04:13
  • Страница 46 из 46
  • «
  • 1
  • 2
  • 44
  • 45
  • 46
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
Комкор Дата: Пятница, 13 Ноября 2020, 21:21 | Сообщение # 676
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 485
Репутация: 394
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Борт тяжёлого бронепалубного корабля «Ямато»
Мостик

«Ямато» вышел из скачка за орбитой Плутона, о чём нам возвестило практически безукоризненно прозрачное окружение.

Свет Солнца остался далеко позади: отсюда, с шести с копейками световых часов, наша звезда выглядела как маленький светодиод на фонарике, а света не хватало даже для чтения нормального шрифта. Поток фотонов не перебивал свет от звёзд, и рисунки созвездий были видны даже лучше, чем с орбитального телескопа Земли.

Безусловно, в космосе хватает пыли, газовых скоплений и метеоритных крошек. Это не кристально прозрачный вакуум и не идеальное ничто: какие-то помехи для слабого, едва доходящего до нас звёздного излучения есть. Но не залюбоваться рисунками созвездий невозможно. На то он и космос.

– Красиво, – призналась Ёко. – Мне не так часто удаётся покинуть Землю, как хотелось бы. Я бы подольше любовалась этой картиной.

– Космос коварен, – вздохнула Лилит. – И не прощает ошибок. Особо легкомысленные гибнут скоро, но не очень быстро: успевают намучаться перед смертью.

– Не сгущай краски, – попросил я любимую. – Действительно, мы не так много времени проводим за пределами родной земли. И Ёшка права: красота неописуемая. Что, кстати, с этой красотой? Навигация пашет?

Сакамото запустила сканирование окружающей нас сферы:

– Картина созвездий будет доступна через несколько минут. Идёт сканирование, построение и просчёт рисунков.

Несколько минут? Многовато, что-то. Навигационные компьютеры, так-то, более мощные.

– Почему задержка? – нахмурился я. – Если система построена на базе технологий гоа`улдов, она должна справиться гораздо быстрей.

– Параллельно идёт самообучение искусственного интеллекта, – пояснила японка. – Часть вычислительной мощности уходит на его поддержание и резервирование архивных копий. К тому же, это боевой корабль, а не исследовательский. Его бортовые компьютеры мощны, но лишь в пределах своих задач. Ему не ставилось требование обсчитывать сотни триллионов операций в секунду.

Странно. Даже хат`таку требуется несколько секунд на перерасчёт координат после прыжка. Неужели земные технологии настолько медлительны в сравнении? Ведь, «Ямато» – гибрид наших и инопланетных…

– Любуйтесь, – между тем умыла руки Лилит. – Я никого не упрекаю. Просто помните, что вы, по сути своей, любуетесь смертью.

Философское изречение. Я бы даже сказал, претендующее на отливку в бронзе.

– Сабрина, – я позвал Ток`Ра. – Как корабль? Есть нарекания?

Девушка отрицательно покачала у штурвала.

– Несравнимо большая инерция. Гасители работают штатно, но непривычно длинный вылет после гиперпространства. Маршевые двигатели не соответствуют массе корабля: тяжело их контролировать. Но негатива нет.

– Это был эксперимент, – пояснила Ёко. – Корабль закладывался как быстроходный, поэтому энерговооружённость действительно превышает единицу. Нам удалось построить линкор с ходовыми качествами эсминца.

«Едва ли удачное сравнение для космических кораблей», – подумалось мне.

Но суть я уловил. Тяжело бронированный исполин с массой о восьми цифрах ходит на скоростях безбронной торпедоносной канонерской лодки. Удобно, кстати. Главное, не расшибиться ненароком: мы не привыкли к такой управляемости.

– Лилит. Система наведения исправна?

Девушка посмотрела на меня.

– Не проверяла. Хочешь испытать?

– Мы же далеко за Плутоном, – пояснил я. – Тут должны быть сравнительно крупные астероиды из пояса Койпера. Можем откалибровать на них орудия «Ямато».

Напарница посмотрела на экран своего поста.

– Мы оттормозились раньше. До пояса Койпера ещё около одной астрономической единицы, может, чуть меньше. Но ты прав, имеет смысл.

Ёко оценила идею.

– Я «за». Сейчас дам курс, подойдём ближе, найдём какую-нибудь глыбу.

«Главное, чтоб «глыба» не нашла нас», – пробормотало Альтер-Эго.

Удивительно, но Нергал был с ним согласен.

Досветовые двигатели «Ямато» начали наращивать тягу. Корабль не стоял на месте: после выхода из гиперпространства нас продолжало нести вперёд с дикой инерцией, загасить которую быстро не получится ни при одном раскладе, за исключением лобового столкновения с объектом сопоставимой массы. Я надеюсь, сегодня (хотя бы) обойдёмся без этого.

– Начинаю сканирование ближней сферы, – доложила Ёко. – Ищу крупные обломки астероидов в пределах действия системы наведения.

– Есть отклик, – сообщила Лилит. – Наведение доступно, все орудия главного и вспомогательного калибров отвечают на запросы. Можем вести прицельный огонь.

«Попасть нетрудно», – меланхолично подумалось мне. «Главное уничтожить цель».

А с этим у орудий «Ямато», как мы поняли, ощутимые проблемы.

– Что там с построением рисунков созвездий? – поинтересовался вслух. – «Несколько минут» – это сколько?

Сакамото переключилась на навигацию.

– Готово, – девушка играла на пульте поста, как Паганини на скрипке. – Сейчас наложим сравнение и… [цензура]!

Японка выдала труднопереводимую тираду мата, опознать которую помогли несколько ходовых нелитературных выражений. Кажется, девушка вклинила несколько матюков и на Великом и Могучем.

– Опять сбой? – вздохнул я.

Ёко ругнулась покрепче.

– Та же картина, – она зло откинулась на своём кресле. – Как будто и не было никаких работ.

«Это невозможно», – настороженно подумал Нергал. «Система исправна в полном объёме».

«Была исправна», – поправил его я.

Но вслух сказал другое:

– Мы же одни на корабле? Кроме нас кто-то ещё убывал с нами на борту?

– Только мы, – нахмурилась Ёко. – Весь инженерный состав сейчас на Земле. Должны были подняться на борт только завтра.

Вот за что я полюбил Лилит – так это за склад ума и мышление. Когда дело пахнет лигроином, девушка не тянет кота за яйца, а сразу рубит коню на корню.

Вот и сейчас любимая с полуслова поняла, что я имел ввиду.

А что имел – то и введу.

Если система была прошита и откалибрована, а мы все находимся в одном помещении и никоим образом не можем воздействовать на «мозги» навигации, значит, в дело вмешалась третья сторона сил. И, допускаю, что не только вмешалась.

Лилит подошла к соседнему посту жизнеобеспечения и запустила сканирование корабля.

– Несколько переборок вскрыты, – беспристрастно сообщила напарница, не дожидаясь полных результатов. – Этого быть не должно.

Разумеется, не должно. На подводных лодках, надводных кораблях ниже ватерлинии и на космических кораблях абсолютно все люки, ходки и переборки должны быть задраены на случай пробоины или декомпрессии.

– Только не говори, что на инженерной палубе, – зло скосилась на неё Ёко.

– Ты же умная девочка, – не оборачиваясь, бросила Лилит. – Сама догадаешься, в каких отсеках?

Сакамото закрыла личико руками и процедила такой каскад ругательств на всех известных ей языках, что за тридцать секунд защитила диссертацию по нецензурным словам и выражениям стран-союзниц по околоземной обороне.

– Я на инженерную палубу, – японка встала из-за пульта и направилась прочь с мостика.

Пришлось ухватить её за майку: не был уверен, что в таком состоянии девушка будет кого-то слушать.

– Стоять, млять.

Удивительно, но та подчинилась.

(Ещё бы, она не подчинилась: одно резкое движение – и тончайшая ткань просто разошлась бы с треском, оставляя хозяйку с голым торсом).

– Подохнуть захотелось? – спросил я в лоб. – Ключ-карту сюда. Сами остаётесь на мостике и блокируете ходок.

Сакамото полоснула меня злым взглядом исподлобья.

– А сам-то? – переспросила она со льдом в голосе. – Помереть не боишься?

Я не стал цитировать ей тексты из кодекса самурая её же страны, гласящие, что воин всегда должен быть готовым к смерти, а просто требовательно протянул правую руку, не выпуская ткань майки девушки из левого кулака.

Ёко какое-то время сверлила меня взором, но подчинилась. Её рука скользнула в едва заметный карман на юбке, и секундой позже пластиковая ключ-карта с магнитной полосой уже была у меня.

– Не взорви нас, – попросила Сакамото. – И не рискуй напрасно.

Дальнейшие тёплые речи прервал командный голос Лилит:

– Есть отметка, – бросила напарница. – Живое существо на инженерной палубе. Направляется из отсека инженерного контроля в сторону кормы. Судя по сигнатуре – это рейф.

Ёко взвыла благим матом, а меня не вовремя посетила идиотская (нет) мысль: а как, собственно, рейф оказался на борту японского корабля? Разве «Ямато» не проходит обязательную процедуру дезактивации после каждого вылета, как и положено каждому кораблю земного космофлота?

Потом разберёмся.

– Дверь на замок, – приказал я. – Что бы ни случилось – никому не открывать. Я войду сам, если понадобится. Если не вернусь – меня не искать, возвращайтесь на Землю и вызывайте зачистку.

Лилит достала из кобуры «Стечкин», сняла пистолет с предохранителя и дослала патрон в патронник.

– Не рискуй, – попросила напарница. – Если почувствуешь, что не справляешься – отступай.

***

Невозбранно пользуясь схожестью проектов кораблей «Ямато» и «Александр Невский», я быстро достиг инженерной палубы, а на ней нашёл и пост инженерного контроля. Ожидаемо, дверь оказалась открыта нараспашку.

А вот это тревожный знак. Если диверсант действовал бы скрытно, он постарался б оставить всё, как и было до него. Тут же мы видим настежь распахнутый отсек: после содеянного «прибираться» не стали. Это может означать только то, что лазутчику плевать на последствия.

Как вариант, он собирается взорвать корабль или, хотя бы, обездвижить его.

Для этого он и направляется к двигателям.

Наруч гоа`улдов – шикарная вещь. И оружие, и щит, и средство взаимодействия с бортовой аппаратурой. Поскольку взаимодействовать мне сейчас не с чем, то используем по боевому назначению. Щит поднять – и вперёд.

Наруч потребляет немало энергии при работе щита. Настолько немало, что работать постоянно он не может: чревато истощением и гибелью пользователя. Однако это – применительно к полной мощности, способной остановить винтовочную пулю массой свыше 20 грамм на скорости около 900-1100 метров в секунду. Если оставить минимум мощности, лишь бы выдержал энергетическое попадание или тупой рукопашный удар, тогда можно и подольше выкроить. Что я, собственно, и сделал. С выведенным на минимальный уровень щитом бегом бросился бежать к двигателям, не обращая внимания на риск нападения, скажем, из-за угла. Собственно, для этого щит и нужен.

В машинный зал, где и располагались главные силовые установки корабля, я ворвался летящей походкой, не ожидая от судьбы каких-то коллизий. Практика показывает, что даже с инопланетными технологиями в кармане следует быть более осмотрительным.

Только боковым зрением на скорости, пробегая настежь открытые створки гермозатвора, я успел увидеть силуэт в длинном кожаном (или похожем на кожаный) плаще, терпеливо дожидавшийся, пока моя персона почтит отсек визитом.

«Рейф». Собственной персоной.

Как бы я не хотел опустить вот эти вот все «наши взгляды пересеклись», или «мы посмотрели друг другу в глаза»… но, мать его, мы действительно посмотрели друг другу в глаза! Попутно поразившись бессмертности каждого из нас в отдельности.

Я даже не сразу понял, что рейф, охреневшей от моей наглости, забыл нанести пси-удар. Несколько секунд мы стояли в прострации, а противник, видимо, силился понять, с чего это я такой врываюсь в засаду на серьёзных щах, и даже не спрашиваю, где тут сдаваться.

Сработали одновременно. Мы с Нергалом выкинули руку с наручем гоа`улдов в сторону цели, а рейф долбанул мне по мозгам пси-ударом, от которого у меня натурально выключился свет в глазах. Ненадолго, на несколько мгновений, но этого хватило, чтобы я, дав (не очень) прицельный залп в сторону цели, на какое-то время потерял ориентацию в пространстве и времени: следующим кадром после опустившейся на меня темноты удалось увидеть силуэт врага, пытавшийся пробиться через щит. Тщетно.

Противник попался далеко не идиот. Поняв, что столкнулся с какой-то силовой защитой жертвы, он прекратил свои бесполезные потуги и попытался отойти. Не то, что я не стремился уничтожить тварь на месте, просто знал: ему не уйти. Нет, ну, серьёзно. Куда можно убежать на космическом корабле, когда твой биосигнал отслеживается бортовыми системами?

Возникает один закономерный вопрос. А с хрена ли его раньше не было видно? В спячке был, что ли?

Тем не менее, повторный залп в сторону рейфа дал. Прицелиться точно мешала полутёмная пелена перед глазами после пси-воздействия, поэтому цель задел лишь немного. Зато вырвал с мясом пару секций ограждений на инженерном мостике, где и схлестнулся с противником.

Рейф понял, что
А) Жертва не хочет просто взять и умереть;
Б) Жертва умеет стреляться;
В) Жертва не хочет быть жертвой.

Движения, которым офицер-рейф достал из кобуры пистолет-«глушитель», я не видел, но понял, что тварь вооружена, когда в щит подряд прилетела серия выстрелов. По всей видимости, если не получилось сходу и в рукопашную, то меня решили оглушить?

Хрен бы там плавал. Последний свой выстрел я выверял точнее, да и Нергал помог, спасибо симбионту. Залпом наруча перебило позвоночник твари, и тело рейфа развалилось на две неравные семядоли.

Мостик «Ямато»

На мостике царило смятение.

Только что на экране системы безопасности два биологических сигнала сцепились в жестокой схватке, но не прошло и минуты, как один из них пал, медленно остывая. Условное обозначение сигнатуры рейфа исчезло: его носитель сказался мёртвым.

Сакамото не могла поверить своим глазам. Она, покинув свой пост, стоя рядом с Лилит, наблюдала за стремительным бегом носителя симбионта Ток`Ра по всему кораблю. Увидев, как боец и рейф схлестнулись в рукопашную, она рассчитывала абсолютно на что угодно, но только не на молниеносную победу человека над рейфом.

В особенности, с учётом того, что эти гуманоиды в пару раз крепче среднего взрослого мужчины и не в пример сильнее человека в принципе. Не говоря уже про абсолютно имбовую живучесть.

Но факт есть факт, и с ним не поспорить.

В подсумке на поясе Лилит ожила радиостанция.

– Цель нейтрализована, – хрюкнула радейка голосом парня. – Прошу пардония, насвинячил немного. В машинном зале придётся мозги соскребать со стен.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 14 Ноября 2020, 15:40 | Сообщение # 677
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 274
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Быстро, четко, без лишних слов уделал рейфа)
А как он все-таки попал на корабль?
Награды: 2  
Комкор Дата: Суббота, 14 Ноября 2020, 16:47 | Сообщение # 678
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 485
Репутация: 394
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман, одно из двух. Или ему кто-то помог, или сам пробрался тихой сапой.

Добавлено (14 Ноября 2020, 16:52)
---------------------------------------------
Если диверсант - то, вероятнее всего, сам.



Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 14 Ноября 2020, 17:00 | Сообщение # 679
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 274
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Тоже больше думаю, что сам. Главный вопрос, один ли...
Награды: 2  
Комкор Дата: Понедельник, 16 Ноября 2020, 17:13 | Сообщение # 680
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 485
Репутация: 394
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Я думаю, один. Иначе бы нескольких диверсантов обнаружили сразу же. Одному на корабле укрыться проще, чем группе.

***

Мне даже не дали отдышаться. Сразу, как я появился на мостике, Лилит обрадовала вестью:

– На радаре отметки, – сообщила Древняя. – Сигнатуры рейфов. Должны появиться в зоне досягаемости через несколько минут.

После пробежки соображал так себе, но всё же сумел понять: несколько минут в масштабах обнаружения чужих кораблей в космосе – преступно малое время.

– Почему так поздно заметили? – нахмурился я. – Их должно быть видно минимум за час до контакта.

Ёко скривилась, будто зажевала лимон.

– Сырые технологии, – от кислой мины японки даже мне сделалось дурно. – Радар радаром, но это же экспериментальный корабль. Если честно, на его борту половина систем работает через одно место.

Охрененно, вашу мать… и когда мне собирались об этом сказать?!

– Что делать будем? – осведомилась Лилит. – Их там три крейсера, «улей» и баржа снабжения. Оторваться сможем, но толку?

– Где они появятся?

Напарница вывела на оперативный экран схему нашего района. Так, это у нас орбита Плутона, это – мы, чуть дальше – пояс Койпера, ещё (до хрена) дальше – облако Оорта, но рейфы его миновали.

– В нескольких тысячах километрах от нас. Точную точку не укажу, но, думаю, что где-то в этом секторе.

Девушка увеличила схему и выделила участок космоса, где находился «Ямато».

Один «улей», три крейсера, одна баржа. Баржа – не комбатант, её можно не учитывать. Если только этот самоходный багажник не решит протаранить нас, что при скорости «Ямато» будет исполнить проблематично. «Улей» и три крейсера – это серьёзней, такое соотношение сил может и не в нашу пользу вылиться…

А что мы можем? Дать дёру до Земли. При ходовых качествах «Ямато» – это в лучшем случае до часа хода, если тратить время на тщательный просчёт гиперпространственного прыжка, разворот и покладку на курс. Можно, конечно, и без всего этого обойтись: но прыжок считать надо. Значит, тянуть время, пока не будут готовы навигационные компьютеры… а они и не будут готовы, потому что кое-кто сбил «мозги» навигации.

Остаётся только принимать бой.

По местам стоять, – пора откинуть всё лишнее и готовиться к противодействую. – Маршевым двигателям самый полный ход. Развиваем максимальную скорость. Хода и курсы переменные, постоянное маневрирование. Главный калибр к бою, батареи – заряжай. «Радио» в Базу: «Авангард врага, «улей», три крейсера, баржа; задерживаю продвижение».

Занимая место командира корабля, команды отдавал на языке гоа`улдов. Его понимали все присутствовавшие на мостике, и не было нужды тратить драгоценное время на перевод для каждой в отдельности.

В мозгу на миг нарисовалась картина, как я одну и ту же фразу копирую на русский, японский и гоа`улдовский для Лилит, Сакамото и Сабрины-Иштар соответственно. От перспективы такого дурдома перекосило даже Нергала.

Корабль ощутимо толкнуло вперёд: начался разгон.

Лилит заиграла свой реквием на пульте управления вооружением: что делать с главным калибром, девушка знает не понаслышке.

– Генераторы щита в боевой режим.

Ёко пробормотала на японском:

– Хотели испытания? Получите, распишитесь!

Бурчание японки я оставил без ответа.

– Лилит, разметь цели. «Улей» – «Альфа», три крейсера – «Бета», «Гамма», «Дельта». Баржа – «Эпсилон».

Дольше говорить, чем делать.

– Готово, – доложила Древняя. – Цели размечены, захвачены, орудия готовы к стрельбе.

Несколько тысяч километров… Даже, если тысяча: это всё равно очень и очень много. На такой дистанции мы, конечно же, попадём, но эффективность огня лучевых батарей окажется крайне мизерная. Надо сблизиться хотя бы до нескольких километров и уже тогда стрелять. Но на нескольких километрах нас самих разберут на запчасти по винтику: всё-таки, у четырёх кораблей орудий главного калибра десятки штук. Тупо задавят числом и скорострельностью.

Встречный бой? На такой скорости, что мы сумеем развить, манёвры разворота займут несколько часов: мы же не истребитель в атмосфере, а космический корабль. И за те несколько минут, что остались до прибытия рейфов, мы сможем разогнаться до нескольких километров в секунду. Попытаемся развернуться по авиационному, и нас разорвёт инерцией, а людей размажет в кровавый фарш по переборкам.

А только встречный бой и остаётся. Пролететь максимально быстро, осыпав залпами, и уйти на разворот. Если на нас не забьют болт, то сможем задержать рейфов до прибытия наших сил. Уж они-то точно заметили врага.

– Ракеты недоступны? – уточнил я на всякий случай.

Лилит отрицательно покачала в ответ.

Ну, а что могло измениться за это время? Полётное задание никто в головки не вводил.

– Мины к бою. Без команды не сбрасывать.

– Формирование зоны перехода. Гости прибыли.

– Приоритетная цель – «Альфа». По готовности залп всеми орудиями.

– Есть приоритетная «Альфа», залп всеми орудиями.

Я не стал размениваться на праздные мелочи и суеты. Если появляется вражеский корабль – его необходимо ликвидировать. Если появляется отряд вражеских кораблей – его тем более необходимо ликвидировать.

– Входящее сообщение, – доложила Лилит. – Передача открытым текстом с использованием радиосвязи. От рейфов.

– Что там? – мне, признаться, даже интересно стало.

Что в такой ситуации могло прийти с борта вражеского корабля? Или сигнал о капитуляции, или требование сдаться без боя. Не с вопросом же «Как пройти в библиотеку?» они решили позвонить, в самом-то деле?

– Требуют сдать корабль без боя, – злорадно усмехнулась Древняя. – Хотят взять нас на абордаж.

То ли в меня на миг вселился дух капитана Окита, то ли я просто начал ехать кукухой, то ли так сложились звёзды, но единственным ответом, каким я смог одарить этих идиотов, было короткое:

– Глупцы.

Разумеется, отвечать мы не стали. Нет необходимости облегчать работу силам РЭБ противника и открывать канал связи. Вместо этого Лилит навела все имеющиеся орудия главного калибра на «улей» и дала полный бортовой залп. Разумеется, без особых надежд.

– Лучевые батареи в работе, – произнесла напарница. – Есть попадание, цель поражена.

– Повреждения? – спросил я.

Попасть – не значит уничтожить. С орудиями «Ямато» есть проблема, и мы об этом знаем.

– Минимальные, – девушка поморщилась. – Но им это не понравилось: «улей» и крейсеры разворачиваются к бортовому залпу.

На наше счастье, рейфы придерживаются линейной тактики боя. Для них, с конструкцией их кораблей, единственный возможный вариант взаимодействия с наибольшей эффективностью – выстраивание имеющихся бортов в линию и максимально рассеянный залп всеми орудиями. Могут, конечно, пожертвовать эффективностью и зайти, скажем, с боку, взяв врага в клещи, но наиболее рационально для них подавление огнём с большой дистанции.

– Сабрина, манёвр уклонения. Курс на отряд рейфов, минимизируй нашу проекцию для их систем наведения.

Большой точностью огня плазменные орудия рейфов не отличались. В статичную цель, быть может, они бы попали всеми залпами, но когда ведущий огонь корабль движется со скоростью несколько сотен километров в час, да ещё и мишень ничуть не медленнее, то тут уже начинаются свистопляски с вероятностью промаха. К тому же, сами выстрелы не слишком быстры: заряд плазмы летит гораздо медленнее, чем, скажем, луч из орудия Асгардов.

– Да, мой господин…

«Ямато» начал круто закладывать на левый борт. Уж на что скорость была сравнительно небольшой (на приборах даже пятисот километров в час не наблюдалось), но даже со включёнными на полную гасителями инерции нас ощутимо потянуло по дуге.

– Фиксирую залп со стороны противника, – сообщила Лилит. – Огонь накроет нас через минуту.

– Не накроет, – фыркнул я. – Успевшими перезарядиться носовыми орудиями – огонь по «Альфе».

– Есть «огонь по «Альфе»»…

«Ямато» огрызнулся носовыми орудиями главного калибра. Пусть корпус корабля спроектирован для максимально полного бортового залпа, но это не означает, что он не может вести курсовой огонь. Да, орудия слабы, плюс дистанция: шансов уничтожить «улей» рейфов нет ни с первого, ни со второго, ни с третьего выстрела. Но это же не повод даже не пытаться? Он же не бессмертный. Рано или поздно всё равно взорвётся.

– Попадание в носовую оконечность «улья». Повреждены носовые маневровые двигатели.

Уже хорошо. Значит, «улей» почти вне игры. Да, он может подстраивать угол возвышения орудий под угол атаки, но последние весьма ограничены. Этим кораблям проще довернуть корпус. Значит, зайти сверху или снизу, и «улей» не сможет нас достать. Другое дело, что до него десяток тысяч километров.

– Сабрина. Доверни нас левым бортом к противнику, и уводи корабль вверх. Необходимо оказаться в верхней полусфере поля боя.

– Слушаюсь, владыка…


«Улей» ульем, но и про крейсеры забывать не стоит. Космический бой не настолько скоротечен, как морской, к примеру, и тут дело не только в расстояниях между участвующими в битве бортами.

Крейсеры начали заливать наше направление беглым огнём. Видимо, враг понимает, что шансов задеть нас прицельным выстрелом немного: мы слишком быстрая мишень, и не очень-то хотим подставляться под снаряды. Но и расстояние немалое. Даже с потрёпанными щитами можно особо не беспокоиться: на такой дистанции плазменный заряд успевает рассеяться. Не исчезает совсем, но основное действие уже теряется.

– Есть попадания в левый борт, – сухо проинформировала Лилит. – Щиты держатся.

– Ответ на «радио» с Земли! – воскликнула Сакамото. – «Помощь в пути»!

Значит, минимум час продержаться. Это вряд ли. Мы, конечно, быстрее, но противников тупо больше.

«Ямато» начал круто забирать наверх по оси вертикальной развёртки. Если для крейсеров рейфов это не было большой проблемой, то «улей» при всём своём желании не мог нас достать без изменения своей ориентации по координатной сетке. И пусть с расстоянием огонь его орудий терял эффективность: щиты у нас тоже не бесконечные, знаете ли.

– Дистанция до цели девять тысяч километров. Один из крейсеров вышел из формации, ложится на курс перехвата.

Я бросил беглый взгляд на оперативный экран. Борт, размеченный как «Дельта», действительно покинул линейный строй и стал разворачиваться в нашу сторону. Решил сократить дистанцию и наверняка поразить огнём? Вряд ли. Вероятнее всего, хочет запустить авиакрыло и высадить на «Ямато» десант.

– Цель «Дельта» приоритетная. Беглый каскадный огонь. Системы ПВО в готовность.

То же время
Центр Управления «Городом»
Гв. п-к Дегтярёв А.С.


Тревога тревогой, но «кино» и впрямь выглядело занимательно. Корабль без экипажа, с минимально возможным личным составом на борту, дав предупреждение в Базу, сцепился с численно превосходящим противником за орбитой Плутона.

На оперативном экране, куда выводилась информация с радаров дальнего радиуса действия, отметка «Ямато» лениво маневрировала вокруг пятёрки кораблей рейфов.

Полковник Дегтярёв не был специалистом по космическим баталиям: всю свою жизнь он изучал наземные действия войск, и чуть-чуть понимал в морских делах. Но даже ему было очевидно: со своей диспозицией «Ямато» даже не рассчитывал выйти из боя победителем. Он только тянул время до подхода основных сил.

Майор Минамото вместе с Дегтярёвым смотрела на экран. Внешне лицо офицера было по-восточному невозмутимо и беспристрастно, но на душе скреблись кошки. В конце концов, японцы просили помочь в настройке бортовых систем, а не ввязываться в бой без шансов на победу. Пять против одного, когда этот самый «один» без укомплектованного экипажа и детскими конструкторскими болезнями – это даже не смешно.

С поста связи донёсся доклад:

– «Крым» и «Севастополь» в максимальной готовности, отваливают с орбиты и экстренно выходят на помощь! «Князь Владимир» и «Маршал Жуков» прервали учения по отработке живучести и второй волной выдвигаются следом! Расчётное время прибытия – 60 минут!

Так-то, земные корабли гораздо быстрее. Покрыть 6-8 световых часов они могут меньше, чем за несколько астрономических минут, но это – применительно к штатному сверхсветовому прыжку. Когда корабли экстренно снимаются с якоря и выходят на помощь борту, противостоящему врагу в битве, необходимо рассчитать параметры прыжка, чтобы оказаться в гуще боя, но не протаранить кого-то из участников. Всё же, пока межзвёздные корабли достаются Земле слишком дорогой ценой, чтобы делать из них одноразовые тараны. Да и в боевую формацию перед прыжком надо построиться: враг не будет столь щедр, чтобы предоставить возможность встать в строй прямо посреди поля боя. И это если опустить всякие бюрократические дебри, вроде запроса разрешения на выход и прочие оперативно-штабные обмены канцелярскими любезностями.

– Слишком долго.

Майор Минамото внешне выглядела спокойной, но голос выдал её с головой.

– На борту необученный экипаж. Им не протянуть часа под огнём.

Дегтярёв не был столь скептичен. Он разделял мнение японки, но не поддерживал её: очевидно, что «Ямато» придётся несладко, но на борту минимум двое, для кого космический бой уже далеко не первый в жизни. А ещё одна может дать фору любому стратегу Генштаба в плане применения сил в условиях космического вооружённого столкновения.

Вместо этого полковник отозвался связисту:

– Передайте всем выходящим: пусть выдвигаются как можно быстрее. Все штабные и командные вопросы решим потом.

– Товарищ полковник! – донеслось из-за поста секретчика. – Это, так-то, трибунал…!

– Я вертел этот трибунал на одном органе! – огрызнулся офицер. – Если из-за тормозов при запросе разрешений мы потеряем людей и корабли, то какой прок от этих разрешений?! Кораблям – немедленный старт.

– Есть «немедленный старт»!

Тут были правы оба. Что секретчик, что комбриг.

Выход боевого корабля из порта приписки без разрешения на выход приравнивается к угону и пиратству: что это за армия, где не соблюдают дисциплину, устав и субординацию? Наличие на борту корабля командира корабля ещё не означает возможность делать тому всё, что заблагорассудится. По сути, кораблём управляет Штаб, а командир лишь так, командует команды.

С другой стороны, запрос разрешения на выход, получение карт в штабе, причём, физическое, через бегунка-посыльного, когда штаб на Земле, а корабль на орбите… ну, его, в звезду собаки!

– Полковник, – Минамото тихо сглотнула. – Прошу вас… мне Ёко стала почти как дочь… не дайте им погибнуть.

Увы, но Александр Сергеевич прекрасно понимал, что сейчас от него не зависит ровным счётом ничего. Из убывших на борт «Ямато» управлять кораблём могут Лилит (потому что Древняя), Сабрина (потому что носительница Иштар) и «Шаман» (потому что носитель Нергала). Сакамото, хоть и опытная, но в боях почти не участвовала. Значит, командование кораблём сосредоточено в руках кого-то из русских… если можно назвать Древнюю русской, м-да. И если единственным шансом для размена ничьей (про победу в бою речь уже не идёт) останется брандер чужого корабля, то экипаж «Ямато» выполнит этот манёвр: ветеран не сомневался. Всё, что может сейчас сделать полковник – это поторопить выходящих на помощь.

Правда, ещё он может отправить сообщение по подпространственной связи и приказать «Ямато» отступить, но тут не надо быть пророком, чтобы предсказать: его не послушают. Хотя бы, потому, что околоземная группировка сейчас не готова к боям, и визит на орбиту пяти кораблей рейфов учинит натуральный Верден, Перл-Харбор и Дрезден в одном флаконе.

На оперативном экране один из вражеских кораблей оторвался от своих и пошёл курсом перехвата «Ямато».

– Увы, Акира. Всё, что мы могли сделать для них – это научить всему, что знали сами. Сейчас ребята сдадут экзамен и вернутся со щитом… или провалят его и вернутся на щите.

Молодая женщина вздрогнула. Даже не столько от перспективы хоронить молодых ребят, сколько от почти безучастного и холодного голоса русского офицера.

– Мне не меньше вашего хотелось бы, чтобы «Ямато» уцелел, Акира. Но сейчас всё в руках его экипажа.

С поста радиста пришёл доклад:

– «Сонодзаки» радирует о готовности! Крейсер выходит в зону действия «Ямато»! Оперативное командование объединённой эскадрой на командире «Крыма»!

«Кап-раз Шолохов», – подумалось Дегтярёву.

Лично капитана первого ранга Шолохова он не знал, но слышал, многое. За отличительные успехи в тактике околоземного боя его и назначили командиром «Крыма». Поговаривали, что по навыкам командования соединениями он не уступает Нахимову.

То же время
За орбитой Плутона
Борт тяжёлого бронепалубного корабля «Ямато»


– Накрытие, уничтожение. Цель «Дельта» уничтожена, – голос Лилит такой же сухой и лишённый эмоций, как текст печатной машинки.

– Отлично, – выдохнула Ёко. – Одной проблемой меньше.

– Радо радоваться, – перед глазами оперативный экран. – У нас щиты на семидесяти процентах и один генератор перегревается.

– Надо выйти из боя минут на десять, – Лилит повернулась ко мне. – Этого времени должно хватить, чтобы перезарядилась вторая группа генераторов и остыл перегревшийся.

Я повернулся к Сакамото.

– Что произойдёт, если продолжил эксплуатировать перегретый генератор щита на запредельном температурном режиме?

– Ничего критичного, – заверила японка. – Рано или поздно, он сгорит, но нагрузка перераспределится на оставшиеся. Упадёт эффективность силового поля и вырастет нагрузка на другие генераторы, но так драться можно.

«Упадёт эффективность» – «ничего критичного»? У нас ещё один целый «улей» и два целых крейсера остались.

Рейфы поняли, что линейная тактика на дистанции в восемь тысяч километров – это не про нашу ситуацию. Оба уцелевших крейсера отошли от своего флагмана и начали заходить нам по широким дугам: один по догонному курсу, другой по курсу перехвата. Хотят взять в клещи.

– Интенсивный обстрел в упор выдержим? – спросил я в лоб.

Ёко побледнела.

– Д-да, наверное…

– Наверное?

– Н-ну, – замялась она. – Если генератор щита перегреется и сдохнет, должна быть перезапущена вся схема для инициализации нового распределения нагрузки. Но на это потребуется время, и корабль будет без щитов… только броня… и мы…

Достаточно. Уже понятно, что хотела сказать этим девушка.

Два крейсера идут к нам на полном боевом ходу. «Улей» тщетно пытается выровнять своё положение относительно нашей траектории, чтобы иметь возможность достать бортовыми орудиями. Скоро они поймут, что это невозможно, и запустят истребители. Им понадобится время, чтобы достичь нас, но к этому моменту до нас доберутся и крейсеры. Чтобы сковать действия корабля, необходимо минимум два-три сходных по классу. Противостоять двум крейсерам и рою истребителей будет невозможно: не для нашего экипажа и не для наших навыков. Значит, надо идти ва-банк: времени немного, счёт на минуты.

– Сабрина. Курс на «улей» рейфов. Твоя задача – провести нас мимо двух крейсеров. Если они запустят истребители – игнорируй, тарань щитом.

– Слушаюсь, владыка…


Сакамото вскинулась и посмотрела на меня испуганными глазами.

– Нас же расстреляют в упор!

Зато Лилит оценила манёвр.

– Решил повторить подвиг «Меркурия»? – любимая скосилась на меня с ухмылкой. – А силёнок-то хватит?

Честно говоря, про «Меркурий» я в тот момент вообще не думал: ассоциация пришла на ум только после того, как его упомянула напарница.

Это она удачно вспомнила, к слову. Подвиг брига «Меркурий», в соло нагнувшего турецкие «Реал-бей» и «Селимие», навечно вписан в анналы мировой истории и морского боя, а имя корабля увековечено в памяти потомков. Но есть небольшая разница: «Реал-бей» и «Селимие» настигали отставшего от своих «Меркурия», а мы собираемся пройти по встречному курсу, и заодно навалять рейфам по щам по самые гланды.

– Сейчас и узнаем, – хмыкнул я. – Носовым орудиям: первая орудийная башня, цель – «Бета», вторая орудийная башня – цель «Гамма». Системам ПВО – готовность, при появлении на радарах авиации противника команды не ждать, огонь по усмотрению.

– Приняла, – усмехнулась Лилит. – Вот уж не ждала, что ты настолько безбашенный тип.

– Не подлизывайся. Ты прекрасно знаешь, насколько я безбашенный.

На Сакамото было страшно смотреть. Умом-то японка понимала, что шансов навредить нам у рейфов немного. Мы быстрее, мы маневренней, дальность огня у нас выше и точнее. Но мы уступаем по весу залпа. Если два корабля (хорошо: три) пролетят мимо друг друга на полном боевом ходу, то в точке контакта они не проведут и минуты. Что можно успеть сделать с кораблём противника за несколько секунд? Понимать-то это она, наверняка, понимала, но перспектива идти полным ходом аккурат на врага ей, отчего, не выглядела заманчивой. Впрочем, я её понимал, однако, если попытаемся уклониться от боя – рейфы просто плюнут на нас и пойдут к Земле. Один крейсер мы сняли, но осталось ещё два, и «улей». Не забыть бы про баржу, хоть она и не комбатант.

«Ямато» развернулся носом на «Альфу».

– Дистанция до «Альфы» семь тысяч километров, – доложила Лилит. – Дистанция до «Беты» и «Гаммы» – по шесть тысяч и стремительно сокращается.

– Огонь по крейсерам, – приказал я. – Стрельбы не прекращать, пока не пройдём их рубеж. После – носовым орудиям огонь по «Альфе», кормовым – по усмотрению.

– Приняла.

Крейсеры загодя начали заливать наше направление огнём. Бессмысленно, беспощадно, но, нет да нет, а какой-нибудь шальной снаряд да и прилетал нам в лобовой щит. Запас энергоёмкости щита стремительно уменьшался, и вероятность остаться с обнажённой бронёй под огнём противника замаячила на горизонте.

Нас спасал лишь встречный курс: проекция «Ямато» была минимальна при такой ориентации корпуса, и попасть по нам было проблематичней. Всё же, дистанция есть дистанция, разброс есть разброс.

Правда, по мере сближения огонь крейсеров становился всё точнее, и запас прочности щита таял всё быстрее.

– Пять тысяч километров, – сообщила Лилит. – Сабрина, пробуй незначительно отклоняться от курса, на не уходи с него. Даже несколько секунд маневрирования при нашей скорости отклонят нас на сотни метров.

Ток`Ра принялась активно играть рулями, бросая «Ямато» то вправо, то влево, держась попеременных ходов и курсов. Мы всё ещё летели полным ходом прямиком на «улей», но для орудий и систем наведения крейсеров рейфов наш борт занимал целый коридор в пару-тройку километров перечником, при максимальной ширине собственного корпуса до сотни метров. Интенсивность воздействия на щиты, ожидаемо, снизилась.

Носовые батареи исправно отрабатывали по крейсерам. Одна башня по одному, другая башня по другому. И пусть дистанция не позволяла нам быстро разобраться хотя бы с одним кораблём ввиду мощности излучателей наших орудий главного калибра: урон, нет-нет, да наносился, и уже через несколько минут от носовых оконечностей бронекорпусов крейсеров мало что осталось.

– Отметки на радаре! – воскликнула Ёко. – Крейсеры запускают истребители! «Улей» тоже!

Сабрина, – напомнил я. – На малые корабли не обращай внимания. Будут оказываться перед нами – тарань.

– Слушаюсь, господин…


Нергал молча наблюдал за нашими действиями и не вмешивался. Из чего я заключил вывод, что пока мы всё делаем правильно. Или не косячим. Во всяком случае, сильно.

– Входим в зону поражения нашего ПВО, – Лилит не плюёт в потолок. – Открываю огонь.

То же время
Центр Управления «Городом»
Гв. п-к Дегтярёв А.С.


Ни русский полковник, ни японский майор не могли поверить своим глазам. Только что прямо перед ними один тяжёлый бронепалубный корабль с ненастроенными боевыми системами разобрался, как повар с картошкой, с одним крейсером рейфов, а пять минут спустя повторил подвиг русского брига, на полном боевом ходу пролетев мимо двух крейсеров на предельно малом (по космическим меркам) расстоянии. Подробностей боя Земля не видела: на оперативном экране только сводка подпространственной передачи с радаров дальнего радиуса действия. Для всех очевидно, что корабли сражаются, но Дегтярёв, зная своих подопечных, был готов поставить на кон свою годовую зарплату: «Ямато» полосовал по крейсерам огнём главного калибра, вспомогательных орудий и ПВО, а, пройдя рубеж крейсеров, переключил огонь на «улей», стремительно сближаясь с ним. Если его выводы подтвердятся показаниями бортовых самописцев с «Ямато», кое-кто получит внеочередную «плюшку» на китель. А будет отбрыкиваться – получит по шее и внеочередную «плюшку» на китель.
Сообщение отредактировал Комкор - Понедельник, 16 Ноября 2020, 17:14


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Вторник, 17 Ноября 2020, 18:34 | Сообщение # 681
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 274
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Вот это продолжение)) Прочитал на одном дыхании!
Награды: 2  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
  • Страница 46 из 46
  • «
  • 1
  • 2
  • 44
  • 45
  • 46
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)