23:11
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
профи Дата: Суббота, 03 Декабря 2016, 15:45 | Сообщение # 211
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 237
Репутация: 25
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Повторюсь: форум вымер что ли?


Пишу комментарии с планшета, за отсутствие цитат не бить, так как выделить текст не могу, а ВВ коды со мной не дружат.
Награды: 3  
Комкор Дата: Суббота, 03 Декабря 2016, 17:36 | Сообщение # 212
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата профи ()
Повторюсь: форум вымер что ли?


Боюсь, что не форум вымер, активность-то человеков заметна в чатах (да и вообще). С прискообием следует отметить, что убыло в наших рядах: те, кто поддерживал эту тему комментариями, ныне и присно не проявляются более.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Воскресенье, 11 Декабря 2016, 20:00 | Сообщение # 213
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 234
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Это я удачно решил заглянуть на огонек)))))) С возвращением, Комкор!


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Kitten Дата: Воскресенье, 11 Декабря 2016, 20:36 | Сообщение # 214
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7511
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то тут
шаманКомкор,  с возвращением!
ЦитатаКомкор ()
С прискообием следует отметить, что убыло в наших рядах: те, кто поддерживал эту тему комментариями, ныне и присно не проявляются более.

есть такая проблема. Вот если б еще раз прокатили на новогодних праздниках или в новом году на выходных сериал - то и народу бы на форумах поприбавилось бы. Может быть и старички вернулись.

А пока в разделе наблюдается затишье...


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Воскресенье, 24 Сентября 2017, 23:15 | Сообщение # 215
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
М-да. Проект "неожиданно" превратился в долгострой. Начатый ещё в далёком незапамятном, в конце 2017 он так и не окончен. Надо бы поднатужиться, да завершить...
Поскольку читательская активность темы снизилась до минимума и близка к нолю, то выкладывать куски текста буду, скорее всего, для себя. Возможно, авторские наработки будут доступны в режиме постоянного доступа без бэта-редактирования: но это уже - для заинтересованных.

***

Как можно быстрее сдать Рысь на руки военным, и убежать обратно. Вон, к нам уже бегут несколько человек с автоматами наперевес. Признаться, переоценил я свои силы. Единственное, что не давало мне грохнуться прямо тут и растянуться на земле прямо сейчас – неизвестно откуда проявляющиеся «резервы». Но, чую, их надолго мне не хватит.

К нам неслись, сломя шею, семь человек: семимильными шагами, прыжками по три-четыре шага, перепрыгивая какие-то ямы, брёвна, и прочие ушлёпочные препятствия, парни стремглав сокращали расстояние, отделявшее подлесок от полосы оцепления. Это были люди из местных частей, базирующиеся неподалёку – тоже мне, гении оперативного сыска… какой такой наркоман додумался поставить военных в оцепление, а в бой послать подростков?! Права была Лилит, тут дело нечисто…

…а там, на болотах, сейчас увязли в боях мои ребята…

В способностях Медведа и Йохана как командиров я не сомневался, они сумеют организовать оборону, и, даже, в случае необходимости, перейти в контрнаступление… Но меня смущал тот факт, что канонада не смолкает уже больше полутора часов: у разведгруппы сталкеров не было при себе такого объёмистого боекомплекта. У нас патронов было минут на пятнадцать нормального боя. Непонятки… С другой стороны, плотность огня и не думала падать: это не могло не радовать. Ибо сие означало, что все два десятка стволов, пусть и с ограниченным успехом, но продолжают огрызаться смертоносным огнём, разнося в радиусе прицельной дальности волны бобра и аннигиляции.

Рысь я сдал на руки парням из оцепления: девчонка выбыла из боя, хоть и могла ещё держать оружие. Тем не менее, в сложившейся обстановке, я не видел ей роли в отведённом ТВД.

Сбросил я и дробовики с излишком боекомплекта: против многочисленной наземной групповой цели типа тварей Франкина Штейна, гораздо больше подходит единый пулемёт – например, ручной.

Его я, кстати, и затребовал, бесцеремонно выхватив из рук зазевавшегося воина: свежеиспечённый РПК-12 под 5,45х39, снабжённый улиточным магазином повышенной ёмкости.

Заодно повыкидывал из разгрузки магазины к «Сайге» и понапихал в освободившиеся подсумки магазины от пулемёта, на скорую руку забив их до отказа патронами из кем-то заблаговременно заполненных обойм. 7,62х39 – это хорошо. Но 5,45 – лучше тем, что их тупо больше за счёт своего меньшего веса. А мне сейчас нужен именно объём носимого боекомплекта.

Перед самым выходом на всякий противопожарный случай накидал в рюкзак несколько гранат, пистолет и несколько пачек патронов к нему. Лишние три-четыре килограмма в ДАННОЙ ситуации могут оказаться очень даже не лишними.

Всё это время Рысь смотрела на мои сборы как-то по-особому. А когда наши взгляды случайно пересеклись, девчонка, что-то силившаяся мне сказать, буквально подавилась словами – те будто бы встали у неё поперёк горла.

Я лишь молча кивнул ей. На что-то большее сейчас не хватило ни меня, ни её.

Кивнул, закрыл рюкзак, забросил пулемёт на ремень, перекинув его через руку, уронил на груди, и шустро, но не стремглав побежал по своим старым следам, на бегу натягивая на дульный тормоз-компенсатор презерватив, извлечённый из подсумка.

Туда, где бились мои девчонки и пацаны. К тем, кто прикрыл наш с Рысью отход…

***

Наконец-то… общий сбор…

Патроны были выжжены полностью. Только после этого Медвед счёл возможным дать команду на отступление.

Впрочем, «отступление» было похоже на беспорядочное бегство. Только матюки Йохана, сыпавшего их в промышленном объёме, позволяли удержать толпу наших стрелков от того, чтобы те не разбежались, как стадо ежей. Периодически он затребовал перекличку стремительно убегающего личного состава, и криками с матом заставлял держаться их кучно. Только благодаря его усилиям и грамотному командованию Медведа удалось избежать потерь среди наших и не наших.

Я встретил их уже на полпути. Ровно возле начала болот. Когда я подступался к ним, уже начав проваливаться в топи, навстречу мне с остервенелым оскалом выскочила Раптория.

Мне хватило одного только мига, чтобы, перекрестившись с ней взглядами, понять, насколько всё хреново.

Уже потом, сидя в кузове грузовика, свалив в кучу вещи и оружие, мы переводили дух. Рысь присоединилась к нам, а колонна рванула к «Городу»: как выяснилось, пока я бегал на помощь к нашим ребятам, оставшиеся получили по радио команду тревоги и общего сбора.

То, что началось полномасштабное наступление, было понятно даже нам. Но масштабы катастрофы только предстояло уточнить…

***

– Кэп! – гаркнул я, с ноги вваливаясь в кабинет командира. – Группа в полном составе и без потерь, мы на месте! Что у вас плохого?!

В кабинете царил форменный пожар борделя во время наводнения. Дегтярёв сидел на своём месте, заваленный десятком радиостанций, каждая из оных была озаглавлена чуть ли не метровой антенной. Отдельной стопкой на его рабочем месте лежала кучка мобильников, радиотелефонов и даже спутниковый аппарат затесался.

Помимо офицера в его вотчине находилось ещё человек десять: отсек стремительно развернули в оперативный командный пункт с центром связи в одном флаконе. Одного только беглого взгляда на дюжину компьютеров и два десятка крупных, но не здоровых корпусов р/с хватило, чтобы понять: связисты зря времени не теряли, и в потолок плевать не собирались…

– …а на что это похоже?! – рыком отозвался Кэп. – Полная жопа по всей форме и Уставу…!

– Это я уже понял, – перебил я его. – У нас колонна получила сигнал на общий сбор по местам приписки! Откуда эти твари вылезли?!

– Об этом потом. – Дегтярёв попытался взять себя в руки. – Сейчас берёшь весь свой отряд, и пулей летите к вратам, вас там уже ждут. Занимаете оборону и удерживаете Центр Управления столько, сколько сможете. Там сейчас должен батальон обеспечения ошиваться – поможете друг другу. Всё! Бегом, на хрен!

– Есть, на хрен! – я пулей выскочил из отсека.

Долбанный ротор через ёкарный статор… Вот же ж незадача…

Дело даже не в том, что нам приказали сдерживать врата. Это-то по хрену, если диафрагму не уничтожат. Дело в Рыси…

Её я сумел протащить в Город, как и весь личный состав её отряда. Но если остальных задержали наши парни прямо в Ангаре, то Рысь или не заметили, или сочли за раненную и пропустили. Теперь возник вопрос, что с ней делать. Скорее всего, никто на неё сейчас внимания не обратит: слишком много людей бегает туда-сюда и заняты своими делами. Тут у нас сейчас боевая, мать её, обстановка. Кто там будет заморачиваться с проверкой документов и уровня допуска? С другой стороны, наши подростковые рожи известны всем на базе: шутка ли – детское подразделение? И любая новая мордашка, особенно, такая милая, как у Рыси, вызовет как минимум вопросы. И если солдатский и сержантский составы просто плюнут на это дело (мало ли, кого там офицеры к нам зачислили?), то у офицерского младшего и старшего составов возникнут предметные мысли: а с кого это хрена новый персонаж, не фигурирующий ни в списках личного состава, и на разводах, ни в вводных? А если ещё учесть, что персонаж весьма колоритный (лиц с первой группой инвалидности по причине потери обеих нижних конечностей на базе вообще не числится), то мысли плавно, но шустро перекочуют в действие. И если нам ещё худо-бедно удастся отбрехаться (я надеюсь), то Рыси светят проблемы…

Эти моменты я обдумывал, пока бежал по направлению к системной зоне: там я оставил группу с тем, чтобы, вернувшись от Кэпа, сразу намылиться туда, куда прикажет командир – и не прогадал.

– В зал к вратам, бегом! – крикнул я ещё до того, как материализовался в обстройке системной зоны.

Повторять дважды не пришлось.

Только Рысь пришлось схватить за руку, перекинув через свою шею, и в связке «ведущий плюс несомый» на максимально доступной скорости чесать за усвиставшей группой.

– Слушай сюда, девочка, – бегло бросил я, убедившись, что вокруг никого постороннего. – Как ты уже, наверное, догадалась, находишься явно не в курортной зоне санатория. Поэтому забудешь всё, что видела за последние сутки, видишь сейчас и увидишь в ближайшем будущем. От этого зависит как минимум твоя свобода и судьба. Если появятся вопросы со стороны военных – ты числишься в корпусе «Цикад», личный позывной и данные забыла ввиду контузии, документы – не знаешь, где. Всё остальное – моя забота, понятно?

– Да, – процедила Рысь, прыгая на «целом» протезе.

До неё, видимо, дошло быстро, что тут ни хрена не фунт изюма.

– Сейчас задача минимум: прибываем по месту предписания и начинаем тотальное искоренение нечисти. Обо всех олбанских вопросах разрешаю обращаться непосредственно ко мне, чтобы не палить нашу контору: я и так накосячил на Трибунал, но лишний головняк мне на хрен не упёрся…

– Да поняла я всё, не дура!... – поморщилась Рысь, процедив сквозь зубы.

Видимо, боль её вскоре совсем доканает…

– Держись, девчушка… – процедил уже я. – Теперь недолго осталось…

Действительно, уже недолго. Во-первых, мы уже вползали в ЦУГ. Сейчас сгружу её где-нибудь в безопасном уголке, дам ствол с увеличенным боекомплектом и накажу ни шагу оттуда не делать. Пусть палит по вратам, уничтожая всякую иномирскую нечисть. Во-вторых, по всей видимости, наступало время генерального сражения. Если мы выиграем этот бой, но проиграем войну – какой от всего этого прок? Из Лилит я вытащу всё, что меня сейчас интересует: так, или иначе. Надо будет – к пыткам прибегну. Но и без детальных расспросов понятно, что минуло время локальных боёв местного значения. Сейчас начнётся звездец.

По форме и уставу…

Мы подволоклись к вооружённой группе сдерживания, что стояла возле припаркованного в ЦУГе грузовика и получала боекомплект. Там же, среди военных, затесались и наши ребята. С ними вёл беседу моложавого вида офицер в звании младшего лейтенанта.

– …да ну и в жопу их, ребят! – глаголил он. – Эти херовы опарышы припёрлись откуда-то со стороны звезды, воспользовавшись вспышками на Солнце. Визуально их заметили слишком поздно, а на радарах кроме засветки ни хрена видно не было! Сейчас силы ПВО и ВКС пытаются задержать этих обмудков на орбите: херова туча уже прорвалась через атмосферу и учиняет тотальный дестрой и раздолбайство на земле. Наша задача – сдерживать наступление через врата, если эти бледнорылые высерки сподобятся начать вторжение к нам. Как только мы получим отдельный приказ, необходимо будет открыть гипертоннель по резервному адресу и удерживать его для того, чтобы у этих содомитов не было возможности отправлять сюда подкрепление. Поэтому, слушай боевой приказ! Всем: получить увеличенный боекомплект, рассредоточиться по огневым позициям, и держать врата на прицеле! С той стороны должны срочно вернуться несколько наших групп! Как только они собираются все тут, начинаем вторую фазу!... Разойдись!

***

Тот, кто расписывает красоту и прекрасное в бою – полный имбецил, и это не лечится. Позиционный бой на удержание – это ни хрена не penis conina. Когда у тебя херова туча личного состава соединяется с хорошо слаженной группой, а кто-то со стороны пытается начать командовать всеми сразу – начинается полнейший разлад. Если бы команды отдавались на едином командном языке, усваиваясь в умах солдат, всё было бы ничего. Но порой порция ударного мата в отданной команде превышала все мыслимые и немыслимые пределы, а то и вовсе реплика состояла только лишь из ненормативной лексики. В силу возраста расшифровать эти команды могли не все, поэтому мы с Медведом тупо забили болт. Мы действовали отдельной кодлой.

Боезапас нам выкинули прямо в ящиках, не разбираясь, кто прав – а кто лев. Схватили по цинку родимых 5,45х39 – я так и вломился в ЦУГ с РПК, сбросив Рысь за генератор – и рассредоточились за укрытиями. Срочники из роты обеспечения в темпе собирали перед вратами бронированные ДОТы – укладывали стокилограммовые бронеблоки, как кирпичики, обустраивая позиции огневых точек. За одной из таких и расположились мы с Рысью: та ещё раз доказала, что не пальцем делана – я только отвернулся, получая боекомплект, а та уже у кого-то отжала автомат.

Пол в ЦУГе был выложен кафельной плиткой: мало того, что она холодная, так мы ещё и под землёй на глубине многих десятков метров. Воздух и без того не очень тёплый, так ещё и пол ледяной. Чтобы девчонка ничего себе не застудила, я скинул снарягу, снял с себя китель и подстелил ей под живот – на безрыбье и щука раком. В ответ удостоился благодарного взгляда.

Первые полчаса всё было по-детски невинно. Открывался гипертоннель, выставлялась диафрагма (Пресвятая Матерь Божья, они-таки её подключили!), проходил кодовый сигнал, диафрагма открывалась, и к нам вваливалась очередная партия возвращавшихся с других планет отрядов. Их сразу направляли к припаркованной «шишиге» с КУНГом, откуда осуществлялась раздача слонов и пряников в виде боекомплекта, и разворачивали в усиление обороны.

Вторые полчаса начинало терзать неведение. С прибытием последнего из отрядов врата схлопнулись и не открывались минут двадцать пять. Вообще тишина. Из развёрнутых на постах контроля и обслуживания дополнительных пунктов дальней и короткой связи постоянно доносились доклады о положении дел на поверхности.

Наша ракетная оборона исправно держала марку наверху, без устали гася направо и налево этих пипидастров, но часть тварей прорвалась до поверхности и пыталась рассредоточиться, заняв максимальную площадь. С тактикой особо не заморачивались, пытаясь завалить наших пушечным мясом. Это им удавалось с переменным успехом, но и сами рейфы огребали знатно.

А вот в ходе третьего получаса пошла жара…

Гипертоннель открылся «внезапно», и «нежданно», и наши тут же выставили диафрагму. Умно? Вполне. Вовремя? Несомненно. А дальше что?

А дальше с частотой работы станкового пулемёта послышались удары о бронелисты заслонки. Вакханалия продолжалась несколько минут: чисто по беглым прикидкам около четырёх или пяти тысяч ударов пришлось в щит – я не считал их все, просто засёк время и примерно приложил к частоте отзвуков. Если они посылали пехоту, то целый полк размазался на атомы.

Если кто-то из нас думал, что на этом всё закончится, то он или безудержный оптимист, или наивный чукотский юноша.

В следующие несколько минут гипертоннель удерживался открытым, хотя заслонка больше не принимала на себя столкновений: ничего материального оттуда не проходило. Всё это время врата удерживались на прицеле всех нескольких десятков человек, готовых при необходимости превратить уголок с вратами в друшлаг.

А потом с помоста над нами раздался душераздирающий вопль:

– Зафиксирован лавинный рост температуры на листах диафрагмы! Высокоэнергетическая реакция от врат! Спектр синий!

Признаться, цвет спектра мне сообщил информации не больше, чем раздавленная под колёсами КЗ-КТ дискета. Но слова «высокоэнергетическая реакция» и «лавинный рост температуры» – это однозначно gluteus maximus. Причём тот ещё. Но, поскольку команды на эвакуацию из зала не поступало, то и дёргаться смысла нет. Зато «обрадовал» ответ кого-то из офицеров:

– Подготовить систему затопления помещения! Клапан затопления разблокировать! Бакелитовый порошок и отвердитель подготовить к выводу из резервуаров! Открыть предохранительные заслонки, гермоворота заблокировать и опечатать!

С одной стороны, правильно. Даже, если сейчас бахнет (в чём я мало уверен), гермодвери сдержат часть взрывной волны. Но если разрушится диафрагма и польётся волна нечисти, даже, если мы её не остановим, никому из зала врат не уйти живым: и не важно, чем там дышат эти твари и какой у них цвет крови…

Я уже порядком торчал за бронестенкой укрытия, держа пулемёт в сторону врат. Держал долго, поэтому замаялся. И, не мудрствуя лукаво, опустился за стенку.

Рысь, кстати, за ней и пролежала эти полтора часа, за неимением лучшей альтернативы – лишь периодически осматривалась, опасливо озираясь по сторонам: ей всё было в новинку. Толпа вооружённых людей, приборы, врата, выстроенная неизвестно от кого линия защиты… но по глазам было видно: девчонка – не дура. Очень быстро она сложила 2 плюс 3 и получила -7 в корне третьей степени. Да и периодически бросаемые на меня косые и не очень взгляды давали отчётливые сигналы: будь возможность – меня б сейчас засыпали градом вопросов.

А она орешек крепче, чем кажется… Вот вы прикиньте для себя на пару минут. Вас выдернули из обычной жизни и в течение часа втянули в зону боевых действий, пару раз чуть не укокошили и сейчас вы лежите в обнимку с автоматом в окружении пары сотен таких же, как вы. Если до того ваша деятельность не была связана с оружием и военкой, вряд ли от вас можно будет добиться большого энтуиазма.

– Волнуешься? – спросил я.

– Есть такое, – честно призналась Рысь.

– Это хорошо, – согласился я. – Не волнуются только мёртвые.

– Ну, так-то первый бой, всё же, – вымученно улыбнулась девушка.

– Первый бой у тебя уже прошёл, – усмехнулся в ответ. – Так что, с боевым крещением тебя, подруга. А сейчас у нас хренова, мать её, задница. Кажется, у тебя много вопросов. Их не может не быть. Потерпишь до конца операции?

– А куда мы денемся с подводной лодки в лесах Белорусии? – вопросом на вопрос отозвалась Рысь.

Врата оставались активными без изменений ещё какое-то время. Приблизительно несколько минут. Потом пошла жара…

– Температура диафрагмы приближается к точке расплава! – раздался голос с поста. – Излучение от врат в зашкале! Спектр красный!

Рост температуры был виден наглядно: мы с Рысью находились дальше всех от врат, но те, кто стоял к ним непосредственно в упор, постепенно начали отходить назад – видимо, пекло возле них некисло.

А потом диафрагма сдохла. Та хилая плёнка, что защищала нас от всякой нечисти, прущей из врат, начала оплавляться и стекла на пол вязким железистым потоком. Причём заняло это у неё всего несколько секунд: даже офицеры среагировать не успели (или не посчитали необходимым, с чем я более солидарен), вместо команды пожарного охлаждения плавящейся диафрагмы приказав изготовиться к бою.

Ещё не успел остыть расплав на полу, как из врат показались первые страхолюдины.

В ЦУГе моментально поднялся гвалт из нескольких десятков голосов огнестрелов. И без того гудящая башка после боя в подземке и сотрясения мозга (было бы, чему сотрясаться, блин) взвыла трёхэтажным шестнадцатидюймовым матом, коим были обложены «херовы опарыши», «бледнорылые высерки» и прочая иже с ними, а также происходящее в ЦУГе. И самое паршивое, что помещение обладало некислой такой акустикой, многократно усиливающей всё подряд…

***

Ещё не успели остыть автоматные стволы после боя, как случилось то, чего я и опасался.

Нас спалили.

Былинный запал, несравнимый даже с тем, когда мы впервые спустились на объект, случился по наши души.

– Это что ещё за адский на хер… – раздался ошарашенный голос Дегтярёва рядом. И тут же, не дожидаясь ответа на свой, по большей части, риторический вопрос, офицер гаркнул на весь зал, выхватывая табельный пистолет из кобуры: – Тревога, в ружьё!

Следующая секунда – командир уже навёл на нас с Рысью оружие, а вокруг, не понимая, что происходит, следуют команде солдаты, беря нас на мушку.

«О, – промелькнуло у меня в мыслях. – ПМм. 9х18 миллиметров», – подумал я, глядя на чернеющий в мою сторону дульный срез пистолета в руках полковника.

Я положил оружие на пол, и медленно выпрямился во весь рост, подняв руки в картинной позе «хенде хох». Дегтярёв – выстрелит, если сочтёт необходимым. Это – я знаю. И лучше бы его сейчас не провоцировать.

Ну, тут не надо быть семи пядей во лбу или иметь ума лопату, чтоб понять: нашла коса на камень. Мне многое спускали с рук, но, кажется, в этот раз меня казнят. Четвертуют через расстрел или сожгут, на кол посадив. От Дегтярёва всего можно ожидать.

Единственные, кто так и не поднял оружие – мои ребята из СГО. Поначалу в их ещё не отошедших от боя глазах читалось недоумение, однако они быстро впитали суть ситуации. Беглый взгляд, кинутый в их сторону, даёт понять: ребята заняли скрытую оборону. В готовности, если вдруг начнётся абзац, долбануть в ответ по всем, кого видят. По хрену, что нас сомнут в тот же миг и уложат рядышком с рейфами: зато ответим. Предохранители у всех спущены, оружие удерживается в готовности к применению.

А мне-то, по большому счёту, больше делать нечего: свою часть работы я выполнил. Рысь из-под огня вытащил, в Город приволок, нападение через врата помог отбить. Остальное – наши ребята без меня могут сделать. Главное сейчас для меня – максимально запудрить Дегтярёву мозги, чтоб он девчонку на расстрел не отправил. По законам военного времени – он её прямо тут может на колени мордой к стенке поставить, и пулю в затылок пустить. Проникновение гражданского на секретный объект высшей категории в период ведения боевых действий! Да за такое и самого Кэпа могут рядышком к стеночке упаковать.

Притащив сюда Рысь, я под такой монастырь его подвёл, что этот хвостик за ним теперь будет до конца времён висеть. Быть ему теперь отставным майором без пенсии, и это в лучшем случае.

Один только взор на осунувшееся от недосыпа лицо офицера говорит о том, что он сейчас не просто зол. Он в бешенстве. Он алчет крови. И неважно, моей или Рыси. Дай ему волю – он будет упиваться агонией обоих. Хотя, его можно понять…

– Ты чем думал, кусок имбецила? – спокойным (в смысле, без ора), но рычащим от ярости голосом спросил офицер. – Ты в край одебилел, ушлёпок отмороженный?

Крыть такое предъявление было решительно нечем: это понимал даже я со своими контужеными мозгами.

– Давно в камере не был, я так погляжу? – процедил зло Дегтярёв. – Это я тебе сию же секунду могу устроить! И в этой же камере замочу, мозги по стене раскидав!

– Нечего раскидывать, дядь Саш, – ухмыльнулся я, не опуская рук. – Безмозглый я. Максимум – череп мне прострелишь. Будет сквозняк в башке гулять.

– Захлопнул пасть, карась контуженный! – рявкнул он. – Я тебе слова не давал!

Ну, в принципе, да. Так и я слова не брал. Так, вставил реплику-другую…

– Ты за каким хером сюда эту дуру притащил? Чтобы её вместе с тобой без суда и следствия расстреляли?!

«Дура», тем временем, приняла из лежащего положения сидячее, но оружия не выпустила. Она по-умному слушала наезд высокочинного и благоразумно не вступала в полемику, по всей видимости, понимая, что сама и является её первопричиной.

По всей видимости и с наибольшим процентом вероятности, я бы и дальше выслушивал от командира нотации с примесью армейского мата, литературно сглаженного по возможности, однако на сцене появился ещё один крупнокалиберный персонаж, вышагивающий из глубин комплекса.

– Что за шум, а драки нету? – донёсся нарочито басовитый голос Белова.

Что генерал забыл в Центре Управления после отражения атаки через врата – лично для меня абсолютно непонятно. Однако за время в проекте я уже успел понять: будешь до хрена всему удивляться – офонареешь.

Генерал-полковник оперативно, но без спешки, прошествовал к нашей кодле откуда-то со стороны Лаборатории в сопровождении троих стрелков при полном параде – на удивление, без калибра «эй, полковник».

– Товарищ гвардии полковник, – не скрывая зачем-то наигранных ноток, обратился генерал к Кэпу. – Потрудитесь изъяснить свои действия.

«Гвардии полковник» же мрачно молчал, глядя на меня поверх прорези целика.

Хотя, нет. Мрачными бывают коты после купания, дети по дороге в школу рано утром, взятый с поличным зелёный домушник, но не Кэп.

Взгляд командира был эквивалентен взгляду зондер-команды, заживо сжигающей еретика, и зарывающей его в бетон на санитарной глубине.

И его действительно можно понять.

Офицер молчал. А что он мог сказать?

Если он ответит, что пропустил проникновение гражданского на секретный военный объект в период боевых действий, его в лучшем случае разжалуют к такой-то матери. В худшем – поставят к стенке, сорвав погоны и награды.

Если он ответит, что я протащил сюда Рысь, его в лучшем случае разжалуют к такой-то матери. В худшем – поставят к стенке, сорвав погоны и награды, а рядом с ним и меня, и Рысь. Но в этом случае он приговорит ещё и нас с девчонкой. Но в обоих случаях офицер подпишет себе строгое служебное несоответствие и должностную некомпетентность.

Понятно, что дядя Саша не хочет ни нас подставлять, ни сам на плаху отправляться. Да и я, если честно, не хотел его так подставлять…

– Товарищ гвардии старший сержант, – с теми же нотками обратился ко мне генерал-полковник Белов. – Не соблаговолите ли сообщить мне, какого хрена происходит?

А что я? Я – ничего, я – куст.

Задача минимум – отмазать Рысь от комендатуры или стенки. А мы с Кэпом как-нибудь, да выкрутимся…

Хех. А руки-то я так и держал поднятыми.

– Докладываю на ваше усмотрение в части касающейся, – язык начал плести паутину заклинания без моего участия и ведома. – При прочёсывании местности в заданном квадрате встретили превосходящие силы противника, был вынужден отступить к линии оцепления для недопущения потерь среди личного состава. – Дегтярёв смотрел на меня, не мигая, но с каждой минутой взор его становился всё тяжелее и тяжелее. – Боец ополчения с позывным «Рысь» получила травму, несовместимую с дальнейшим ведением боевых действий. Мною было принято решение об эвакуации её в безопасное место, посему взял её с собой. Во время эвакуации получили приказ на возвращение к месту приписки и занятие боевых постов согласно боевому расписанию. Двойка в составе гвардии старшего сержанта Шамана и бойца ополчения Рыси участвовала в отражении атаки через звёздные врата, после чего была задержана гвардии полковником Дегтярёвым. Докладывает гвардии старший сержант Шаман.

Хрипло, сухо, без эмоций. Ежу понятно, что им сейчас себе дешевле грохнуть нас тут, объявив пособниками рейфов. Не дай Бог инфа о Рыси пройдёт дальше Белова или Прохорова,… а ведь пройдёт...

Белов картинно прокашлялся.

– М-да… – скрестил руки на груди генерал. – Несмотря на былые заслуги, товарищ гвардии старший сержант... проступок более чем весом. И разобрать его, конечно, надлежит по законам военного времени… Товарищ полковник, в чём-то прав. За такое и расстрел полагается… о-па.

Даже я одеревенел, когда передо мной, шатаясь на единственном протезе и опираясь на мой пулемёт, как на костыль, выросла во весь рост Рысь. Да и не просто встала, а, мать твою, подняв на одной руке херов автомат! И направив его в херову сторону Дегтярёва!

От такой наглости оцепенели даже парни в ЦУГе. По хорошему, при этом надо было бы расстрелять угрозу, но «угроза» – девчонка, самое большее – студентка, если не старшеклассница! И в неё – стрелять? На поражение?!

Рысь встала аккурат на линии огня, меж нами с Кэпом, закрывая меня от взбесившегося полковника, и взяла его на мушку.

– Хватит. – Раздался не по годам властный голос девушки. – Довольно. Кончайте этот цирк.

Я даже подавился матом. Нет, я, конечно, в недалёком прошлом тоже слал лесом вышестоящий начальствующий состав, и даже генералитет, но это…  оно… это писец, товарищи!

– Ты что творишь, стерва? – процедил я сквозь зубы. – Захотела со мной на тот свет прогуляться?

Не знаю, услышала ли Рысь или нет, но она выдала лишь одну реплику.

– Какая разница, что он натворил? Мне плевать, какую статью вашего устава он нарушил, и чем это ему теперь грозит. Чем бы дело ни закончилось, я встану рядом с ним! Я не собираюсь лежать в стороне, когда песочат того, кто спас мою жизнь! Победителей не судят!

Последнюю фразу она разве что не рявкнула.

– Карцер – значит, карцер. – Уже спокойнее процедила она. – Расстрел – значит, расстрел. Хоть электрический стул! Будь уверен, что бы ни ждало этого парня, тебе придётся приготовить это в двух экземплярах! Или, мужик, ты опускаешь оружие, или я применяю своё.

А вот это уже была неприкрытая угроза… по уму, Кэп уже сейчас мог стрелять в обоих…

– Товарищ генерал-полковник, – прохрипел в ярости офицер. – Прошу разрешения на открытие огня по диверсантам.

– Отставить, товарищ гвардии полковник, – чуть подавшись вперёд, спокойно (но, мать твою, с какой-то херовой улыбкой!!!) рёк Белов. – Опустите свой пистолет. А не то, неровен час, юная леди изрешетит вас к бениной маме.

ЧО?

– Опустите оружие, полковник. – Твёрже приказал Белов.

Это что за на хер, вашу мамашу?!

Нехотя, но Дегтярёв подчинился.

– Это хорошо… – добавил генерал, и в голос рявкнул уже на весь Зал. – Опустить оружие!

Солдаты выполнили команду гораздо быстрее.

У кого-то в глазах промелькнуло облегчение. Мало кто был готов стрелять в подростков.

Вслед за остальными, опустила автомат и Рысь.

Белов несколько секунд водил глазами по неровной толпе людей в форме, собравшихся вокруг нас с девушкой. Взгляд его задержался на Медведе.

– Товарищ гвардеец, – уже без стали в голосе обратился к нему генерал. – Запамятовал я ваше именование…

– Медведы мы, тарщ генерал! – хмыкнул Медвед. – Чего изволите?

– Не сочтите за труд. – Приказал высокочинный. – Арестуйте гвардии старшего сержанта Шамана и его спутницу. Отконвоируйте до изолированного отсека и поместите под замок. При попытке к бегству – ликвидируйте на месте. Приказ понятен?

– Более чем, – отчеканил Медвед, и вскинул в нашу сторону автомат.

М-да… Сейчас буит мясо…

– Браток. – Подмигнул мне товарищ. – Сдавайте пушки.

Краем глаза я заметил, что оружие поднял только Медвед. У остальных из нашей группы во взгляде читалось непонимание и растерянность.

И только потом я заметил, как именно подмигнул мне Медвед. Подмигнул и чуть прикрыл глаз. Мол, «всё путём, подыграй!».

Ну, что ж… Хуже быть уже не может. Дальше расстрельного рва не пошлют, это точно. Потому что дальше просто некуда. Я решил «подыграть».

Пулемёт мой сейчас был у Рыси: девушка опиралась на него, как на костыль. Больше оружия на мне сейчас не было, не считая ножа. Но то, что он спрятан в набедренном кармане брюк – никого колыхать не должно.

– Рысь, – я позвал девочку. – Отдай оружие.

Она обернулась в мою сторону. Взгляд её был полон решительной прямоты.

– Всё будет, Рысь, – кивнул я. – Отдай пушки.

Не опуская рук, я пробежался взглядом по толпе вокруг и вычленил из нашего строя первых, кто мне попался на глаза: Лилит и Полимер . Мотнул им башкой в нашу сторону: мол, «принимайте». Парень с девушкой в кромешной тишине подошли и забрали наше оружие.

– Гвардии старший сержант Шаман и боец ополчения Рысь. – Уже в голос жёстко отчеканил генерал Белов. – Вы арестованы до выяснения всех обстоятельств инцидента. Увести их!

Ты как себе это представляешь, престарелая твоя башка? Я-то ещё сам уйду, а Рысь?!

Впрочем, это уже мои проблемы. Я её втащил в эту клоаку – мне и отвечать за неё…

Опустив руки, я подошёл к разоружённой девушке, одним махом поднял её на руки.

И обернулся к Медведу.

– Веди, что ли, конвоир?

***

Нас заперли в нашем же отсеке, который выделил нам Дегтярёв ещё в самом начале. Оружия – нет, не считая моего ножа. Еда и вода – в минимальном количестве. Всякие печенья, конфеты, булки, консервы… Чай. О. Есть чай. Зашибись…

Хоть с голоду не помрём перед казнью. Вточить чего-нибудь вкусненького?

Прежде чем за нами захлопнулась дверь, я успел услышал бегло брошенную фразу Лилит:

– Всё будет, Шаман…

И лязг запорных механизмов, последовавший сразу после этого.

И тишина, опустившаяся на нас, как только угасло эхо от удара тяжёлой бронедверью с лязгами червячных передач.

Рысь я опустил на диван, где она откинулась на спину. Взгляды наши пересеклись, но отнюдь не случайно, как обычно бывает в таких сценах: я попытался найти во взоре девушки тревожные звоночки, предвещавшие истерику, нервный срыв, скулёж или рыдание.

Но ничего из этого, а также смежного иже с ними, я не нашёл. Глаза девушки выдавали, что сейчас Рысь порывалась разразиться целой тирадой. Она силилась что-то сказать, но то ли слова встряли поперёк горла, то ли сама не может себя заставить.

Ну, пусть соберётся с мыслями. Если решится – скажет. Не скажет – значит, не так уж и важно. Калёными клещами вытягивать ничего не буду: чай, не майстер инквизитор. Но то, что держится она молодцом – ей неоспоримый плюсик.

Девчушка принялась отстёгивать от ноги уцелевший протез, не отводя от меня глаз.

Я тем временем принял решение избавиться от части снаряжения: чересчур много сбруи на мне висело в тот момент, да и упарился малость, если честно. Сначала бой в ЦУГе, потом нервотрёпка с Дегтярёвым, сейчас, вон, Рысь тащил на руках через весь комплекс. Девчонка не было тяжёлой, но и характер моей жизнедеятельности не сподобил меня подготовиться к подобного рода «упражнениям»: все грузы, в основном, в рюкзаке носил. А тут…

На стол легла кепка, разгрузка, сырой китель и насквозь мокрая футболка. Расстегнув ремень, чтобы дать животу продохнуть, я уселся на своё место за столом.

М-да…

Прохладненько в отсеке, понимаешь ли. Хоть калориферы и подогревают воздух, подаваемый с поверхности, но сюда, на глубину, он всё равно поступает прохладным. Есть отдельная независимая нагревательная спираль прямо перед выходом из воздуховода, но это – лишняя нагрузка на сеть, да и не настолько уж я и околел. Хотя, надо будет за Рысью следить: она-то о таких тонкостях не знает. Начнёт замерзать – надо будет запустить подогрев воздушных масс. Кстати, помыться бы толком, да завалиться – и поспать.

А отличная идея! А что? Поспать я могу и за столом.

Хотя, нет. От лукавого всё это. Лучше на диване. И что с того, что там сейчас Рысь? Чем она мне помешает? Наоборот, так даже лучше, если вы понимаете, о чём я. Диван разложить – и на боковую. Операция «Храподав».

Слух уловил еле-еле жужжащие приводы вентиляторов в системе воздухообмена. Кстати, если что, их каналы достаточно широки, чтобы туда пролез подросток моей комплекции, а Рысь – ещё худее меня. Если что – можно будет дать дёру по вентиляции.

Только пока нет смысла поганить ситуацию. Лучше просто сесть и подождать. Что-то же да будет? В самом крайнем случае – можно будет попытаться дать бой и уйти на поверхность… отставить. Я-то, может, и уйду, а вот Рысь точно ляжет тут. Даже, если с ней на спине добраться до аварийного выхода через вентиляцию – я не осилю такой подъём.

Негоже усугублять положение. Оно у нас и без того не слишком радужно.

Впрочем, если выяснится, что нас всё-таки решат кокнуть, можно запереть в канале воздуховода девчушку. Её потом мои ребята выкинут где-нибудь за пределами базы. Может, хоть её тогда не тронут?

– Зря ты принёс меня сюда, парень… – наконец раздался тихий голос девушки. – Я, конечно, до жути благодарна тебе, но нечего было так из-за меня подставляться. Ещё и командиров твоих под статью подвели. Операция с треском провалилась. Можно было оставить меня на СНТ вместе с нашими людьми.

Можно было, да? Ну, в принципе, можно. Наивная якутская девушка…

Как бы ей ответить так, чтобы несильно себе на орехи заработать? Ведь каждый отсек, за исключением, наверное, уборных зон и душевых, оснащены всевозможными датчиками, жучками, микрофонами и иже с ними. А то, что оставшихся наедине арестантов будут прослушивать – на это я готов поставить собственную голову для отсечения. Это даже к гадалке не ходи.
Сообщение отредактировал Комкор - Воскресенье, 24 Сентября 2017, 23:16


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Понедельник, 25 Сентября 2017, 20:38 | Сообщение # 216
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7511
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то тут
А коммент где? :o


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Вторник, 26 Сентября 2017, 08:26 | Сообщение # 217
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
А коммент где?
Коммент ушёль. Электричество кончился.
Ну, человек, хотя бы, обозначил себя в пространстве: мол, заявился, посмотрел, просигналил. Значит, кто-то ещё с нами. Что, честно говоря, радует.

– Это было бы равносильно добиванию. – сообщил я, тщательно взвешивая каждое слово и репетуя собеседнице её же «стрельбу глазами». Девушка сидела, растирая затёкшие от ремней протезов культи. – Ты бы погибла, останься наверху. А даже, если тебя решат расстрелять вместе со мной – поверь мне, это гораздо приятнее, чем, если бы тебя съели заживо.

Вроде бы, расплывчато ответил, а вроде и дал пищу для размышлений.

– Ты так рассказываешь, будто тебя уже пытались сожрать живьём, – мрачно произнесла девочка. 

Значит, не дал пищу. Пойми она, о чём речь, таких вопросов бы не задавала.

– Я видел съеденных так людей. – коротко ответил ей. – И застывшие в их глазах агонии. 

Не обязательно ей знать, что та тварь чуть не сожрала меня, когда я свалил девчонку…

Тем временем, день клонился к вечеру. Война войной, а обед по расписанию. Надо что-то сварганить из запасников.

Как выяснилось, «запасники» были велики. Каждый из нашей кодлы имел тут, по всей видимости, стратегический запас продуктов для непредвиденных случаев: и это, знаете ли, правильно. В основном нашлись консервы, калёные крупы, печенья, сухари, пара батонов хлеба, колбаса, некоторая бакалея – сахар, чай, кофе, какао, концентраты различных напитков… Кто-то от меня точно поощрение получит, если выкарабкаюсь из этой ситуации. 

Надо бы подкрепиться чем-нибудь существенным. А что может быть более существенное, чем тушёнка с хлебом, да залакированная сверху крепким чёрным чаем?

Пара порций, автоматически вываленные в сковороду, закинуты на горелку. Пока на среднем огне топится жир, соседняя конфорка в ковше кипятит воду для чая. Покуда суть да дело – нарезать батон, засыпать сахар в кружки, закинуть по чайному пакетику. 

Тем временем полностью растопился жир, залив всю рабочую поверхность сковороды. Начало прогреваться мясо, двумя скворчащими шматами источая незабываемый аромат по всему отсеку.

Надо было вперёд закрыть вентиляцию. А то, чую, гости понабегут на запах.

Равномерно отогрев мясо, приглушил огонь: чтобы тепло передавалось, не давая остыть тушёнке, но и не обжигало её. У тушёнки из консервы есть один минус: она очень быстро остывает. Гораздо быстрее, чем та же каша. Так, скажем, через пять минут шмат тушняка, размером с кулак, прогретый до горячего, становится чуть теплее комнатной температуры. Поэтому её я, как правило, ем или из банки, или из сковородки, не снимая с огня. 

Налить вскипевшую воду в кружки, размешать сахар… Действия простые, но отгоняют от ненужных мыслей.

Грёбанный швеллер узлом через профиль… а всё это время чую на спине жгучий взгляд.

Девочка, да ты не смотри ты на меня так! Я не клумба, и на мне цветы не растут!

Хотел было «пригласить к столу», но в такой ситуации издеваться над калекой… так низко даже я не позволил себе упасть. Поэтому тупо взял от стола ближайший стул, пододвинул к дивану, и предоставил Рыси тарелку с кружкой. Перекусить надо было нам обоим.

Даже, если на два часа дня назначена казнь, в час – всё равно обед. 

И плевать, что время уже пятый час…

– Спасибо, – тихо поблагодарила девочка, глядя мне в глаза.

Я так заметил, это у неё «коронное». Любое действие и любой сценарий у неё сопровождается обязательным зрительным контактом с собеседником. Да и кучу эмоций она умудряется выражать одними только глазами. Если чуть-чуть умеешь разбираться в мимике – то можно читать её мордашку, как открытую книгу.
– Пожалуйста, – улыбнулся ей в ответ.

Главное сейчас – вести себя так, будто всё зашибись и вообще: так и было задумано. Побольше оптимизма, пусть и наигранного, больше положительных эмоций. Если получится – можно попробовать даже развеселить. 

– Минуточку, – вспомнил, что видел в залежах НЗ упаковку кетчупа. 

Схватил три нарезанных кусочка, взял приправу и бегло вывел подобные буквам символы на разных ломтях. «НАС», «МОГУТ» и «ПРОСЛУШИВАТЬ». Так как последнее слово, будучи слишком длинным, на один кусок хлеба не поместилось, пришлось брать ещё один. 

И выложил такое послание на отдельной тарелке. Это – если девчушка не отошла от произошедшего с ней и туго соображает: на всякий случай, в разговоре буду дублировать сомнительные моменты жестами, но она же гражданский. Вряд ли она сведуща в вопросах секретки.

Однако, я её не дооценил. «Прочтя» «послание», она вдруг скорчила такую мордашку, что я чуть не сложился в трое со смеха. Но имитировала она достаточно распространённый мем, в общих чертах выражающий суть вопроса «Да ладно?!», «Серьёзно, что ли?!». Надо же, девчонка с юмором попалась…

Но, как бы ни хотелось выяснить, откуда она такое знает, но задавать такие вопросы вслух нельзя: ещё и её подставлю, чего доброго. 

Но, хотя бы, одной проблемой меньше.

Уминать свою порцию я присел рядом с девушкой, пододвинув вместо стола второй стул. Обедали молча. Да и о чём говорит двум горе-арестантам? Я в уме просчитывал возможные сценарии: что нам светит, чем грозит. О чём думала Рысь – я не знаю, но её косой взор, затуманенный раздумиями, так или иначе ошивался вокруг моей персоны. Не могу сказать, что она постоянно глядела на меня: но в мою сторону – это факт. 

– Ещё хочешь? – спросил я, когда минут через десять оба умяли свои пайки.

Последним ломтём хлеба дочиста вылизана тарелка с тушёнкой, залпом опорожнены кружки с чаем.

– Нет, спасибо, – мотнула Рысь. – Я наелась.

– Если устала – отдохни, – предложил я. – Ляжь, поспи. Я пока в душ схожу.

– Я, тогда, после тебя, – сообщила девушка. – Не буду пока спать. 

– Добро, – кивнул ей. 

По привычке побегал глазами по отсеку, ища, куда дел своё оружие.

Вспомнил, карась контуженный. У меня ж его забрали…

Ну, тогда направим стопы свои в душ, да совершим омовение. А то, не дай Бог, в гроб класть – а смердишь, как недельный труп.

Помывка много времени не заняла. Хотел ещё до кучи постирать форму, но это уже был бы форменный парад. Обойдусь. Если что – хороните в грязной. 

Минут через семь или десять, выключив воду, вышел из душевой в отсек: Рысь уже, что называется, была «в готовости». 

Примерно прикинув состояние арестантки, решил облегчить ей жизнь: взял один из стульев и затащил его в душ.

– Там есть мыло, – проинструктивовал я, беря девушку на руки. Та на автомате сцепила свои руки на моей шее. – Кто-то из наших девчонок там шампунь оставил. Что надо – бери, чего нет – спроси, найду. 

– Спасибо, Шаман. – кивнула Рысь.

– Гвардии старший сержант Шаман! – бездарно кося под капитана Джека Воробья, шутливо отозвался я.

Девчонку, улыбающуюся моей выходке, усадил на стул и, выйдя из душевой, прикрыл за собой дверь. Раздеться, в случае чего, сама сможет. Надо будет спинку потереть – позовёт, не маленькая. Не буду над душой стоять. 

«Минут пятнадцать у меня точно есть», – подумал я, когда из-за дверцы душевой послышались плески воды.

Убрал посуду, в темпе ополоснул её, убрал на место. Разложил диван, сбросил остатки камуфляжа, достал из дивана лёгкое одеяло и подушку. Сама «плюшка-подушка» весьма габаритная, но вряд ли девчушка согласится нырнуть в койку к малознакомому сержанту: одеяло и подушку оставил ей, а сам лёг с краю, внимательно вслушиваясь в шум воды из душевой, готовый, если понадобится, подоспеть на помощь…

…и позорно, мать твою, уснул! Я понял это только в тот момент, когда почувствовал, как на меня что-то легло сверху. «Чем-то» оказалась Рысь с влажными после душа волосами, щеголявшая в одном исподнем. Она что, ползком добралась сюда из душа?

Но олбанские вопросы на сегодня в повестке дня не стояли. Вместо этого я молча наблюдал, как девушка, подтянувшись, рывком заползла на диван, переползла через меня, дотянулась до подушки и одеяла. Взяла мой безмозглый череп, приподняла, сунула под него половину подушки и уронила башку, озорно улыбнувшись в ответ на мой преисполненный охеревания взгляд. Расправила одеяло, рухнула рядом со мной и накинула его на нас обоих.

– Спасибо, старший сержант Шаман, – горячо прошептала на ухо Рысь, и улеглась мне на плечо, закинув руку и культю на меня. И добавила, чуть тише: – Сочтёмся ещё, если получится…

Сил уже не оставалось ни на что. Ситуация сама ко многому предрасполагала, но глаза предательски смыкались. Несколько минут я ещё пытался бороться со сном, но понял, что это абсолютно бесполезно. Рядышком в две дырочки посапывала Рысь, чуть притушённо горело дежурное освещение в отсеке, мелодично шелестел ветер в воздуховодах вентиляции. Надо бы и мне поспать…

***

«Спасибо, старший сержант Шаман. Сочтёмся ещё, если получится…».

Генерал-полковник Белов отключил магнитофон. «Надо же, – усмехнулся он про себя. – Технике скоро сто лет в обед, а чувствительность микрофонов всё ещё та же».

– Потом они уснули, – проинформировал он стоявшего перед ним полковника Дегтярёва.

Офицер молчал. Он просто не знал, что ему ответить. В его ситуации – куда не кинь, всюду клин. Так или иначе пропесочат его, и пропесочат этого кретина «Шамана». Вот уж воистину – пошли дурака в разведку, он и Берлин возьмёт…

Двоих арестантов посадили под замок, заперли дверь, а оперативное командование в лице Дегтярёва и Белова подключилось на системе безопасности, выведя на аудиозапись происходящее в отсеке. Всё действо без спешки улеглось в неполный час. 

Сначала у них царила тишина: никто не проронил ни слова. Слышно было, как Шаман, единственный двуногий обитатель узилища, шаркал ногами, ходя туда-сюда. Потом состоялся короткий разговор. 

Они не говорили ни о чём предметном, но в речах бывшего ученика Дегтярёв прекрасно услышал расчёт. Подросток старался отвечать на вопросы девушки так, чтобы в ответах не звучало ничего детального – ни о Проекте, ни об обстановке. Впрочем, офицер был не дурак, и не вчера носил звёзды на погонах, поэтому прекрасно понимал: многое осталось за кадром, например, они могли общаться знаками или переписью, понимая, что рискуют быть услышанными. Это же понимал и генерал-полковник Белов. Но скрежета ручки по столешнице слышно не было: или письмо велось на весу, или хитрожопый Шаман подложил под письменные принадлежности что-то мягкое, чтобы заглушить характерный звук. От него всего можно ожидать. 

Дальше шли звуки готовки: в спокойной обстановке, будто ничего и не случилось, парень приготовил пищу и накормил обоих, после чего проинформировал «Рысь», что собирается помыться. В этом моменте Дегтярёв напрягся: если под любым предлогом Шаман затащит девушку в душевую и включит напор воды, то дальнейшая запись будет бессмысленной – оттуда микрофоны ничего не уловят. Установленные ещё при закладке объекта, в душевых они предусмотрены не были. Слишком быстро бы выходили из строя от контакта с влагой. 

Но на этот раз пронесло. Девушка вознамерилась воспользоваться душем уже после того, как там побывает парень. Полковник надеялся, что подросток не догадается оставить там никаких сообщений или посланий: всё-таки, не настолько же он подкован в вопросах агентурной связи. Хотя, если учесть, что учил его именно Дегтярёв… Как раз это и стоило ожидать.

Но после посещения душа оба заснули: просто, и как ни в чём не бывало. 

Генерал-полковник Белов сидел в своём кабинете и прослушивал плёнку с записями из отсека, где заперли подростков. Полковник Дегтярёв стоял перед ним, гадая, как это отразится на участи всей троицы: за себя офицер переживал меньше всего, а вот детей ему было реально жаль. Человеческая часть военнослужащего понимала, что Шаман поступил единственным правильным в этом случае образом. Но мышление военного, обязанного к защите государственных тайн, понимало, что детям теперь не жить.

– Командование и штаб были в курсе всего, что творилось в квадрате прочёски, – сообщил Белов полковнику. – И при докладе паренёк ни на йоту ни соврал. Всё так и было. Радиосвязь работала постоянно… и, знаешь, что, дядь Саш? Он на девчушку запал.

Это прекрасно понимал и офицер. Шаман и раньше вытворял уму не постижимые вещи ради своих товарищей. То отправится на захваченную рейфами атомную станцию, чтобы добыть транспорт для раненной подруги. То, без шансов на победу, вступит в бой с превосходящими силами противника. То за рейфом бросится в погоню. А совсем недавно он вытащил из-под лап рейфов племянницу Дегтярёва. Последний пункт и давил на полковника. Если бы не он, скорее всего, Шаману грозил трибунал, и, если не расстрел, то уж дисциплинарный батальон как минимум. Но чисто человеческое «Надо!» требовало, хотя бы, отплатить парню за содеянное. Тем паче, что девушка уже прооперирована – раздробленные мощнейшим ударом лапы рейфа кисти собраны косточка к косточке, а регенерация мягких тканей в постоперационный период вызывает шок даже среди видавших виды врачей. Впрочем, не окажись там Шамана, одними кистями дело бы не ограничилось. Дегтярёва передёрнуло от мысли, что он мог получить на свою племянницу похоронку.

По всей видимости, в случае с Рысью он действовал так же, как и тогда: поддался порыву защитить более слабого. И если в том бою на заброшенном госпитале он действовал единственно надёжным способом – не дать рейфам уйти – то в последнем боестолкновении он применил единственно ОСТАВШИЙСЯ способ – не допустить потерь.

Но в обоих боях налицо стремление закрыть собой оказавшегося рядом, нуждающегося в помощи напарника. 

Маленький паскудник… Сколько же от него проблем! 

– Вряд ли «запал» – подходящее слово, товарищ генерал, – мрачно констатировал полковник. – Но то, что из-за этой девушки он сам чуть не погиб, это факт. Я сам сидел на радиоузле, когда группа прочёсывала местность: самоубийственный план, не согласованный ни с кем… Только такой идиот, как он, мог в порыве поддаться ему. А теперь, прекрасно понимая, что его ждёт, спокойно ожидает участи. По-моему, этот парень ни о чём не жалеет.

– Понимая ли, Сан Саныч? – повернулся к нему Белов. – По-твоему, в девятом классе пацан может осознавать, за какие проступки полагается смертная казнь? И осознавать, что это означает?

– Этот пацан, товарищ генерал-полковник, знает такие вещи, о которых мы с вами уже успели забыть, – добавил офицер. – Уверяю вас, он прекрасно всё понимает. Но спокоен, как удав. Я слишком хорошо его знаю: у него стальные нервы…

–…и титановые яйца, это я уже понял! – отмахнулся седовласый старец. – Но ты мне скажи, ангидрит твою перекись, что мне с ними делать?! Ты не хуже меня понимаешь, на что можно закрыть глаза, а на что – не получится. При всём своём желании!

– Так просто однозначно спускать с рук нельзя, – произнёс Дегтярёв. – Это даст повод к следующим прецедентам. Но наказать в полную силу… Вряд ли нас сильно зауважают, если мы казним двоих подростков. 

– М-да, – протянул Белов. – Ситуация... Что мы ещё можем? 

– Непричастных – наградить, невиновных – наказать, – налитой чёрным юмором казённой фразой невзначай бросил Дегтярёв.

– Наградить – это идея, – задумчиво потёр подбородок старец. – А наказать… Хм. А это мысль… Ладно, иди: тебе ещё его людей допрашивать.

– Есть.

***

Оставалось несколько минут до того момента, когда приведут подозреваемую. Дегтярёв сразу заподозрил неладное, ещё когда только она появилась на горизонте. Но сейчас слишком много совпадений выдавало в пользу версии. Улик было собрано предостаточно, осталось только предъявить их воочию и получить ответ на вопрос. Желательно – удовлетворительный.

Та, кого поименовали «Рапторией», сразу выдала практически «фамильное» сходство. То, что можно объяснить случайным совпадением по внешности, абсолютно невозможно объяснить совпадением в поведении и характеру. А последнее было практически стопроцентным. Штатные психологи, когда собирали личные дела бойцов из этого подразделения, в один голос заявили, что им подсунули две психологические карты одного и того же человека. Это было первым звоночком.

Второе – время, когда появилась «Раптория», и то, как именно её «взяли». Поначалу всё можно списать на рядовое совпадение. Нашли случайного человека, занимавшегося случайным делом в случайном месте. Повязали. Но детали начали наводить интерес уже тогда.

Во-первых, техника, с которой «спалилась» девушка. В её памяти нашли бесчисленное множество фотографий с территории и объектов, куда посторонним вход категорически воспрещён. С одной стороны – говорит в пользу версии о том, что она – обычный фотограф, залезший не туда, куда надо. Но вот Информационный отдел, перелопатив фототехнику и её карту памяти, сумел вытащить оттуда давно затёртые снимки, содержание которых повергло в ужас даже Дегтярёва. 

«Чистильщик», который форматировал карту памяти перед установкой в фотоаппарат, делал это весьма топорно, просто затерев всё пространство нолями и даже не удосужив себя несколькими проходами, не говоря уж о более тонком удалении данных. Поэтому вылезло изображений немного, но они были.

На одном из них красовалась Раптория собственной персоной, в уставном снаряжении образца 2010 года, правда, изодранном и прожжённом вхлам, на фоне пандуса звёздных врат, заваленного десятками выпотрошенных тел рейфов.

На другом – она же, на фоне этого же места, с постановочным рвением отрезает голову офицеру-рейфу, судя по выражению его морды – ещё живому. 

На третьем – она же, в вальяжной позе развалившаяся на троне Королевы Улья рейфов. Сама королева (то, что от неё осталось) лежит подле, попираемая ногами Раптории: боевая картечь не оставляет шанса даже таким живучим существам. В доказательство версии – пол в зале с троном, усеянный гильзами от двенадцатого калибра, в объёме, гарантированно большим, нежели необходимо для умерщвления рейфа.

На четвёртом… даже бывалого офицера передёрнуло, когда он увидел позировавшую Рапторию, заживо свежующую офицера-рейфа, привязанного к хирургическому столу.

В конце концов, анализ ДНК подтвердил то, что и так было, по сути своей, очевидно. Эти двое – минимально отличающиеся друг от друга особи, будто клон и оригинал. Вот только кто из них кто – это уже узнать наверняка не выйдет.

Доказательств было более, чем достаточно: особенно, если учесть время, сохранившееся в файле – изображения были сделаны в тот момент, когда об армаде рейфов, действующих в Млечном Пути, даже не было слышно. Соотственно, сделать в ЭТОЙ реальности эти снимки было невозможно.

Поэтому офицер решил действовать наверняка, экономя время: его и так осталось немного. 

В дверь постучались, хотя та была открыта.

– Разрешаю войти! – громко отозвался офицер.

Напевая незамысловатую мелодию, в отсек вплыла собственной персоной Раптория. Вошла, прихлопнув за собой дверь, и, покачивая на ходу бёдрами, продефилировала к столу полковника.

– Будьте здравы, ваше высокоблагородие, – фиглярски козырнула девушка. – Почём изволите?

«Два клоуна», – подумал Дегтярёв, вставая из-за стола. – «Два сапога пара».

Да и одета девушка была, мягко говоря, провокационно. На базе – тревога и сбор, а она тут в шортах с майкой щеголяет! Да ещё и без оружия. Надо бы внушение сделать, что ли?

Но офицер тут же себя одёрнул. На хрен ему снилось выяснять отношение с малолетней подчинённой по правилам ношения формы и знаков различия. У него сейчас другая задача: об этом он и думал, обходя стол и сокращая расстояние до прибывшей собеседницы вплоть до досягаемости.

Раптория почуяла было неладное и дёрнулась прочь, да только не тягаться подростку с боевым офицером, больше её в два раза, старше и тяжелее её в три раза.

Дегтярёв схватил девчонку за руку, провёл не особенно болевой приём, рассчитывая применяемую силу, и с размаху впечатал подростка спиной в устланный ковром пол кабинета.

Девушка вскрикнула и сморщилась от боли, распластавшись возле стола.

– Икебана твою маму… – процедила Раптория. – Ты что, дядь Саш, фазой тронулся? Сказал бы, что невмоготу, я б поняла, даже не сопротивлялась бы…

Офицер пропустил реплику задержанной мимо ушей, но расстегнул кобуру и извлёк пистолет. 

Девушка, увидев готовое к применению оружие, резко сбледнула с лица.

– Я надеюсь, ты не некрофил? – стрельнув в полковника глазками, спросила она. – Или решил пристрелить меня потом?

Дегтярёв молча снял предохранитель.

– Так, план «А» провалился, – мрачно пробормотала несостоявшаяся совратительница. – Переходим к плану «Б»… ПОМОГИТЕ!!! – завопила она резким и звонким подростковым голосом.

– Можешь не верещать, как недорезанная, – довёл до её сведения офицер. – Двери и переборки звуконепроницаемые. 

– М-да… – вздохнула девушка. – Ни план «А», ни план «Б» никогда не работали, как задумано… Говори уж, демон-искуситель, чего тебе от меня надо. Только учти, на полу – тоже хорошо, но я люблю сверху…!

Подколки Дегтярёв традиционно пропускал мимо, и сразу перешёл к делу. 

– Ты как оказалась в этой реальности?

Рапторию аж передёрнуло. Глаза мгновенно округлились, а на физиономии читался ненаигранный испуг.

– Если в твоей реальности военные такие тупые, как ты о них думаешь – то там бы и оставалась, – сообщил полковник. – В этой же реальности был толко вопрос времени, когда тебя вскроют. Так что, можешь не отмалчиваться и не отнекиваться. В твоих же интересах рассказать мне то, что я хочу услышать. 

– А может, тебе ещё и [вырезано бэтой-моралфагом]?! – зло огрызнулась внезапно показавшая зубы Раптория. 

Дегтярёв щёлкнул курком в положение предварительного взвода.

– Времени у меня мало, – стараясь не терять самообладания, произнёс офицер. – А у меня ещё дел по горло. Так что, если не собираешься ничего рассказывать – тупо шлёпну тебя, а командованию доложу, что нашёл информатора рейфов. В доказательство – приложу твои удалённые фотки с камеры.

– Какие ещё фотки? – прохрипела насмерть перепуганная девушка, будто её за горло сжали.

– Те, которые ты удалила. – милостиво напомнил ей собеседник. – По весне сделанные. 

Перепуганная девчушка дёрнулась было вырваться из-под тяжёлого военнослужащего, но тут же поняла: задача невыполнима. В бегающих туда-сюда зенках читался неприкрытый ужас. По всей видимости, поняла, что отпираться больше смысла нет. Или очень хорошо играла…

– Повторяю в последний раз: как ты оказалась в этой реальности? – повторил полковник, приставляя дульный срез пистолета к груди Раптории, напротив сердца задержанной.

Так звук выстрела в замкнутом пространстве будет не таким громким.

Та вздохнула раз пять, успокаиваясь. Дегтярёв её не торопил: в любом случае, у него полный карт-бланш на руках.

Раптория, наконец, изволила держать речь:

– Тебе прям всё-всё хочется знать? Тогда, для начала, давай сменим позу. А то таких тяжёлых партнёров у меня ещё не было. 

Полковник молча перевёл оружие с груди на лоб девушки.

– Слезь с меня для начала, говорю! – зарычала она. – Ты меня сейчас раздавишь к херам собачьим!

Офицер рывком поднял задержанную с пола.

***

Я не знаю, сколько прошло времени перед визитом гостей. За это время мы успели привести себя в порядок, помыться, перекусить, и даже вздремнуть на диване. Таки-да, вдвоём. Ну а что? Дежурного выставлять было, как в дозоре? Обойдутся…

Проснуться и одеться мы успели буквально за десять-пятнадцать минут до прибытия гостей.

Дегтярёв, собственной персоной, в сопровождении двух автоматчиков. 

– Надеть наручники. – Скомандовал он отрывисто с порога.

«Лучше не сопротивляться», – подумал я, и молча повернулся спиной к вошедшим автоматчикам, убирая за спину руки.

Благо, что успел к тому времени облачиться по форме. 

На запястьях с холодным лязгом защёлкнулись браслеты. 

Я посмотрел на Рысь: над девушкой сжалились, не стали заковывать в металл, но взяли под руки.

В брошенном на меня взгляде девушки я увидел ту же искру, с какой она посмотрела на меня ещё при аресте. М-да. Видимо, не всё будет…

Нас в полной тишине провели в ЦУГ. Слышно было только то, как шаркают по полу костыли Рыси: их принёс один из автоматчиков. 

В Зале, как я и подозревал, уже был выстроен личный состав: далеко не весь – кто-то в нарядах, в усилениях, на боевых постах. Отсилы – половина от общей численности. Но и этого было достаточно. 

Отдельной шеренгой, впереди всего строя, в метрах двадцати от стены Зала, стояли наши ребята из СГО. Единственные, кто держал оружие не за спиной, как весь строй, а на плече.

Сердце предательски пропустило несколько ударов. Неужели, всё-таки, расстрел?! Мне-то по фигу, Лилит опять вернётся в прошлое и начнёт всё с начала, но Рысь-то за что?! Девчонку, ещё только жить начавшую!!!

Но закатывать истерику я счёл ниже своего достоинства. К стенке – так к стенке. Отбегался кролик-энерджайзер. 

Дегтярёв остановился возле Белова: по всей видимости, для доклада о доставленных арестантах. Я не стал слушать эту уставную клоунаду, а молча прошёл к месту у стены, напротив которого выстроились наши. Мне уже было плевать. 

Да, обидно. Да, хреново. Жаль, что не уберёг Рысь. Жаль, что подставил Дегтярёва: ему, как минимум, разжалование светит. А, может, сейчас рядышком со мной поставят. Но, как говорится, умираем один раз. 

Встал к стене и развернулся к строю. Всё, как один, смотрели на меня, как на смертника. 

Рядом, шаркая протезом, ко мне подошла моя спасёная. Несостоявшаяся, правда…

– Всё будет, Шаман, – прошептала она, и откинулась на стену.

Ничего. Чуть-чуть осталось. Несколько минут позора – и хана котёнку. Ибо мёртвые сраму не имут. 

Дегтярёв повернулся к строю и, одёрнув собственный китель, громогласно рёк:

– ЧА-А-АСТЬ! СТАНОВИСЬ! РОВНЯЙСЬ! СМИРНО! РОВНЕНИЕ – НА СЕРЕДИНУ!

И, вскинув правую руку к головному убору в жесте воинского приветствия, развернулся к Белову.

– Товарищ генерал-полковник! Личный состав базы по вашему приказанию построен! Командир Первой Отдельной Досмотрово-Штурмовой Бригады – полковник Дегтярёв!

Надо же, ещё не разжаловали… или ещё не вечер?

Белов, поприветствовав товарища аналогичным жестом, вместе с ним повернулся к строю и не менее громогласно выпалил:

– ЗДРАВСТВУЙТЕ, ТОВАРИЩИ!

«Ну и голос у мужика…», – подумал я. Седовласый старец не выглядел таким мощным, но тем не менее…

Строй секунду набирал воздуха в грудь, а потом выпалил, будто по команде, или чьей-то отмашке – громко, чётко, и синхронно:

– ЗДРАВИЯ ЖЕЛАЕМ, ТОВАРИЩ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК!!!

Приветствие длилось секунд пять, но раскаты эха от дикого рёва собравшихся в огромнейшем зале нескольких тысяч человек гуляло по сводам около полуминуты. 

Как только угасло эхо, Белов взял вынесенный ему микрофон и уже нормальным голосом, тем не менее, достаточно громко, продолжил вещать:

– Буду краток! – рече генерал. – У нас косяк. Я бы даже сказал, залёт! Говоря простыми словами – воинское преступление. В обычных условиях я, быть может, закрыл бы глаза на это, или, на худой конец, ограничился внушением, но увы. В условиях открытых боевых действий и состоянии войны я не могу этого сделать. То, что простительно в повседневной службе, невозможно проигнорировать в военное время. Потому, я вынужден решить этот инцидент по условиям военного времени…

Развёл, блин, демагогию. Кончай уже давай, без шуму и пыли. Нет человека – нет проблемы. А то раззуделся, блин…

– Ваш сослуживец обвиняется в особо тяжком воинском преступлении! – продолжил генерал. – Пользуясь начавшейся в ходе оборонительных действий на объекте неразберихой, он втайне от командования обеспечил доступ неучтённым лицам, чем критически нарушил данную им же клятву об обеспечении сохранности тайн государственной важности, секретов и информации, составляющих основу обороноспособности нашего государства! В наиболее простой интерпретации по Уставу – это статья «Измена Родине»!

О, как. Разошёлся, как Ильич на БТРе. Значит, всё-таки, инкриминировали…

– Так рассудил Особый Отдел! – песня продолжала петься. – В военное время и условии упрощённого делопроизводства наказанием за подобные преступления может быть только расстрел на месте! Как инициатора преступления, так и преступника! В данном случае – преступницы…

Строй, с хера плюнув на строевую дисциплину, чуть шелохнулся. Кто понаглее – шёпотом высказал своё охеревание вслух. Расстрелять подростков?! Нет, в самом деле – преступление во время войны, но, мать вашу, подростков?! Парня и девчонку?!

– В условиях повседневного несения службы я бы ограничился отеческой порцией мата и дедовским пинком, – со вздохом сообщил Белов во всеуслышание. – Однако в этот раз у меня связаны руки… ЧАААСТЬ! Равняйсь!

О. Началось… В смысле, заканчивается.

Под равнение дёрнулись все. Общий строй-то равнялся неохотно и небрежно: мало кто верил, что сейчас на их глазах казнят двоих подростков. 

– СМИРНО! РАВНЕНИЕ НА СЕРЕДИНУ!

А наши из СГО как стояли «по струнке» – так и не шелохнулись. Ну и правильно. Ну и на хрен. 

– Обвиняемым предоставляется последнее слово! – зычно рыкнул в голос Белов. – Гвардии старший сержант Шаман. Есть, что сказать, перед вынесением приговора?

А что тут скажешь? Хотел было картинно плюнуть на пол, или крикнуть что-то вроде «кончайте уже, волки позорные», но это явно не приукрасило бы дело. Вместо этого я вдохнул воздуха в грудь, и, вроде бы, не крикнул, но (акустика, как же я тебя люблю!) слышно было хорошо.

– НАША ПРАВДА – СИЛЬНЕЙ! – рыкнул я. И добавил тише, уже адресовав только своим. – Ego sum ego. Aveo amacus!

– Обвиняемая «Рысь»! – зычно произнёс Белов. – Есть, что сказать, перед вынесением приговора?

Я был готов ко всему. К жёсткому и решительному «Нет», к гордому молчанию, к истерике и мольбам о пощаде, НО, МЛЯТЬ, НЕ К ЭТОМУ!!!

Пользуясь тем, что наручники на неё так и не надели, Рысь, засранка этакая, обошла меня, вытянулась передо мной, будто лом проглотила, посмотрела прямо в глаза и… мать честная…

…обняв одной рукой за шею, впилась губами в поцелуе. 

Мама родная, роди меня обратно… Меня тут сейчас расстреливать собираются, а девчонка лез…

Хотя, да. Её можно понять. Знать, что твоя жизнь сейчас оборвётся, а ты ни хрена в ней сделать не успел… Я бы, может, тоже пытался отыграться на последних минутах, если б не был таким, каков я есть.

Да. Я ответил девушке на поцелуй. Плевать, что у меня скованные руки за спиной. Чхать, что стою у стены, напротив расстрельной команды, где все сплошь и рядом – мои друзья. Да насрать, что на нас сейчас смотрит пара тысяч человек, от рядового до генерала, вообще насрать! Я жалею только об одном. Что в этот момент рядом со мной будет стоять та, кого я пытался вытащить из-под загребущих лап этих херовых людоедов…

Как же так? От одной смерти увёл, да к другой привёл. Вот уж воистину: из огня – да в полымя…

– Спасибо… – прошептала мне на ухо Рысь. – От всего сердца и души… Спасибо.

И встала рядом, где стояла. 

Теперь уже не одна только девушка смотрела на окружающих с вызовом. Теперь и я готов был драться, имейся у меня хоть малейший шанс того, что выживет она. Вдвоём мы посмотрели в сторону стоявших отдельно Дегтярёва и Белова. Ну, что, гады? Готовы принять свой танец с дьяволом?!

– Очень хорошо, – резюмировал генерал, под охреневшие от Рыси взгляды личного состава. – СЛУШАЙ БОЕВОЙ ПРИКАЗ ПО ЧАСТИ!

Ну, прощай, девочка. Жаль, что знакомство было таким скоротечным… Может, в следующей жизни свидимся?

– За преступление против Родины и военной службы, за нарушение данной при присяге клятвы, за совершение деяний, несущих угрозу обороноспособности Государства…!

А ведь Рысь молодцом держится. Не срывается, даже слезинки на глазах нет. Только плотнее встала ко мне, да рукой за локоть держится. Жаль, что не могу ответить ей взаимностью. Херовы наручники, мать их за ногу раз так…

– Оглашается приговор, вынесенный высшим по званию на правах войны, по закону военного времени! 

Ну-с, с Богом. Упокой, Господи, душу раба Твоего…

– За проявленные героизм и самоотверженность, связанные с риском для собственной жизни…

…со святыми упокой, Христе… Стоп. Чего?!

– За воодушевляющий пример для всего личного состава подразделения! 

Не понял юмора. ЧТО, ВАШУ МАМАШУ?!

– Гвардии старшему сержанту Шаману присваивается ни хрена не очередное звание младшего лейтенанта, которое после окончания активных боевых действий он будет обязан подтвердить в офицерской школе. Так же гвардии старшему сержанту Шаману объявляется строгое взыскание с занесением в личное дело, за нарушение режима секретности объекта. Так же, ему же, начисляется штраф в размере всех денежных средств, находящихся на его счету по линии Министерства Обороны, включая заработную плату, боевые, надбавки за секретность и особые условиях службы!

Я ни хера не понимаю!

Я слушал этот бред, уронив верхнюю челюсть ниже, чем нижняя. Это что, казнь отменяется?! А иначе – какой смысл присваивать звание за пять минут до расстрела?!

– Денежные средства, составляющие сумму штрафа, переводятся на срочное излечение бойца ополчения Рыси, для установки функциональных бионических протезов обеих нижних конечностей! Так же, до конца военных действий гвардии младшему лейтенанту Шаману вменяется в обязанность забота о боевом товарище, кой уж раз он вытащил её из лап рейфов, рискуя собственной жизнью. 

Мозг на хрен ушёл в отключку. Рядом с табличками «АКБ СНЯТЫ», «ВОДА СЛИТА», «ДВИГАТЕЛЬ СНЯТ», появилась ещё одна: «МОЗГ СЛИТ В ПОДСУМОК».

Я ничего не понимал из того, что сейчас передо мной творилось!

Это что получается? У меня забрали и без того ни фига не нужные мне сейчас деньги, о существовании которых я и забыл? Повысили до чина младшего офицерского состава и обязали к заботе о личном составе, что и так прописано в должностных иструкциях? Ещё и девке плюха прилетела на излечение?! 

АХРЕНЕТЬ!

– Общая команда! Равнение – на середину! 

А вот эту команду строй выполнил куда активнее, повернувшись на нас.

– Равняйтесь на своих сослуживцев, товарищи! – зычно рыкнул Белов.

– УРРАААААА! – заревел строй.

Как мне показалось, даже с облегчением и радостью.

– УРРАААААА!!
Даже Белов, повернувшись к нам, вскинул руку в воинском приветствии.

– УРРАААААА!!!

– Карабины – к бою! – рявкнул генерал-полковник.

Сердце предательски пропустило удар. Неужто, всё-таки, смерть?!

– Целься!!

Я даже удивиться не успел.

– Салют – ПЛИ!!!

СГО вскинули автоматы под углом вверх и трижды дали одиночные залпы салютом.

Среди всего этого гвалта я краем глаза вычленил мрачно смотрящего на нас Дегтярёва. Этот взгляд не предвещал мне нич-чего хорошего…


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Вторник, 26 Сентября 2017, 09:44 | Сообщение # 218
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7511
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то тут
Цитата Комкор ()
Коммент ушёль. Электричество кончился.Ну, человек, хотя бы, обозначил себя в пространстве: мол, заявился, посмотрел, просигналил. Значит, кто-то ещё с нами. Что, честно говоря, радует.
или просто не нашлось слов, одна  только точка.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
StalkeRPrizraK Дата: Четверг, 28 Сентября 2017, 17:41 | Сообщение # 219
В основном составе
Группа: Свои
Сообщений: 1368
Репутация: 61
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
или просто не нашлось слов, одна  только точка.


Были. Просто потом я сообразил, что не правильно понял суть и удалил...


Награды: 8  
шаман Дата: Пятница, 29 Сентября 2017, 06:36 | Сообщение # 220
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 234
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
М-да. Проект "неожиданно" превратился в долгострой. Начатый ещё в далёком незапамятном, в конце 2017 он так и не окончен
Цитата Комкор ()
Поскольку читательская активность темы снизилась до минимума и близка к нолю, то выкладывать куски текста буду, скорее всего, для себя
Про долгострой: так всегда получается, если что-то не дает писать.
Про читательскую активность: за остальных не скажу, но за себя отвечу так - все интересные истории заброшены или закончены, а писать в темах неинтересных не вижу смысла. Ваша история очень интересна тем, как Вы вписали ЗВ в реалии нашей страны и мышления русского человека.
Продолжение вышло красочное))) один момент про 
Цитата Комкор ()
А что я? Я – ничего, я – куст.
чего стоит. Смеялся на этом моменте от души. Буду ждать продолжение


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Kitten Дата: Пятница, 29 Сентября 2017, 13:53 | Сообщение # 221
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7511
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то тут
Цитата шаман ()
Про долгострой: так всегда получается, если что-то не дает писать.
или не выстраивается четкая картинка. 
Цитата шаман ()
Про читательскую активность: за остальных не скажу, но за себя отвечу так - все интересные истории заброшены или закончены
Да народу  за последние 3  года  действительно поубавилось и весьма  значительно по сравнению с  предыдущими годами ( и судя по активности в  других темах и на чате). В том числе  и авторов  заброшенных фанфиков. Дописывать то их некому.

Добавлено (29 Сентября 2017, 13:53)
---------------------------------------------

Цитата шаман ()
Ваша история очень интересна тем, как Вы вписали ЗВ в реалии нашей страны и мышления русского человека.
 с  определенной поправочкой, что в    конкретной  личности ( частности -главного героя). Скажем, я  тоже  русский человек, но мыслью совершенно иначе....

Ну  и потом (ИМХО) рейфы как враги человечества  тут  несколько не к месту ( у  них  судя по сериалу совершенно другая  тактика, нежели описывает её автор, и другие цели). Рейфы  рвались к Земле вовсе  не  затем, чтобы уничтожить её  вместе с человечеством, поскольку иначе  им просто некем  было бы  кормиться. Они рассматривали Землю как никем  не занятую "поляну" для  пикника.
Их основная тактика (по сериалу): навести на планете  шухер (в  основном  используя  ближнюю авиацию "стрелы",  уничтожить технологически развитую  инфраструктуру, если такая  имеется  на  планете Ну  и главное -  собрать " урожай", оставив  часть населения  на  дальнейшее  размножение. Ну а подобное  не предусматривает участие пехоты как  таковой (разе что в виде ментальных галлюцинаций, насылаемых пилотами "стрел" на местных аборигенов (опять же  для  пущего шухера), как  это было в первых сериях 1 сезона  ЗВА (когда попались вместе с атозианами и атлантийцы). Но потом авторы  эту способность у  рейфорв (из-за чего, собственно их местные рейфами и прозвали) потихоньку убрали, сократив до возможности шухерить таким образом  только тех, у кого был ген рейфов. ...Рейфы, помнится, даже  машинку придумывали  для усиления гипнотического воздействия, на которую наткнулись на  одной  из планет атлантийцы.
Да  и пехота  то здесь не к месту. Как показывает многочисленная  практика большинства подобных историй, в  первые несколько часов  подобной атаки вызывают в обществе аборигенов (в  том числе  и среди военных) растерянность и панику. Этих часов рейфам вполне  хватит, чтобы  уничтожить стратегические центры цивизизации и собрать "урожай". А в случае Земли рейфы еще сильно рисковали остаться вообще  без "урожая", если невзначай постреляют наши многочиленные АЭС, которые как водится разбросаны по всей  планете и находятся возле населенных пунктов + атаками вызвать детонацию хранилищ ядерного оружия и отходов. Если бы кто-то и выжил в подобном аду, то в употребление  он точно бы уже  не  годился ввиду  радиационного заражения. Ведь на  большинстве миров Пегаса общества не доросли до АЭС. Единственно у кого мы видели подобную технологию, так  это дженаи. 

Вообщем (ИМХО)  для  данной  истории (чтобы  она выглядела  более реальной)  в качестве  врагов подошли бы  скорее репликаторы Оберота (они то как  раз и хотели уничтожить непосредственно и  планету  и её  жителей) либо крамаги из сериала "Слайдеры" (3-5 сезоны). Эти тоже использовали и авиацию, и  пехоту + ставили целью именно завоевание мира  и порабощение  либо полное уничтожение его обитателей. Ну  и людей кушали (правда только глаза). Да  и ментальные способности крамагов  на людей  были намного выше  и не  ограничены рамками гена как у  рейфов.

Ну и поменьше  бы сумбура в  тексте. (ИМХО)


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Пятница, 29 Сентября 2017, 14:26 | Сообщение # 222
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Ну и поменьше бы сумбура в тексте. (ИМХО)
С этого момента поподробнее, пожалуйста. Какие сумбуры подлежат устранению? И что/где?
Награды: 7  
Kitten Дата: Пятница, 29 Сентября 2017, 16:50 | Сообщение # 223
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7511
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то тут
Да пожалуй  начиная с самого начала (мы с вами, кажись уже  обсуждали это в  личке). А детально разбирать весь текст у  меня  нет ни времени, ни желания. Я выразила  лишь своё  мнение, не  более  того. Решила почитать на  досуге. Воспринимается тяжеловато ... (ИМХО)
Сообщение отредактировал Kitten - Пятница, 29 Сентября 2017, 16:51


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
шаман Дата: Пятница, 29 Сентября 2017, 17:56 | Сообщение # 224
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 234
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
Воспринимается тяжеловато ... (ИМХО)
На вкус и цвет, как говорится. Мне этот фанфик дается легко. 
Цитата Kitten ()
с  определенной поправочкой, что в    конкретной  личности ( частности -главного героя)
Согласен, просто в главном герое узнал частичку себя


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 29 Сентября 2017, 19:21 | Сообщение # 225
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Да пожалуй начиная с самого начала (мы с вами, кажись уже обсуждали это в личке). А детально разбирать весь текст у меня нет ни времени, ни желания.

Понял, не дурак, дурак бы не понял.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)