07:37
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Ангелы или демоны? (Завершен!)
Ангелы или демоны?
Vala_maldoran Дата: Понедельник, 11 Июня 2012, 19:48 | Сообщение # 961
libra
Группа: Свои
Сообщений: 674
Репутация: 420
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Lady_Di)
Vala_maldoran, спасибо, что заглянули, а то мне порой начинает казаться, что уже никто и не читает.

читают читают,конечно читают,как ты такое могла подумать?мне очень нравиться твоя манера писания,
Quote (Lady_Di)
Насчет продолжения... как только так сразу. Слава богу, каникулы, времени писать достаточно

давай жду :D :) надеюсь скоро


Награды: 95  
Странница Дата: Пятница, 15 Июня 2012, 00:44 | Сообщение # 962
Присвоен уровень допуска
Группа: Пользователи
Сообщений: 85
Репутация: 175
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di как всегда великолепно! Читаю с огромным удовольствием. Все к месту. Продолжай в том же духе. Ты молодец, вести такое большое произведение и не разу не сбиться - просто нет слов от восхищения!!!! applause


Мы выбрали чужие имена... Забыли только души поменять.
Награды: 12  
Kitten Дата: Пятница, 15 Июня 2012, 01:11 | Сообщение # 963
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Странница, привет! Давно тебя не было слышно.
Спасибо за похвалу в адрес моего автора. У Lady_Di отлично получается. :) :) :)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Seik Дата: Пятница, 15 Июня 2012, 03:02 | Сообщение # 964
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Quote (Kitten)
в адрес моего автора

Такое ощущение, будто Диана тебя написала xD


Награды: 19  
Kitten Дата: Пятница, 15 Июня 2012, 09:39 | Сообщение # 965
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Seik, просто мы работаем вместе, и мне приятно, когда автора хвалят, учитывая, что автор реально этого заслуживает. :)
Сообщение отредактировал Kitten - Пятница, 15 Июня 2012, 09:42


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Seik Дата: Пятница, 15 Июня 2012, 10:18 | Сообщение # 966
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Kitten, автор в полной мере заслуживает высших похвал!


Награды: 19  
Lady_Di Дата: Пятница, 15 Июня 2012, 11:44 | Сообщение # 967
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ух ты, сколько отзывов накопилось за один вечер)
Странница, рада вас видеть. Насчет того, что не сбиваюсь... это как-то само выходит. Не знаю даже... В общем, гранд мерси за коммент!
Quote (Kitten)
У Lady_Di отлично получается.

Кэт, спасибо!
Quote (Seik)
Такое ощущение, будто Диана тебя написала.

Увы, нет, ибо когда я начинала, мы с Киттен даже не были знакомы. А потом - такая удачная встреча с человеком, который разбирается в текстах и симпатизирует вампирам. Как новичку, Кэт мне очень помогла.
Quote (Seik)
автор в полной мере заслуживает высших похвал!

Вгоняешь даму в краску, Seik! ^_^
Спасибо, что зашел на огонек!
Награды: 63  
Seik Дата: Суббота, 16 Июня 2012, 00:20 | Сообщение # 968
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 239
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Lady_Di,


Награды: 19  
Lady_Di Дата: Вторник, 19 Июня 2012, 00:15 | Сообщение # 969
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
*Два дня спустя.*

Жажда спит беспробудным сном, чужие мысленные голоса игнорировать легче простого, раздражение отсутствует. И все это благодаря тому, что мой ангел рядом со мной. Близко. Я чувствую тепло, чувствую и слышу, как она дышит, но при этом мне не нужно подавлять голод, его сейчас нет, я могу быть спокоен за ее безопасность.
- Будем старательно делать вид, что мы всего лишь коллеги? – я смотрю на нее с ничуть не прикрытым сомнением.
- Ну,.. ведь я ему сказала именно так, - она глубоко вдыхает. – Теперь мне это тоже не нравится, но... оставим все, как есть. Незачем вводить человека в заблуждение.
- Очень и очень глубокое заблуждение, - я улыбаюсь, репетируя тем самым элементарную человеческую мимику, от которой, за редким исключением улыбок для Элизабет, уже порядком отвык. Брат вряд ли считает эмоции с лица каменного изваяния, как это иной раз приходится делать Лиз, притом, весьма успешно.
- Каменное изваяние? – теплая рука ложится на плечо. - Не все так плохо, как тебе кажется.
- Думаешь? – я накрываю ее пальцы своей ладонью. Нежные, мягкие, точно бархат, теплые, как солнышко. – Ладно. Минут через сорок, так или иначе, будем знать наверняка, - въезжая на паркинг и параллельно оценивая наличие свободных мест, я неожиданно сильно жалею о не компактности железного «подарка». Впрочем, парковкой пусть занимаются инстинкты, я же продолжал исследовать выражение лица Элизабет, все еще лелея слабую надежду ее отговорить. - Поверь, долгой беседы между нами не состоится, интересном она тоже вряд ли блеснет. Семейные отношения у нас с Дэвидом слегка... нестандартные для чего-то подобного, если вообще таковые когда-то имелись, - я поморщился, совершенно некстати припомнив последний семейный скандал, после которого наши дороги кардинально и насовсем разошлись. - Точно хочешь пойти со мной? Я мог бы отвести тебя, скажем,.. погулять по Национальной аллее. А позже, когда я, один на один, закончу с живым флешбеком в лице брата, мы могли бы сходить в кино или... ресторан. Пойдем, куда захочешь, тебе нужно только сказать...
- Я иду с тобой, Джон, - она медленно качает головой, отрицая все вышеперечисленные предложения, – на встречу с Дэвидом. И мне все равно, насколько неинтересной и короткой выйдет беседа двух, мягко говоря, не близких братьев.
- Но ты ведь знаешь, что мне придется сделать в конце. При этом не важно, как он отреагирует на нынешнего меня: ударится ли во все тяжкие, обвиняя, или ему просто будет безразлично. Сегодня мне придется заставить его забыть, Лиз. Навсегда забыть обо мне, и это... далеко не самый занимательный момент моей посмертной биографии, при котором я хотел бы, чтобы ты присутствовала. Это не для тебя, любимая.
- Позволь мне это самой решить, хорошо? – ее голос мягкий, в нем слышна только просьба, без тени обвинения. – Никогда не поверю, что твой брат относится к той категории людей, от которых меня следует защищать. Ведь смешно же, Джон. Также как и то, что от него мне доведется узнать что-то сенсационно-новое из твоей... прижизненной биографии.
- Ничего, сверх того, что я – пропащий бабник, пускающий слюни по каждой привлекательной юбке и любящий при случае просадить деньги в казино, он тебе не скажет, так что...
- Тоже мне, новость! – она восклицает и ослепительно улыбается. - Джон, уж кого-кого, а меня твои геройства прошлого едва ли удивят.
- Ну,.. братишка, наверняка, приукрасит, - я медленно сокращаю расстояние между нами, чутко всматриваясь в ее глаза и улавливая малейшие в них изменения. - Еще как приукрасит.
- Это после двух Вознесшихся Древних, сердца которых ты покорил, живя в другой галактике? - Элизабет горделиво ухмыляется. – У твоего брата нет ни единого шанса заставить меня сомневаться.
- Не в этом дело. И, собственно,.. мне все равно, - я резко ушел от темы, не менее резко, но осторожно прижав ее к себе, – потому что сейчас только ты, - прикоснувшись на мгновение к ее губам, я улыбнулся. – На других смотреть тошно, а за пошлые мысли в мой адрес не возникает иного желания, кроме как оторвать голову их обладательницам. Ты – мой единственный ангел, - снова завладев нежными губами, я запустил пальцы в ее шелковистые локоны.
Она и только она мне принадлежит, я это знал, как знали и мои инстинкты. Это не были просто слова, ведь в моей крови живут сотни воспоминаний-примеров тому, что значат отношения, подкрепленные звериным влечением. Кадис с Элеадой, Рэй с Валери, Аполлон с Розмэри – они вместе уже тысячи лет, их страсти не угаснуть никогда, влечение не исчезает, не ослабевает со временем, на другого или другую они не смотрят просто потому, что нет и никогда не возникнет желания это делать.
«В этом и будет заключатся первое, истинное заблуждение Дэвида», - Элизабет разрывает поцелуй, глубоко вдыхая. – Придется разъяснить ему, что за то время, которое вы не виделись, ты сильно изменился, притом, не только внешне.
- Ага,.. превратился из пропащего бабника в такого же пропащего однолюба, готового и способного разорвать любого, посягнувшего на его единственную, – с легкой улыбкой, нарочито лениво отозвался я, продолжая играть с вьющейся прядью ее волос. – Дэйв этому не поверит, даже если пушку приставят к виску. К тому же, мы вроде как, коллег решили изображать?.. Или я ошибаюсь?
- Гиблая затея, согласна, - критично ответила Элизабет, наблюдая, с какой дьявольской неохотой я отрываюсь от игры с ее волосами. Поправляя длинные пряди, она хмурится. – Нужно бы нанести визит парикмахеру. Никогда не носила такую длину. Непривычно.
Услышав подобное заявление, я поспешил вернуть руку к пружинистым локонам.
- А мне нравится. Тебе очень идет.
- Они были короче два года назад, - хозяйка кудрявой роскоши слегка пожимает плечами.
- Мне и тогда нравилось, что ты их отрастила, - я вновь смотрю на ее губы. Дюйм, еще дюйм...
- Джон... – она слабо противится, я замечаю в ее глазах ожесточенную борьбу между желанием очередного поцелуя и нежеланием продинамить Дэйва, опоздав, неизвестно, насколько. В конце концов, побеждает второе, она отстраняется. – Нужно идти.
Вполне возможно было доехать на машине прямо до места встречи, однако набережная в лучах раннего зимнего заката смотрелась так привлекательно, что в прямом смысле гипнотизировала на пешую прогулку. Как Лиз, так и я не смогли устоять перед соблазном получасовой ходьбы, притом, что я уже давно научился подстраиваться под ее медленный человеческий шаг, а погода как нельзя кстати продолжала выкидывать финты в виде полного отсутствия снега при стабильном минусе.
- Как ты думаешь, хотя бы к Рождеству снег соизволит выпасть? – задумчиво поинтересовалась Элизабет, когда в ее ладонь с намеренно задетой туи посыпались редкие кристаллики инея.
- Верить местному гидрометцентру – себя не уважать, так что надежнее спросить у Валери. Ее авторитетному прогнозу я склонен доверять больше, - с интересом наблюдая, как на теплой ладони Лиз льдинки становятся водяными каплями, я прервался. Стекла солнцезащитных очков, сквозь которые я наблюдал это зрелище, создавали эффект мини-радуги на ее ладони. Безумная красота.
- Джон,.. подожди, - Элизабет вдруг замедлила шаг, обернувшись назад. Я проследил за ее взглядом и... конечно же – «Арлингтон Флауэрс». – Нужно... купить цветы, - вполголоса пояснив свои намерения, она неуверенно смотрит на меня.
- Да,.. наверное, нужно, - согласно кивнув, я отпустил ее руку, на сто процентов уверенный в том, что сам, наверняка бы не додумался. Ну, не мой это конек – по кладбищам расхаживать, да еще букеты на могилу класть. Лиз, уловив в моем взгляде намек на растерянность, снисходительно и понимающе улыбнулась, давая тем самым понять, что выбор останется за ней.
Так оно, в итоге, и обернулось. Правда, она еще платить сама собралась, но в этом уже я ее опередил, отдав стоявшей на кассе флористке свою кредитку.
- Оберточная пленка,.. мисс? - девушка запнулась, несколько мгновений мысленно подбирая обращение.
- Нет, спасибо, не нужно, - Элизабет осторожно уложила на руку девятнадцать*, никак не оформленных белых калл, после чего подняла на меня взгляд. «Теперь можно идти».
Старательно игнорируя уже привычные мысленные вопросы к своей, не совсем скромной в глазах смертных персоне, я взял Лиз под локоть с левой стороны и, все так же провождаемый пристальными взорами, вывел ее из павильона.
«Дэвид. Дэвид! Дэвид, черт тебя дери!» - это имя медленно, под стать разбавленной соляной кислоте, начинало выедать мой вампирский мозг. – Ну, какая муха семейной близости его укусила, дав охренительный побочный эффект под тривиальным названием «Брат, я за тебя беспокоюсь»? Именно сейчас! Именно тогда, когда он, вместе с его беспокойством, сдался мне ровно так же, как голодный рейф во время мирной разведмиссии! – выдохнув со свистом порцию воздуха, я опустил взгляд вниз, чтобы посмотреть на наши сплетенные пальцы. Присутствие любимой рядом тяготило и даровало облегчение одновременно. Иной раз... Почти всегда ее близость приносит облегчение: не только в плане жажды, рядом с ней все черное мгновенно становится белым. И мне откровенно плевать, как сентиментально-мыльно это звучит, просто потому что только с нею рядом я чувствую, что моя, проданная дьяволу душа, все еще чего-то стоит. Раз за разом она дает мне уверенность в том, что чужую кровь с меня, причем не только кровь добычи, но и смерти всех моих врагов, погибших в свое время от оружия в моей руке, еще возможно смыть, как-то оправдать. Элизабет – это яркий луч света, ослепительный всполох, осторожно, не позволяя споткнуться, ведущий меня по дороге, мощенной трупами, облитой кровью и запятнанной следами безжалостно отнятых жизней. Она единственное существо, вольное своей чистотой отпустить часть моих грехов...
«Добро пожаловать на Арлингтонское национальное кладбище, самый священный храм нашей нации. Пожалуйста, ведите себя все время с достоинством и уважением. Помните, что это - священная земля», - как удачно, прямо параллельным с моими суждениями курсом выгравирована надпись на входе в... наше место встречи. Кладбище. Да уж,.. веселее не придумаешь, но... так решила мой ангел, а с ней я не спорю. Не имею на это права. Возможно, как и вторгнуться на... священную, судя по предупреждению, землю. Я-то уж точно святым не являюсь.
«Я принадлежу к клыкастой братии. Я, как, вне сомнений, меня бы окрестили на Земле, если только знали о моем существовании, – демон, антихрист и так далее, и тому подобное в стиле «аля фольклор». Да, я тот, кто я есть, и не думаю отрицать, но, по крайней мере, рядом с ней я точно не безнадежный убийца. Рядом с Элизабет,.. вместе с ней... Впрочем, не столь это важно. Пусть простят меня авторы слов на табличке и глубоко верующие фанатики, но сегодня мне нужно здесь находиться».
Память донельзя услужлива. Среди бесконечных рядов однотипных белых надгробных плит, я легко и быстро ориентируюсь. Отец не был военным, коих традиционно хоронят в Арлингтоне со всеми почестями и прочей, схожего рода клоунадой, следовательно, далеко идти не нужно, могила с восточной окраины.
Морозный воздух на удивление чист, можно сказать, отфильтрован на предмет запаха живого человека. Все педантично убрано, ухоженно, всецело иллюстрирует патриотизм. Куда не глянь, всюду идеальные ряды мраморных камней, разбавляемые лишь сине-зеленым от настывшего к вечеру инея дерном. Только время от времени этот идеал загробного мира нарушают рассекающие его эмоции: редкие за небольшим количеством посетителей, но, между тем, внезапные, подобные шаровым молниям, слишком сильные и сражающие наповал, поэтому, от греха подальше, лучше не рисковать, закрыв от них сознание.
- Кроме чувства утраты, сожаления и скорби здесь ничего нет, - тихим голосом отозвалась Элизабет, - а это самые безвредные из всех, известных мне эмоций. На самом деле,.. существуют места гораздо хуже этого.
- Существуют, - я кивнул, приобняв ее за талию, - но мы сейчас не о них говорим, ведь так?
- Так, - она прильнула ко мне на миг, чтобы затем отступить, неохотно прошептав. - Коллеги...
Несмотря на ментальный барьер, мысли и эмоции брата легко проникли в мое сознание, стоило нам подойти на достаточно близкое к нему расстояние. В воздухе стал хорошо ощущаться его аромат, чем-то похожий на мой собственный. Острое зрение хищника приметило одинокую стоящую средь надгробий фигуру еще за футов семьсот. Я его видел и чувствовал, он меня – нет. Прошла еще пара минут, расстояние между нами значительно сократилось, прежде чем Лиз тоже смогла его увидеть.
«Надо же, пунктуален», - машинально отметила она про себя.
«А то! Он же – не я, и с ним мы не похожи совершенно, Лиз. Так что сравнить не выйдет».
«Я все-таки попробую...» - она чуть повернула голову ко мне и незаметно улыбнулась.
Дэвид все это время продолжал стоять к нам спиной и, будь я один, без Элизабет, наверняка шуганул братца до чертиков внезапностью появления, однако человеческая манера движения Лиз спасла-таки Дэйва от участи стать заикой. Он замечает нас, что исключает эффект внезапности.
«Эх, ситуация ведь чисто анекдотическая. Только меня почему-то не распирает от желания истерически хохотать».
Нейтрально-выжидающий взгляд Дэва говорил сам за себя, подсказывая, что его мыслей до кучи с меня будет многовато, лучше повременить, а то и вовсе не ворошить этот муравейник сплошных обвинений. Мужчина, наблюдавший за нашим приближением, спрятал руки в карманы пальто, и только стук его сердца выдавал волнение.
- Ну,.. здравствуй, без вести пропавший, - негромко произносит он с выражением напущенной на лицо серьезности, тщательно блокирующей все остальные эмоции. – Могила отца в качестве места встречи... Очень даже в твоем стиле, Джон, - авантюрно-неожиданном, - сухое рукопожатие через тонкую черную кожу перчаток, быстрые, в чем-то даже неловкие объятия, представляющие собой, скорее, дань традиции, нежели проявление искренних чувств. Довольно быстро Дэвид переключает свое внимание с меня на Элизабет. На нее же обращает взгляд. – Чрезвычайно рад знакомству с личным секретарем своего брата, который прервал, наконец, порочный круг из ответов: «Абонент временно не доступен, занят, не может подойти к аппарату». Джон,.. не представишь... коллегу?
Лиз, благодаря своей карьере, была не из тех, кого нужно представлять. Она привыкла делать это сама, вернее, ее дипломатическая натура побуждала ее к этому. Иным словом, издержка профессии...
- Доктор Элизабет Вейр, - как я и ожидал, она, опередив меня, сама шагнула ближе и протянула брату руку для рукопожатия.
- Дэвид Шеппард, – он неуверенно пожимает женскую ладонь. - Должен признать, доктор Вейр, столь официальное начало весьма неожиданно. Несколько удивлен, но... рад знакомству.
- Взаимно, - Элизабет кивает, чуть отступая в сторону.
Несколько секунд вынужденной игры в гляделки, во время которой я внимательно изучаю его лицо, стараясь предугадать дальнейшее развитие событий. В итоге, он первым отводит глаза, вперив взгляд в землю под ногами. Шевелятся его губы...
- Подполковник,.. если ты по-прежнему являешься таковым и... доктор, - он снова смотрит на меня. – Джон, это вообще... сочетаемое сочетание? Или, – его лицо резко меняется, - здесь речь идет о медицинской иерархии?
- Нет, скорее,.. о политической, - Лиз опровергает предположение. – К медицине я не имею никакого отношения.
- Прекрасно! – он слегка повышает голос. - Чрезвычайно рад слышать, что на твоих чертовых Афганских и прочих рогах тебя не насадили на эти самые рога и не вышибли мозги! Поправка: не все мозги, но на мысль о звонке, очевидно, уже не хватает. Написать никак? Нажать «ответ» или хотя бы включить телефон не пробовал!?
- Только давай без сцен свалившейся с пальмы заботы и нравоучений, хорошо?– ровным голосом предложил я, показательно осмотревшись и задержав взгляд на надгробье отца, - сбавь обороты, мы не в спорт-баре и не на пляже Калифорнии. В целом, не находишь, что только он, - я снова кивнул на ближайшую к нам могилу, - нас объединяет в последнее время? Избавь старика от нужды перевернуться в гробу из-за наших обоюдных амбиций, льющихся через край даже здесь. Мы давно не дети, Дэвид.
«Извини, любимая. Я предупреждал, что это не для тебя, а наши с ним взаимоотношения застряли на уровне старшей школы. Это безнадежно».
- Прошу прощения, - вторя мне, в первую очередь братец обращается к Элизабет, - действительно, по-детски вышло, но ты, - он гневно сверкнул глазами в мою сторону. - Больше чем два года ни слуху, ни духу!
- Едва ли это первые два года нашего с тобой, абсолютного необщения? - сухо осведомился я. – Я не первый год служу, и раньше почему-то тебя это не особо заботило, по этой же причине ты не закидывал меня эмайлами на пару с смс. Впрочем,.. – я осторожно забрал у Элизабет цветы, - сей вопрос явно не предназначен для обсуждения здесь, - вновь приблизившись к надгробью, несколько минут я задумчиво смотрел на белый камень с гравировкой инициалов. Развивающийся американский флаг, воткнутый в землю рядом с плитой, нарочито отвлекает на себя мое внимание. Насквозь пропитанные иронией мысли роятся в голове.
«Стало быть, на том свете, в который свято веруют смертные, нам с тобой встретиться не доведется, отец. Слишком избирательно Высшие даруют людям пропуска в свои пенаты, так что вопрос взаимопонимания между нами не решиться никогда. Каждый из нас жил и... умер со своей правдой...»
- Он видел в тебе преемника, Джон, - привычно укоризненным голосом начал старую песню Дэвид, ставший чуть правее. - Он хотел передать тебе бизнес, а тебе вдруг втемяшилось поступать в Академию Вооруженных сил.
- Мы это уже проходили, Дэйв. Спустя двадцать с лишним лет я ничуть не пожалел о своем решении. А была бы возможность переиграть все заново, я поступил бы точно также. Разве что, - я нагнулся, чтобы поверх красных роз брата положить белеющие на их фоне каллы, - постарался бы объяснить все вам, отцу в частности, раньше, чтобы не доводить дело до ссоры, длившейся впоследствии двадцать лет.
После этого, весьма, на мой взгляд, исчерпывающего, но далеко не блистающего новизной и оригинальностью, объяснения, мы стояли некоторое время молча. Я чувствовал Элизабет позади, чувствовал ее желание подойти ко мне, прикоснуться, но она не делала этого, намеренно оставаясь чуть в стороне.
- Ладно, - Дэвид, наконец, прервал затянувшееся молчание. – Думаю, теперь я имею право спросить, почему я в упор не вижу разницы между тобой прежним и тобой, все те же двадцать лет назад? Когда это служба в армии сказывалась на закоренелых вояках подобным образом? И... очки зачем? Солнце почти село.
Шумно выдохнув, я обратился глазами к Лиз.
«Ты смотри, в нем еще и внимательность к моим аксессуарам проснулась. Как думаешь,.. стоит?»
Она едва заметно кивнула, уголки ее губ дрогнули в попытке улыбнуться.
- Ну, что ж... – я снял очки и поднял на Дэвида выжидающий взгляд. – Любуйся.
- Эээ... неудобно спрашивать, но... какое радиоактивное дерьмо ты разгребал под эгидой: «Служу Родине!»? – спустя шестьдесят секунд молчания осведомился горячо любимый родственник. – Или в наше время каждая пойманная пуля омолаживает своего счастливого обладателя?
- Фильмов насмотрелся или в компьютерные игры переиграл? – я приподнял бровь, продолжая всматриваться в слегка ошарашенное лицо напротив меня.
- Твой сарказм воистину бессмертен, Джон, - как и прежде, он не выдерживает и первым отводит взгляд. – Так я хоть в чем-то угадал? Настолько зелеными глазами раньше ты похвастать не мог. Так, где на сей раз военное ведомство провело испытания ядерной бомбы?
«Сногсшибательная версия, Дэвид! Тебе бы в режиссеры апокалиптических боевиков податься с такой-то фантазией».
- Нет, - я состроил гримасу, - к сожалению или, скорее, к счастью, ты не угадал ни с Хиросимой номер два, ни с чудо-пулями. Все прочее... в привычном режиме «секретно». Уж извини, такая у нас, у закоренелых вояк, судьба, решенная присягой и Уставом.
- То бишь, на правду претендовать глупо, - в его словах не было даже намека на удивление, простая констатация факта, где-то глубоко в его сознании отозвавшаяся намеком на сожаление. – Ладно, на твою откровенность я и не рассчитывал особо.
- На что же ты рассчитывал?
- А с твоей персоной разве возможно что-то рассчитать? – во встречном вопросе явный скептицизм. – Ладно,.. могу я позаимствовать полчаса-час твоего свободного времени для... скажем, беседы на отвлеченные темы в кафе или ресторане, раз уж на фронте работы у тебя клеймо неразглашения военной тайны? - он обратил взгляд на Элизабет. – Надеюсь, твоя очаровательная, тактичная коллега, сумевшая выдержать обоих Шеппардов разом, не станет возражать?
- Нисколько, - мгновенно оживилась Лиз, инстинктивно приблизившись ко мне на пару шагов.
- А ты? - не двинувшись с места, Дэвид ждал моего ответа. - Согласен или нет?
- Я - нет, но дама согласна, значит, едем туда, куда она скажет, - с большим трудом поборов в себе желание взять Элизабет под руку, я медленным шагом стал отдаляться.
- Коллеги ли? – с сомнением бросил Дэйв мне в спину. Боковым зрением я отметил, с каким сомнением он посмотрел при этом на Лиз. – Не знаю, в курсе ли вы, но у моего брата никогда не было чисто деловых отношений, - он улыбнулся предательской полуулыбкой, – только не с женским полом.
- Дэвид, – процедил я сквозь зубы.
- Бабник!
- Не удивил! Повторяешься при каждой встрече.
«А ты мне сказал, что вы не похожи, - нагнав меня, Элизабет торжествующе просияла. – По-моему, очень даже. Во всяком случае, привычка язвить у вас общая, в одинаковой степени неискоренимая».
«Тренировались в свое время друг на друге, ничего особенного», - я невинно моргнул, медленно отводя руку в сторону, навстречу миниатюрной ручке в черной лаковой перчатке.– Ни слова, Дэвид, - предупреждающе шикнул я, опередив шквал комментариев от идущего сзади.
- Кто-то говорил...
- Мы – не только коллеги, - акцентируя слова, я нарочно притянул Лиз ближе. – Конкретно этот момент ты угадал. Доволен?
- Этот человек неисправим, доктор Вейр. Искренне сочувствую.
***

Вечер пора было заканчивать, но, похоже, понимаю это я один. Лиз старательно оттягивает самую неприятную часть, ну, а Дэвид вообще о таковой не подозревает.
- Он, - Дэйв кивает в мою сторону, - доставит вам много проблем, Элизабет.
- В самом начале Джон сам предупредил меня о подобном риске, - она ухмыляется. – Я рискнула. Собственно, не в первый раз. Нам обоим приходится делать это довольно часто. Работа такая...
- Однако насколько я понял из нашего разговора, вы отношения к армии не имеете. В вашем случае риск... минимален.
- Возможно, - ответ Элизабет уклончивый. Ее рука, сжимающая бокал, едва заметно дрогнула.
- Кстати,.. чуть не забыл, - спохватился Дэвид, глядя на меня. – Мне Нэнси одно время весь рабочий и мобильный оборвала, пытаясь тебя разыскать.
- Странно,.. в списке пропущенных моего телефона от нее только три звонка. Твой рекорд не побил никто.
- Рад слышать, - раздраженно отозвался братец. – Дело, конечно, твое, но, будь я на твоем месте, перезвонил бы. В одном из разговоров она что-то упомянула про Департамент Национальной безопасности, про то, что по одному делу вы, якобы, работали вместе и... В общем, надумаешь ей звонить, узнаешь все сам. Наверняка, из первых уст объяснение выйдет куда доступнее.
- Я обязательно подумаю над этим, а сейчас, - беглый взгляд на часы, - пора расходится. Официант, счет за двоих, пожалуйста.

Сославшись на забытый в машине мобильный и необходимость срочного звонка, Элизабет оставила нас наедине.
- Не то ты влюбился? – провожая задумчивым взглядом Элизабет, не без удивления, осведомился брат.
- Это так очевидно? – без явного выражения спросил я, вкладывая купюру в только что принесенный счет.
- Ты весь вечер только на нее и смотрел. Причем, глазами слепого, впервые узревшего солнце. Не обижайся, но отсюда вытекает вполне логичний вопрос: ты точно мой брат? Тот, что сидя в подобного рода заведении, обычно не пропускает ни одной, проходящей мимо юбки, а пригубив спиртного, не преминет и рукам волю дать в отношении ничего не подозревающих официанток. На Нэнси ты сроду так не смотрел, впрочем, как и на любую другую свою пассию.
- Тебе почем знать, на кого и, тем более, как я смотрю? - кивнув швейцару, открывшему перед нами двери, я незаметно сунул банкноту в карман его форменного одеяния. - Мы с тобой видимся раз через раз, не говоря уже о том, что сегодня было единственным разом, когда я пришел на встречу с тобой не один. Как ты верно заметил, не каждая моя девушка способна выдержать компанию братьев Шеппардов в течение целого вечера.
- Да, твоя бывшая предпочитала нас по отдельности. Если же мы сходились...
- ...уходила она, - досказав фразу, я резко обернулся к нему лицом.
Дэвид и сам не заметил, как инстинктивно отпрянул, а его пульс участился в два раза.
- И... насколько ты исчезнешь теперь? – он посмотрел мне в глаза. - Есть смысл подавать в международный розыск года этак через два-два с половиной?
- Ну, зачем так радикально? После моего поступления в Академию ВВС вы с отцом знать меня не хотели. Я в ваш бизнес не лез, вы забыли мой номер, и я мог спокойно разъезжать по зонам военных конфликтов, с «Бареттой» в руках отстаивая интересы Соединенных Штатов. Все было шито-крыто, всех устраивало. С чего вдруг тебе вздумалось изменить семейной традиции?
- За двадцать лет юношеские амбиции малость поугасли, отца больше нет. Такое, краткое объяснение прельстит вашу гордость, подполковник, или вам важна конкретика?
- Забудь, Дэвид.
- Что?..
«Забудь меня, - поймав его взгляд, я силой мысли заставил зрачки человеческих глаз расшириться. В раскрытое сознание моментально хлынул поток его воспоминаний: наших с ним общих, охватывающих период детства и частично юности, его личных, в которых я косвенно присутствовал, отдельные, хаотичные образы, тонкими нитями тянущиеся к моей персоне. – Забудь навсегда. У тебя никогда не было брата, и я никогда не был персонажем твоей жизни. Ты вырос единственным ребенком в семье, где Джона Шеппарда не существовало», - я внушал быстро, внося в каждое предложение единственно угодный мне смысл. С последним мгновением ментального контакта я выудил из подсознания брата последний, не нужный более образ...
«Джон, Дэвид, немедленно прекратите! Вы мешаете отцу работать, - эхом далекого прошлого отозвался в мыслях укоризненный голос матери. Жаркое калифорнийское лето, в тени давно забытого мною дома мелькнул и сразу же исчез ее нечеткий, расплывчатый из-за несовершенности человеческой памяти брата, силуэт. – Дэвид, немедленно прекрати! Ты мешаешь отцу работать, - взамен прежнего, настоящего, прозвучало новое, ювелирно подкорректированное мною воспоминание, в котором уже не было слышно моего имени. Брат закрыл глаза.
- Береги себя, - уже вслух, негромко попросил я и, как значилось в только что внушаемых мной напутствиях, исчез из его жизни навсегда. Чтобы теперь уж точно никто не подал на меня в розыск и долго не ломал голову над вопросом кардинального изменившейся внешности.
- Все, - я хлопнул дверью, буквально залетев в салон внедорожника. – Одной проблемой, знающей о моем бытие смертного, меньше.
- Мне жаль, Джон, - Элизабет неуверенно прикасается к моей руке, в то время как я, напротив, хотел бы почувствовать в ее прикосновениях всю их силу, всю уверенность и власть, которую они имеют надо мной. Она мне нужна, мой ангел и моя душа, та, единственная, знавшая прежнего меня, но при этом не обязанная поплатиться памятью за это знание.
- Не о чем жалеть, Лизабет. Так будет лучше. Для него в первую очередь.
- Он мог бы тебя принять,.. наверное. Не сразу, чуть позже, но он мог бы поверить даже в правдивый рассказ, если только...
- Лиз, – я предупреждающе сжимаю ее руку. - Ты же знаешь, любимая, мы не в том положении сейчас, чтобы на будущее полагаться. Тем более, на связи с близкими людьми. Слишком опрометчиво, потому что... мы понятия не имеем, что случится через час, через два, какой очередной фишкой козырнет Арес завтра или... через пять минут. В идеале – меньше знаешь, крепче сон. Так вот пусть Дэйв спит себе спокойно, живя обычной жизнью обычного человека, без задней мысли о существовании родственника, воюющего где-то там и не вполне ясно, за что.
- Ты забрал его память, подменил воспоминания, но... что случится... – Элизабет запинается и отводит взгляд.
- Что случится с ним, если это что-то случится со мной? – двойным повтором закончил я ее вопрос. – Ничего сверх полного избавления от моего внушения. Вот такой вот минус, отрастивший себе ноги от нашего с ним кровного родства.
- Ведь если бессмертный стирает воспоминания – это навсегда или же до того момента, когда этот же бессмертный возвращает то, что когда-то стер. Если наложивший внушение погибает, забранные воспоминания исчезают навсегда, жертва не вспоминает...
- А Дэвид, благодаря ранее существующей кровной связи, вспомнит, - я провернул ключ в замке зажигания. – Только это дело пятое, потому что, так или иначе, я еще не встал в очередь на отрывание головы с последующей кремацией...
- Думай, пожалуйста, что говоришь! – почти выкрикнула Элизабет, а в ее глазах отразилась смешанная со страхом злость. Воздух против ее лица опасливо дрогнул.
- Прости, малыш, - свободной рукой я обнял ее плечи и прижал к себе. – Прости, занесло безбашенного упыря, - я поцеловал ее макушку. - Но ведь я, действительно, не собираюсь позволять сбыться чему-то подобному. Обломится Арес и все его лизоблюды, пока мне есть, кого любить, защищать и для кого беречь свою сорвиголову.
- Джон, я не хочу о нем слышать, - она настолько прижалась ко мне, что я смог почувствовать тепло ее тела даже сквозь весь массив одежды. Ее ладонь, хоть приложенной силы я не ощущал, давила на мою грудь, под точеными пальчиками раздавались глухие, ровные удары моего сердца. – Не сейчас.
- Прости, любимая, - я нежно провел губами по ее волосам.
Часть приборной панели над бардачком охватило белым свечением. От яркости я прикрыл глаза, а когда открыл снова, прежде пустая поверхность предстала сплошь заваленной разного рода бумажками: открытками, записками, фотоснимками из семейного архива, журналами, плакатами...
«Боже, Валери, неужели в доме Дэвида нашлось столько всякой хрени, способной напомнить ему обо мне!?»
«Я половину выкинула, если что...»
«Ааа,.. то есть было еще больше!?» - без капли интереса, но скорее от простого, враз зашкалившего под потолок удивления, я повертел меж пальцами одну их небрежно сваленных в стопку фотографий. Что-то сентиментально-слюнявое, кочующее по ленте времени назад в детство. – Прости за напряг. Думал, обыск ограничится документами».
«Да что ты, какой напряг? Судя по фотографиям, ты был очень милым мальчишкой», - ментально эмоциональная волна передала мне весь ее детский восторг вкупе с отголосками смеха.
«Ну, держись, маленькая мерзость! Мало не покажется!»
«Боюсь-боюсь», - откликнулся затихающий при разрыве эмоционально-телепатической связи голос.
- Валери права, - Лиз несмело забирает у меня пожелтевшее от времени фото. – Милый, - она улыбнулась, глядя на изображение.
Я картинно воздел глаза и покачал головой, сдаваясь. Если Валери – маленькая неугомонная мерзость, то мнение Элизабет, всегда останется мнением Элизабет.
- Пусть будет «милый», - покорно соглашаюсь. – Хочешь весь на меня компромат просмотреть?
В ответ наваленная на панель кипа взмывает в воздух. На первый план медленно выплывает макулатура, клейменная печатями. Оной немного: пара бумажек из бухгалтерии фирмы, куда чудом затесались мои инициалы. Наверняка, дело рук отца еще при жизни...
Лиз концентрирует взгляд, несколько секунд – и ближайшая к ее лицу документация начинает тлеть. Открытого огня нет, сильного жара тоже, но бумаги исчезают, дюйм за дюймом, по мере движения по ним оранжево-красной линии. Сперва документы, чуть позже остальной, менее важный мусор. Лишь несколько отдельных фотографий заслужили амнистию в глазах Элизабет. На теперь уже пустую панель аккуратно ложится невзрачная стопка.
Наши взгляды пересекаются, на секунду соприкасаются губы, затем она прячет лицо у меня на плече.
- Поехали домой, Джон, - ее голос тихий, в нем явно чувствуется усталость.
В черте города, со светофорами, что натыканы через каждые полмили, разогнаться проблематично – это сильно напрягает. И, конечно же – чертов перекресток!
«Сучка-жизнь, поклонница же ты театра!» - я обреченно склонил голову, когда на соседней полосе, в считанных футах от нас притормозил БМВ Дэвида. Стекло со стороны водителя было наполовину опущено, автомобильная стереосистема надрывалась голосом солиста «Kiss», в то время как сам Дэйв гипнотизировал взглядом напряженного ожидания бампер впередистоящего авто. Без умысла, спонтанно он поворачивает голову в мою сторону. Примерно секунду мы смотрим в упор друг на друга, но его взгляд не более чем случаен, как это часто происходит при поиске хоть какого-нибудь фокуса. Он меня не знает, мы другу абсолютно чужие люди, впрочем,.. таковыми являлись всю жизнь, так что ни для кого не сюрприз. От сегодняшней, последней встречи я ровным счётом ничего не ждал.
- Возможно,.. когда-нибудь... - с надеждой в голосе Лиз провожает взглядом идущий на разворот влево «Бумер».
- Когда-нибудь,.. возможно, – безучастно соглашаюсь я, повернув руль в противоположную сторону. Машина резко уходит вправо, - а сейчас... нам с ним не по пути.
______________________________________________
Сообщение отредактировал Lady_Di - Четверг, 21 Ноября 2013, 22:29
Награды: 63  
Kitten Дата: Вторник, 19 Июня 2012, 13:57 | Сообщение # 970
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Как всегда - молодчина! :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Вторник, 19 Июня 2012, 18:00 | Сообщение # 971
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Kitten, пасибки, стараюсь. ;)
Награды: 63  
Tigra Дата: Пятница, 29 Июня 2012, 22:37 | Сообщение # 972
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 32
Репутация: 11
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di, чудесное продолжение! С нетерпением жду продолжение. :D
Награды: 1  
Lady_Di Дата: Пятница, 29 Июня 2012, 22:41 | Сообщение # 973
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Tigra, спасибо, что заглянули, очень приятно! Продолжение уже написано, осталось только дождаться его от гамы. :)
Награды: 63  
Kitten Дата: Пятница, 29 Июня 2012, 23:50 | Сообщение # 974
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Lady_Di, продолжение готово, и гамма пока что в сети. :)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Lady_Di Дата: Суббота, 30 Июня 2012, 01:33 | Сообщение # 975
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1173
Репутация: 1370
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Над горной фауной сегодня я решил не издеваться, ибо, по причине нежелательных встреч, отсутствовало всякое желание тащиться в Вайоминг. Ограничился ближайшим к колумбийскому дистрикту заповедником имени президента Вашингтона. Ассортимент и местность, конечно, оставляли желать лучшего, но то, что перепало, было вполне терпимо. Объектов охоты, не относящихся к виду homo sapiens, завались, на большее, идя туда, не претендовал. Конечный итог сполна оправдал все ожидания, включая наличие уймы свободного времени.
На ходу скинув растерзанную окровавленную футболку, я отправил лохмотья в ближайший мусорный контейнер, который весьма кстати располагался прямо у стены дома, крышу которого я избрал своей дорожкой для пробежки.
«Граждане-бомжи, если что, дико извиняюсь, но домой в таком виде мне категорически нельзя. Почуяв от меня запашок свежей крови, собака сперва всех перебудит, а после, чего доброго, сковырнется лапами кверху. Жалко животинку, а вы – ребята матерые, вам не впервой из помойки тряпки кровавые выуживать, - в надежде на то, что поймут и простят, я продолжил свой путь в туманном поднебесье небоскребов и просто городских высоток. Где-то внизу, унюхав меня, отчаянно завыли холеные доги, несущие ночную охранную вахту за воротами какого-то предприятия. – Спокуха, ребята, к вам в гости я пока не собираюсь, не то вы вконец лишите меня одежды».
На смену высоткам довольно быстро пришли кварталы частной недвижимости, представленные по большей части разномастными коттеджами. По их крышам особо не побегаешь, слишком низко, на случай непредвиденной встречи со слегка с дуба рухнувшими сомнамбулами, которым во втором часу декабрьской ночи приперло в одиночестве брести по переулку. А ведь такие есть, и осторожности на них не напасешься.
Но вот и знакомая живая изгородь, потрепанная аномальной погодой, примятый, успевший настыть, газон. С облегчением сознавая, что сегодняшняя вылазка прошла без приключений, я неподвижно стою у закрытой входной двери. Впрочем, сейчас для меня, что открытая, что закрытая дверь – всё едино, только бы...
«Сэджвик, прошу, не заводи шарманку, - я осторожно поворачиваю дверную ручку и уже спустя мгновение оказываюсь в прихожей, не издав при этом ни звука. Я-то не издал, но вот мерный «тук» средь ночной тишины заставил меня прижаться лбом к стене и сильно пожалеть о том, что новое тело, в довесок к остальным чудесам, не обладает способностью просачиваться сквозь стены. – Черт! – медленно, очень медленно и осторожно я оборачиваюсь в сторону коридора. Четырехлапая «сигнализация» смотрит на меня своими черными невинно-бесстыжими глазами, из ее глотки вырывается глухой хрип, грудная клетка ходит ходуном – еще секунда, и безудержный лай поднимет на уши всех соседей, не говоря уже о Кэтрин с Элизабет. – Так, - я примиряюще поднимаю вверх руки. – Тихо. Я тебя умоляю, хвостатая, не шуми и не бреши. Ну, пожалуйста,.. – пристально всмотревшись в глаза предательницы, я демонстрационно прижимаю указательный палец к губам. От моего движения собака начинает скулить громче. – Стоп! – прикусываю губу. – Слушай, звереныш, я... прекрасно понимаю твою ко мне «симпатию» и то, как внезапно, без приглашения я нарисовался на твоей территории, но твой лай ни на кого не действует. Ты только будишь всех средь ночи и до утра не даешь заснуть. Вот сейчас, - я медленно кивнул на лестницу, – ну, разбудишь ты Элизабет, ну, увидит она меня полуголым, только что вернувшимся невесть откуда, но ведь это ее не удивит. Она знает, кто я, и своими ежеминутными на меня нападками ты ей новость не сообщаешь, - я умолк в мыслях, собака, к моему изумлению, умолкла в мире материальном. Опустив морду, лишь жалобно, тихо фыркнула один раз, прежде чем стихнуть совсем. Я сделал неуверенный шаг в направлении лестницы, вновь замер, оценивая ответную реакцию. Ничего. С упованием на это самое «ничего» я смог-таки дойти до ближайшего порожка, чтобы приземлить на него свою пятую точку. Слегка нокаутированная моим внушением ментальная слушательница, поджав хвост, собралась по-английски свалить на свою подстилку. – Эээ, нет, подруга, стоять! За целых шесть дней знакомства мы с тобой обязаны прийти хоть к чему-нибудь, помимо взаимной неприязни. Чувствуя внутри меня кровожадного зверя, ты боишься за безопасность своих хозяек, я понимаю, но... Элизабет цела и невредима, Кэтрин тоже. Тебя я не трогаю, хотя ты чувствуешь, что мог бы. Я... почти не претендую на твою территорию, близко не подхожу к твоей миске, мне не нужна ни одна из твоих игрушек, твой намордник и поводок мне слегка не по размеру. Еще я исчезаю в неизвестном направлении по ночам, а когда возвращаюсь, уровень и без того слишком высокой опасности, исходящей от меня, начинает больно бить по твоему инстинкту самосохранения, заставляя прятаться на чердаке. Прости, в этом я не виноват и, окромя бесполезных слов о том, что не собираюсь тебя кусать, ничем помочь не могу. Если же я перестану уходить, будет только хуже, я реально могу начать кусаться. Какое еще из твоих притязаний я упустил? – с истинным вопросом во взгляде я посмотрю на собаку. Я веду осмысленный диалог с СОБАКОЙ! Кошмар! Впрочем, мы с ней в чем-то похожи, оба звери, и она, судя по глазам, довольно неплохо меня понимает. Некоторым людям до ее понимания, как до Пегаса пешком, так что не суть важна, что передо мной всего лишь лабрадор. – Ну, - я развел руками, - еще претензии? Ах да, забыл о самой главной: ты ревнуешь ко мне Элизабет. Ты по ней так скучала, так долго ждала ее возвращения отказывая забывать, но из-за меня она к тебе холодна. Когда я рядом, то есть, почти всегда, она не подпускает тебя близко и уж тем более не разрешает тебе спать с ней на одной кровати и вообще заходить в свою... нашу с ней комнату, выгоняя тебя всякий раз, как ты пытаешься просунуть свой любопытный нос в щелку. За это ты отдуваешься на мне, да? Хорошо,.. идем, - я встал, чтобы обернуться лицом к лестнице, но упреждающее рычание заставило меня вновь застыть. – Ну, что еще? Ты хочешь попасть к Элизабет или нет? Да? Тогда, давай, прекращай шуметь».
Обреченно повинуясь и привычно стуча когтями по ламинату, Сэджвик боязливо, но молча плелась за мной через весь коридор второго этажа. Когда я проходил мимо встроенного в стену аквариума, вода за стеклом характерно всколыхнулась – чешуйчатые жильцы ретировались кто-куда под грунт и камни. В общем и целом, не шарахаются от меня разве что стены, а также элементы интерьера, да декора, вроде впечатляющих размерами пазлов с изображением всех столиц стран, которые Элизабет когда-то посетила. Количество составленных из мелких фрагментов картин говорило само за себя, их с лихвой хватало для богатого украшения стен в доме, а я был рад узнать о существовании такого, не связанного с работой, увлечения Лиз.
За спиной вновь раздается тихий жалобный скулеж...
«Сэдж, молчи! И, - я резко вытянул руку вперед, - ради всего Святого, оставь в покое дверь. На ней и так одни царапины. Заметь, от твоих когтей, моих там нет и близко, - укоризненно посмотрев на ушастую морду, я сперва провел пальцами по испещренному глубокими бороздами дверному косяку, затем медленно повернул ручку. – Заходи,.. вандал четвероногий, - посторонившись, чтобы впустить, я всецело рассчитывал на содействие и инициативу, но собака встала в проходе, как вкопанная, уставившись на меня глазами, полными инстинктивного страха. Ощутив на себе мой взгляд свысока, она присела на передние лапы, прижала уши, но не преминула при этом оскалиться. – Давай уже, гарцуй вперед, хвостатая. Сказал же, не укушу!»
С коротким жалобным взвизгом животное резко рвануло к кровати, копируя поведение горе-сапера, сдающего кросс на минном поле.
«Эй! Осторожнее, шерстяной мини-слон, она же спит...» - обреченно взмолился я, когда достигнув желанной цели в прыжке с разбега, Сэджвик стала нарезать кругом себя круги, утрамбовывая вожделенную лежанку в ногах мирно спящей хозяйки. Пока еще спящей... – Сэдж, – прошипел я вслух, но к этому моменту кровать уже перестала опасливо пружинить, ибо виновница тому благополучно свернулась кольцом и, зевнув во всю пасть, удовлетворенно положила голову на бедро Элизабет. Только угольно черные глаза продолжили внимательно следить за каждым моим движением.
Я очень хотел подойти, чтобы оказаться максимально близко к бьющемуся во сне сердцу, чтобы ощутить на коже ровное дыхание, чтобы просто быть рядом. В особенности сегодня, когда впереди столько времени, не затраченного на охоту...
Предвкушая отличное времяпрепровождение, я размеренным шагом направился в душ. В привычном шуме льющейся воды, смывающей с меня остатки извращенного пиршества, ничто не предвещало беды. Ею не пахло и от махрового полотенца, хранящего в себе лишь стойкий аромат Элизабет, и от собственного ухмыляющегося отражения в зеркале...
Но вот вибрирует и светится Наручник. Беззвучно матерясь и зная, что это явно не к добру, я посмотрел на браслет. Древние иероглифы слагали имя.
«Валери, чтоб тебя!» - с этими мыслями я подношу к губам коммуникационное кольцо. – Полвторого ночи. Вас ничего не смущает, госпожа Фэй?
- Извини, - мило проворковал невидимый, но до жути знакомый голос, - я помню, что ты обещал темную всем, кто смеет заикнуться о службе во время твоей увольнительной, но это срочно. Настолько срочно, что без тебя не обойтись.
- Совести у вас нет, вот что! Ни у кого и ни грамма, - со свистом вдохнув, я пытался внутренне смериться с тем, что отличное времяпрепровождение, на которое я так уповал, прямо сейчас накроется медным тазом. Пообещав самому себе, что керамика ванной останется целой и невредимой вне зависимости от услышанного, я продолжил диалог. – Что за ЧП требует срочного присутствия черти где моей новообращенной задницы? Кого на сей раз подстрелили патентным изобретением твоего... папочки?
- А ты... не мог бы... почтить нас своим присутствием, чтобы узнать обо всем, как сказали бы люди, из первых уст?
- Уже спешу, перелетая через штаты, - досадливо язвлю я, с трудом подавляя гневное рычание.
- А если серьезно?
- Японский городовой, Валери! Мне, за сверхсрочностью, к вам прямо в полотенце явиться, или ты все же изволишь подождать секунд десять, чтобы я мог закончить принятие душа?
- Конечно. Извини, - звучит из кольца, после чего сигнал прерывается.
«Охренительно тактично и вовремя», - констатировал я, стараясь как можно быстрее избавится от гложащей нутро ярости, с которой, так или иначе, не попрешь против лома обстоятельств. Не имея ни малейшего представления, насколько в часовом эквиваленте меня приберут к рукам, подрядив хрен знает, к чему, я все же очень надеюсь, что успею вернуться до пробуждения Элизабет. На случай иного, слишком маловероятного развития событий, оставляю на прикроватной тумбочке кольцо, осторожно целую Лиз в лоб, затем, награжденный грудным рыком хвостатого бодигарда, исчезаю в свечении телепорта.
***

«Здравствуй, жопа, новый год!» - единственно-верная фраза, пришедшая в голову по просмотру одноименной гало-ленты.
- В КЗВ за неполные двенадцать часов поступил сигнал SOS от трех союзных с Землёй планет Млечного Пути, находящихся в разных солнечных системах и удаленных друг от друга на десятки тысяч световых лет. В каждом из весьма обобщенных сообщений перепуганные до смерти местные жители говорили о разверзшихся небесах и спустившихся с них же существах, цитата: «С ледяными, пустыми глазами, без души, чьи тела распадаются пылью, которая затем уходит глубоко под землю, непроглядным туманом витает в воздухе, оседает на растениях, животных, проникает внутрь нас самих...» Одним словом – репликаторы выступили в полной боевой, - огласил Дэвис с натянутой, отчасти нервной улыбкой.
- Пока усовершенствованные сканеры «Дедала» фиксируют наноткань только по периферии галактики. Они осторожны и неспешны в освоении новых территорий, но... вечность это длиться не может, позволять им уничтожать жизнь дальше противоречит смыслу нашего существования, Кадис.
- Они ждут, они осторожны, потому что Арес хочет знать, как далеко мы готовы зайти и какие жертвы принять, чтобы уберечь Терру...
- Опустим красивые речи, Кадис, - нетерпеливо перебиваю я. – В любом случае, реплотвари размножаются быстрее, чем возводятся спутники, - повертев в руках программируемый Элеадой кристалл – будущую извилину в кибермозге спутника, я положил его обратно на стол, рядом с пятидесятью такими же. – Если Млечный Путь и дальше продолжит закручиваться под дудку ручных терминаторов твоего родственника, ко времени пробного запуска оборонной системы, Земля останется единственной живой планетой в галактике. А так и будет, с учетом наличия у Ареса бесчисленной орды зомби, вооруженных, помимо собственных клыков, ментальным «хрен угадаешь, чем», кристаллическими пулями, приправленными свежим генноинженерным коктейлем, и до кучи – звериным голодом, следуя которому они сметают с пути все, что видят, без разбора. Впрочем, это дело ближайших двух-трех месяцев, на протяжении которых Армагеддон будет плавно перетекать в Апокалипсис, а сейчас... пока я еще не окончательно вышел из себя, скажи, наконец, на кой черт я был вам нужен среди ночи!? Шестое чувство подсказывает, что не только ради сообщения новостей о постепенном крахе Вселенной. Вы, вроде как, - я поднял с земли и подбросил в воздух отшлифованную металлическую бандуру, которую тут же ловко поймал Аполлон, - конструктор собираете? Если помощь не нужна, что я здесь делаю?
- Твоя помощь нужна, - осторожно начала Валери, - только не здесь...
- Валери, сразу нет! – отрезал я, наблюдая в ее мыслях иллюстрированное окончание фразы с видом на активные Врата и соответствующую комбинацию символов.
- ...а в Пегасе. Сегодня и сейчас, Джон, - закончил за Ле Фэй Кадис.
- Нет! – я резко оскалился в его сторону. – Тебе надо, ты иди и разговаривай! А мне проще головы поотрывать, чем вести беседу с группой прячущихся где-то на задворках Пегаса новообращенных, по-детски смешно и неумело пытающихся строить козни против Ареса.
- Прежде всего: дети детьми, Джон, но их не по возрасту развитые таланты пару часов назад спасли Немезиду, Морфея и весь экипаж «Аполлона», пригнав сильно потрепанный, но с живыми и невредимыми людьми, крейсер в соседнюю с Церерой систему.
- Отлично! Маленькие, удаленькие, но не окончательно забившие на человеческое «я», инкогнито, знающие о существовании Цереры. Кадис, это сугубо по твоей части, я тут ни при чем.
- Джон, для меня самого, безусловно, важны эти, с позволения сказать, переговоры. Сейчас мы нуждаемся в союзниках, как никогда прежде, любых. Я буду благодарен за содействие каждому: новообращенному и неопытному, давнему знакомому или решившему в свое время отдалиться от меня, творению. Учитывая, что надежда на подобные встречи с каждым днем все призрачнее, шанс упускать нельзя. Почему именно ты? – алые глаза смотрят на меня проницательно. – Ты умело читаешь чужие мысли, угадывая намерения и скрытые планы. Тебя, за небольшим исключением, не знают в кругах бессмертных, значит, не знают и твоего истинного потенциала. Если это молодняк, он не испугается твоего появления, сочтя равным по силе, если же это кто-то из Древних, скорее всего, моей крови, то он не увидит в тебе конкурента и, как следствие – реально опасного врага...
- Есть и другая причина, по которой найти отделившуюся от обоих полюсов стаю должен именно ты, - как всегда размытой фразой изъяснилась Валери. – Я не вижу конкретики, все абстрактно, но тебя и... одного из них... что-то связывает. Не спрашивай, что именно, не проси назвать имя,.. просто... он ждёт именно тебя.
- В Святая-святых ловушку, организованную твоим папашей! – рыкнув на девушку, я оглядел четверку не занятых работой и так же выжидающе смотрящих на меня вампиров. Бедолага майор, присутствующий здесь в качестве осведомителя и своеобразного наблюдателя прогресса, готов был просочиться сквозь песчаник, чтобы только те стоять меж двух огней. – Ладно, удружили вы мне развлечение на ночь грядущую! Благодарности предела нет, поэтому я, пожалуй, пойду прямо сейчас, мне время до утра терять не охота. Дэвис, - я перевел взгляд на майора, - айда со мной. Объяснишь дежурным техам в Шайенне, зачем мне нужно в Пегас, ночью, без амуниции, в гордом одиночестве. Так объяснишь, чтобы ребята почем зря весь комплекс тревогой на уши не поставили.
- Есть,.. сэр.
- Ага. Только я не при исполнении, форма пылиться в шкафу, - невзначай напоминаю, когда мы уже идем по коридору Шайеннской горы, ведущему в зал прибытия. Точнее, иду я, а Дэвис, пытаясь не отстать, переходит на бег.
Пол под ногами начинает слабо, но ощутимо для меня вибрировать по мере вращения Кольца при наборе. МНТ, пока еще «на сырую» подключенный к центральному энергощитку базы, делает свое дело, позволяя без проблем соединиться с Вратами другой галактики.
«Что за черт!? - вопит в сознании чужой голос. – Кто влез в компьютер?»
Не утруждая себя ответом, я скрываюсь в червоточине, предварительно отдав системе команду «отключиться» сразу после моего прохода.
***

Пойди туда, леший знает, куда, приведи к столу переговоров о сотрудничестве того, кого в глаза не видел. Не будь я клыкастым, сказал бы, что сея задача подпадает под разряд «Миссия невыполнима». Кроме того, подливает масла в огонь инстинктов, удерживающих меня от поиска приключений на свою бессмертную задницу, тонкий намек Валери на некую связь...
«С кем, черт бы побрал всю эту ментально-эмпатическую мудодень!? Мутирующей кровью я не разбрасываюсь налево-направо, а полный, неограниченный доступ к моим мыслям и чувствам позволено иметь только Элизабет. Только ей, и никому больше! Враги, случайные знакомые, друзья... Не в моих правилах близко сходиться с кем бы то ни было...»
Мои рассуждения и бесперспективный осмотр территории, по климату напоминающей гибрид саванны с пустыней, прервала мысль о том, что никого умнее местных страусов-гигантов, прячущих головы в песок, мне по всему здесь найти не светит. Ирония в том, что объект моих изысканий по манере поведения очень схож с этими страусами, - сбавив скорость, я огляделся кругом, однако взгляд упрямо мозолили лишь оттенки желтого спектра и дрожь раскаленного полуденным солнцем воздуха.
- Страусы клыкастые, где прикажите мне искать ваши торчащие из песка задницы? – бесперспективно проорал я в пустынное пространство, как вдруг взгляд привлекло яркое, подобное внезапно вспыхнувшей и потухшей искре, свечение. Предметом, его породившим, оказался занесенный песком небольшой обломок кристалла. – Какая прелесть, - в секунду приблизившись к источнику преломления, я взял фрагмент на ладонь, - вы еще и вооружены, - от осколка повеяло запахом крови, - или... ранены, - закончил я логическую цепочку, в то время как мое сознание пыталось найти в памяти и облечь в узнаваемый образ предполагаемого хозяина. Тщетно. Это не человеческая кровь, но и не Древняя, иначе, по меньшей мере, я бы уже знал имя ее носителя. Оставалась версия новичков-повстанцев, у которых хватило силы воли и мозгов удариться в бега, дабы на фоне безразборной зачистки существовать тише воды, ниже травы.
«Кто же вы такие, новички?» - во мне медленно пробуждался спортивный интерес.
Следующая планета нисколько не добавила светлых пятен в общую картину, наоборот, нашинкованное в пазл «Мечту анатома», человеческое тело, за которое, по всему, остервенело сражались двое, враз перечеркнуло возникшую было версию о белых и пушистых. И это месиво было устроено в лучах солнца, днем, с таким азартом, что немолодой ельник подстригли не хуже, чем траву газонокосилкой. Намусорили прилично, но труп один и, несмотря на то, что на куски растерзан, кровь выпита вся, до последней капли. Так новенькие не поступают, тем более – они никогда не стали бы пить из одного. Ни экономны по природе, как, впрочем, все мы. Да и схлопотавшего пулю здесь точно не наблюдалось.
«Фиаско, - подытожил я, набирая на Вратах новый адрес. Конечно, шанс успешного попадания равен предыдущим трем, то есть – одной тысячной, но чем Высшие не шутят. – Хвала Творцам,.. сумерки! – едва отдалившись от Врат, я с наслаждением поднимаю глаза к мрачному небу. С севера дует ветер, принося с собой информацию о новом мире, зашифрованную в запахах и отдаленных звуках. Хруст ветвей, шелест листвы, шум прибоя, но ничего постороннего, способного указать мне верный путь...
Я просто двигаюсь, не прослеживая направления, не ожидая встречи, потому что окружающий мир на сотни миль от Врат привычен, свободен от малейших следов вторжения. Есть животные, довольно много, убегают они не иначе, как от одного меня. Вывод напрашивается сам собой: либо здесь убрали лучше, чем в операционной Келлер, либо... не за кем было убирать, потому-что здесь никого не было. С точки зрения логики второе уже начинало серьезно перевешивать первое, но инстинкты вели меня все дальше и дальше, до тех пор, пока логика не прикусила язык, налетев на речную долину, по ту сторону которой словно из под земли росла сплошная стена горной цепи. Притом, что Наручник, сканируя глубоко залегающие слои и рисуя по ним геологическую карту расположения тектонических плит с точностью до нанометра, упрямо, не без оснований, твердил, что гор на этом месте быть не может по всем законам, и... не было. По крайней мере, десять дней тому назад, а именно таким сроком пахнет от камней у подножья. Не обветрены, невероятно плотны для поверхностных пластов, в них мал процент кислорода, совершенно не тронуты растительностью – словом, создается впечатление, что горная цепь, протяженностью с Анды и максимальной высотой круче Эвереста, возникла здесь не за пяток десятков миллионов лет, а за... пару минут.
«Не хилый среди вас Тиктоник осваивает азы своего дара. Продуктивно осваивает, я бы сказал... - запрокинув голову, дабы оценить истинные размеры детища чужих стараний, я одновременно благодарил вампиризм за возможность скалолазания по отвесным поверхностям без какого-либо снаряжения и опасности сорваться. И разрядка хорошая, за постоянной близостью к людям, не каждый день представляется возможность испытать максимальный потенциал измененного тела. Мышцы наливаются силой, чувственное восприятие обострено до предела, все анализаторы работают слаженно, молниеносно и безошибочно точно. За считанные минуты они приводят меня к месту кровавой оргии и источнику некогда желаемого аромата. Сейчас позариться нечем, брошенное в естественную каменную могилу тело обескровили до такого состояния, что кожа туго обтянула кости, низкая температура и разряженный воздух придали останкам белёсо-синюшный оттенок, только в области артерии хорошо заметны два симметричных прокола. Не глубокий оттиск всей челюсти, но лишь ювелирно аккуратный след от парных клыков. Далеко не все селинцы способны настолько контролировать себя в момент убийства, для меня это вообще за гранью возможного... - Собственно, мне и незачем постигать подобные, весьма сомнительные высоты. Людей я не убиваю ни гуманно, ни по-звериному – никак, этим все сказано; а лежащий передо мной человек – труп, убитый, очутившийся в горах за добрую тысячу миль от Врат безлюдной планеты уж точно не от большой любви к путешествиям и адреналину».
«Свора гуманных, экономных, и осторожных как нейрохирурги убийц, среди которых один... или одна ранена, а другой или другая от нечего делать городит горы средь равнин. Зачётно, ребята! Вы мне уже симпатичны, только очень скоро мне надоест играть с вами в прятки», - оттолкнувшись ногами от небольшого выступа, я перебрался еще на футов тридцать вверх. Породы на гигантской глыбе шли точно в соответствии с наслоившимися за время существования планеты отложениями - чем выше, тем мягче и рыхрее. Фауны здесь нет и в помине, из растений только дерн, что не так давно рос на заливном лугу. – Ладно... – задумчиво протянул я. – Если животных нет, что здесь делает отдаленно похожая на зайца тушка, выпитая лишь на одну треть, а после в ярости добитая?.. – я провел пальцами по глубоким следам когтей, которыми рассекли камень, сплевывая в сторону те несчастные несколько глотков, сделанные из мелкой травоядной зверушки. – Решили попробовать животных, сочли отвратительным вкус, долго плевались и матерились, в итоге все равно пошли компенсировать недоужин человеком? Не настолько вы аккуратны, как я думал в начале... Твою мать!» – взревев от неожиданной атаки, я едва успел отскочить в сторону. Что-то подозрительно похожее на нож с полупрозрачным лезвием, ушло в скалу вместе с рукоятью. Метнувший его скомпрометировал себя и промазал. Теперь я мог его видеть, чуять, слышать, он двигался в разы медленнее меня, но до этого его словно и не было, словно он свалился на мои инстинкты из ниоткуда.
- Эй! – крикнул я охрипшим от рычания голосом, изо всех сил стараясь не поддаться желанию растерзать нежданного врага в клочья. – Я пришел поговорить, а не убить или присвоить территорию! Меня прислал Кадис Ле Сэнкрад! Я пришел к твоему вожаку, не к тебе, остынь!
Звериное рычание в ответ только подстегнуло желание незамедлительно убить напавшего исподтишка со спины. Сдержаться было поистине невозможно, а когда вампир извлек из камня кристаллическое лезвие с единственным намерением опробовать его на мне, инстинкт выживания стер к чертям все намеки на самоконтроль.
Два хищника, один сильнее, быстрее, опытнее, другой юн, медлителен, его выпады очевидны. Один победитель, другой побежденный, и оружие в его руке ничего не решит. Выпад, блок, быстрее, чем он реагирует, я перехватываю руку с ножом в области запястья, а в следующий миг легко выламываю лучевую кость так, что острые осколки прорезают кожу, выступая наружу.
- Щенок-малолетка, рвущийся в сторожевые псы! – я оскалился ему в лицо, продолжая сжимать сломанную руку. – Я сказал, что не намерен убивать, но если вынудить, мои намерения могут круто измениться! - вложив в бросок достаточно силы, чтобы лишить противника возможности зацепиться в процессе падения, я швырнул его вниз, навстречу подножью из застывшей магмы. Это замедлит его, но ненадолго и лучше не дожидаться второго раунда, иначе точно убью. Крутнув оставшийся в руке, теперь уже трофейный клинок, я выпрямился, чтобы осмотреться. Идей насчет внезапного появления агрессивного засранца не было никаких, так же как и предположений о местонахождении всей стаи. Я не чувствовал их ни физически, ни ментально – это бесило больше, чем мысль о том, что окажись юнец самую малость оригинальнее в своей атаке...
«Чертовы Псионики, пудрящие мозги! Доберусь – конечности из суставов достану!»
Во мне стремительно распалялся огонь ярости, берущей верх над истинной целью поисков. За покушение на жизнь инстинкты требовали возмездия, игнорировать которое становилось все сложнее. Такова моя хищная природа, и переступить через нее я не в силах...
Множественное рычание, утробное шипение, горящие свежевыпитой кровью взгляды. Я вижу их впереди, позади, над и даже под собой. Меня замыкает в кольцо группа разъяренных клыкастых, ведомых исключительно звериной натурой. Ни единого намека на человечность нет ни в их глазах, под которыми проступили вены, ни в оскаленных клыках, ни в пересекающихся и сталкивающихся между собой эмоциях, бал которых правит животная ярость...
- Я с миром, черт вас побери! – прокричав сквозь рычание, я попытался выпрямиться, чтобы доказать истинность своих слов, но безуспешно. Под горящими взглядами, хищно рыщущими по моему телу в поисках наиболее уязвимых точек, инстинкты сильнее гнут меня к земле, и чхать им на мир. – Эээ... – я предупреждающе поднял глаза вверх, на одного из вампиров, висящих на скале вертикально под стать летучей мыши, с упоением дожидавшейся момента, чтобы спикировать вниз и всадить клыки в мою шею, - Парни, хорош шутки шутить! Иначе я за себя не ручаюсь...
Как это часто бывает, предупреждение подействовало прямо противоположно. Позарившийся на сохранность моей шеи заплатил целостностью своей, после чего улетел вниз. Перчатка брошена, спасаться бегством никогда не было моим правилом, остается одно...
- Предупреждал же по-хорошему... – глухо прорычав, я легко уклонился от новой атаки, выламывая нападавшему руки. Я перестал себя сдерживать, двигаясь максимально быстро, вкладывая в ответные удары и защиту максимум силы. За считанные секунды ситуация была переиграна в мою пользу, что стало для молодняка полной неожиданностью. Они растерялись. После того, как одного за другим, я расшвырял их о камень, кроша цельную скалу осколками, они вскакивали, как ошалелые, будучи явно не готовыми к встрече с противником вроде меня.
- Древний?.. – невнятно прошипела вампирша, чей занесенный для удара кулак я легко перехватил, отклоняя в сторону.
- Самоубийца?.. – хрипло рыкнул я в ответ, собираясь отбросить ее, но в тот же миг меня накрыло волной энергии. Без того слишком хрупкий и почти отбитый непродолжительным боем выступ откололся от каменной глыбы, разлетевшись шрапнелью.
- Не с такими справлялись! – раздался голос сверху, и когти его владельца вонзились в плечо, предотвращая падение вниз.
- Да что ты!? – выворачиваясь из захвата, я полоснул удерживающую меня руку кристаллическим ножом. Пальцы мгновенно разжались, упырь взревел от ярости и боли, а воздух наполнился приторным запахом его крови. Уже знакомым запахом... - Скажи это тому, кто наградил тебя пулей, новообращенный идиот! – сделав кувырок вверх, чтобы обрести надежную опору, я увлек цепляющуюся за меня девчонку за собой в качестве не совсем живого, но надежного щита. – И не шибко полагайся на хлипкий талант Энергетика, что начал в тебе проклевываться. Иначе, - я запрокинул голову тщетно извивающейся в моих руках вампирши и приставил лезвие клинка к ее шее, - я отрежу ей голову этим уникальным чудоножичком, вспарывающим вампирскую кожу, как растопленное масло. Это касается вас всех! - осмотрев приближающихся, но соблюдающих дистанцию противников, я сильнее надавил на рукоять, усмиряя свой импровизированный щит. – В особенности, ваших несозревших фокусов, вроде энергетических сфер, сотрясающейся земли и прочей ментальной мути, с помощью которой вы полчаса водили за нос мой слух и нюх!
- Перерезав глотку, ты ее не убьешь! Блефуешь...
- По тому, как все вы замерли, не сказал бы я, что вы готовы позволить мне сделать это. Она – ваша надежная и незаменимая защита от ищеек Ареса. Пара минут ее бессознательного состояния – и на задний двор к вам явятся упыри в черном, верхом на...
- Кто ты!? Откуда тебе столько известно о нас?
- А в косяк было с этого начать? – я немного ослабил хватку. – Вместо того, чтобы метать в меня ножом?
Воспользовавшись моим секундным отвлечением, девчонка рванулась из рук. В мгновение ока оказавшись за моей спиной, она в буквальном смысле села мне на закорки, сдавливая руками теперь уже мою шею, силясь при этом вывернуть ее под неестественным углом...
- СТЕРВА! – израсходовав до последней капли весь запас лояльности, я резко отлетел назад, намеренно вдавшись спиной в скалу так, чтобы основной удар приняла на себя вампирша, размозжив своим же телом каменный массив. Жаль только,.. реакцию ее друзей я малость не рассчитал. Расплатой за упущение стал всаженный под ребра клинок, вынудивший меня согнуться впополам, сжав зубы от порядком забытого ощущения боли...

Добавлено (30 Июнь 2012, 01:33)
---------------------------------------------
Окончание эпизода не поместилось... Жду читательского мнения. ;)
Сообщение отредактировал Lady_Di - Понедельник, 03 Сентября 2012, 21:51
Награды: 63  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Ангелы или демоны? (Завершен!)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)