02:50
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
Desreny Дата: Воскресенье, 17 Июня 2018, 09:39 | Сообщение # 511
Участник экспедиции
Группа: Пользователи
Сообщений: 222
Репутация: 3
Замечания: 0%
Статус: где-то там
А что там я должен увидеть я ничего не вижу геологию что ли там все как обычно
Награды: 0  
Комкор Дата: Воскресенье, 17 Июня 2018, 09:54 | Сообщение # 512
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
На втором изображении геологические формирования удивительным образом похожи на глифы адресного кольца звездных врат: изображения созвездий. Да и общее положение основания, на котором они помещаются, лично моей больной полуночной фантазии кажутся похожими на останки самого наборного кольца с глифами.

Добавлено (17 Июня 2018, 09:54)
---------------------------------------------
Более серые линии на светлом фоне.

Награды: 7  
Kitten Дата: Воскресенье, 17 Июня 2018, 11:44 | Сообщение # 513
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7501
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
лично моей больной полуночной фантазии кажутся

именно, что кажутся. Человек наделен фантазией и воображением, а фан готов всюду видеть нечто, так или иначе связанное с любимым сериалом. 1tooth
Я как-то тоже видела на стекле иероглиф Земли, нарисованный во время дождя водяными каплями...


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Среда, 20 Июня 2018, 23:50 | Сообщение # 514
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Kitten, глюк - это по-нашему 1tooth

Добавлено (20 Июня 2018, 23:50)
---------------------------------------------
Итак, обещанный вброс. Следующие 3-4 выкладки, начиная с этой - разъяснения закрученных моментов и развязки. Небольшой спойлер: накал страстей уходит в убыль, так что особо впечатлительные могут не волноваться).

Выкладка вычитана, но, как обычно, возможны косяки согласно пропущенных блошек. Приятного чтения и офонаревания).

Черновик от 20.06.18.

Часть 6

Преображение

19 июля 2011 года

То, что за бортом девятнадцатое июля, да ещё и две тысячи одиннадцатого года, мне доведётся узнать немногим позже. Признаться, сию секунду меня меньше всего интересовала текущая дата: и не так уж было важно, каким календарём она исчислялась. Юлианским, грегорианским, да хоть крестьянским.

Впрочем, немаловажным аспектом благоденствовал тот факт, что какая-то дата, как-никак, наступила. Это означало, что время есть, и оно (во всяком случае, пока что) никуда не делось. Из этого автоматически вытекал вывод, что никуда не делось и пространство, ибо, как мы знаем, пространство-время неразрывно связано. Из всего этого не менее автоматически вытекал вывод, что у нас всё очень хорошо.

Или нет.

Ну, тогда всё очень плохо.

Вся эта лирическая графопись нужна исключительно для глубины осознания небывалого отжига, свалившегося на мои фонящие по всем полураспадам мозги, которые и в мирное-то время не отличались особым быстродействием и приемистостью, а тут и вовсе чуть не поджарились.

Собственно, наличие вокруг себя времени и пространства – первое, что я обнаружил, придя в себя. Впрочем, это громкая фраза. «Я подумал, что пришёл в себя»: так будет выразиться точнее. Как окажется немногим позже, такая формулировка наиболее правильная в сложившейся обстановке.

Но, кроме пространства и времени, вокруг не было ничего. Ну, то есть, совсем ничего. Возможно, некоторым далёким от физики и мироустройства лицам это покажется трудновообразимым? Тогда специально для них можно пояснить. «Совсем ничего» – это как «очень всё», только «совсем ничего».

Пустота. Темень. Ничто. Если отступиться от литературного слога (чьими вехами я и без того следую от раза к разу, то есть, от случая к случаю), то это был бы хтонический вакуум.

И среди этого самого «совсем ничего вакуума» я обнаружил себя. Причём, что характерно, обнаружил именно «Себя»: не своё бренное тело, чьё отсутствие мне с некоторой толикой удивления пришлось констатировать, а именно «Себя». Своё «Я», своё естество. Бесформенное нечто, переливающееся всеми возможными оттенками чёрного, серого, зелёного… и, пожалуй, чуть-чуть света. Вы видели когда-нибудь чёрный свет? Амбивалентное зрелище. С одной стороны – как бы свет, с другой – как бы нет.

Естественно, первая мысль, посетившая меня спустя некоторое (неопределённое) время: а какого дьявола, прошу прощения за мой французский, происходит? Ведь, как у любого нормального живого существа (и если к первой категории я себя не мог отнести чисто теоретически, в истинности второй категории ещё сомневался, но в непоколебимости третьей был уверен на все сто процентов), у меня должна быть цель. Я же что-то делал, куда-то двигался, чего-то пытался достичь? Но, вместо этого, мне с некоторой долей интереса пришлось констатировать: ничего из этого не известно. Ни где я, ни что тут творится, ни какого упыря мне тут надобно.

Вторая мысль, посетившая меня спустя некоторое не менее неопределённое время, была не в пример продуктивней. А именно: я просто обязан был что-то делать, ибо за собой припоминаю не только некоторые грешки и скелеты в шкафах, но и немалый Опыт, Знания, Интуицию, Навыки, и прочая, и прочая, и прочая. И пусть они выглядели для меня как массивный силуэт чего-то тяжёлого за мной, что сейчас не поддаётся возможным к рассмотрению, но я твёрдо уверен: всё это ЕСТЬ. А, раз оно есть, то из ниоткуда взяться не могло. Значит, я что-то делал. Значит, что-то из себя представляю. А раз я не помню, как тут оказался и зачем тут нахожусь, значит, что-то пошло не по плану. Логично? Возможно.

Третья мысль оказалась самой продуктивной. «Надо что-то делать»: решил про себя я. Человек – тварь сама по себе созидательная. Ему от природы заложено что-то творить и созидать. Ну, и попутно разрушать, пользуясь случаем. Раз уж оказался в незнакомой обстановке, психовать и истерить смысла нет: от этого проблема себя не изживёт (хотя, признаться, было бы неплохо).

Что мы можем? Ну, в собирательном смысле слова. Начнём, пожалуй, с малого. Как бы эгоистично это не выглядело, но в данный момент я – Центр. От этого плясать и будем. Раз уж вокруг не наблюдается абсолютно ничего, что имело бы хоть какие-то ориентиры, значит, за ориентир примем то, что видно. А именно – себя.

Но как может быть ориентиром бесформенное нечто? Переливающееся всеми оттенками чёрного, серого и зелёного аморфное образование, не имеющее не то, что чётких границ: даже размеров. Я затруднялся определить себя согласно привычным габаритам: сколько занимал – два метра, километр, все пятьсот?

«Ну, частицы, встаньте в круг, встаньте в круг, встаньте в круг», – мысленно начал напевать я, подстраивая свои кварки, фотоны, электроны и протоны в более или менее привычную (как мне показалось на первый взгляд) форму.

То, что состою из частиц, понял почти сразу же. Я не ощущал себя волновой сущностью: как волна себя вёл только этот непонятный «чёрный свет», проистекающий из центра моего образования. Всё остальное имело свойства частиц.

Сколько времени заняло моё формирование – неизвестно. Хотя бы потому, что при наличии времени отсутствовал способ и инструмент его измерения. А потому, какое бы число и величину я сейчас не назвал, оно было бы абсолютно случайным, и навряд ли отражало бы истинное положение дел.

Но вот… «Точка, точка, запятая: вышла рожица кривая. Палка, палка, огуречик: вот и вышел человечек…». Я осмотрел себя со стороны, насколько позволяла это сделать моя бесформенная (пока что ещё) сущность. Осмотрел и ужаснулся. «Ну и чудовище», – подумал про себя.

Но переделывать ничего не стал. Лишь бы форму для себя принять: уже торт.

Так, ну, с этим разобрались. Форма есть. Теперь – содержание.

А что «содержание»? Личность? С этим намного проще. Боец Отдельного Корпуса Гражданской Обороны, командир взвода «Цикады», гвардии младший лейтенант «Нергал»… или «Шаман»? Или «Шамгал»? Или «Нершам»? Хрен его знает… что-то из этой оперы, однозначно. Или не очень.

Так. Допустим, с содержанием разобрались. А память? Память есть?

Есть. То массивное невидимое нечто, ощущаемое как будто бы позади меня, начало потихоньку просачиваться, подобно питательному раствору из иглы капельницы. Раз память есть, попробуем ею воспользоваться.

Что последнее я помню?

Перед глазами вспыхивает картина: я в своём теле, с мордой кирпичом, сверкая глазами и орудуя «медициной» из инопланетного арсенала, утробным рыком глаголю какое-то заклятье, и ещё минуту назад робко стучавшаяся во врата Рая раненая в исступлении извивается подо мной, широко распахнув глаза и издавая неистовый стон. Кстати. А что за раненая такая?

Девушка с той самой фотографии, найденной мной при первичной прочёске мёртвого города-призрака. Правда, выглядела она не столь жизнерадостно, как на фотографии.

Да, тот же самый зелёный боевой костюм. Да, тот же оттенок хаки в цвете её волос. Да, сквозь оскал боли просматриваются чуть удлинённые клыки: не сильно, ещё не вампир, но простому человеку такие, обычно, несвойственны. Да, те же острые черты лица и общая угловатость фигуры, ныне сокрытая под маскировкой «цифровой флоры».

Но… серость кожных покровов и тёмные пятна под глазами говорили о почти смертельной кровопотере. Девчонку откровенно трясло в ознобе: она, не обращая внимания на автомат, лежащий подле неё, тщетно пыталась зажать кровоточащую рану на плече, что была серьёзней. Царапины на бедре, обагряющие её брюки кровью, и разбитую губу она, кажется, не замечала.

А что с ней стало? Помню, как пытался выдрать её с того света. С такой кровопотерей, как у неё, люди, как правило, долго не живут. А она, судя по всему, была именно человеком. Во всяком случае, крайне похожа. Просто донельзя.

Разобрались. Что теперь? По пунктам.

С местоположением определились? Нет. Нашими силами определить возможно? Нет. Дуем дальше.

С происходящим определились? Нет. Нашими силами определить возможно? Нет. Дуем дальше.

С собой определились? Да. Дальнейшие уточнения нужны? Было бы неплохо. Дуем дальше.

С памятью разобрались? Однозначно, да. Дальнейшие уточнения нужны? Не помешают. Дуем дальше.

Доступные функции исчерпаны. Больше поделать ничего нельзя…

Хотя, отчего же? Разве я перепробовал все возможные варианты и комбинации? Хрен там: как бы ни так! Ещё даже анализ толком не закончил.

Вспоминаются Опыт и Знания. Что надо делать, если не знаешь, где находишься? Правильно, необходимо определить, где находишься. А что делать, если это не представляется возможным? Правильно. Необходимо, чтобы кто-то определил, где ты находишься. Кажется, такой метод называется инверсией…

А раз я в данный миг – Центр (поскольку кроме себя больше не наблюдаю никого и ничего), то попробуем поработать маяком. Вот только, насколько мощным и дальнобойным он должен быть? Нельзя даже расстояния и объём вокруг себя измерить. И чем надо «маячить»?

А, по хрену. Мы не ищем лёгких путей, потому идём по пути наименьшего сопротивления: фраза, почерпнутая откуда-то в относительно недалёком прошлом, поражала своей абмивалетностью и жизненной справедливостью.

– Общая команда! – ну, ни хрена ж себе, какой у меня, оказывается, голосище! Вот это рявкнул так рявкнул, аж сама ткань пространства-времени рябью подёрнулась! – Всем живым и не очень! Отзовись!

«… обломись… обломись… обломись…»: эхо ещё несколько раз повторило вникуда.

Казалось бы, на этом можно переходить к следующей фазе операции, поскольку первый шаг предпринят (правда, второй шаг спланирован так и не был). Но нет: неизвестно, сколько прошло времени, но мой сигнал не прошёл бесследно.

На некотором удалении от меня, из пустоты, переливаясь уже знакомыми мне оттенками черноты и зелени, проявился не менее знакомый комочек чёрного света. Ещё бы он не был мне знаком… ведь, только что я и сам выглядел так же. Ну, плюс-минус километр. Немного поиграв своими бесформенными «формами», комочек материализовался в… ну, похоже, что человека.

Проявившаяся передо мной фигура была похожа на человеческую вида «человек разумный». Фигуру облачал длинный, «в пол», балахон иссиня-чёрного цвета, а то место, где должен был быть череп, скрывал капюшон. Было бы ожидаемо увидеть непокрытые облачением участки тела типа ног, рук, морды лица… но балахон был именно «в пол», с полами, закрывавшими всё, руки существо передо мной держало в широких рукавах, вложив одну в другой, а вместо физиономии из-под капюшона пробивался всё тот же приснопамятный чёрный свет.

– Ну, хоть не в одно рыло тут куковать… – пробормотал я. – Есть живые в округе…

На что существо передо мной изрекло густым низким голосом:

– Жизнь – мерило непостоянное. Нелегко познать, кто – жив, а кто – нет.

Я только поморщился на это:

– Прошу, без высокопарных слогов. Жизнь – она и в другой галактике жизнь. Все рано или поздно упокоимся навек.

– Всего ошибочней мерить жизнь мерилом смерти, – наставительно произнёс мой собеседник.

– А хрен ли толку? – с ошеломляющей даосской прямотой переспросил я. – Судя по всему, мне с этого проку больше нет.

– Жить – не значит дышать, но значит действовать, – поделился очередной филиппикой оппонент. – Действие – это движение. Движение – это жизнь. Не тот жил, кто насчитал многие годы. А тот жил, кто насчитал многие деяния.

«Та-а-ак…!», – подумал я. – «С приплыздом…!».

– Это всё, конечно, очень занимательно, десу, – я почесал переносицу. – Но у меня назрело несколько вопросов и проблем, требующих немедленного удовлетворения и разрешения. К кому бы я мог с этим прибегнуть, испросив помощи?

– Ищущий – да обрящет, – было мне ответом. – Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся…

«Кажется, это надолго…», – подумалось мне.

– …но это ты и сам понял.

Ого! А глагол-то претерпел некоторые метаморфозы!

Я хлопнул ладонями:

– Ну-с, коль раз уж пришли к консенсусу, можно начать конструктивную часть диалога.

– Согласен, – проронил оппонент и растворился в никуда.

Следом за ним и я почувствовал, как меня куда-то тянет.

«Тянет» – слабо сказано. Меня просто вырвало, как привязанным к ракетному тягачу буксировочным тросом. Следующий миг – и я оказываюсь во вполне себе определённом месте, которое узнаю с чёрной оторопью.

Обстановку разрушенного гарнизона, где два месяца назад нашла меня «Лилит», я забуду нескоро. Даже, если удастся дожить до конца войны и пережить победу, этот кадр будет преследовать меня ещё долгие и долгие годы.

Ночное небо обагрялось заревом пожаров. Багровые тени от всполохов огня плясали по низким тучам, густейшие клубы дыма вздымались на километры ввысь, застилая и без того непроглядное небо. Освещения на улицах не было. Да и от улиц самих мало что осталось… город превратился в руины.

Безусловно. Это – та разрушенная жилая многоэтажка, на последнем из уцелевших этажей которой нашла меня моя напарница. В этом самом месте я встретился с тем рейфом, которого секундами позже изрешетит из «Корда» «Лилит». Так и есть: вот он, характерный ствол с раструбом дожигателя-пламегасителя, торчит над нами, из пулемётного гнезда, оборудованного наспех, но от того не менее монументально.

А теперь вопрос уважаемым знатокам: какого дьявола тут творится, и почему я оказался там, где оказаться не мог чисто технически? Ужо не этот ли перец тому виной?

Стараясь не очень-то явно пялиться на своего оппонента, я, всё же, попытался рассмотреть скрытое под капюшоном плаща. Что, впрочем, оказалось тщетно: тьма – она и в Африке тьма. Ничего, кроме туманного мрака, под облачением не видно.

– Ты довольно беспечен для воина, – заметил оппонент. – Твои воинские качества высоки. Самоотверженность заставляет проявлять неописуемое уважение. Но твоя беспечность повергает в ужас, ввергая в пучину отчаяния. С таким подходом ты долго не продержишься.

– «Не продержусь»? – уточнил я и картинно описал рукой творящийся вокруг хтонический ад. Пылающий гарнизон (а точнее – его останки) как нельзя более уместно резюмировал происходящее. – По-моему, я уже «спёкся».

– Отнюдь, – возразил собеседник. – В этом случае, тебя бы встречал не я.

– Кстати, об этом! – «заметил» в ответ ему. – «Я» бывают разными (с). Кто же ты?

На удивление, поражающего глубокомысленностью изречения в ответ не последовало. Существо едва заметно замялось.

– В известном тебе языке… нет подобного слова, дабы отразить мою сущность…

– А не в известном мне языке?

Мне, честно говоря, по шарабану, кто передо мной. Но, коль уж раз мы имеем счастье общаться, то мне просто интересно, с кем веду диалог. Однако даже при беглом взгляде на собеседника становится понятно, как дважды два: он не простого десятка перец.

– Наиболее близкое… определение… находится в… ныне почти мёртвом языке. Вероятно, тебе удобней называть меня demiurgus…

– «Демиург»?! – от удивления мои глаза полезли из глазниц.

Блин, а чего ещё было ожидать от существа, появляющегося в нигде после обнаружения мной себя там же, и переносящего нас в практически апокалиптическое будущее? Не ангел: слишком тёмный. Да и на херувима не тянет: крылами не вышел.

– Не самое точное определение, – заметил оппонент. – Но иного нет, да и не имеет смысла.

– Та-ак… – протянул я. – Ладно… Допустим. Тогда вопрос демиургу: какого дьявола тут творится?

– Тебе попроще или обстоятельно? – неожиданно осведомился он.

Вот что с людьми (и демиургами) делает конструктивный подход! И синтаксис сразу сменился, и даже тяга к диалогу появилась.

– Так, чтобы я понял.

Раз уж принимают «заказы» к исполнению, так почему бы не указать желаемое? Как меня учили ещё сызмальства – проси всего и побольше. Так есть шанс, что дадут хоть что-то.

– Ты чуть не покинул свой мир, – лаконично пожал плечами демиург.

– Раз уж ты заговорил об этом, – вклинился я. – Где мы сейчас?

– В межмировом пространстве.

Что ж. Хоть какое-то определение координат…

Сам термин межмирового пространства меня не удивил: не на фоне прожитого за последние два месяца. «Лилит» из будущего, «Раптория» из параллельного мира-реальности, техника с Земли на другом конце галактики, найденная там, где не должна была оказаться даже теоретически… Так что, услышанное выше если и нелегко принять за истину в последней инстанции, то, во всяком случае, не требуется оспаривать незамедлительно.

– Изюмительно, – резюмировал я. – Я в межмировом пространстве, потому как едва не покинул свой мир… Стоп.

В памяти закопошились обрывки воспоминаний.

– Это из-за последней процедуры, что ли?

– Да. – согласился собеседник. – Безусловно, ты принял архиправильное и непреложно истинное решение. Но оно дорого тебе стоило.

– Я сдох?

– К великому вселенскому счастью, не успел. Я вовремя вмешался и заставил тебя прекратить.

– И как же? – изумился я.

– Выдрал сюда твою душу.

Во мне закрался первый червячок сомнений.

Ведь, если я не ошибаюсь (а ошибаться мне нет причин), то душа – это то, что обитает в теле. Нет души – нет жизни. Нет жизни – нет жизни. А раз нет жизни – то есть смерть. Вывод: я таки-помер.

– Не неси ересь, коли не ведаешь истины, – назидательно рече демиург. – Душа и впрямь основополагающая константа жизни. Но я не отделял её от тела, а всего лишь позвал сюда. Плоть и дух всё ещё связаны между собой. Покуда эта связь не прервётся – ты жив.

Я решит не спорить с оппонентом, коль раз уж мои познания в этом скудны настолько, что я даже не понимаю, как он «выдрал сюда мою душу».

– Допустим, – пришлось согласиться. – Ты говорил о цене…

– Цена оказалась высока, – мне показалось, или в голосе собеседника промелькнула горькая нотка грусти? – Ты лишился нескольких лет своей жизни. Сначала тобой питался рейф. Потом ты добровольно пожертвовал своими днями… Если продолжишь в том же духе – от тебя ничего не останется.

В мозгу пронеслась шальная догадка.

– Это поэтому я обнаружил себя бесформенным нечто? – уточнил я. – Без чётких границ и формы?

– Да, – подтвердил демиург. – Разрушение Жизни началось с оболочки. Я успел остановить тебя прежде, чем ты начал распадаться совсем. Но ущерб был нанесён.

А теперь на минуточку отвлечёмся, и напомним себе, что мой дорогой друг появился передо мной точь-в-точь, как я: бесформенным нечто, трудноописуемым в силу поражающего воображение фактора неизвестности. Бесформенное нечто, переливающееся всеми возможными оттенками чёрного, серого, зелёного… и, пожалуй, чуть-чуть света. С одной стороны – как бы свет, с другой – как бы нет.

– Ты тоже, – мрачно констатировал я. – И твоя душа с разрушенной оболочкой.

На пару секунд демиург взял паузу.

– Заметно, да? – горько справился он. – Мне, как предвечному, это вредит в меньшей степени, чем тебе, смертному. Хотя, – чёрно хмыкнул он. – Продолжишь в том же духе – возможно, сможешь присоединиться ко мне. В отличие от твоего сожителя, у тебя для этого есть все шансы.

Кстати, о нём. А где гоа`улд?

– Я не вижу Нергала, – сообщил я.

– Его вежливо попросили подождать, – пояснил демиург. – Сейчас он, погрузившись в кел`но`рин, пытается восстановить потраченные силы. Без дела не сидит. Я же хотел поговорить с тобой тет-а-тет.

– Сначала – ещё пара вопросов, ладно? – попросил я. – А то сознание плывёт. Слишком много непонятного.

– Спрашивай, – смилостивился собеседник.

– Зачем я тут?

Тишину межмирового пространства, до сих пор прерываемую лишь нашим разговором, раскроил поток едва слышимых, но звуков.

С орбиты (или того, что должно было находиться вверху) наземь рухнули несколько десятков выстрелов: не узнать орудия главного калибра «ульев» рейфов невозможно. Тот, кто хотя бы раз видел их в работе, узнает в любом состоянии. Они и в космосе представляют критическую угрозу: а выстрел высокотемпературной сверхускоренной плазмы, выпущенный в плотные слои атмосферы, усиливает свой разрушительный эффект многократно. Взрывы, как в кино с чуть приглушенным звуком, разорвались на земле, буквально испарив несколько строений и вырыв рядом несколько многометровых воронок.

– Конец близок, – рёк демиург.

Из-за низких облаков, подсвеченных снизу пылающими пожарами, сверху вниз на сверхзвуке ворвались десятки «стрел»: истребителей рейфов. Ещё на высоте они пытались рассредоточиться, заняв линейную формацию для сбора. Это им почти удалось.

Из-за горизонта, со скоростями, в два-три раза превышающую скорость звука, в пылающее небо над разрушенным гарнизоном ворвались несколько эскадрилий наших истребителей. «МиГи», «Сушки», рассредоточившись в небе на ударные двойки, полосуя воздух дымными трассами самонаводящихся ракет с подвесных пилонов, ринулись на врага, с остервенением разрывая его формацию. В воздухе послышались несколько взрывов и рёв реактивных двигателей, опоздавший к появлению самолётов на несколько секунд.

– Он почти неизбежен, – мрачно констатировал собеседник. – Этот раз должен быть последним.

«Значит, он знает о том, что происходит», – подумал я. – «Он в курсе, что всё это повторялось раз за разом многие повторы».

– Почти, – зацепился за слово. – Значит, есть шанс.

– Есть, – согласился оппонент. – Но вам его использовать не позволят.

Марево видения перед нами растворилось, подёрнувшись рябью, а мигом позже мы оказались в Центре Управления «Городом».

Огромный зал, использовавшийся под землёй вместо плаца, ныне представлял собой удручающее зрелище.

Стены сбитые. На них – следы от подрывов, локальных обрушений, сколы от пуль.

В потолке зияет огромная брешь: сверху падает призрачный свет.

На полу – обломки бетона и десятки трупов рейфов. Кто-то полуисстлевший, кто-то окостеневший, кто-то свежепавший.

От генераторов не осталось и следа: только кожухи и станины. Всё остальное выгорело дотла.

Но даже не это напугало меня до глубины души.

Из гермодвери, ведущей в Лабораторию, ровным строем выходила пешая колонна бойцов. Она двигалась в другой конец зала, к звёздным вратам, пересекая всю площадь. И возле них разделялась на две группы. Одна, более многочисленная, исчезала в горизонте событий, поднимаясь по пандусу врат. Вторая, более компактная, занимала огневые рубежи перед вратами, будто бы собираясь отражать массированную атаку откуда-то из глубины «Города».

Холодный липкий страх заполз в душу, когда я узнал форму этих бойцов.

Отдельный Корпус Гражданской Обороны. Взвод «Цикады».

Но поистине задушевный ужас объял меня, когда я узнал самих бойцов.

«Полимер». «Штырь». «Док». «Рентген». «Фотограф». «Зой». «Колонизатор». «Леший». «Медвед». «Астория». «Багира». «Гайка». «Литера». «Гюрза». «Рокада»… И каждый из моих бойцов предстал многократно! Их в колонне было каждого по дюжине, а то и больше!

Я с оторопью повернулся к демиургу.

– Какого хера… – только и смог выдавить из себя.

– Время и пространство, – спокойно рёк тот. – Они не так просты, как кажутся. Вернуться назад по времени – это не то же самое. Что закрутить рукой воду в миске. Время – это река. Оно может протачивать себе новое русло. Стремнина может разбить течение на два потока. Она может неспешно бежать по течению, а может бурно крушить всё на своём пути.

Я слушал этот бред сивой кобылы, не в силах отвести взгляд от бесконечной колонны, идущей к вратам. Бойцы будто не замечали нас: нас как будто не было рядом.

– Твоя напарница возвращалась назад не раз, не два и не десять, – продолжал тем временем демиург. – Каждый раз стремнина водоворота событий разбивала течение на множество потоков. Каждый из них, в свою очередь, вёл к очередным поворотам, порогам и водопадам. Встречались и водовороты. Все эти люди – твои бойцы из прошлых, неудавшихся повторов. Как думаешь, сколько раз твоя соратница начинала всё с ноля?

Твою мать… глядя на этот бесконечный полк, понимаешь: далеко не сотню раз.

– Этот раз должен стать последним, – наставительно рёк мой собеседник. – В противном случае, случится новый прорыв пространства-времени, и ещё один полнокровный взвод усилит своим присутствием эту бесконечную армию бессмертных.

От меня не укрылся очевидный факт. Одна часть колонны уходила во врата. Но вторая не просто оставалась перед ними, прикрывая других. Вторая группа ЗАКРЕПЛЯЛАСЬ и ОКАПЫВАЛАСЬ, готовясь К БОЙНЕ. Так не занимают позицию, готовясь к отражению возможной атаки и прикрытию. Так готовятся к адской бойне. Передовые линии. Вспомогательное крыло. Группы усиления. Снайперы. Пулемётчики. Заградительная линия. Прикрытие. Резерв. Арьергард. Эти бойцы готовятся к самой жестокой мясорубке, которую только себе можно представить…

Я указал на вторую группу:

– Это как-то связано с твоей фразой о том, что нам не дадут использовать наш шанс?

– Да, – подтвердил демиург. – Древние. Они категорически против вмешательства в дела смертных. Прямо у них на глазах рушится вселенная, прорываясь в прорехи пространства-времени, оставленные твоей подружкой. Они знают, что она будет дырявить ткань бытия, прорезая новые переходы, пока не добьётся своего. Но они готовы пустить всё на самотёк. В дела смертных они не вмешаются.

Теперь стало очевидно, зачем занимают позиции бойцы прикрытия…

– Они уничтожают всех, кто нарушает запреты Миров, – твёрдо проронил он. – Те, кто уходят во врата, готовятся положить конец этой затянувшейся до бесконечности войне. Они знают, что от преумножения их бессмертной армии ещё одним взводом погибших лучше не будет никому. Они уже мертвы. Они готовы пожертвовать своим посмертием, чтобы прервать этот круг. Но те, кто готовится защищать их тыл… их участь куда печальней. Они готовы даже драться с Вознёсшимися Древними, чтобы не дать тем помешать. Они могут исчезнуть за границы Бытия, но их это не пугает. Они готовы заложить не только своё посмертие ради успеха. Они готовы заложить весь Мир.

Только сейчас я заметил, как среди пеших колонн проносятся уже знакомые мне сгустки тумана и света. Не очень яркие, я быстрее почувствовал, чем увидел их. Но они летали рядом с пешими, летали над ними, и они были везде.

– Это души ваших не родившихся детей, – сказал демиург на мой невысказанный вслух вопрос. – Души, готовые вселиться в зачатую плоть, но так и не сделавшие это из-за гибели своих родителей. Каждый из вас должен был породить новую жизнь. Некоторые – и не одну. Каждый погибший из вас – это несколько не родившихся детей. Эти души тоже пойдут до конца. Им нет нужды пребывать в межмировой пустоте вечно. Они тоже хотят найти своё упокоение.

«Они тоже пойдут в бой», – прочитал я между строк.

Бесконечная армия погибших бессмертных шагала ровным строем, исчезая во вратах. Спустя время, я понимаю, что это – визуальная иллюзия, дающая возможность упрощённого понимания истиной картины, размах которой не ведает границ.

– Я тоже помогу вам, – решительно отрубил собеседник. – Больше нельзя допускать прорех в ткани пространства. Это сказывается даже на межмировом уровне. Вы должны приложить все свои усилия, чтобы этот повтор стал последним. Вы должны победить. Но, так или иначе, в результате мы встретимся вновь. Будь то успех… или поражение.



Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 14:46 | Сообщение # 515
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7501
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
глюк - это по-нашему
глюк и ШОК как пространство и времени неразрывно связаны между собой... 1tooth

Цитата Комкор ()
Из всего этого не менее автоматически вытекал вывод, что у нас всё очень хорошо.Или нет.Ну, тогда всё очень плохо.

тут все зависит от конкретной ситуации на данный промежуток времени.

Цитата Комкор ()
а какого дьявола, прошу прощения за мой французский, происходит?
весьма актуальный вопрос в данном случае.

Цитата Комкор ()
А она, судя по всему, была именно человеком. Во всяком случае, крайне похожа.
если клыки, то уже не человек... главное - чтобы не ходун.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
шаман Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 14:48 | Сообщение # 516
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 234
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
– В межмировом пространстве.

Один из уровней между нашим и Вознесшимися?


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 15:53 | Сообщение # 517
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Kitten,
Цитата Kitten ()
если клыки, то уже не человек... главное - чтобы не ходун.

за это можно не переживать. Клыки не вампирские. Просто чуть больше привычных людям: мы же утратили их необходимость в процессе эволюции. Сейчас они практически не отличаются от резцов.

Цитата шаман ()
Один из уровней между нашим и Вознесшимися?

Скорее, пустая пустота между мирами, каждый из которых проходит параллельно друг с другом, как защищённые экранированные кабели на закладных в тоннеле метрополитена.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 16:22 | Сообщение # 518
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 234
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Скорее, пустая пустота между мирами, каждый из которых проходит параллельно друг с другом, как защищённые экранированные кабели на закладных в тоннеле метрополитена.

Возникает вопрос: а как "Демиург" туда попал?


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 17:17 | Сообщение # 519
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман, ну, он же демиург)
И этим всё сказано. От него, как от могущественной сущности, и не такое можно ожидать.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Kitten Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 19:57 | Сообщение # 520
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7501
Репутация: 2068
Замечания: 40%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
На что существо передо мной изрекло густым низким голосом:

ну-у, вряд ли такое существо стало бы говорить привычным нам способом, скорее это должны была быть меслеречь, при чем даже не в виде слов, а в виде вспышек образов (подобные сущности общаются именно так).
Цитата шаман ()
а как "Демиург" туда попал?
для подобного рода сущностей все"башни" так сказать открыты. Это ж его своего рода вотчина.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
Комкор Дата: Четверг, 21 Июня 2018, 20:37 | Сообщение # 521
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
ну-у, вряд ли такое существо стало бы говорить привычным нам способом, скорее это должны была быть меслеречь, при чем даже не в виде слов, а в виде вспышек образов (подобные сущности общаются именно так)

Тут придётся согласиться с утверждением, что взаимопонимание при диалоге с подобным созданием оказалось бы под весомым вопросом. Прение этих двоих персонажей происходило под эгидой привычных нам слов, ибо вряд ли ГГ понял бы хоть что-то, узрей то, в чём абсолютно не сведущ. Как сказал кто-то из древних мудрецов: "Пусть гусеницы пресмыкаются по земной тверди: но знают ли они, что станут бабочками и будут бороздить просторы неба?". Я подумал над этим. И вспомнил себя, когда в детстве впервые увидел двигатель. Это сейчас я знаю, где у него фильтр, карбюратор, распределитель, катушка, свечи, шкивы, генератор, картер или насос. А тогда он был для меня цельным куском железа, не поддающимся описанию в силу скудности познаний вопроса. Тут, я думаю, было бы то же самое, предстань пред ним "демиург" во всей своей "красе".


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Desreny Дата: Суббота, 23 Июня 2018, 15:58 | Сообщение # 522
Участник экспедиции
Группа: Пользователи
Сообщений: 222
Репутация: 3
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Написано отлично, мне понравилось читал с удовольствием
Награды: 0  
Комкор Дата: Пятница, 13 Июля 2018, 00:35 | Сообщение # 523
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
"Короткая" от 13.07.18

***

Открыв глаза, я не сразу понял, что очнулся.

Первая мысль, осенившая меня по пробуждении: «Вашу ж за ногу, какого дьявола тут так жарко?».

Вторая мысль, последовавшая вслед за первой: если жарко, то это хорошо – раз я чувствую температуры, то я, вне всякого сомнения, жив. Может, не живее всех живых, но жив.

Третья мысль, благочинно пропустив вперёд своих сотоварищей, степенно ввалилась в моё сознание: «Ну, охренеть теперь…! Лепота!».

Впрочем, долго терзать свои сенсорные способности на предмет соответствия окружения реальности мне не довелось. Несколько секунд – и все мыслимые/немыслимые доказательства материальности происходящего явились сами собой.

Во-первых, я чихнул. Казалось бы, обычное физиологическое явление, в обыденной жизни случающееся с нами не раз и не два. Но в этот раз я чихнул от души. Да ещё, как оказалось, икнул: причём, одновременно с чихом. А если учесть, что в этот момент абсолютно некстати поперхнулся слюной спросонья, в результате чего остро захотелось прокашляться… В общем, мой, с позволения сказать, «чих» оказался похож на предсмертный рык мясного хряка, с упоением забиваемого деревенскими кишкорезами.

Во-вторых, мне показалось, что в ответ на сие непотребство мне ответили:

– Будь здоров!...

Причём, что характерно, возглас донёсся с балкона: только в этот момент я понял, что нахожусь на койке в своём отсеке «Гипербореи», а из-за приоткрытой двери на балкон тянет пусть и горячим, но живым воздухом.

То ли моему организму показалось этого мало, то ли ему показалось, что ему показалось… в общем, я чихнул ещё раз. Как уже можно было догадаться, ни разу не слабее предыдущего.

– Не болей!... – донеслось из-за двери балкона.

Казалось бы, инцидент исчерпан? Ну, чихнул раз. Бывает. Ну, чихнул два. Случается. Так ведь нет!

С рёвом, напоминающим победный вопль боевого носорога, я выдал третий залп.

– Да катись ты уже на хрен, инфекция! – раздался уже гораздо менее дружелюбный возглас с балкона.

«Акклиматизация…», – подумал я.

«Инфекция», – подумал голос.

Наконец, мозг прояснился до достаточной степени, чтобы сообразить: в целости и сохранности, не предвещающей былинных отказов и прочей дребедени, я обретаюсь на сонном одре, причём без формы. На мне – только лишь нательное бельё (читай – трусы), а форма аккуратной стопкой сложена на стуле рядом. Очевидно – ни разу не моей рукой, ибо хоть я и не свинота, но так аккуратно шмурдяк никогда не сложил бы: даже, если б в лесу сдохло что-нибудь крупное. Типа хрестоматийного медведя, например.

Следующим пунктиком я осознал, что за бортом день. Хотя бы, по одному тому признаку, что штатное освещение в отсеке не работало, но было светло: из-за приоткрытой двери балкона и большого окна в человеческий рост, оформленного неким подобием витража, пробивалось знойное светило.

– Не дождёшься! – отозвался я в ответ на «инфекцию».

Так… оружие рядом со стулом, стоит, прислонившись к его спинке. Это – хорошо. Стоит нечищеное: это – плохо. С другой стороны, если б оружия не было вообще, было б гораздо хуже.

Откинуть одеяло, сесть на кровати, прикинуть своё состояние… ну, что мокрый, как мышь, неудивительно: жара такая, что хоть за жидким азотом иди. Но… две руки, две ноги. Остальное проверю позже… Ничего не болит, всё жизненно необходимое на месте. Даже руки себя слушаются.

В доказательство оного утверждения провёл ладонью по шее и груди. Шрамы от вселения гоа`улда и кормёжки рейфа зажили.

Надо вставать. Сидя на койке, пусть и такой удобной, много дел не наворотишь.

«Надо вставать: день сам себе дерьмом не сделается!» (с).

Ну-с, поднажали.

Встал. Потянулся. Понял, что жизнь удалась. Сказал вслух:

– Лепота…!

И, за неимением продуктивных идей, поплёлся к балкону: свежим воздухом подышать, на мир посмотреть, себя показать… тем более, что единственный голос обнаружил себя именно там: кроме неизвестного доброжелателя, подавшего сигнал о своём существовании, иных собеседников в радиусе видимости (и слышимости, пользуясь случаем) не наблюдалось.

Впрочем, не такой уж доброжелатель и «неизвестный». Выйдя на балкон, я мог лицезреть картину, достойную кистей Микеланджело и Донателло.

На нашем балконе, расположившемся чуть ниже основных командных уровней центральной башни «Гипербореи», раскинув неизвестно откуда взявшийся на борту корабля шезлонг, возлегала собственной персоной «Гюрза» в купальнике. Между прочим, том самом, памятном, с боем (в прямом смысле слова) отбитом во время террористической атаки на торговый центр в Нагое. И, как в тот раз, застегнуть тракторную молнию на верхе комплекта «Гюрза» не удосужилась.

Девушка развалилась на шезлонге, закинув нога на ногу, и блаженно щурилась на солнышке: даром, что на мордашке были затенённые очки. В левой руке молодая наёмница держала неприличных размеров полуторалитровую кружку с чем-то прохладительным (в ней виднелись плескающиеся кубики льда), а возле правой покоился автомат. Отдых отдыхом, но про положение забывать нельзя.

Я так и подавился утренними приветствиями, застыв в створе балконных дверей. Не скрою, посмотреть и впрямь было на что: пусть и потрёпанная боевыми действиями, но не потерявшая аппетитности фигурка соратницы в приказном порядке велела любой здравомыслящей особи противоположного пола встать в охотничью стойку.

К счастью, спросонья я соображал достаточно инертно, а потому ограничился тем, что немного попускал слюнки, окидывая приятную взору картину намётанным глазом.

– С добрым утром, – произнёс я, впрочем, тут же поправившись, увидев солнце в зените: – Точнее, с добрым днём.

«Гюрза» лениво отмахнулась:

– Да… Какой он, к бесам, добрый… Хотя… – девушка взяла очки пальчиками за дужку и чуть опустила их, посмотрев на меня поверх оправы. – Ты, хотя бы, выкарабкался. Уже хорошо.

«Выкарабкался». М-да… И этим всё сказано. Не «выздоровел», не «поправился», не «оклемался», не «не подох». «Выкарабкался». Одним словом Алина умудрилась донельзя точно передать моё состояние, с чем коротким рыком согласился Нергал. Собственно, выкарабкался я, судя по всему, исключительно благодаря его стараниям: симбионт старательно поддерживал во мне жизнь, покуда ваш (не)покорный слуга изволил пребывать в небытие. Но… «выкарабкался»… м-да.

– Долго я дрых? – осведомился я с этим в связи.

– Часов пятнадцать, – призналась девушка. – Твоя «Лилит» всю ночь подле тебя дежурила, пока я её пинками не погнала спать. Только перед рассветом удалось её выпроводить.

– А она где?

– В медсанчасти. Вместе с твоим найдёнышем.

Ну, тоже вариант. Ужо в лазарете-то люди работают не с дипломом из пельменной: помогут, чем смогут. Хотя, если я правильно помню, в медицинской помощи «Лилит» не нуждалась.

Или нуждалась?

– А ты? – спросил я.

– А что я? – пожала точёными плечами «Гюрза». – Ты просыпаться ни в какую не хотел. Медики однозначно сказали: спит. Сном богатырским. Короче, в госпитализации отказали. Ну, а мне грех не пофилонить, за спящим приглядывая. Кстати, – Кирсанова подмигнула мне поверх очков. – Ты, когда спишь, просто душка!

– Ага, – фыркнул я. – Прямо задушить хочется такую душку.

– Да не вопрос, – фыркнула уже Алина. – Хочешь пожёстче – пожалуйста.

М-да. Юмор у неё, прямо скажем, своеобразный. Впрочем, мой ни разу не лучше…

– Тебе Ослябя, кстати, сообщение оставил, – вздохнула «Гюрза». – Лови рассос, пока можешь. На радарах дальнего радиуса обнаружили флот этих бледнорылых ушлёпков. Численность подсчитать трудно, дальность на пределе эффективного обнаружения, но уже понятно, что тут не десять поросят пошли купаться в море. Через пару-тройку часов – штатный сеанс связи с Землёй. Там доложут, что сможут, и запросят целеуказания. Так что, если есть желание, пока можешь заняться, чем хочешь.

– Если я займусь, чем хочу, меня четвертуют через повешение, – пробормотал я. – Давно нашли флот?

– Хрен его знает, – призналась «Гюрза». – Я не сую свой нос в то, в чём не разбираюсь… у тебя для этого, кстати, старпом есть: вот её и дёргай.

Кстати, о птичках! А, ведь, действительно!

– Правда, кстати? – уточнил я. – «Рокаду» и впрямь на старпома поставили? Я думал, Борисыч поугорать решил…

– Я тоже так думала, – доверительно сообщила девушка. – Но, как видишь, дело вышито парадными золотыми нитями, да ещё и аксельбантом помахивает. Короче, если есть какие вопросы – дуй к Кристине. – Алина как-то хитро скосилась на меня в этот момент. – Она, к слову, радовалась, как щенок любимой плюшевой игрушке. Пожалуй, только твоя отключка и спасала тебя: иначе, пал бы жертвой её чрезмерно любвеобильных истязаний.

Я только усмехнулся в ответ:

– Скажешь тоже…

– Угу, – усмехнулась она. – Скажу. И расскажу. Но, как-нибудь в другой раз. Как себя чувствуешь, вообще? – резко сменила тему «Гюрза».

– Не дождёшься, – отрезал я.

– Это хорошо, – вздохнула девушка. – Сходил бы ты, отметился, что жив. Я-то за своего командира рада, но доложился бы ты Борисычу, что ли? Сам же знаешь: об изменении самочувствия и состояния боец должен докладывать незамедлительно.

Так-то оно так, но… полчаса он может и перебиться. Я, в конце концов, не помер. Пока что ещё.

– Ладненько, – вздохнул я. – Щас помоюсь, приведу себя в порядок, оденусь, да, действительно, схожу на доклад. Больше происшествий не случалось?

«Гюрза» многозначительно посмотрела на меня.

– Ну, как сказать… – выдала она неоднозначно. – Впрочем, это тебе уже без меня расскажут. Я, пожалуй, тут умою руки.

«Писец подкрался незаметно», – пронеслось в мозгу. – «Кажется, сегодня будет мясо».


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Zhenya3383 Дата: Пятница, 13 Июля 2018, 08:20 | Сообщение # 524
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 30
Репутация: 12
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Дождались!!! Теперь ждём "длинную")))
Награды: 1  
Комкор Дата: Пятница, 13 Июля 2018, 10:58 | Сообщение # 525
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 431
Репутация: 366
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Zhenya3383 ()
Дождались!!! Теперь ждём "длинную")))

Будем надеяться, на это уйдёт не так много времени, как в последний раз.


Леший
19.08.1995 - 24.09.2014
Sayonara, stalker. Aveo amacus, digstal.
Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)