07:29
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Ангелы или демоны? (Завершен!)
Ангелы или демоны?
Kitten Дата: Четверг, 26 Апреля 2012, 23:41 | Сообщение # 931
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Лиз в таком случае должна будет его шибко крепко попросить. :)
Сообщение отредактировал Kitten - Четверг, 17 Мая 2012, 23:12


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Суббота, 28 Апреля 2012, 01:05 | Сообщение # 932
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
*Шеппард.*

Я знал, на что способен. Благодаря воспоминаниям, хранящимся в крови, я представлял себе, как это произойдет. Не сложнее, чем внушить, тем более, что практика у меня есть. Ювелирное мастерство и осторожность при контакте со слабым человеческим сознанием мне также не чужды. С Элизабет мне ни раз приходилось совершать по истине невозможное. Я умел выделять из общего ментального потока отдельные фрагменты, мог управлять ими или изменять. Это было знакомо и легко. Всего под моим влиянием находились трое. Я уже сделал все необходимое по мере общения с дипломатами, сейчас остался лишь прямой зрительный контакт с каждым, чтобы ввести корректировки памяти в силу.
Кадис посмотрел на Хейса, незаметно кивнул Элеаде, мне, и на этом все закончилось. Прекратилось одним мановением мысли, состоящей из трех синхронных приказов, отданных тремя вампирами.
- Дамы и господа, - уверенно произнес Кадис, поднимаясь с кресла. – На сегодняшнем, 35 Саммите, было вынесено на обсуждение множество бесспорно важных вопросов мировой общественности, требующих решения на международном уровне. В то время как наши скромные силы позволяют нам взяться за рассмотрение и возможное решение лишь некоторых, наиболее острых из них. Сегодня мы все вместе пришли к справедливому выводу, что камнем преткновения для всего земного шара стали две темы – проблема глобального потепления и мировой финансовый кризис. На протяжении двух часов речь шла...
Свою роль блондин исполнял блестяще. Мне до его уровня еще чесать и чесать, мерным шагом по ухабистой дороге вечности, и то – не факт, что я когда-нибудь смогу ТАК играть. Расположение к себе, йота небрежности и экспромта в речи Кадиса, реплики к месту, а вернее – к подтверждению выдуманной и продуманной до мелочей легенды. Он сыграл так, что невозможно было не поверить. В заключение ему дружно и искренне аплодирует каждый, начиная от президента России, заканчивая федеральным канцлером Германии. Никто из них больше не видит в нас инопланетную угрозу, не расспрашивает о сверхсекретном Кольце.
Я для них – Советник президента США, Кадис и Элеада – представители ООН, а все без исключения папки с документами содержат лишь проекты разных стран, направленные на разрешение все того же кризиса и потепления. Древний вампир сегодня стал бесспорным фаворитом в глазах политиков, ему пожимают руку, кланяются, с улыбкой восхищения его многогранной личностью. Он знает подход к каждому. Для кого-то он приберег дань традициям, для кого-то – реплику на национальном языке. Одним словом: за несколько часов Кадис прогнул все верхи Земли под нас, обеспечив тем самым полную свободу действий своим кровососам, сохранение секретности и спокойную жизнь для людей в КЗВ.
В четвертом часу, когда иностранные гости благополучно покинули Белый дом, а мы снова оказались в Овальном кабинете Хейса, тот в буквальном смысле не знал, каким узлом перед нами завязаться в знак признательности за столь оперативное решение международной головной боли. И, несмотря на реальную головную боль, которую мы трое ему обеспечили, Генри готов был ковриком стелиться. Впрочем, конкретно для меня с лихвой хватило того, что он не кинулся на радостях меня обнимать. Я и так еле сдерживался, чтобы не прикончить его прямо там, сидящим на кожаном диване. На сей раз дело было не в том, что он меня достал, просто...
«Я не железный, черта с два! Закончите чаепитие с дружескими поболтушками на тему аванпоста в Антарктике как-нибудь без меня!» - я посмотрел на Кадиса, затем – на Хейса. – Извините, господин президент, но мое время вышло. Компромисс найден, спокойствие достигнуто, с наступающим вас Рождеством и до скорой встречи на тестовом запуске спутников», - произнес я на одном дыхании, догадываясь, чем обернется вдох, если я все-таки рискну разорвать предложение на несколько более коротких. Ждать ответа и тем белее, позволения, не было смысла, поэтому я телепортировался раньше, чем Генри внял моим словам.
Если на чистоту перед самим собой, то стадию агонии я пережил где-то в середине заседания, потому вряд ли бы действительно загрыз президента. Жажда стала лишь предлогом, чтобы попусту не тратить время за не касающимися меня обсуждениями. Я был нужен Элизабет, я чувствовал эту потребность, как чувствовал и то, до какого состояния ее довели четыре комитетские крысы. Я не удивлен, поскольку знал, что не мытьем так катаньем они заденут ее. И Всевышний им хранитель, раз они успели убрать свои жалкие душонки подальше от КЗВ раньше, чем я вернулся из Вашингтона.
- С возвращением, - Валери возникла прямо передо мной. – Как все прошло?
- Спасибо, острых ощущений в избытке! Да, это сарказм. Да, я зол. Да, я хочу вцепиться тебе в глотку. Нет, я не стану этого делать и... Да, прямо сейчас я собираюсь пойти и успокоить Элизабет. Надеюсь, что ответил на все твои вопросы!? Замечательно! Теперь сгинь и не путайся под ногами до самого отъезда!
- А как же ланч? - с видом невинной овечки вампирша протянула мне тугой алый целлофан. – Цельная, клонированная, доставлена с Селины час назад.
Гортанное рычание наполнило коридор.
«Почему тебе надо все по два раза повторять? Неужели так сложно просто забить на меня? Какого черта ты со мной нянчишься и зачем тебе это нужно!?»
«Просто выпей пакет, - она приподняла бровь. – Или хочешь повторить свой вчерашний подвиг?»
«Хвала Творцам, я скоро от тебя избавлюсь!» - выхватив клонированное пойло из протянутой руки, я исчез в полумраке коридора.
Моя ярость грозила последствиями, ровно, как и жажда, но сегодня категорически нельзя дожидаться, пока я нашинкую кого-нибудь на фарш. Сейчас не самый подходящий момент, поэтому надо думать на два шага вперед, Шеппард. Думать трезвой головой, а не долбаным инстинктом вечно голодного кровососа. Пакет ушел на раз-два, весь, и ни капли не пролилось на пол или стены. Все цивилизовано, со всеми тонкостями гребаного этикета, ну... или почти, если учесть, что столовые приборы для моей трапезы нафиг не нужны. Опустошенная тара отправляется на покой в первую попавшуюся урну для... стало быть, бумаги. Но ничего, уборщики поймут и внегласно простят.
Послав к дьяволу весь прочий информационный мусор, я сосредоточился на Элизабет и тех ощущениях, что исходили от браслета. Слишком мрачные, слишком тяжелые и при этом слишком сильные чувства. Печаль, растерянность, боль, обида, прострация, страх... с трудом сдерживаемые слезы. Она вновь потянулась за треклятым дебильником как раз в тот момент, когда я вошел в комнату.
В другой ситуации я бы, скорее всего, не узнал ее. Прическа, одежда...
- Лиззи, - стремительным движением я оказался за ее спиной, обвил руками горячую талию и сделал то, о чем мечтал без малого четыре часа – прижал ее к себе, одновременно забрав телефон из ее слабой руки.
Она вздрогнула, и порывисто обернулась. Ее шелковые волосы коснулись моего носа.
- Джон! – в любимом голосе столько отчаяния, а в широко распахнутых глазах сверкают слезы. Она прижимается ко мне так сильно, при этом неосознанно соединяет наши руки, что щит кольца сливается с энергией браслета, открывая мне беспрепятственный доступ к ее телу. Ее аромат, тепло, трепет при дыхании, нежность кожи – ничего из этого теперь не искажено силовым полем. Одинокие, изо всех сил скрываемые от посторонних слезы беспрепятственно стекают теперь по ее щекам, хрупкое тело дрожит в моих руках.
- Я здесь никто... Всего лишь забытое сочетание инициалов в архиве. Без паспорта,.. всего лишь клон,.. пустое место... никто...
- Тише, - осторожно, чтобы не испортить на удивление водостойкий макияж, я смахнул дорожки слез с ее горячих, покрасневших щек. – Не говори так, не плачь, эти уроды не достойны твоих слез. И мне не нужны ни одни документы, ни одна запись, ничье мнение не заменит мне того, что ты сейчас здесь, рядом со мной. Я слышу твое сердце, Лиз! Оно бьется под моей ладонью, твой аромат сводит меня с ума, а больших доказательств никому не нужно. Я не позволю никому требовать большего, слышишь?
- Я могу быть клоном...
- Нет, не можешь, Элизабет! Я не поверил ни одному существу, которое пыталось тебя скопировать. Ни живому, ни мертвому, ни репликатору... никому, - бережно я взял ее лицо в ладони и вгляделся в карие глаза, обрамленные пышными, черными как ночь ресницами. Она всегда была прекрасна. До, после – значения не имеет, но сейчас... даже с жемчужинами слез в уголках глаз она была неотразима. Ушла последняя бледность и тени под глазами, странным образом косметика маскировала все, наиболее острые линии ее лица, визуально исчезли впалые скулы, последствия истощения не то, что в глаза не бросались, они вообще отсутствовали. – Не плачь, любимая. Тебе нельзя, только не сегодня...
- Мама, - выдохнула она единственное слово, и я услышал, как сбилось при этом ее сердце. – Я не знаю, как ей сказать... Я пыталась позвонить, но... я даже не представляю, как...
- Не надо, - я дотронулся губами до уголка ее губ. – Такое по телефону не сообщают.
- Но я не смогу, я знаю, что это невозможно. Мы не сможем встретиться. Мне нельзя покидать базу, тебе тоже.
- Кто тебе наплел все это, любимая? Лоурэнс, Пратт? Кто? Впрочем, для верности я обоим вырву их чересчур длинные языки.
- Но, – она смотрит на меня и моргает, - разве?..
- Здесь не тюрьма, Лизабет. Никто не станет держать тебя в этой чертовой горе насильно.
- А как же ты? Тебя ведь не выпустят дальше заповедной зоны. Это противоречит секретности, безопасности. Они не возьмут на себя ответственность.
- Во-первых, - я осторожно убрал выбившуюся прядь волос с ее лица, чтобы локон не мешал мне наслаждаться ее взглядом, - пытаться ограничить свободу вампира – все равно, что расписаться собственной кровью на собственном свидетельстве о смерти. Во-вторых: я сделал все, что от меня требовалось. Я исполнил роль посредника. Следующий ход за Джеком.
- Какой ход? – она в непонимании нахмурилась.
- Как я и обещал Шеппарду, все готово, - словно по заказу раздался из кабинета Лэндри голос О’Нилла. – Вот здесь, здесь и здесь еще нужны автографы нашей героини, но... эта формальность терпит. А сейчас... доставай-ка из сейфа золотые запасы, Хенк! Нужно срочно отметить столь внезапное и грандиозное возвращение Элизабет. Поди, не каждый день случается, что бюрократов профессионально отсылают по всем пунктам с первым же умелым ходом.
- Да... с этой женщиной я бы точно не сел за шахматную партию.
- Ее фигура – ферзь, Хенк. На то она и Элизабет Вейр.

- Что? – Лиз настороженно смотрит на меня. – Что случилось? Я не о том спросила?
- Нет-нет, - я ласково улыбнулся ее беспокойству. – Все хорошо. Просто нам лучше подняться сейчас в кабинет начальства.
- Зачем? – она опустила взгляд и неуверенно покачала головой. – Нет, я... не пойду. Не хочу ни с кем встречаться. Сегодня...
- ...было трудным, мой ангел, знаю, - я поцеловал ее лоб. – Прости.
- Останься, - она вдруг попросила умоляющим голосом, схватившись за мою шею обеими руками. – Прошу, не уходи. Я боюсь быть одна.
- Ты не будешь. Я рядом и никуда не уйду, обещаю, - проводя рукой по ее спине, я ощущал под своей ладонью каждый позвонок. – Без тебя не уйду, потому что в кабинет Лэндри мы пойдем вместе.
- Это обязательно? – она поморщилась.
- Мое сопровождение – да, идти к двум генералам – нет, но... желательно, - ловким, аккуратным движением я снял кольцо с ее тоненького пальчика. Как бы там ни было, слишком силен для нее этот предмет, а закрывать глаза на ее человеческую слабость я не собирался. Четырехчасового риска более чем достаточно.
- Как все прошло в Вашингтоне? – Лиз разворачивается в моих руках, чтобы сесть удобнее.
- Ну... столица все еще цела, особняк президента прочно стоит на фундаменте, ничьих похорон не намечается.
- Я немного не о том, - ее теплая рука касается моей шеи. – Но,.. ладно. Прошло, как прошло, - она отстранилась с неохотой и свесила ноги с кровати. Ментально определив ее намерения, я метнулся, чтобы подобрать пару небрежно брошенной к прикроватной тумбочке обуви.
Элизабет любила туфли, строгие костюмы, блузки, жакеты – словом, все, что только может быть связано с гардеробом женщины-начальника и дипломата. Жаль только, видеть ее в гражданской одежде мне доводилось не так часто, как хотелось. Большую часть времени, проведенного в Атлантиде, она носила лантийскую форму или... того хуже – иногда ей приходилось одевать полевую амуницию.
- Ты прекрасна, - я произнес с благоговением, когда потянул ее с кровати на себя. На каблуках она была выше, разница в росте на время исчезла, и наши лица были теперь на одном уровне. Взгляды, губы, осторожный сладкий поцелуй...
Сильнее магнита и гравитации. Стоит нашим лицам оказаться достаточно близко, устоять перед соблазном я не способен. Это переходит границы, животная страсть медленно, но верно дает себя знать, а я пока не совсем представляю, что с ней делать. В особенности, когда однажды настанет момент, и природа самца-хищника потребует большего.
Сглотнув огненный всполох, я подавил мысли о большем, потянулся за ее пиджаком и как полагает истинному джентльмену, помог Элизабет его надень. Она полностью доверяла мне, а это было самым страшным. Она поворачивалась ко мне спиной, запрокидывала голову, открывая доступ к самым желанным точкам, в которых сосредоточен ее пульс и теплится ее жизнь. Конечно, Лиз делает это не специально, каждое ее движение естественно и не вызвало бы нездорового влечения у любого другого мужчины, но... только не у меня. А ее полное, неограниченное доверие только все усложняет.
- Я не боюсь, - она проводит рукой по моим волосам. – Ты тоже не бойся. Доверяй себе, - она берет меня за руку, и мы вместе выходим из комнаты.
Элизабет еще не знает, что ее ждет. В принципе, ничего сверхъестественно-особенного, мелочная бумажная формальность, но... уверен, ее обрадует новость. Ощущая меня рядом, она не волнуется, не боится, однако глубоко в ее душе все-таки нашло свое место чувство предательства и унижения, которое она гордо стерпела, а сейчас намеренно не придавала значения собственным эмоциям.
Коротко учтиво постучав в дверь с табличкой «Генерал-майор Хенк Лэндри», мы заходим в помещение. Оба офицера тот час встают по стойке «смирно», обрушив на Лиз синхронные аплодисменты с двух сторон.
- Браво, доктор, высший пилотаж!
- Ни секунды в тебе не сомневался, - подхватил эстафету Джек. – Хотя... судя по рассказу Хенка, все прошло даже лучше, чем я себе представлял. Бравую четверку дебилов ты враз перевела в разряд круглых идиотов, опустив при этом ниже плинтуса. Трижды «Браво!», Элизабет!
Лиз смутилась, ее щеки вспыхнули, она опустила взгляд в пол.
- Да, ладно, - О’Нилла слегка удивила ее реакция. – Можно подумать, я сказал неправду. В моих глазах, как и в глазах половины хоть раз имевших с тобой дело, ты – признанная Королева дипломатии. И этот титул у тебя не отнять.
- Найдется тот, кто рискнет, на части порву, - обронил я как бы невзначай, садясь в свободное кресло. Лиз села напротив и только тогда, осмелилась снова поднять взгляд. Ее щеки все еще пылали, но это было заметно только мне.
- Едва ли понадобится, Шеппард, - Лэндри усмехнулся. – Четырех комитетских стервятников одной левой без вашей помощи, - он сдержанно кивнул на Элизабет.
- Едва ли стервятники сочли королевскими речами все, что я им наговорила в отнюдь не профессиональной манере. В сущности, они даже не вспомнят ничего, не то, что оценят или как-то прокомментируют, - пыталась оправдаться Элизабет, тем самым отвести от себя повышенное внимание.
- Главное, что мы вспомним. А выпады с их стороны спусти на тормозах.
- Легко сказать, генерал, - она встретилась глазами с О’Ниллом. – Двое из них говорили весьма занимательные вещи касательно меня и моего статуса на Земле.
- Понимаю, - Джек мгновенно упрятал козырный юмор обратно в рукав и надел на лицо серьезное выражение. – Тут мы все, за исключением подполковника, - он посмотрел на меня, - серьезно проштрафились. Я бы рискнул сейчас начать извиняться, но унизить тебя вторично мне честь мундира не позволит, ибо простые извинения к этой ситуации явно не пришьешь. Необходимо что-то весомее слов.
- Я прекрасно поняла ваши мотивации, Джек. Два года – серьезный срок, и вы поступили так, как должно по всем правилам. Просто... слегка неожиданно такое услышать.
- Что ж... наверняка, это можно было сделать намного раньше, а не ждать, когда тебя поставят перед фактом, но...
- В общем, - Лэндри мягко открывает, затем закрывает ящик стола, - вот, - он кладет перед Элизабет глянцевые корочки. Недавно отпечатанные, потому что воздух в миг наполняет запах чернил, новой бумаги, пластика и лака от ламинированного покрытия.
Глаза Элизабет расширяются по мере того, как она понимает, что именно перед ней положили. Ее дыхание сбивается, пульс становится чаще, когда она неуверенно берет дрожащей рукой первый, лежащий сверху документ.
- Паспорт?.. – Лиз настороженно, словно не веря тому, что видит и осязает, открывает плохо гнущуюся от новизны обложку, пропускает первую страницу, а дальше, все по стандарту: белоглавый орел, американский флаг, колосья*, страница с ее фотографией и биометрикой.
«Восемьдесят третий год рождения?» - Элизабет вопросительно и недоверчиво приподнимает бровь.
«Любимая, я тебя предупреждал...»
«Я помню. Просто, ты... так и не назвал тогда мой точный возраст. Стало быть,.. двадцать шесть», - Лиз откладывает паспорт в сторону и все остальные документы просматривает поверхностно. Глянцевое свидетельство о рождении, страховой полис,.. новехонькую кредитку «VISA». Я видел, как дрожали ее руки, а взгляд блестел слезами благодарности. Она сдерживала эмоции, изо всех сил скрывала влажные глаза и кусала в неуверенности губы. Первым инстинктивным желанием стало приблизиться к ней, обнять, успокоить, но я заставил себя остаться на месте из соображений приватности и еще не до конца утраченного уважения к старшим по званию. К счастью, долго бороться с собой мне не пришлось, потому что Элизабет быстро взяла верх над нахлынувшими чувствами, смахнула слезы с ресниц и улыбнулась настолько искренне, насколько вообще возможно в ее состоянии.
- Спасибо, я... я не знаю, что еще сказать, но... Спасибо, Джек, генерал Лэндри,.. я очень благодарна.
- Эээ нет, так не пойдет. Давайте не будем путать друг друга и меняться местами, - мягко пресек ее попытки О’Нилл. - Я сегодня не готовился принимать от тебя благодарности, поэтому внегласно опустим торжественную часть, гимн и прочие подобные моменты. - Джек протянул Элизабет шариковую ручку. – Помнишь, где нужно расписаться?
Лиз согласно кивнула в ответ. А когда она поставила последний каллиграфический росчерк в графе «Подпись предъявителя» и посмотрела на меня сияющим взглядом, на стол Лэндри легкой рукой генерала опустился поднос с бокалами и коллекционным шампанским. Эмоциональная атмосфера сгладилась от начальственно-официальной до дружеско-посиделочной. Напряженность, витающая в воздухе последние несколько часов, развеялась. Элизабет стало намного легче. В сущности, она быстро привыкала к общению в разной обстановке, так же быстро возвращаясь к своему прежнему укладу жизни, однако... такая скорость очень утомляла ее. Я это понимал и был рад, что хотя бы после встречи с бюрократами она отошла, отвлеклась от тяжелых воспоминаний о доме и матери.
Чисто физически я больше не мог терпеть расстояние, которое было между нами. Спасло то, что шампанское разливалось стоя. Возблагодарив небеса за возможность, я стал ближе к ней, удерживая в руках два хрустальных бокала. Она тоже неосознанно шагнула ближе, потакая моему животному магнетизму. Золотистая жидкость шипела в откупоренной бутылке, в то время как Элизабет вопросительно смотрела на меня.
«Это не кровь», - она молча констатировала очевидное.
«Нет, это обычное искристое. Крепость небольшая, но если что, я тебя отнесу, раздену и заботливо накрою одеялом, не волнуйся».
«Я не об этом», - она улыбнулась.
«Для меня алкоголь безвреден, любимая, не беспокойся».
Как раз в тот момент, когда я отдал ей один из наполненных бокалов, раздался мерный стук в деревянную дверь – Кадис и Элеада, которые предусмотрительно не стали телепортироваться прямо в кабинет. Путем несложных математических вычислений к четырем хрустальным сосудам добавляются еще два, также наполненных золотистой шипучкой.
На этот раз Элизабет реагирует на присутствие Кадиса вполне обычно, спокойно, улыбаясь и кивая в знак приветствия. Она протягивает Элеаде бокал шампанского, не испугавшись при этом зрительного контакта. Ее поведение естественно, без скованности и наигранной любезности.
- Все международные беды, грозящие благополучию возведения спутников, решены, генерал, - Кадис принимает из рук Джека символическую порцию спиртного. – Завтра пребудет «Дедал», мы сможем приступить к строительству.
- Насколько я понял, вы желаете начать с Антарктики.
- Кресло, как вы его назвали, весьма полезная вещь для наземно-воздушной обороны и даже ручного управления спутниками. Мы хотели бы расширить и модернизировать уже имеющийся на южном полюсе аванпост, снабдив его энергией и комплектующими.
- Похожий план модификации ждет весь комплекс Шайенн, - аккомпанировала блондину Элеада. – Если вы не против, мы с легкостью избавим КЗВ от финансовой зависимости и необходимости тратить миллиарды на обеспечение Врат энергией, но... подчеркну, это только в том случае, если вы не против.
- Что там Вулси плел насчет семи с половиной миллиардов зеленых бумажек, кризиса, биржевого спада и инфляции мировой валюты? – О’Нилл обратился к Лэндри.
- Полагаю, то же, что я сам лично наблюдал сегодня по «EuroNews», слышал от президента Хейса и даже формально обсуждал эту проблему с лидерами восьми государств. Также я поспешил заверить господина Хейса, что на строительство космической обороны из госбюджета США или Международного валютного фонда не будет потрачено ни цента. Материалы и средства на строительство наши, в оборудовании и оснащении мы не нуждаемся. Все, о чем мы смеем вас просить – это обширная территория, на которой мы сможем работать, прежде чем выведем скелеты спутников на орбиту, а также не менее обширные территории для... охоты. Впрочем, изучив современную карту Терры, я был приятно удивлен количеством диких и заповедных зон. Этого более чем достаточно для нас.
- Значит, Гринпис снова пролетел, - сострил Джек. – И раз уж вы решили всё обсудить на трезвую голову, сообщаю подотчетно. Антарктика приветствует вас ледяными пустынями, Мексика – безлюдным военным полигоном «Белые пески», а НОРАД ждет не дождется апгрейда. И да, чуть не забыл самое важное, Шеппард, - он задержал на мне взгляд. – Китель на вешалку, армейскую выправку отставить и вперед, наслаждайтесь заслуженным отпуском. Когда я свяжу Картер по рукам и ногам и насильно заберу ее на дня два с Атлантиды, мы приедем к вам в гости.
- Есть, сэр! – я улыбнулся и положил руку на талию слегка растерянной таким количеством текста Элизабет. – То есть,.. ждем, не дождемся, Джек.
- Вот и чудненько, - он поднял свой бокал, глядя прямо на Лиз. Остальные, я в том числе, последовали примеру. – За ваши новые документы, доктор. Рад, что вы к нам вернулись.
Звуковой эфир наполнил звон резного стекла ударяющихся друг о друга бокалов, шипение плещущегося напитка и синхронные глотки. В эмоциональном эфире чувствовалось разрядка напряжения, облегчение от решения стольких проблем сразу, а также слабые отголоски надежды, что в ближайшее время можно хоть чуть-чуть расслабиться, не имея причин постоянно думать о грядущем Армагеддоне.
Лиз была сбита с толку более всего тем, что Джек сказал про отпуск и какие-то там гости. Она делала вид, что пьет шампанское, а в мыслях раз за разом воспроизводила его реплику, переставляя по-разному слова, как будто от этого мог поменяться общий смысл предложения. В конечном итоге, она пришла к выводу, что, видимо, ослышалась или же Джек завернул очередную свою остроту так, что она просто не поняла, в чем подкол.
«Элизабет, будь я человеком, определенно подавился бы тем, что пью, от такого умозаключения. Ну, какая шутка?»
Она отняла от губ почти не тронутый бокал, из которого хорошо, если раз отпила, и посмотрела на меня широко-открытыми глазами.
Качая головой, я сгреб со стола кучу бумажек и указал ей на синюю обложку паспорта.
«Он твой, Лиз. Новый американский паспорт. Настоящий. В него встроен твой чип, вписана твоя фамилия, заламинирована твоя фотография. НОРАД – не концлагерь. Мы можем уехать отсюда в любой день, когда скажешь».
Элизабет мне верит, со мной она поедет куда угодно, к кому угодно, выдержит разговор на любую тему и встретится с кем угодно. Пока я рядом, она будет сильной, а этого более чем достаточно, чтобы выдержать жизнь в человеческом обществе. Неделю, месяц, да хоть вечность – мне не важно. Главное, чтобы ей было хорошо, комфортно и спокойно. С ней адское пекло в густонаселенном пригороде столицы обернется раем. А ее счастье легко погасит любую мою жажду.
Осталось решить, когда и как мы окажемся в Колумбийском округе. Все прочее – старый добрый экспромт мирной жизни на Земле.
_________________________
Сообщение отредактировал Lady_Di - Среда, 19 Декабря 2012, 17:01
Награды: 63  
Kitten Дата: Суббота, 28 Апреля 2012, 11:23 | Сообщение # 933
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ну воть, прода в теме, гамма потихньку возвращается к активной форумной жизни после ЧП с компом.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Понедельник, 07 Мая 2012, 21:41 | Сообщение # 934
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
***

Бункер есть бункер, и замкнутое пространство нещадно давило на меня со всех сторон. В особенности после месяца жизни в апартаментах, где одна стена сплошь стеклянная с видом на небо, горизонт и океан. Полусонная Лиз думала примерно о том же, вернее... она пыталась думать, но засыпала прямо на глазах. Вроде не поздно, только начало седьмого, но ей сложно адаптироваться. Кошмары, бессонные ночи, постоянный страх перед наступлением темноты, а теперь еще смена планеты, которая диктует свои солнечные часы и продолжительность дня – все это непростое испытание для ее, еще не до конца окрепшего тела. В довесок к этому, насыщенный событиями день по-прежнему давит на ее хрупкие плечи. В эмоциях Элизабет присутствует волнение. Даже несмотря на все положительные моменты последних двух часов, которые позволили ей ненадолго забыться, она осталась поддавленной.
- Просто устала, - оправдалась Лиз сонным шепотом, в то время как ее голова покоилась на моем плече.
- Знаю, - медленно и аккуратно я высвобождал ее длинные кудри из плена замысловатых заколок и зажимов, а когда закончил – вьющиеся пряди свободно и красиво заструились по ее спине. Сначала она улыбнулась, промурлыкав что-то неразборчивое, но через несколько секунд вдруг отстранилась.
- Что? – с беспокойством спросил, тут же убрав от нее руки. – Я настолько холодный?
- Нет, - она нахмурилась, затем демонстративно вернула мои руки на свою талию. – Ты теплый, просто... я только что подумала...
- И я не знаю, о чем? – пришла моя очередь нахмуриться.
- Извини, - она улыбнулась. – Я не специально, - в то же мгновение Элизабет снова впустила меня в свое сознание. – Джон, я... могу попросить тебя об одной вещи?
Я заглянул в ее глаза с удивлением и легким укором. Она меня интриговала, настораживала, слегка пугала, а в ее мыслях все было абстрактно, обобщенно и не проясняло мне общей картины.
- О чем угодно, Лиз, - осторожно, подбадривая её, ответил я. – Ты же знаешь, любимая. Для тебя все, что захочешь.
- Кроме того, чтобы ты всегда оставался рядом, я ничего не хочу, а именно это ты мне обещаешь. Я верю тебе, потому что ты не даешь мне причин сомневаться и... это невероятно. Все это, - она обвела взглядом комнату, - абсолютный предел для меня. Я на Земле,.. дома, в безопасности, ты жив, ты со мной. Я этого не ждала, не помнила, каково это, но сейчас... я снова понемногу узнаю. Я вспоминаю и хочу вновь почувствовать, что значит быть человеком. Обычным, который не связан с войной в галактике, разведками на других планетах, чтением рапортов об этих разведках и смертях людей от рук инопланетных созданий. Пусть это будет месяц, пара недель, как получится. Я просто хочу на это время забыть обо всем. Вместе с тобой я знаю, что у меня получится. Пусть предметы движутся, пусть они горят под моим взглядом. Я смогу не обращать внимания на те изменения, что со мной происходят, если мы попробуем вместе. Просто жить, как все,.. как обычные люди.
- То есть так, как живут в эту самую минуту семь миллиардов землян? – я откинулся на подушку, потянув на себя Элизабет. – В обычном доме, с каждодневными пробками на дорогах, предрождественским лихорадочным ажиотажем в супермаркетах и просмотром фильмов по DVD вечерами?
- Ночь не в счет, - перебила Элизабет и просияла. – Голодать тебе я в любом случае не позволю, - она изловчилась и чмокнула меня в шею. – Во всем остальном ты понял правильно и,.. если ты не против...
- Это я должен быть против!? – одним быстрым движением я прижимаю Элизабет спиной к кровати и нависаю над ней, используя хрупкое изголовье в качестве жалкого подобия опоры. – Это Я против!? - покрывая торопливыми, дразнящими поцелуями ее лицо, шею, плечи, я заставлял ее звонко смеяться. Когда я отстранился, чтобы дать Лиз передышку, то увидел, что она буквально светится от счастья. Большие, искрящиеся глаза цвета горького шоколада широко открыты и смотрят прямо на меня.
- Я только «за», мой ангел. Обещаю, я сделаю так, что этот отпуск станет для тебя незабываемым. Самым-самым лучшим!
- Без КЗВ и неожиданных вспышек телепорта, сопровождающихся отчаянными воплями: «Вселенная гибнет! Вы обязаны ее спасти!»?
- Никакого телепорта, - шепотом произнес я, склоняясь к ее уху, скрытому темными завитками волос, - никаких воплей. А МакКея, если он рискнет так материализоваться, я на кол посажу. Сразу, едва только погаснет остаточное свечение.
- Ну,.. ты же его частенько отрывал от любимых дел именно таким способом. Вдруг он отомстить захочет?
- У Родни инстинкт... – резко прервался, стоило мне задержать взгляд на ее приоткрытых губах дольше трех секунд. – Он не рискнет.
На ее губах стойкая помада вкуса карамели. Сладость, аромат, напоминающий о нежности и осторожности. Ее сердцебиение оглушает меня, излучая живое тепло. Сердце ангела, сердце, которое бьется за нас обоих. Смертное сердце, но достаточно сильное, чтобы сохранить в себе одновременно две жизни – ее и мою,.. человеческую.
«Мой ангел во плоти».
***

Я, конечно, все понимаю. Трупов мы за собой не оставляем, деревья и кустарники ломаем по-минимуму, но живность то в Пайке не возрождается, как феникс из пепла. Руководство охраняемого леса со дня на день заметит гробовую тишину, резкое сокращение особей, всполошится. А когда посчитает и поймет, что за двое суток кануло в никуда двадцать с лишним голов, вообще кипишь поднимет. Держу пари, такого упадка здешняя фауна не переживала со времен пожара в две тысячи втором.
«Пора срочно менять место ночных прогулок. И окрестности Вашингтона – далеко не самая пропащая альтернатива. Потомак и леса на ее берегах, быть может, площадью и разнообразием фауны не блещут, но крест ставить рано. Плевая пробежка через три-четыре штата с курсом на запад – и да здравствуют просторы Йеллоустона!..»
Рассмотреть возможные варианты заранее было просто необходимо, чем я, собственно, и пытался заниматься с переменным успехом. Точнее, абсолютно безуспешно, потому что мне нужно оценить обстановку не по карте, но предоставить это обостренным чувствам. Мне необходимо видеть местность собственными глазами, чуять запахи, слышать звуки, ощущать, как хлыщут по коже и ломаются голые ветви. Все остальное... не то! Не так! Бессмысленно и скучно!
«Проблемы, пусть даже они касаются мест для охоты, проще решать по мере их поступления», – свернув голограмму, я рывком поднялся со стула, на котором сидел.
Рань несусветная, Кадис со своей пестрой компашкой развлекает пингвинов в Антарктике. Стало быть, возможность отдохнуть у людей прекрасная, но... как обычно, все сикось-накось, потому что никто из заметно поредевшего персонала базы не спит. Называется, дудки вам, подполковник, а не сон! Все как один на ногах с трех ночи, кто-то и вовсе не ложился, чтобы не дразнить себя лишь несколькими часами беспокойной дремы. И виной коллективной бессоннице, конечно же, «Дедал», прибывающий на орбиту в начале восьмого.
«Нужно как можно быстрее избавляться от формы и валить отсюда, иначе позже, в общей суматохе нам не дадут уйти спокойно. Черт!.. Снова будить ее!»
Раздраженный надоедливыми мыслями и голосами, не в восторге от необходимости прервать святая святых – спокойный сон Элизабет, с дьявольской неохотой и поистине черепашьим человеческим шагом я шел по людным коридорам.
В воздухе витала смесь разных ароматов. Сильнее прочих был запах жизни, таящейся в крови. Он, бесспорно, доминировал, но были и другие, достаточно резкие. Например: кофеин. Кто-то налег на его источник в виде кофе, кто-то – на пепси, от запаха которой меня кривило.
«А раньше ведь пил! Правда, на то время еще не знал, что именно в себя вливаю. Зато теперь... Судя по запаху, в разрекламированной жестяной банке смешали всю таблицу Менделеева, включая элементы, напрочь несовместимые со смертным организмом. Одним словом, редкостная дрянь».
Впрочем, травятся, так пускай себе травятся. Чем отвлекаться на запахи и перебирать список заповедников, лучше обдумать, как следует далеко идущие планы. Ехать решили утром по нескольким причинам. Во-первых: Лиз нуждалась в полноценном отдыхе. Во-вторых: у меня отсутствовало всякое желание везти ее зимней ночью на машине через четверть Штатов. И проблема не в наличии железного коня, уж точно не в моих навыках вождения, просто ее здоровье и комфорт слишком для меня важны. Намного проще воспользоваться телепортом или, если рассматривать сугубо земные способы передвижения, идеальный вариант – авиарейс «Денвер-Вашингтон». Однако, как ни сопротивляйся я факту, а трехчасовой перелет в салоне самолета, заполненного людьми, я не выдержу. Что до телепорта – вещь привычная, удобная, всегда под рукой, вернее, на ней, но его внезапность не сулит ничего хорошего. Элизабет нужно время, ей необходимо чувство постепенности, а не сумасшедшая скорость. Поездка в Вашингтон на автомобиле займет не меньше полутора дней. Она станет для Лиз отличной возможностью привыкнуть к ритму земной жизни и шуму мегаполисов. В дороге у нее появится шанс обдумать многие вещи, в том числе и встречу с матерью, из-за которой Лиз сильно переживает.
- Полковник,.. – раздался несмелый скептический голос Лэм двумя уровнями ниже. Местного главного доктора слегка настораживала и сбивала с толку сама возможность подобного общения. – Не знаю, слышите ли вы, но... перед тем, как покинуть базу, пожалуйста, зайдите ко мне в кабинет. Вы и... Элизабет.
«Непременно, док, - я обреченно вздохнул и только затем осознал, что этого делать не стоило. Горло полыхнуло, как спирт, к которому поднесли зажигалку. – Черт! И ведь это цветки в завязи! Ягоды ждут за пределами базы».
Старательно подавив раздражение и необъяснимую логически ярость, я слегка толкнул от себя дверь комнаты. Мрак, царящий здесь, успокаивал. Глазам стало легче за отсутствие освещения, которое я намеренно не включил, чтобы не причинять неудобств Элизабет еще хотя бы минут пять.
Ее неглубокое дыхание, ритмичный пульс, закрытые глаза. Темнота не скрывала от меня ни умиротворенного выражения ангельского лица, ни дрожащего от каждого ее вдоха локона, ни даже воронки воздуха, что образовалась против ее носа. Одна ее рука покоилась на животе, другая под щекой. Я просто замер посреди комнаты, наблюдая эту картину. Мне не верилось в то спокойствие, которое сопровождало каждый вдох, каждый удар драгоценного сердца. Я не мог отвести взгляда от ее лица вплоть до того момента, пока дисплей лежавшего на тумбочке телефона Элизабет не стал подавать отчаянные признаки жизни. Молча, в режиме «Без звука», конверт текстового сообщения мигал, отбрасывая блики на окрашенные стены и потолок. Я заметил, что это извещение от оператора, но трогать не стал, если Лиз захочет, сама посмотрит. Перевернув телефон экраном вниз, я сел на край кровати. Стрелки наручных часов за это время едва ли доползли до половины пятого.
- Джон? – послышался за спиной тихий вопросительный шепот, а уже в следующий миг я ощутил ее прикосновение. – Джон, - убедившись в моей близости, она уверенно повторила, потянув меня к себе.
- Доброе утро, - тихо и нежно ответил я, но поворачиваться к ней лицом не спешил. Красные, голодные глаза при свете – это одно, а сытые, горящие с расширенными зрачками в кромешной для нее темноте – это нечто совсем иное. Учитывая, что сейчас полусонная Лиз воспринимает окружающую действительность исключительно через звуки и чувства, я не готов к тому, чтобы посмотреть на нее таким взглядом.
Перед тем как включить ночной светильник, я предусмотрительно отодвинул его подальше от кровати. К моему великому сожалению, уровень яркости у торшера земного производства не регулируется. От резкого потока световых частиц сужаются зрачки. Сию же секунду возникает непреодолимое желание уничтожить источник раздражения, но я старательно игнорирую инстинктивный порыв, потому что сзади раздается протяжное:
- Ооох... - Лиз стонет и накрывает лицо одеялом.
- Прости, - теперь без опаски оборачиваясь к ней, я осторожно приподнимаю край ее импровизированной защиты. – Ку-ку...
Она смеется, затем резко откидывает одеяло в сторону и обнимает меня. В ее, все еще сонных глазах энергия, неистовый огонь стремления к жизни, любовь, доверие...
- Мы свободны? – она задает волнующий ее вопрос, хочет, чтобы я своим ответом еще раз подтвердил для нее все то, что обсуждалось вчера. – Свободны? Мы уедем? С тобой вдвоем? Мне это не приснилось?
- Нет, малыш, - я улыбаюсь ей сперва осторожно, затем, помедлив, даю волю эмоциям. – Это не сон, любимая.
«Домой, - мысленно отозвалась Лиз. – Вдвоем», - с ослепительной улыбкой она прильнула ко мне для поцелуя.
Наши общие, объединенные ментальным единством эмоции были настолько сильны и всеобъемлющи, что кроме них, мягкого касания губ Элизабет и запредельной нежности поцелуя я ничего не почувствовал. Никаких посторонних, портящих момент, безжалостно отвлекающих и требующих на себе концентрации, ощущений. Не было боли. На мгновение мне показалось, что пламя жажды угасло под эмоциональной взрывной волной. На миг, длящийся ничтожную долю секунды, я мог снова ощутить себя человеком. Рядом с ней. Благодаря ей. Вопреки всем законам.
***

Спутниковый прогноз погоды сулил скорее минусы, чем плюсы. Досадливо морщась, я водил в воздухе указательным пальцем, перемещая и увеличивая миниатюрные гало-изображения антициклона и облаков над североамериканским континентом.
- День грозит быть до предела ясным, максимально солнечным, но при этом по-декабрьски морозным, - объяснил я стоящей за спиной Элизабет. – В сущности – сплошные минусы, кроме, пожалуй, солнышка, - обернувшись, я запечатлел короткий поцелуй в уголке ее губ. – Тебя оно порадует.
- А тебя нет, - она протянула мне контейнер с линзами. – Снова их оденешь?
- Ну,.. это же ты у меня такая уникальная, бесстрашная укротительница вампира, а приземленным, не сведущим людям и в ящик недолго сыграть при виде истинного цвета моих глаз, да еще в свете прямых солнечных лучей. Спорим, половина несчастных встречных тут же рванет в ближайшую церковь с безудержными воплями: «Сатана явился! Дьявол! Конец Света!..» – легкий, кажущийся ласковым касанием, шлепок по затылку вынудил меня замолчать.
- Прекрати немедленно, - тихо с улыбкой приказала Элизабет, в то время как я взял ее руку и нежно поцеловал каждый пальчик.
- Не делай так больше. Себе причинишь боль, а я даже не почувствую.
- Еще раз тебя занесет в сторону Сатаны и иже с ним, я сделаю так, что шлепок станет ощутимым и для тебя тоже, - она хихикнула и показала мне кончик языка.
- Грешно злить ангела. Возьму на заметку, - я подмигнул, после чего взял с кровати ее куртку. Пушистая отделка капюшона и гладкий мех подкладки клятвенно обещали, что Лиз не замерзнет, если наденет сей подарок Ле Фэй на себя.
- Интересно, - Лиз осмотрела себя с ног до головы и задержала многозначительный взгляд на меховом изделии в моих руках. – Сколько я уже должна Лери за все это? Мировые бренды рядом не стояли...
- Забудь. Валери сказала, что подрабатывает дизайнером бесплатно или, в крайнем случае, за обычное «спасибо».
- Правда? - Элизабет машинально поправила волосы. – Хотела с ней увидится перед отъездом, но она занята, а нам уже пора. Готов? – серьезно поинтересовалась Лиз, осматривая комнату на предмет забытых вещей.
- Я – да, а ты? – так же серьезно спросил я. – Не боишься?
- Зная, что ты рядом, - она обняла меня за шею, – нет.
- Хорошо, - по причине того, что обе руки были заняты, все, что я смог – это поцеловать ее в кончик носа. – Кэролин просила зайти к ней.
- Зачем? - Лиз инстинктивно вздрогнула.
- Она обещала мне собрать для тебя аптечку.
- Рядом с тобой мне никакая аптечка не нужна, - Лиз нахмурилась. - Может, сбежим отсюда без посещения медчасти?
- Кэр будет хорошо себя вести, обещаю. И на сей раз даже не проси, под дверью я ждать не останусь.
***

Ну, что могу сказать, - Лэм сдержано улыбнулась, снимая манжет тонометра с предплечья Элизабет, – сто двадцать на восемьдесят, доктор Вейр. Прямо сейчас можно в космос.
- Космоса с меня довольно, - Лиз опустила рукав свитера. – Твердая земля под ногами роднее.
- Давление в абсолютной норме, как и все прочие показатели. Кроме... веса,– врач подняла на меня взгляд. – Подполковник, к вам ответственное поручение. Не знаю, каким образом вы станете его выполнять, через рестораны ли, ужины на двоих или завтраки в постель, но чтобы через месяц, когда Элизабет снова встанет на весы, цифры показывали не меньше шестидесяти.
- Непременно, док, - с серьезным видом кивнул, затем подал руку Элизабет, поднимая ее с кресла.
- В таком случае, не смею дольше задерживать и смело вверяю заботу о вас, доктор Вейр, в умелые руки подполковника. Удачного отпуска.
- Спасибо, - Лиз слегка улыбнулась в знак благодарности, пусть даже медицинский кабинет и не был тем местом, где ей хотелось улыбаться.
Я придержал дверь, пропуская Элизабет вперед. Всё. Больше никаких препятствий. Валери до сих пор в Антарктике, значит, никто не станет читать мне нотации про осторожность, правила поведения и прочие «прелести», ожидающие меня снаружи. Вопрос ежедневной охоты решен, все остальное – по ходу дела. Что относительно начальства, то у Лэндри и О’Нилла, очевидно, хватило чувства такта, чтобы дать нам уйти без лишних свидетелей. Удачи Джек пожелал еще вчера, когда намекал на то, что новыми документами для Лиз подарки не закончились. Вникать в подробности я не счел нужным, но сейчас самое время задуматься, что именно имел в виду генерал.
Пока лифт медленно двигался к поверхности, а кнопки уровней загорались, сменяя одна другую, Лиз молча приникла ко мне. Она по-прежнему не могла до конца верить в то, что происходит, и именно поэтому держалась за меня. Будто я был единственным доказательством реальности, к которой Элизабет не стремилась уже никогда. Одной рукой она прижала меня к себе, другой, дрожащей, достала из кармана сотовый. Она все еще надеялась позвонить, как то предупредить мать.
- Лиз, не стоит, - мягко попросил я, целуя ее макушку. – Оставь. Завтра увидитесь.
- Все равно SIM блоки... – она резко прервалась.
- Что такое? – я встревоженно посмотрел на нее.
- Джон... вчера оператор сказал, что моего номера не существует, а...
Я забрал мобильный и взглянул на экран. Ага! Вот он, первый из обещанных сюрпризов.
- И что в этом такого? Подумаешь, приспичило «AT&T» вернуть твоему номеру статус активного, перечислив на счет триста долларов.
- Еще скажи, что по доброте душевной или в рамках какой-нибудь акции.
- А тебе не все ли равно? – я пожал плечами, после чего приподнял ее за талию и вынес из открывшихся дверей лифта.
- Ты что делаешь!? – протестующе взвизгнула Лиз. – Тут же полно...
«...бедные-бедные сержанты, - закончила она про себя и покачала головой. – А еще погоны подполковника имеешь на плечах!»
- Да-да, сорок лет, а ума все нет, - отшутившись, я бережно поставил ее на ноги. – Вольно, сержант Морисон. Сегодня я даже не в форме, не то, что при исполнении.
- Есть,.. сэр... – дежурный нервно сглотнул. - Эээ,.. мэм?
Я сжал губы и поднял глаза к потолку.
- Морисон, просто дай нам бумажки, которые тебе поручено выдавать каждому, кто покидает базу. Мы их быстро подпишем и будем таковы.
- Да,.. есть, сэр, - парень засуетился, как кипятком ошпаренный. – Извините,.. сэр. Простите, мэм, я...
После десяти минут сплошной клоунады, подписи бесконечного количества бумаг о неразглашении, сканирования рисунка ладони и выдачи пластиковых пропусков, нам удалось, наконец, выбраться на поверхность.
- Честь имеем, подполковник Шеппард! – в один голос отчеканили ребята, дежурившие снаружи, и у меня создалось впечатление, что караульные всю ночь репетировали.
- Адьёс Амигос, парни, - отдавая честь в ответ, я лениво поднес правую руку к виску, прикрыв тем самым глаза от первых метких лучей рассвета. Линзы линзами, только сильно они не спасают, мои зрачки максимально сужаются, чтобы снизить количество проникающего в них света.
Едва только мы отходим на достаточное расстояние от соглядатаев, Элизабет прибавляет шаг, чтобы затем стать напротив, ко мне лицом. Алый свет зари мерцал разноцветными бликами на ее завивающихся волосах.
- Так лучше? – она опустила мне на глаза спасительные солнцезащитные очки.
- Спасибо, любимая, - я улыбнулся, приобняв ее за талию. – Слава тому, кто придумал затемненные стекла.
Идти, прижимая Элизабет к себе, мне не мешали ни чемодан, ни сумка, веса которых я вообще не ощущал. Были только я, мое бесценное сокровище и обстановка вокруг нас. Слабый ветер приносил со стороны города миллионы разных ароматов, цементированную землю под ногами покрывал слой морозного наста. Лиз глубоко вдыхала свежий воздух зимнего утра, словно пытаясь ощутить его вкус.
Я слышал, как хрустит заиндевевшая поверхность при каждом осторожном ее шаге.
- Та-аак, - добравшись до служебной парковки, также являющейся собственностью КЗВ, я огляделся кругом. – Вопрос на засыпку: где здесь наше, обещанное Джеком средство передвижения?
- Ничего похожего на гражданское авто я пока не наблюдаю, - констатировала Элизабет.
«В это раз шеф явно переборщил на радостях, - раздался в голове мысленный голос. – Вариант: «Он сам тебя найдет», - меня в корне не устраивает. И кому, спрашивается, я должен оставить этого четырехколесного зверя, не зная ни имени, ни внешности предполагаемого владельца... Военная база!? Охрана с пропусками!? Мистер Фрэнсис, вернувшись, я потребую надбавки за такие приключения!»
Я крутнулся на месте в поисках источника мыслей, который, судя по запаху сгораемого топлива в атмосфере, находился достаточно близко.
- Что случилось? – Лиз тоже заозиралась, но, в отличие от меня, мыслей водителя она не уловила, поэтому не понимала, в чем дело.
На территорию базы тем временем беспрепятственно, как к себе домой, въехал предмет моих взысканий.
«Да уж... либо здешний КПП совсем не к черту стал, либо, что более правдоподобно, эта вседозволенность – приказ Лэндри», - обернувшись лицом к воротам и скользнув оценивающим взглядом по черному внедорожнику, я многозначительно свистнул. – Не хрена себе! Вот это скромная благодарность у тебя, Николас!»
- Кто это? – Элизабет в недоумении следила за медленно движущимся в нашем направлении автомобилем.
- Скорее, что, любимая. Водитель подарком не является и с нами не поедет.
- Что?..
- Счастливый папаша решил гулять на широкую ногу, - я помахал курьеру «скромного подарка» рукой. – Но, должен признать,.. вкус у горе-доктора что надо, практичная брутальность и чувство времени вообще на высоте.
- Это... для нас?
- Что-то около того, – я соединил наши руки, после чего мы вместе шагнули навстречу ониксово-черному «зверю», чьи передние фары величественно сверкнули, осветив логотип GMC на решетке радиатора**. Движок заглох с мягким, хоть и довольно громким для меня урчанием, затем щелкнул ключ в замке зажигания. Еще несколько секунд спустя стекло со стороны водителя с мягким шуршащим звуком опустилось вниз, явив нашим глазам лицо личного шофера Фрэнсиса. Стальной закоренелый профессионализм, мало, о чем повествующий изучающий взгляд с едва заметной смесью ступора и одновременно мастерски скрываемого интереса к моей, весьма странной персоне. Придя к логическому выводу, что я, скорее всего и есть тот загадочный ОН, человек сдержанно кивнул. Затем, двигаясь под стать биороботу, спешно покинул просторный, насквозь пропитанный запахом элитной кожи, салон.
- Доброе утро,.. сэр, мэм, - с секундной запинкой неуверенности поприветствовал мужчина, протянув мне руку.
- Прошу, прощения, но рук я не пожимаю...
«...тебе во благо, приятель, не обижайся».
Стараясь не сильно передо мной пасовать, водитель вперил взгляд в асфальт, как проштрафившийся кадет.
- Прошу прощения, я не был информирован, с кем именно мне предстоит встретиться. Мой начальник, мистер Фрэнсис, пояснил лишь, что вы сами меня узнаете, - уверенный в том, что я поймаю, мужчина подбросил брелок в воздух. В следующий миг кольцо оказалось у меня на пальце. – Автомобиль теперь ваш, сэр. Все необходимые документы, подтверждающие этот факт, а также страховой полис вы сможете найти в бардачке, бак заполнен до отказа, все стекла, за исключением лобового, максимально тонированы.
- Ага, а сам Ник в тоге с опахалом случайно не сидит где-нибудь на заднем сиденье? – вполголоса, на грани восприятия человеческого слуха поинтересовался я.
- Вы что-то сказали,.. сэр? – сконфужено переспросил бедолага, не совсем представляющий, что ему делать дальше.
- Говорю, что в шоке слегка. Удивлен щедростью, польщен своевременностью и, признаться, вообще не ожидал возврата бумеранга, - я нажал кнопку на брелке, и только что обретенная собственность сей миг дружественно подмигнула мне фарами. – Тем более, столь оперативного, да еще в такой солидной форме, как внедорожник GMC нынешнего модельного года. Твоему шефу что, хрустящую зелень некуда девать? Или он забыл, что я никакого материального вознаграждения не просил?
- Что конкретно из сказанного вами мне следует передать мистеру Фрэнсису?
- Хочешь – все. Хочешь – ничего. Главное скажи, что он слегка перегнул палку. Хоть и удачно, здесь ничего не попишешь, - снова крутнув брелок, я по-хозяйски открыл вместительный багажник, куда тут же без проблем отправил весь наш с Элизабет багаж.
«Теперь, извини, приятель, но третий явно лишний», - я перевел взгляд с растерянно застывшей Лиз, на не менее дезориентированного и сбитого с толку водителя, который секундой позже испарился во всполохе света.
В мгновение ока я приблизился к Элизабет. Ее слегка испуганные, широко открытые глаза медленно фокусируются на моем лице, горячие руки отчаянно ищут поддержки, из приоткрытых губ клубами пара вырывается теплый воздух ее учащенного дыхания.
- Не бойся, - я погладил ее скулу и одновременно спрятал за ухо прядь каштановых волос. – Ник, вне сомнений, малек умом повредился от счастья. Его подарок весьма неожиданный, оригинальный, большой и слишком вычурный,.. но, - я мягко подтолкнул ее ближе к машине, - он не укусит. Тем более, салон уже прогрет, и места достаточно, даже чтобы лечь, не то, чтобы сесть с комфортом, - открыв перед ней дверцу с правой, пассажирской стороны, я уверенным кивком предложил ей сесть.
- Я лучше просто приму, как данность, факт того, что она твоя, и больше ни о чем спрашивать не стану, - ответила Элизабет, устраиваясь с удобством на переднем сидении.
Улыбнувшись ее растерянному выражению лица, я осторожно закрыл дверь, а уже в следующую секунду оказался по левую сторону от нее и положил руки на руль.
Сказать: «Непривычно», - значит не сказать ничего, потому что мои ощущения на данный момент явно превосходят рамки этого определения. К хрупкости вещей я более-менее привык, но сравнивать джампер Древних с детищем земного автоконцерна – все равно, что титан с желатином. Также странно было сознавать положение собственного тела: рук, ног, а так же полное отсутствие ментальной связи с системой управления. В качестве информационного голографического интерфейса – двухмерные данные приборной панели, ментальному навигатору соответствует спутниковая система GPRS, вместо наборного устройства – коробка-автомат, а систему межкорабельной связи заменила навороченная магнитола . Вся отделка, начиная от кожаной обивки, заканчивая пластиком передней панели, выполнена в стиле Jet Blak. Преимущественное большинство стекол не пропускают внутрь яркий ультрафиолет, что делает комфортность нахождения в салоне максимальной. За шестьдесят секунд теплый воздух, идущий от работающей печи, наполнил ароматом Элизабет каждый квадратный дюйм закрытого пространства. Ее кровь начисто перебила запах находившего здесь прежде водителя, в напоминание о существовании которого остались лишь отпечатки ладоней на руле.
- Так странно, - откликнулась Лиз в унисон моим мыслям. Ее рука быстро покрыла небольшое расстояние между креслами - наши ладони соприкоснулись, пальцы сплелись. – Странно чувствовать себя настолько живой, обычной и... свободной. Словно я – простой человек, который в одночасье получил все, о чем мечтал, включая то, о чем мечтать не смел.
Я мягко коснулся румянца на ее щеке, затем нежно провел пальцем до подбородка, задержал взгляд на губах. Ее тепло манило, но я противился соблазну, потому что знал – подходящих моментов будет еще много. Теперь, когда ничто не отвлекает, не препятствует, я смогу, наконец, вернуть ангела в рай. В тот самый, которого она достойна, в тот самый, где я смогу вновь попытаться сделать то, что не успел раньше. Теперь я не один, Элизабет рядом, она жива, счастлива...
- В этот раз все будет иначе, верно? – она смотрит на меня и улыбается. - Не так, как было раньше, потому что мы вместе. Чувство вины и одиночества в прошлом, – она сильнее сжимает мою руку. – Не думай о том, что было, Джон, не мучь себя воспоминаниями, вместе мы все изменим. Я рядом, здесь, - она расстегивает куртку, чтобы прижать мою ладонь к своей груди. – Я жива, и ты способен почувствовать это, как никогда прежде.
- Лиззи... - я почти провыл ее имя, отчаянно ловя ладонью каждый удар. – Ты даже представить себе не можешь, как сильно я тебя люблю. Каким кошмаром обернулось время без тебя...
«Ошибаешься,.. я знаю. Но только я. Никто больше», - она потянулась ко мне губами, и именно этот ответ таил в себе ее поцелуй.
И снова жажда отступила куда-то на задний план, на край сознания. Я смог почувствовать ее отголоски, только когда Лиз отпрянула, чтобы сделать вдох. Ее щеки пылали, в радужке глаз отражалось солнце...
- Валери здесь, - шепнул я в дюйме от ее лица, после чего отстранился и посмотрел в окно. – Хочет попрощаться.
В футах восьмистах от нас, по ту сторону наэлектризованного ограждения мелькнула едва заметная тень. Лучи света отражались от волос вампирши, как от зеркальной поверхности. Коротко кивнув в ее сторону, я услышал сперва шорох одежды при движении, затем мягкий щелчок двери – и вот алые глаза уже сверлят во мне дыру с заднего сидения через зеркало.
- Представь себе, даже соскучиться не успел, - обернувшись назад, я посмотрел на Ле Фэй прямым взглядом. Девушка, как всегда, мило и приветливо улыбалась, пропустив мой сарказм мимо ушей.
- Представь себе, даже не надеялась, - она фыркнула, демонстративно повернув голову в сторону Лиз. – Доброе утро, Элизабет. Отлично выглядишь, как я и думала, пушистая вещица тебе очень к лицу. Джон мне за нее йеллоустонского гризли обещал...
- Кого!? – он неожиданной новости о несуществующем обещании я невольно рыкнул. - Не было такого, Лиз. Она врет и не краснеет!
- Да неужели? – улыбка маленькой ведьмы стала шире. – А вот на первой же охоте и проверим, - она снова сконцентрировала внимание на Элизабет. - Каждую ночь всеми правдами и неправдами гони его в шею. Кадис лично будет устраивать спортивные соревнования, пополняя меню образцами фауны из лаборатории. Если почувствуешь, что его дела совсем плохи, дай мне знать...
- Эй! Ничего, что я здесь сижу, все слышу? - я снял очки и поймал алый взгляд вампирши. «Сделай милость, прикуси язык! Ее не обязательно посвящать в красноречивые подробности предстоящих мне геройств!»
«Как знаешь. Да и потом,.. я лишь предупредила».
- Элизабет, если у тебя вдруг возникнут вопросы насчет снов, необычных видений или...
- Я поняла, Валери, спасибо. Если что, я обращусь через Джона, - Лиз скользнула по мне взглядом.
- Тогда мне остается пожелать вам обоим счастливого Рождества. Если пригласите и выпадет свободная минутка, загляну в гости. Осторожно. Торжественно клянусь никого не напугать, с Джоном не пререкаться, - она тепло улыбнулась Элизабет, затем перевела горящие глаза на меня.
«Тебе не терпится от меня отделаться, знаю, но прошу в последний раз: будь осторожен. Как бы ты ни отрицал свою сущность, она будет тебя преследовать».
«Да, мамочка! Нельзя подносить спички к запалу динамита, будет бум! Сынок запомнил!» - раздраженно съязвил я, и вампирша исчезла. Тень от ее движения вновь появилась за ограждением.
Тихое: «Fortune*», - было последним, что я услышал от нее перед тем, как повернул ключ в замке зажигания. Двигатель взревел и трехтонный «зверь» послушно, медленно тронулся с места, стрелка спидометра покинула нулевую отметку.
- Готова? – я посмотрел на Элизабет.
Она кивнула, наблюдая за тем, как я опускаю стекло, чтобы предъявить дежурному два пропуска.
- Удачи,.. подполковник,.. доктор Вейр, - выдавил из себя парниша, я кивнул и нажал на газ чуть сильнее.
___________________________________
*Др. Удачи.
Сообщение отредактировал Lady_Di - Четверг, 21 Февраля 2013, 19:10
Награды: 63  
Kitten Дата: Понедельник, 07 Мая 2012, 22:17 | Сообщение # 935
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Что могу сказать? Как всегда - молодчинка! Дердишь планку. :) ToddPlus1


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Среда, 09 Мая 2012, 14:53 | Сообщение # 936
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten
Что могу сказать? Как всегда - молодчинка!

Спасибо!
Цитата Kitten
Держишь планку.

Что-то я в больших сомнениях...

Добавлено (08 Май 2012, 15:10)
---------------------------------------------
Пустынная с утра пораньше дорога «Норад-роуд» скользила под колесами внедорожника. Плавное, несмотря на ледяной наст, пусть и не быстрое по меркам вампира движение вперед. Шайенн и весь связанный с ней дурдом остаются позади, впереди – Колорадо-Спрингс, утренняя шумиха большого города, эхо которой мне доступно уже сейчас. Кроме того, бодрый голос обдолбившегося кофе ди-джея льется из магнитолы, повествуя слушателям не то плоскую шутку, не то название очередного трека. Лиз тем временем решает проверить бардачок на наличие упомянутых ранее документов...
- Поздравляю, – она задумчиво рассматривает одну из бумаг. – Сам того не ожидая, ты стал полноправным владельцем GMC Terrain. Покупка оформлена вчерашним числом, на твое имя. Разве что подписывал явно не ты...
- Правда? - я усмехнулся. – Ну, хвала Творцам, а то вот думаю-гадаю: когда успел в автосалоне побывать, приобрести выставочную модель и при этом начисто о ней забыть. Случайно не знаешь, любимая, такое в принципе возможно?
- Понятия не имею, - она ответила на мою шутку новой улыбкой, ее глаза просияли, но уже секунду спустя карий взгляд сосредоточился на чем-то, бывшем в ее руках. – Джон...
- Что там? – я повернул к ней голову, полностью доверив управление инстинктам. – Открытка «Внимание, вас разыграли!»?
- Открытка, – она извлекла из папки синий картонный прямоугольник, с прикрепленным к нему конвертом. – Только без розыгрыша, - Лиз развернула предмет надписью ко мне.
«Любая услуга подразумевает ее равноценную оплату, подполковник. И пусть в моем случае оплата равноценной не станет никогда, благодарности этот факт не исключает. Это не откуп, не попытка вернуть долг, даже не воздаяние, а простая человеческая благодарность. Надеюсь,.. вы поймете правильно».
В конце были выведены инициалы. По наклону букв и нажиму на картон, я смог определить, что писал Фрэнсис быстро, на эмоциях, трясущейся от волнения рукой. Аналогичным подчерком заполнялся правый верхний угол конверта, сквозь поры коричневой бумаги которого я мог видеть дискету, какую-то микросхему и несколько предметных стекол.
Подбросив посылку в воздух, я поймал ее нарочито так, чтобы микросхема и стекла треснули при ударе о мою ладонь. Дискета разлетелась, когда я метко зашвырнул сверток обратно в бардачок.
Наблюдая за моими действиями, Элизабет никак их не прокомментировала, только ухмыльнулась, убрала папку с документами на заднее сиденье и снова принялась наблюдать за мной. С ее лица не сходила улыбка, в глазах горел огонек, она светилась не столько от лучей рассвета, сколько от удовольствия и счастья. Сейчас я намного чаще мог видеть ее именно такой, но все равно,.. наслаждался каждым мигом, каждой секундой, все больше понимая, что мне никогда не будет достаточно. Не важно, сколько времени будет дано: мгновение ли, случайные всполохи или же дни, недели и годы. Мне всегда будет мало...
- А как же дорога? – глядя мне в глаза, Лиз спросила неуверенно и, наверняка, тут же забыла, каким был ее вопрос.
- Дорога? – я вопросительно приподнял бровь, продолжая смотреть на нее, но никак не в лобовое стекло. – Лучше спроси это у моих инстинктов и рефлексов. Они лучше знают.
Ее ангельский смех наполнил салон. Элизабет неосознанно подалась ближе, но в последний момент резко отпрянула назад, вжавшись в спинку сиденья. Она чувствовала движение машины, потому боялась меня отвлекать. Лиз еще не знала, что следить за дорогой мне вовсе не обязательно. Баланс между супертелом вампира и земными технологиями был найден с первых секунд нахождения за рулем, но, несмотря на это, я нарочно не стал отвлекаться. Наперекор инстинкту влечения, который давно пора укрощать, я не позволил состояться этому поцелую. Лиз все поняла. Без слов, без объяснений, и наставшее между нами молчание вовсе не было гнетущим, возникшим от нехватки слов или тем для разговора. Однажды, когда-то давно, еще будучи смертным, я вдруг заметил, что мне достаточно лишь ее присутствия рядом. В один прекрасный день я понял, что хочу видеть Элизабет не только как партнершу в постели, но везде, всюду, в любом настроении, состоянии, с улыбкой ли, со слезами – неважно, потому что она стала для меня воздухом, жизнью,.. всем. На ней в одночасье сошлась клином Вселенная. И это случилось задолго до обращения, не в этой жизни, однако то, что уцелело от прежних чувств, прошло вместе с телом через невероятные метаморфозы. Инстинкты зверя, эмоции человека, воспоминания о прошлом – это то, из чего ныне слагается моя новая связь с ней, новая зависимость,.. новое, невероятно изменившееся за два года и теперь уже вечное чувство – любовь бессмертного.
Она чувствует меня, вслушивается в мои мысли, улавливает все эмоции. Ее поднятая в воздух рука против моей, дюйм за дюймом сокращается расстояние, касание начинается с кончиков пальцев, и вот уже ладони, затем руки в замке, тепло, улыбка, так много чувств в ее глазах, она так рада...
- Джон...
- Иди сюда, малыш, - я даю Лиз возможность прильнуть ближе, крепко обняв свободной рукой ее плечи, прижимаю к себе настолько сильно, насколько возможно без причинения ей боли или любого другого дискомфорта. Благо, небольшое расстояние между креслами, компактная форма и размеры коробки передач предоставили нам относительную свободу движений. Лиз устроила голову на моем плече, ее теплая рука безошибочно, рефлекторно легла на мою грудь. Тонкая ткань рубашки и надетой поверх нее кожаной куртки являлась слабым препятствием для живого тепла ее раскрытой ладони.
- Я точно тебе не мешаю? – Лиз прошептала неуверенно. – Ведь машина – не джампер, на мысли не отзывается.
- И это ее большой недостаток, - я ухмыльнулся. – Но руки-то у меня две, притом, что с рулем прекрасно справляется одна, в то время, как вторая, - я медленно провел по ее волосам, чувствуя, как пружинят под ладонью мягкие локоны, - наслаждается шелком твоих кудряшек.
- Мы на въезде в город.
- И что с того? Я же не врезаюсь во встречные автомобили, умудряясь при этом на автомате запомнить все номера и марки.
- За последние пять минут ты вперед хорошо, если два раза посмотрел, - Лиз улыбается, я это чувствую, даже не видя ее лица.
- Боковое зрение, слух, скорость реакции хищника...
- ...Просто Джон, который мастерски управляет всем, что в принципе имеет способность к движению. Врезаться нам не грозит, даже если ты вовсе перестанешь смотреть в лобовое стекло. Просто... непривычно слегка, что ты смотришь на меня, а машина при этом набирает скорость, - она рассеяно играет с язычком молнии на моей куртке. – Хорошо, что за тонировкой стекол происходящее в салоне не видно снаружи. Другие водители, наверняка, побоялись бы ехать с нами в одном ряду.
- Кто знает? В пробке спешащим на работу сам черт не брат, - на секунду я прикрыл глаза, отдаваясь чувствам. По возможности я старался не дышать, а если и делал вдохи через раз, то небольшие. Однако сейчас глубокий вдох был необходим, чтобы подтвердить догадку, поэтому я резко и глубоко втянул носом воздух.
Миллионы, миллиарды его составляющих мгновенно ударили по сверхчуткому нюху. Были хорошо знакомые мне запахи, были и те, которые новым обонянием я чуял впервые. Ближе всех находился аромат Элизабет, родной и запретный; дальше...
...морозный воздух, металл, резина, мокрое от талого инея дорожное покрытие, бензин, плещущийся в баках автомобилей. Машин много, они стоят плотными рядами, двигатели молчат, далеко вперед улетает протяжный вой гудков... Примерно через милю калейдоскоп запахов становится резче. Из миллиардов на первое место выходят те, что более всего раздражают глотку. Гарь, дым, расплавленный металл,.. кровь...
- Что такое? – Лиз насторожилась и хотела отпрянуть, но я успокаивающе погладил ее по голове.
- Ничего, - мягко заверив, я сбавил скорость, подстраиваясь под общий поток машин. – Но если продолжим движение прежним курсом, рискуем застрять надолго. Авария на перекрестке, ближе к центру...
Элизабет резко выпрямилась. На ее лице отразилось неподдельное беспокойство.
– Я же говорила, что еду для меня можно было с базы взять, без необходимости посетить супермаркет Колорадо-Спрингс.
- Ведь мы же договорились, что будем как обычные люди, верно?
Она неуверенно кивнула.
- Замечательно. Тогда просто едем в объезд, - я резко вывернул руль вправо. – У меня отсутствует всякое желание мучить тебя двухчасовой пробкой.
- Джон, я...
«Все хорошо, любимая, - поймав карий взгляд, я ласково улыбнулся. – Я в порядке, и все будет именно так, как мы с тобой планировали. Этому не станут помехой ни мое бессмертие, ни... твоя исключительность ни какие бы то ни было обстоятельства. Все хорошо, просто верь мне».
- Я верю, - она решительно, без колебаний, кивает. - Тебе верю.
- Значит, тормозим у кафе?
- На въезде в город я видела «MiniMal»... – Элизабет сделала последнюю слабую попытку.
- Кафе, – решительно заключил я, продолжая гнать машину вперед по узкому переулку. – Приличное, уютное, где можно заказать тебе нормальный завтрак и обналичить деньги с кредитки... Банкомат, – приметив в конце улицы заветный агрегат, я начал понемногу снижать скорость. С парковкой не заморачивался, ограничившись кромкой тротуара. – Шестьдесят секунд. Можешь начинать отсчет, - запечатлев быстрый поцелуй в уголке ее губ, я тенью покинул салон.
Рядом с Элизабет легко отвлечься и забыться, но едва ли это сильно меняет общую суть. Все вокруг непривычно, все раздражает, бесконечный поток мыслей и звуков, от которого, кажется, голова вот-вот лопнет, как переполненный пчелиный улей. В дополнение к этой, на первый взгляд, первостепенной проблеме, жажда упрямо гнет свое, ухудшая положения в тысячи, если не миллионы раз. Все чувства обострены до максимально возможных пределов, будто я на охоте, и кровь наполнена азартом, адреналином, хищным фанатизмом в отношении загнанной добычи.
Я стараюсь идти медленно, чтобы шаги были заметны, а ноги синхронно касались тротуара. Дело не в количестве свидетелей – улица пуста, просто, если я рискну ускорить шаг, к добру это не приведет. Жажда и инстинкты слишком сильны для того, чтобы случайное стремительное движение послужило телу условным сигналом к началу охоты.
«Не здесь, не сейчас! - рыкнул про себя я и в следующую секунду где-то в машине зазвонил телефон. – Чертовски вовремя, братишка! Мне не помешает сейчас отвлечься хоть на что-нибудь», - насколько мог бережно я сунул пластиковую карту в узкую прорезь, и пока дожидался заторможенной реакции от земной техники, мысленно вернулся назад, в салон внедорожника.
...Ее вдох, манящий удар пульса, растерянный взгляд, направленный на требовательно звонящий, в припадке вибрирующий предмет. Она неуверенно тянет к нему руку.
«Не стоит, Лизабет, не трогай».
«Это снова он».
«Позвонит и перестанет. Оставь...»
«Сейчас или потом, но эту проблему все равно предстоит решить... кому-то из нас», - в ее эмоциях уверенность.
«Не нужно, Лиззи», - я возникаю рядом с ней, но...
...«ответ» нажат, наполовину прикрытый локонами мобильный у ее уха, губы Элизабет произносят мягкое: «Hello», - в микрофон.
На том конце молчание. Уверен, после такого количества безуспешных попыток дозвониться, брат уже и не ждал ответа. Хотя, наверняка, не сильно удивился, услышав в трубке именно женский голос. Держу пари, он сбит с толку неожиданностью, зол, пытается придумать что-то посодержательнее дежурного вопроса: «Туда ли я попал?»
- Нет, – Лиз внимательно изучает выражение моего лица. – Нет,.. сейчас Джон не сможет взять трубку. Да, все в порядке... Я? – она прервалась, сглотнула и прикусила губу, подбирая определение. - Его коллега по работе.
Диалог длился около трех минут. Я слышал каждое слово, по голосу угадывал эмоции. Фоновым звуком вне телефона стал нервный стук шариковой ручки о поверхность офисного стола, затем полетели на пол какие-то, случайно задетые документы.
«Значит,.. среда, шесть вечера, Арлингтон?»
- Да. Думаю, так даже лучше, - уголки ее губ чуть заметно приподнимаются. – До встречи.
Несколько секунд я молчал, затем вслух озвучил вопрос:
- И как ты представляешь себе нашу с ним встречу?
- Это пришлось бы сделать Джон, - она отдает мне телефон. Ее секундное прикосновение, мобильный летит на пол, я прижимаю ее к себе, – когда-нибудь, - Элизабет виновато шепчет мне в шею. – Извини, я подумала, ты захочешь попрощаться, поговорить и... Господи, как же все это сложно!
Зарывшись носом в ее волосы, я глубоко вдохнул их аромат.
- Нет, - я слегка отстранился, чтобы видеть ее лицо. – Все очень даже просто, милая. Такие, как я, не оставляют о себе следов среди живых. Нельзя, да и не к чему людям знать или помнить нас. Дэйву, с его воззрением на мир, тем более.
- Ты с ним встретишься? – в голосе Лиз звучала надежда.
- Не сказал бы, что вариантов так уж много, - я осторожно поцеловал ее. «Спасибо, мой ангел. Сейчас все, что мне осталось - это посмотреть братишке в глаза».
Вот так запредельно просто. Вроде бы есть человек, с который я связан, но один только взгляд мгновенно решит эту проблему. Я больше не нуждаюсь в прошлом, потеряла значение любая с ним связь. Теперь я лишь должен стереть последние воспоминания случайных свидетелей того, что я вообще когда-либо жил.
«Готовься забыть Дэйв. Гриф ‘стерто’ я вынужден буду поставить и на тебя тоже».
Лиз тяжело вздохнула, в ее карих глазах отразилось сожаление.
- Все будет в порядке, малыш. Он просто не будет меня помнить.
- Но ведь ты его будешь. Ты просто не сможешь забыть.
- Смогу, Элизабет и забуду. Только на это уйдет больше времени.
Последнее было далеким от правды, но я сказал так, чтобы ей было спокойнее. Я не в состоянии был видеть грусть в карих глазах. Не сегодня, не сейчас, потому что нет для этого причины. По крайней мере, разгоняя машину, чувствуя движение и прижимая Элизабет к груди, я не видел ни одной. Я был счастлив, потому что в это мгновение я имел для этого все: свободу, новое начало, новые планы, новую... жизнь. Будущее к черту, к черту чужие планы! Я хотел жить настоящим, а насчет будущего был уверен лишь в одном – ее не коснется никто, до Лиз больше не дотронется ни одна тварь, и значения не имеет, чего хочет Арес.
- Мы вместе, - едва слышно произнесла Элизабет и закрыла глаза. – Навсегда.
- Навсегда, - согласился я, а перед глазами в тот момент снова возникло секундное, запретное видение.
...Она рядом. Близко. Наши, одинаково бледные лица напротив, ладони соприкасаются. Ее взгляд уже не темно-шоколадный, но огненный, кроваво-красный, по ее телу растекается бессмертие. Оно меняет ее. Сильно. Глаза холодные, смотрят хищно, в них отражается голод. Вместо улыбки на губах оскал, кровь, чужая жизнь.
«Я же знаю, ты никогда этого не сделаешь», - доносится откуда-то со стороны реальности родной мысленный голос.
«Никогда и ни за что, мой ангел, - я приник губами к ее волосам. – Никогда. Будь спокойна».

Добавлено (09 Май 2012, 14:53)
---------------------------------------------
Сообщение отредактировал Lady_Di - Пятница, 04 Апреля 2014, 12:08
Награды: 63  
Seik Дата: Среда, 09 Мая 2012, 16:04 | Сообщение # 937
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Lady_Di, из какого фильма отрывки с вампирами?


Награды: 19  
Lady_Di Дата: Среда, 09 Мая 2012, 16:14 | Сообщение # 938
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Seik, и тебе привет ;) Не знаю точно, но кажется - из какой-то серии "Мутанты Х". Там где была интересующая меня персонажка.

Добавлено (09 Май 2012, 16:14)
---------------------------------------------
А что?

Награды: 63  
Seik Дата: Четверг, 10 Мая 2012, 01:34 | Сообщение # 939
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Просто. Интересно стало)


Награды: 19  
Kitten Дата: Четверг, 10 Мая 2012, 10:10 | Сообщение # 940
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di, удалось глянуть на работе. От себя, как от чайника в этом деле могу сказать, что получилось нормально. Молодчинка, что вообще попробовала это сделать. :)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
ustinka Дата: Четверг, 10 Мая 2012, 18:11 | Сообщение # 941
Присвоен уровень допуска
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 17
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ну вот! Наконец-то добралась до клавиатуры! Я опять с наслаждением читала выложенные части фика! Только вот думала, что Джон поучаствует в строительстве спутников. Хотя отпуск они конечно заслужили.

Ролик - классный! Все очень в тему. Если прочитан весь фик с начала, то все действительно понятно. Здорово!
Награды: 6  
Lady_Di Дата: Четверг, 10 Мая 2012, 19:19 | Сообщение # 942
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
ustinka, рада видеть! Я уж думала, читатели разочаровались, пора переходить к экшену и крови, что, кстати, и планируется.
Quote (ustinka)
Только вот думала, что Джон поучаствует в строительстве спутников.

Еще не вечер. Когда свободных рук хватать не будет, Шепп, чертыхаясь, но все же станет помогать. А куда деваться!
Quote (ustinka)
Хотя отпуск они конечно заслужили.

Это да. Как никто другой.
Quote (ustinka)
Ролик - классный!

Quote (Kitten)
От себя, как от чайника в этом деле могу сказать, что получилось нормально.

Спасибо, девочки. Это, скажем так, был творческий эксперимент. ;)
Сообщение отредактировал Lady_Di - Четверг, 10 Мая 2012, 19:21
Награды: 63  
ustinka Дата: Пятница, 11 Мая 2012, 15:58 | Сообщение # 943
Присвоен уровень допуска
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Репутация: 17
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Lady_Di)
Я уж думала, читатели разочаровались, пора переходить к экшену и крови, что, кстати, и планируется.

Не думаю, что разочаровались)) Просто начинается сезон, когда за комп все меньше и меньше садишься))) Я вот фиг больше с телефона читаю. Специально выбираю время, чтобы комент написать)))
Награды: 6  
Tigra Дата: Пятница, 18 Мая 2012, 21:44 | Сообщение # 944
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 32
Репутация: 11
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di, сегодня будет традиционный кусочик фанфика? А то хочется узнать как будет проходить отпуск у Джона с Элизабет и строительство спутников.
Награды: 1  
Lady_Di Дата: Пятница, 18 Мая 2012, 22:41 | Сообщение # 945
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Tigra, привет. Что то вас давно не было.)) А кусочек проверяется сейчас. Через полчаса кину. ;)

Добавлено (18 Май 2012, 22:40)
---------------------------------------------
Глава 17. Всадники Апокалипсиса.
Один конь бел, другой конь рыж -
Копыта касались залатанных крыш.
Третий конь черен, как зимняя ночь,
Как стаи ворон, что уносятся прочь,
Последний луч света скользит по холмам,
По женским рукам и по детским щекам...
Четвертый конь бледен, и синие вены
Пульсируют в такт невесомым шагам.

//Галактика Пегас.//

*Эмма.*


- О чем только Кадис думает? Чем он думает? Неужели не видит, что происходит!?
- Мы не контролируем происходящее, а захоти Арес прямо сейчас атаковать Цереру, мы все дружно отправимся на костер, в то время как атлантийцы, якобы находящиеся под нашей защитой, либо пополнят ряды новообращенных, либо пойдут им на корм, либо и то, и другое в комплексном извращенном сочетании.
- Сэнкрад может использовать в свою пользу то, что одиннадцать из нас, самые одаренные и сильные, находятся сейчас за тысячи световых лет. В этот раз Кадис принял опрометчивое, нелогичное, нерациональное и попросту глупое решение. Разделяться опасно. Арес и его вампиры почуют брешь в защите Атлантиды и, вне всяких сомнений, нападут. Нас мало. Слишком мало, чтобы противостоять. Без Кадиса, Геры, Валери у нас нет шансов.
- Оставить без защиты Терру - тоже не выход, а спутники сами собой из атомов не соберутся и на орбиту планеты не встанут.
- Спутники Цереры нас не спасут, если в дело вступят Энергетики Ареса. По этой же причине никакие щиты не защитят Терру от массированной атаки одаренных бессмертных. Тектоники одной лишь мыслью влияют на ядра планет, делая их нестабильными за доли секунды. Вампиры, управляющие стихиями, ментально, с расстояния, превращают климат населенных миров в естественный, единый генератор микроволнового поля. Каждый из нас уже был этому свидетель, видел, на что способны творения Ареса. Кроме того,.. вложил ли Кадис хоть йоту здравомыслия в свои суждения, когда дал полную свободу Шеппарду? Новообращенный, не по возрасту сильный, эмоционально несдержанный вампир на Земле, среди стольких людей, соблазнов, вверенный воле случая и собственной удаче. Доверить ему жизнь последней и единственной надежды Вселенной - опрометчивое попустительство со стороны Кадиса!
- Если бы Шеппард остался здесь, было бы в разы лучше для всех и, в частности, для него самого. Он силен как вампир, как военный – опытен и тренирован, у него есть дар, он смог бы составить достойную конкуренцию в битве со свитой Ареса, а именно достойных бойцов на нашей стороне сейчас в остром недостатке. Помимо перечисленного, есть еще много непознанных Джоном сторон бессмертия. Находясь на Терре и изводя себя жаждой, он их и не познает.
- Подполковник Джон Шеппард – один из тех, чье имя внесено в список, найденный нами в матрице искусственного интеллекта заброшенного комплекса. Его имя там на первом месте, а это значит: чем дальше он от сражений, тем спокойнее и безопаснее для всех нас. В сущности, чем меньше на Атлантиде клейменых знаком качества, тем слабее желание Ареса уничтожить нас прямо сейчас. Что до Элизабет, то не вижу смысла держать ее здесь. Она человек, у нее есть чувства, душа, есть привязанности и прошлое, с которым ей только предстоит разобраться. Она не биоробот, обязанный существовать одними лишь тренировками, конечная цель которых – сделать из нее суперубийцу. В этом вопросе Кадис прав - гораздо полезнее Джон на Терре, потому что только у него одного есть подход к Вейр. И если есть во Вселенной кто-то, способный превратить Элизабет в смертоносного соперника в бою, так это только Шеппард.
- Соперника в бою!? Она даже не вампир, Немезида! А стань она бессмертной, ее от равенства с Аресом отделяет более десяти тысяч лет! Как бы не рассуждал, во что бы ни верил и на что бы ни надеялся Кадис, Вейр его брату в подметки не годиться. А те фокусы, что творит ее смертное тело, любой, более менее опытный вампир смахнет с себя, как легкий порыв ветра. Она по-человечески медленна, слаба. Она смертна, и этого факта достаточно, чтобы понять и смириться с тем, что наша бесконечность стремиться к концу.
- Не стоит также забывать, что если Арес чего-то хочет, он получает это сию же секунду. Он могущественен и неуязвим ни с нашей стороны, ни со стороны Высших. Что вообще мы можем предпринять в подобной ситуации, кроме как сидеть и наблюдать, не имея ни малейшей возможности что-либо изменить!?
- ПРЕКРАТИТЕ! – я обхватила голову обеими руками и закрыла глаза, тщетно пытаясь отгородиться от чужой ментальной лавины. – Замолчите немедленно! Держите при себе эмоции, контролируйте всплески! Я дольше не могу и не хочу чувствовать все наравне с вами. Предстоящая нам миссия требует концентрации, мы должны быть спокойными и собранными, иначе от нашей помощи выйдет куда больше вреда, чем пользы.
- Эмма, мы понятия не имеем, с чем или кем столкнемся, переступив в этот раз черту горизонта событий! На ту планету никому не следует идти, ибо ничего кроме ловушки нас там не ждет.
- Там ждут помощи живые люди, Александр! В их эмоциях страх и мольба. Не тебе довелось почувствовать это, не тебе осуждать меня!
- Живые люди, как приманка, Эмма. Пожалуйста, постарайся понять, что в этот раз лучше принять жертву, потому что иначе нас убьют, а заветная жемчужина в короне Ареса останется без защиты. Он грезит заполучить Атлантиду, и это не дает нам права на столь очевидную, глупую ошибку.
- Я чувствовала их боль и страх, Алекс. Там есть дети...
- Эмма...
- Мы должны!
- Нема, Атлант, Мила, Астей, - вампир прошипел, втянув воздух сквозь зубы, - остаетесь. – Морф, Бриджит, отправляемся через десять минут. Эмма, - алые глаза обратились ко мне, - доведи до сведения полковника Картер, что все, находящиеся в Атлантиде обладатели гена должны отправиться на Землю уже в ближайшее несколько дней. Неприведи Творцы, но в случае чего, опекунство новообращенных для нас непозволительное занятие.
- Utique*, - я кивнула и переместилась в Атлантиду. Чужие, такие разные эмоции тут же хлынули на меня неистовыми волнами. Тяжело. Я к этому не сумела привыкнуть за десять тысяч лет, а сейчас еще труднее стало держать защиту от чужих сознаний. Таков удел всех Эмпатов. – Полковник Картер, - остановившись на входе в кабинет, я два раза постучала по стеклянному проему.
- Проходите, – женщина медленно подняла на меня взгляд и наградила дежурной улыбкой приветствия.
Меньше всего я хотела затягивать предстоящий разговор. Иной раз даже простые человеческие эмоции обращаются в кошмар наяву, когда чувствуешь абсолютно всё: позитив, негатив, чужую боль, проблемы, страхи...
- Добрый вечер, полковник, - я тоже слегка улыбнулась и прошла в кабинет. – Вы, должно быть, догадываетесь, по какому я поводу?
- Да, - она глубоко вздохнула. – Команды сформированы. Все до единого добровольцы, включая пятерых медиков.
- Это хорошо. Мы признательны, но,.. к сожалению, я не только за этим, полковник. Вы просматривали файлы, присланные с Селины?
- Какой из? – Саманта вопросительно посмотрела на меня. – Тот, в котором половина людей Атлантиды значатся, как кандидаты на обращение? Или тот, где приводится точный список имен, чьи обладатели бесполезны и сгодятся Аресу лишь в качестве пищи?
- Оба, - сдержанно ответила я, активируя над браслетом голограмму-досье. – Джон Шеппард, Родни МакКей, Дениэль Джексон, Джек О’Нилл, Карсон Бекетт, Алексей Грэй... Это далеко не полный список интересующих Ареса личностей. Как носители гена, эти люди важны и будут обращены при первом же удобном случае. Их таланты, пробужденные бессмертием, а также знания о Терре, лишь ускорят восхождение Ареса. Этого допустить нельзя ни в коем случае. И если некоторые из упомянутых в списке уже покинули Атлантиду, находится в относительной безопасности, то кто-то до сих пор здесь. Своим присутствием в Пегасе они играют роль сигнальных огней, потому что отныне каждый, несущий в себе Древний ген – живая мишень. За их телами официально объявлена охота.
- Каждый в Атлантиде получил возможность ознакомиться с информацией и сделать соответствующие для себя выводы. Восемь человек собирают вещи. Завтра они покинут город.
- Это верное решение с их стороны, полковник.
- Едва ли расстояние станет преградой и спасет тех, кого Арес захотел в свою коллекцию. Насколько я успела понять, это существо всегда добивается того, чего хочет и того, кого хочет. Любая попытка сопротивления пресекается на корню самым жесточайшим способом.
- Атаковать Терру Арес не рискнет. Не в ближайшее время и уж точно не ради отдельно взятых личностей. У него на данный момент иные, менее очевидные и более грандиозные цели. Прежде чем послать флагман кораблей к Земле, он захватит Атлантиду и уничтожит живую силу Млечного Пути.
- Сценарий весьма похож на правду, - серьезно, с плохо скрываемым волнением заметила глава экспедиции. - Основан на реальных событиях ближайшего будущего.
- Мы не допустим развития этот сценария, полковник. Пока мы живы, пока жив Зевс – Терра останется неприкосновенной.
- Лишь этой мыслью я могу себя успокоить, - женщина вымучено улыбнулась, в ее глазах застыла благодарность, смешанная с усталостью.
- Эмма, все готово. Ждем тебя.
- Советую вам отдохнуть, полковник, - на мгновение я позволила нашим взглядам пересечься, после чего телепортировалась на уровень выше, в ангар кораблей-разведчиков.
В первую же секунду на меня обрушился весь массив человеческого волнения. Его было много, оно смешивалось со страхом, смелостью, храбростью, учащенным биением смертных сердец. Было также много негатива, ярости, ненависти, жажды отмщения... Человеческие чувства столь ярко выражены, столь очевидны, что ошибиться или проигнорировать их невозможно. Напряжение людей выдает аромат их крови, выражение их лиц. В таком состоянии они станут легкой добычей, быстро обратят на себя внимание Эмпатов.
«Успокойтесь», - молча приказала я, принимая из рук Морфея кобуру с прочно закрепленным в ней импульсником. Gladium был заранее установлен на максимум, я об этом знала, поэтому без проверки и лишней траты времени защелкнула литые карабины на правом бедре. - Майор Тэлди, считаю нужным напомнить еще раз: вы, ваша команда, а также группа медиков, находящаяся под вашей ответственностью, идете на огромный риск. Шансы кого-то спасти ничтожно малы, а погибнуть, напротив – весьма высоки.
- Мы знаем, что значит риск, и мы сознательно идем на него,.. мэм, - в голосе майора слышалась уверенность, в глазах всей ее группы отражалось бесспорное и единогласное подтверждение словам командира.
- Хорошо, - вполголоса объявил Морфей. - Тогда я позволю себе краткий инструктаж. Как вы уже, наверняка, знаете из рассказов других ЗВА-групп, работающих с нами прежде, коммуникационных устройств, вроде раций мы не используем, общаться предпочитаем мысленно. Человеческий шепот улавливаем в радиусе трех тысяч футов. Сегодня мы отправляемся на миссию, не имея понятия, с чем или кем придется столкнуться. Цель сего безумства одна единственная - найти и забрать с планеты выживших. При этом не старайтесь помочь мертвым, не тратьте время на тех, кого нельзя спасти. Нам дорога каждая секунда. Опираясь на стандартную схему стерилизации населенных миров с первичным заражением атмосферы нанитами, экипировка прежняя. Из оружия только «Кинжалы», из персональной защиты – энергополя, которые вы не должны снимать ни под каким предлогом. Нововведение в виде линз, коими по нашей просьбе вы воспользовались немногим ранее – это термосканеры и ваше ночное зрение в одном устройстве, имеющем ментальное управление. О практической их значимости вы, полагаю, уже догадались. Позволит вам видеть в темноте, а также поможет отличить друг от друга живых, мертвых и бессмертных. При этом помните – вампирское сердце всегда отображается в спектре от красного до желтого, даже если все остальные части тела сканируются в сине-голубом...
- Тогда почему все части вашего тела на данный момент красные?
- Потому что я сытый, капитан Портер.
- Это должно нас успокоить?
- Гипотетически да, - Морф окинул взглядом тесное пространство. – Еще вопросы? – терпеливо выждав пять секунд, в течение которых не последовало возражений, вампир обратился ко мне. – Ты летишь с командой майора Тэлди, Бриджита – с медиками, я и Алекс пройдем через портал за вами на своих двоих. На большое количество выживших мы не рассчитываем, поэтому двух кораблей должно хватить. В случае чего используем телепорты наручных устройств, - после короткого финального наставления, намеренно произнесенного с такой скоростью, что вникнуть смогла лишь я одна, вампир незаметным для людей движением метнулся к лестнице. Пять секунд спустя звук становления червоточины достиг моих ушей.
- Пора, - медленно, чтобы не сбивать с толку людей, я прошла в передний отсек. Корабль повиновался с полумысли, управлять системой было просто, гораздо проще, чем дышать, учитывая то, что у техники все же нет эмоций. Компьютеры боли не чувствуют, они не страдают, не испытывают страха, и это их главное достоинство перед людьми.
- Почему вы столь неуверены в успехе этой миссии? – прозвучал где-то сзади скромный вопрос.
- Потому что сегодня нас всего четверо, а их могут быть сотни, - как можно более безучастно пояснила я, наблюдая перед собой голубую воронку портала.
Предварительное сканирование дало нам минимум необходимых данных. Причин этому могут быть тысячи: начиная от сильных вампиров-кибернетиков, блокирующих технику, заканчивая присутствием на планете Рафаэля и его свиты. И,.. если последняя догадка верна, до финала остались считаные месяцы.
- Эмма!
Отогнав прочь ненужные сейчас мысли, я направила корабль в воронку. Несколько мгновений длится момент перехода. Для людей это время ничтожно, однако я уже могу почувствовать первую атаку. Скрежет кристаллических когтей по корпусу судна, тяжелый удар, с последующей за ним встряской не справились даже гасители инерции.
- Какого черта!? – крик из заднего отсека.
- При выходе из Врат джампер находился достаточно близко к земле, чтобы охраняющие Кольцо вампиры смогли запрыгнуть на его корпус! Держитесь крепче! - я направила корабль перпендикулярно вверх. – Алекс,.. прости, - шепнула я в сторону, догадываясь, что, маневрируя, придется скинуть обоих сразу.
Голографический дисплей, меж тем, сменял изображение за изображением, собирая терабайты противоречивой, большой частью совершенно неважной для меня информации. Атмосфера планеты оказалась практически стерильна, вопреки ожиданиям, в ней нет ни одного нано-робота. Зато наличествуют два неестественно огромных циклона, покрывающие собой оба полушария. Электричество, накапливающееся в ионосфере, препятствует сканированию орбиты, разряды создают сильные помехи, трущиеся друг от друга воздушные слои порождают громовые раскаты...
- Эмма, на северо-запад... – доносится сквозь вой ураганного ветра голос Бриджиты. – Это «Тетраморфы».
- На поверхности планеты личный флот Ареса, - произнесла я вслух, не видя причин скрывать от людей сей неожиданный факт. – Выражаясь языком подполковника Шеппарда: «Дело дрянь!»
- Фиксирую скопление жизненных сигналов к востоку от нас!
- Точнее, капитан Вега. Мне важны цифры!
- Не могу определить точное количество, мэм. Много. Судя по тому, что жизненных сигналов больше нет нигде по поверхности планеты, в том месте собрали всех живых людей.
- Зачем им вообще понадобилось сгонять людей в одну группу?
- Чтобы тем самым привлечь нас, - несколько секунд я прожигала взглядом слившиеся воедино, мигающие точки, затем резко развернулась к напряженно ожидающим развития событий атлантийцам. – Это ловушка, приманка для нас всех и, в первую очередь, для меня. Они рассчитывали, что среди спасателей будет Эмпат, идущий по следам эмоций и страха. Они не ошиблись в своих предположениях...
- Эмма, Бриджита, снижайте корабли! На земле вы станете менее очевидной мишенью, нежели в воздухе, - среди тысяч прочих звуковых раздражителей голос Морфея прозвучал глухо, едва слышно. Опираясь на этот факт, я могла предположить, что он сейчас где-то очень далеко. – Будьте осторожны. Нутром чую, сегодня контингент наших врагов состоит не только из ничему не обученных, юных новообращенных...
***

Двигаясь вперед по редким зарослям, я буквально утопала в волнах чужого энергетического фона. Воздух насквозь пропитался следами чужих ментальных голосов. Боль, всепоглощающий ужас, страх. Я могла слышать их крики... Все труднее становилось избавиться от чувства, будто с каждым посторонним, далеким воплем мое сердце пронзают ножом. Чем ближе мы, тем хуже становиться; окружающее пространство плывет перед глазами, все чаще сменяясь образами окровавленных тел и мертвых, но широко открытых человеческих глаз...
- Эмма! – меня сильно встряхнули за плечи, вынуждая снова вернуться во мрак, разбавляемый запахом мокрой земли, и сплошной стеной дождя. – Эм, прекрати немедленно. Разорви связь с ними...
- Не могу. Я чувствую их боль, Бриджит,.. чувствую, как их убивают. Медленно...
- Прекрати! – она ударила меня по щеке. – Вернись к нам, и оставайся с нами! Ты мне нужна! Ты нам нужна, Эмма!
- Они здесь... Под ними содрогается земля...
- Что?! – Бриджита зашипела.
- Просто слушай... – беззвучно произнесла я, концентрируя внимание на завывающем со всех сторон, ветре-родоначальнике исполинских торнадо. Пытаясь пробиться сквозь сплошной свист и хруст ломающихся деревьев, я закрыла глаза и глубоко вдохнула...
...Сырость, прелая листва, сочетание миллионов различных запахов, усиленных избытком влаги, кровь, разбавленное дождевой водой пепелище на месте, где еще совсем недавно стояли дома, в которых жили люди. Трава, вся растительность изжелта-черная, потому что ничто живое не выдерживает такого скопления посторонней энергии. Этот мир умирает в агонии...
- RAPHAEL!!!
...Порыв ветра подхватывает ледяное ржание, мощные кристаллические копыта бессмертных животных срывают пожухлый дерн с насквозь пропитанной кровью земли. Очередной разряд молнии провозглашает начало последнего часа существования планеты. Все живое здесь гибнет. Боль невыносима, против воли с моих губ срывается крик...

- ЭММА!
Я открываю глаза и вижу над собой черное небо. С него на меня медленно падают крупные капли, лишь благодаря вампирскому зрению не сливающиеся в сплошную водяную стену. Что-то не так...
В то мгновение, когда я это осознала, кто-то с силой ударил меня в грудь, от чего меня подбросило в воздух, ветер засвистел в ушах. Приземлившись на руки с двойным кувырком через голову, я зарычала, в ярости озираясь. Огонь слепил глаза и инстинктивно отпугивал. Вникнуть в суть происходящего я смогла лишь через долгих полсекунды, когда увернулась от вторичной атаки. Стеной пламени управляла Бриджита, так она пыталась защитить людей и себя от нападавших.
Они были сильны. Достаточно могущественны, чтобы сравниться с нами по скорости движений и реакции. Двое надвое, победа была бы возможна, но с людьми наши шансы равны нулю. Огонь против них бесполезен, потому что их телах нет ни царапины, а без крови наша плоть не горит. Два бледных лица, два одинаково яростных, животных оскала, узкие вертикали зрачков, алые глаза горят в глазницах. Единственный признак, по которому их возможно отличить – неестественно длинные для самцов, прямые, бело-седые волосы. Передо мной стоят бывшие рейфы...
- Александр! – закричала я сквозь двойной раскат грома, эхо которого тут же поглотило мой отчаянный призыв. Очередной удар пришелся в живот, но перед тем как отлететь, я все же смогла задеть противника ментально. Сгусток моей энергии попал точно в лоб вампира. Это дало мне необходимое время, чтобы снова встать на ноги. Надолго ли, я не знала. Совсем близко раздался душераздирающий вопль, который тут же затих. Бриджита отвлеклась, клыкастое детище генной терапии преодолело огненный барьер. Сержант Мехра пролетела пятнадцать футов, прежде чем врезаться спиной в землю. Персональный щит мог бы защитить ее, будь удар чуть слабее, но... поверхность прогнулась, девушку буквально вдавило в грунт. Жуткий хруст ее позвоночника заставил меня пригнуться и зашипеть от бешенства. Я рванулась к телу. Попытка разорвать добычу была мною пресечена, в разящий удар я стремилась вложить максимум силы. Тварь встретилась с толстенным стволом, проломила его, как бумажный лист. Ветвистое дерево начало стремительно давать крен, подчиняясь гравитации...
- Бриджита! Я отвлеку их и уведу за собой. Помоги сержанту, и двигайтесь дальше! С планеты нас все равно не выпустят, – пинком отшвырнув перегородившее путь бревно с почерневшей, словно после кислотного дождя листвой, я втянула носом воздух, взбешенно рыча. – Жрать хотите!? – я пустила в обе стороны ментальные сферы, чтобы обмануть на мгновение их нюх. – Тогда поймайте меня! - кувырнувшись назад, я рванулась в чащу, увлекая вампиров за собой.
«Теперь главное – бежать, не позволяя им отвлечься от погони за мной. Морф, Алекс, где же вы?»
Пять миль однообразного бега раз от раза, когда кому-то из них удавалось меня настичь, разбавляли прыжки через расщелины, сальто, игра на спор с гравитацией и прятки в пожухлых, полуосыпавшихся кронах. Под конец я начала водить их кругами, потому что бежать дальше не видела смысла. Трещина в земной коре была шириной немногим меньше мили, как бы я ни хотела, мне ее не перепрыгнуть, а далеко внизу плещется жидкое мантийное вещество. Атмосфера, литосфера, гидросфера... Они подчинили себе всё, не оставив причин сомневаться – Всадники живы, они здесь, еще более могущественные, чем прежде, ведь со дня моей последней встречи с ними прошли тысячелетия.
- MORI**! – над ухом раздалось ликующий рык. Чужие когти полоснули по спине, и в тот же миг я потеряла точку опоры, соскальзывая в пропасть раскаленных недр планеты. Сперва меня обуял звериный страх, упрямо навязанный сознанию инстинктом самосохранения, затем я выпустила когти, отчаянно пытаясь схватиться за крошащуюся, слишком размягченную породу. Жалкие ее крохи выскальзывали, не позволяя зацепиться. Геенна огненная была совсем близко, когда мне все же удалось приникнуть к оплавленной поверхности. Едва ноги получили должный упор, я мгновенно забралась выше, как можно дальше от огня. Царапины на спине обжигало, высокая температура тормозила регенерацию, от боли хотелось визжать, но вместо этого я лишь остервенело рычала, дюйм за дюймом выбираясь на поверхность по хлипкой, полутвердой-полужидкой отвесной поверхности.
- Te sunt mortus***! – яростно изрекла я, рассчитывая силу для последнего прыжка.
______________________________________
Перевод с Древнего:
*- Непременно.
**- Сдохни!
***- Вы трупы!


Добавлено (18 Май 2012, 22:41)
---------------------------------------------
Чуть позже скину конец эпизода :)
Сообщение отредактировал Lady_Di - Пятница, 18 Мая 2012, 22:45
Награды: 63  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Ангелы или демоны? (Завершен!)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)