не это...
- И что же вас беспокоит? – Ниам опустился в кресло напротив.
- То, что происходит в Пегасе. Кроме "Атлантиса", который рано или поздно вернётся в Пегас, там наличествуют также рейфы, которые, если мне не изменяет память, принимали участие в уничтожении вашего мира. Потом, там же остались люди, знающие, каким образом в последние дни существования Асураса Оберот вел войну с рейфами, уничтожая их пищевые угодья, а это значит - людские миры. Вряд ли они смогли забыть об этом за столь короткое время. Если ваша планета вдруг будет случайно обнаружена кем-то из них, возникнут большие проблемы.
- Рейфы не будут знать о нашем возвращении, а когда наше присутствие станет очевидно для них, мы уже будем в состоянии защитить себя. А люди... - Ниам осёкся. Он не представлял, что тогда будет, поскольку в отличие от Оберота не был уверен, что сможет воевать с людьми. Он думал совсем о другом.
- Вот именно. Хотя, где находится ваша новая планета? То есть, как далеко она от населенных районов галактики?
- Разумеется, она в районе, охваченном сетью Врат. Адреса ваших пунктов нам не помешают. Но люди... мы не собираемся избегать контактов с ними.
- Видишь ли, Ниам, люди бывают разные. Особенно в Пегасе. Нельзя поручиться, что кто-то из них, узнав о вашем возвращении, не донесет эту новость в свои центры. Это мы успели узнать вас и поняли, что вы не враждебны. За время вашего присутствия, вы стали нашими друзьями. Но там ... там будет все по-другому. Возможно, люди, с которыми вы попытаетесь вступить в дружеский контакт, вас не поймут, испугаются или ответят агрессией. Рейфы тоже могут стать проблемой, особенно из числа тех Ульев, чьи Семьи не спешат присоединиться к Альянсу Тодда.
- Возможно, вы правы. Но мы не можем вечно прятаться здесь. Пегас - родина нашей расы, и наша судьба там.
- Никто и не говорит о вечности. Но стоит, наверное, выждать время. Память людей коротка, а рейфы к тому времени разберутся меж собой. У вас же есть в нашем мире база? Почему не начать восстановление расы на ней? Тут во всяком случае вам ничто не угрожает. А когда в Пегасе все более-менее устаканится, вы вернётесь, будучи уже намного сильнее и многочисленней.
- И всё же для нас это будет попыткой убежать от самих себя. Наш долг - исправит ошибки наших собратьев.
- Никто с этим не спорит, - доверительным тоном ответила девушка, коснувшись руки репликатора. - Нам в прошлом тоже пришлось исправлять ошибки наших отцов. Просто я беспокоюсь за вас, поскольку нам не все равно, что с вами будет по возвращении. Вы наши друзья, мы успели привязаться к вам. Корасен, как мне кажется, постепенно приходит в себя от постигших его потрясений.
- Корасен скорее придёт в себя окончательно, если у него появится стоящее дело. А в Пегасе работы будет достаточно. И опасность не так велика, как вам кажется - нас не так-то просто убить.
- Однако, не так давно людям за компанию с рейфами это удалось, уничтожив ваших собратьев вместе с их планетой. К счастью, ваши друзья успели до этого покинуть Асурас.
- Эта атака была спровоцирована, мы же никого провоцировать не собираемся. Мы намерены доказать людям Пегаса, что умеем не только убивать.
- Ни я, ни мои друзья-коллеги в вас не сомневаемся, - сказала Кэт. - Но там, в Пегасе, люди могут думать иначе. Знаешь, очень сложно устанавливать контакт и доказывать, что ты хороший, когда тебя боятся. Людям свойственно стереотипное мышление. Рейфам, кстати, тоже. Уже само ваше появление в Пегасе может выглядеть в их глазах как провокация.
- У нас долгая жизнь и бесконечное терпение. Когда-то нас было семеро на выжженной планете, и мы справились. Теперь нас будет девять - и мы снова начнём всё сначала. Корасен помнит, как это было, Стилуса тоже создавали в той нейтрониевой шахте. Мы сможем сделать это ещё раз.
- Если вам позволят ... Ведь кроме отсталых по вине рейфов миров есть и довольно технически продвинутые, до которых рейфы чудом не успели добраться. Да и сами рейфы не будут сидеть, сложа руки.
- Но пока мы не наберём силу, наше присутствие будет достаточно сложно засечь. Когда же наше присутствие станет очевидным, мы уже сможем за себя постоять.
- Вы молодцы. Просто будьте осторожны. Можно, конечно, для надежности окружить планету отражающим полем, чтобы для тех, кто окажется по другую его сторону планета выглядела необитаемой. Хотя бы на первые пару столетий. Это может сработать в случае с людьми и с рейфами.
- Думаю, мы так и сделаем. Но два столетия - это слишком много. Изоляция от галактики была нашей самой большой ошибкой. Мы не должны её повторять.
- Полагаешь, вы справитесь за меньший срок? - уточнила Кэт.
«Что ж, временная экранизация даст асуранам шанс. Во всяком случае, для галактики они будут «невидимы - неслышимы», пока не придет время».
- Должны справиться. В Пегасе есть люди, которым мы нужны... нужна наша помощь - даже если они этого ещё не знают.
- Это будет для них сюрпризом, - заметила девушка, подумав, что, несмотря на все пережитое им, по сути Ниам остался все тем же идеалистом.
- Мы сделаем всё, чтобы сюрприз был приятным.
- А как на это смотрят твои люди? - осведомилась она. От внимания Ниама не ушло то, что девушка назвала их людьми. Впрочем в этом мире никто не относился к ним как к машинам.
- Мы обсудили этот вопрос уже давно. Это наше общее решение. Мы все родились в Пегасе - и понимаем, что только там у нас может быть будущее.
- Я спрашиваю это потому, что у некоторых из ваших людей в этом мире сложились свои личные привязанности. Разорвать такие связи бывает очень нелегко и весьма болезненно. Ведь общее будущее складывается из судеб отдельных личностей.
- Вы имеете в виду Лию и Чану, не так ли?- осведомился репликатор.
- Да, их самых. Но, думаю, кроме них у кого-то нарисовались свои привязанности, пусть и чисто на профессиональном уровне. Тот же Эван как будто хочет основать здесь колонию...Чисто на случай чрезвычайной ситуации, чтобы вам было куда отступить, если в Пегасе что-то пойдет вдруг не так.
- Он сделает это, когда у нас будет достаточно людей, никто не будет препятствовать ни ему, ни тем, кто захочет за ним пойти. А Лия и Чана... они никогда не простили бы себе, если бы поставили свои привязанности выше будущего нашего народа. Разве люди Земли не считают достойным именно это?
- Жизнь людей довольно сложная штука, Ниам. Когда-то был в нашей истории период, когда общие благие цели ставились превыше личного счастья. Но как показал опыт, несчастные личности не могут достичь желаемых целей, поскольку часть их сознания и души пребывает не с ними. Они как бы оторваны от себя самих, что не может полностью сосредоточить их на общей цели, как бы им самим того ни хотелось. К тому же вам не помешает подстраховка. Воссоздавать расу можно одновременно и здесь, и там.
- Подстраховка у нас будет - в виде колонии Эвана. А Лия и Чана... им так или иначе придётся что-то от себя оторвать - либо свои привязанности, либо свой народ. Если бы они выбрали второе - они не познали бы счастья, потому что чувствовали бы себя недостойными любви. В Пегасе они буду счастливы - даже если счастье будет горьким.
- С другой стороны, они могли бы воссоздавать расу здесь, рядом с теми, в кого умудрились влюбиться, на базе колонии Эвана. Она нужна уже сейчас.
- Руслан и Всеволод не могут остаться здесь, у вас, и вы это знаете. У них тоже есть долг - в своей эпохе.
- Но у них появится повод чаще бывать здесь. И, кто знает, может их долг командирует их в качестве делегатов от своего мира в колонию Эвана. Эвану, я полагаю, не будет лишней их помощь. Достаточно вспомнить, как они помогли тебе и затем помогли Корасену... Я думаю, Владычица их отпустит. Дополнительно, они будут связующим звеном меж колонией Эвана и ею; наверняка ей будут нужны сведения о том, как у вас дела.
- Я знал их только два года... но я знаю слишком хорошо, что они неспособны бросить свой страдающий мир так же, как Лия и Чана неспособны отказаться от асуранского народа.
"Вот ведь незадача. Прям как в поговорке "Казнить нельзя помиловать, - подумала Кэт. - Или Ниам слишком перегибает палку..."
Она вспомнила общение с этими девчатами. Обе находились в некоторой прострации. И понятно, из-за чего.
- Моя мать говорила мне, - продолжал Ниам. - Нет людей несчастных, есть люди, от которых Творец требует подвига, и можно либо принять это - и сделать шаг вверх, в сторону ангелов, либо отказаться - и опуститься на уровень животного, которое может только удовлетворять примитивные потребности и в принципе неспособно быть счастливым. Мы такими животными не станем.
- В этом плане вы с матушкой похожи, - заметила девушка. - Она тоже всегда была идеалисткой. Творец же не станет ломать судьбы тех, от кого требует служения. А до животного уровня человек опускается по своему желанию, и по собственной лени, когда мозг заплывает жиром, мешающим думать. Вам это всяко не грозит.
- Вот поэтому мы и возвращаемся в Пегас. И если нам удастся сделать там что-то достойное - может быть, и те, кто погиб в Асурасе, будут прощены. Я не знаю, что происходит с такими, как мы, после смерти, но я... я хочу верить, что они где-то существуют - и им можно помочь!
- Да, это интересный вопрос. Ведь по сути вы отличаетесь от нас лишь тем, что ваша оболочка состоит из наноклеток. тогда какв основе нашей биоклетки. Стало быть, ничто не мешает вам иметь душу. А если есть душа, пусть даже иная, чем наша. она должна где-то пребывать после гибели физического тела. Возможно, ваши собратья попали в сферу Единого Информационного поля. А там свои законы. Но не думаю, что они столь отличаются от наших, людских.
- Значит, у народа людей и народа Асураса - единая судьба. И мы готовы её принять, какой бы она ни была. Мы возвращаемся! - Ниам встал, давая понять, что разговор окончен. Хотя пришел он по всему не совсем за тем.
- А как матушка? Она знает? - осведомилась Кэт.
- Знает уже давно. Она благословила меня.
- Это хорошо. Будем надеяться, что у вас всё пройдет гладко. Когда вы уходите?
- Уходим завтра. "Долгие проводы - лишние слёзы", кажется, так говорят у вас на Земле.
- Это правильно. Ведь прощание будет не навсегда, - заметила девушка. - Думаю, наши пути в Пегасе еще не раз пересекутся. Надо успеть дать вам координаты наших баз. Это единственное что нам удалось создать. Атлантийцы, конечно, не были в восторге по случаю нашего присутствия в Пегасе, но вынуждены были согласиться. Четыре базы на четырех подходящих планета земного типа ... пока нам достаточно для отслежки ситуации в галактике Возле одной из планет есть свои Врата, как и жизнь на планете. Местные жители оказались не против нашего соседства, особенно после того, как мы , открыв энергокупол, спасли их от рейфского нашествия. Но к нам обращаются и рейфы из числа тех в основном, с кем мы уже имели в прошлом дело. Атлантийцам это на руку, ибо они считают нас отвлекающим маневром. А то и сами заглядывают в гости, если возникает нужда…
Ниам слушал Кэт молча. Он думал о своём народе, которому предстояло снова восстать из праха, и у которого - он в это верил - впереди была более светлая страница истории.

Конец (продолжение следует - в виде отдельного фика)

Сообщение отредактировал Elenna - Вторник, 04 Декабря 2012, 23:55


Награды: 19  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Холодный мир (монолог-миниатюра)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)