16:20
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Фики по другим фандомам
Фики по другим фандомам
Yarina Дата: Четверг, 12 Ноября 2009, 13:53 | Сообщение # 1
Фея
Группа: Свои
Сообщений: 4376
Репутация: 670
Замечания: 0%
Д-р Элизабет Вейр в ролевой
Статус: где-то там
Я заметила, что многие из нас увлекаются далеко не одним шоу. И пишут и переводят не по одному шоу. Эта тема для ваших произведений не по ЗВ.



Я фея. Могу фейнуть, а могу и нафуячить...
Награды: 100  
iris Дата: Пятница, 17 Февраля 2017, 11:27 | Сообщение # 211
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Начала новый фик, и опять не по ЗВА. Не знаю пока, во что это выльется, хотя сюжет, вроде, продуман до конца. Хватило бы запала написать...

Герои тут из "Сотни" - ну что поделаешь, подсела я на этот сериал крепко, тем более, что сейчас как раз в разгаре 4 сезон, и я вся "в нём". Но мир у меня полностью АУ-шный, никакой фанастики, всё происходит в нашей реальности, в наше время. Этот фик - "об отношениях" - тут будет всё - взросление, неуверенность в себе, дружба, любовь, разочарование...

Короче, рассказ "про жизнь и отношения между людьми"...

Название: Ямочка на подбородке

Автор: iris

Фандом: "Сотня"

Рейтинг: пока R, а там посмотрим...

Пейринг: Кларк Гриффин/Беллами Блейк, Эбби Гриффин/Маркус Кейн, фоном - Кларк Гриффин/Финн Коллинз, Рейвен Рейес/Финн Коллинз, Рейвен Рейес/Вик Уолтерс

Жанр: Drama, Angst, Het, Romance, AU

Размер: пока миди

Аннотация: Сколько себя помнила, Кларк Гриффин всегда ненавидела свою внешность. Папа не раз говорил ей, что она - самая красивая на свете принцесса, и ещё найдет своего принца. Но чего не скажет папа любимой дочурке. На пути во взрослую жизнь Кларк ждут новые знакомства, дружба, разочарования и, конечно же, любовь...

Предупреждение: Смерть второстепенных персонажей

Часть первая. Жизнь "до"


Глава первая. Не родись... уродиной


Сколько себя помнила, Кларк Гриффин всегда ненавидела свою внешность. В детстве она была довольно пухленькой, и ей не раз приходилось сталкиваться с жестокостью сверстников, не желавших упускать столь удачный повод и вечно обзывавших её всяческими эпитетами, самым мягким из которых был "толстуха". Особенно усердствовали ненавистные мальчишки, каждый раз придумывая всё новые и новые обидные прозвища. Девочка постоянно прибегала домой в слезах, закрывалась в детской, и, зарывшись с головой в подушку, давала волю своему горю.
Родители деликатно давали Кларк выплакаться, а затем мама, с присущей медику логикой, начинала доказывать дочери, что она вовсе не толстая, просто у нее такое строение тела, и что со временем она перерастет. После этого становилось ещё хуже.
Ситуацию обычно спасал отец. Вместо заумных лекций, наполненных четкой аргументацией и непонятными медицинскими терминами, он просто сажал любимую дочурку на колени, крепко прижимал к себе и целовал в макушку, приговаривая:
- Не обращай внимания, эти дураки тебе просто завидуют. Ты - самая красивая на свете! Только посмотри на свои пухлые щечки! Чем не прелесть? - С этими словами папа легонько щипал ее за щёку, ласково и совсем не больно. - А чего только стоит это чудо?! - Тут он приподнимал головку девочки и нежно целовал ее в небольшую ямочку на подбородке. - У кого-нибудь ещё есть что-то подобное? А ведь это неспроста. Эта ямочка говорит о том, что тебя ждет необыкновенная судьба. Тебе суждено стать незаурядной личностью, решительной, смелой, любознательной, разносторонней. Поверь, ты проживешь долгую счастливую жизнь и сумеешь достичь очень многого. И когда-нибудь храбрый рыцарь будет готов отдать жизнь за право поцеловать свою принцессу в эту прелестную ямку.
Даже в ранние годы Кларк была очень рассудительным ребенком и понимала, что папа просто слишком сильно любит её и хочет утешить. Никакая она не красавица, а самая настоящая уродина. Об этом твердят все дети, дразнятся, насмешничают, и эти насмешки ей предстоит терпеть всю жизнь. Но от слов отца на душе становилось теплее, горькие слёзы высыхали, и обида пряталась куда-то вглубь, притаившись там в ожидании следующего удобного случая...

***

Кларк было восемь, когда семью постигло страшное несчастье. Папа улетел в очередную командировку. Он должен был вернуться к Рождеству, обещал привезти своей любимой дочурке особый подарок... Но вместо этого в дом пришла беда. Когда раздался звонок, они с мамой как раз украшали гостиную. Кларк на всю жизнь запомнила, как мама внезапно побледнела, стиснула губы, глянула на дочку и ушла разговаривать в другую комнату. Потом были слёзы, тревожное ожидание, надежда, обрывки разговоров... "разбился при посадке"... "кажется, кто-то уцелел"... " ещё нашли не все тела"... "ехать на опознание"... А после - похороны, закрытый гроб, траур, "такой молодой", "ему бы ещё жить и жить", "девочку жалко"...
Папы не стало. Больше никто не будет вечерами играть с ней в "Монополию" или сражаться на лазерных мечах, по выходным водить её в парк, покупая там самое вкусное в мире мороженое, летом катать на лодке... Когда она обидится, некому будет щелкнуть её по носу, с усмешкой приговаривая: "сердишься - прикуси свой нос". И, конечно, никто теперь не посадит её на колени, не прижмет к себе крепко-крепко и не назовет самой красивой в мире принцессой, ограждая от всего жестокого мира.
Конечно, осталась мама. Но она и до этого всецело отдавалась работе, а теперь, со смертью отца, и вовсе окунулась в неё с головой, целыми днями, а иногда и ночами пропадая в своей больнице. Спустя две недели после смерти Джейка Гриффина Эбби наняла приходящую няню, в обязанности которой входило привести Кларк из школы, накормить обедом и проследить, чтобы та выучила уроки. В последнем, впрочем, не было особой нужды - юная Гриффин и так была прилежной и старательной, так что особых забот у няни - студентки колледжа, подрабатывающей на обучение - не было. К Кларк она относилась неплохо, и даже делала попытки сблизиться с ней, завести дружбу, но... это ведь был не папа, верно? Девочка вела себя послушно, выполняла все указания, не спорила, не грубила, но не собиралась впускать в сердце чужого ей человека. Теперь, лишившись отцовской защиты, она больше не плакала, не жаловалась, а лишь стискивала зубы, молча терпя насмешки одноклассников.
Няня пробыла в их доме около пяти лет, после чего мама решила, что дочь уже достаточно взрослая и ответственная, и не нуждается в опёке.

***

Шли годы, детская припухлость постепенно сошла на нет, и со временем Кларк из неоперившегося "гадкого утенка" превратилась в довольно-таки миловидную девушку. Длинные белокурые локоны обрамляли теперь уже идеальной формы личико, главным украшением которого служили огромные выразительные глазищи удивительной синевы. Высокая грудь, сформировавшаяся годам к пятнадцати, дополнялась тонкой талией и чуть пышноватыми бёдрами, переходящими в стройные ноги. Но щёки оставались такими же пухленькими, да и ямочка на подбородке никуда не делась - наоборот, стала видна еще отчётливей. И девушка продолжала считать себя уродиной, ненавидела зеркала, одевалась в бесформенные одежды скучных блёклых расцветок (пастельные тона, как называла это мама) и сознательно избегала близких контактов со сверстниками. И хотя теперь её уже никто не дразнил, друзей она так и не завела. В старших классах её считали скучной занудой, заучкой и ботаником, и не приглашали в свои компании, а сама Кларк, ставшая за эти годы настоящей затворницей, была этому только рада. Зато она упорно вгрызалась в науки и радовала учителей своими знаниями. Её целью было получить престижное медицинское образование, и она упорно шла к ней, не отвлекаясь на всякую ерунду типа дурацких школьных вечеринок и романов с глупыми одноклассниками.
В выпускном классе Кларк отправила заявление в несколько самых престижных университетов страны и уже за полгода до окончания получила отовсюду положительные ответы. Конечно же, умная и амбициозная девушка мечтала о Стэнфорде, но как отнесется к этому мама? Несмотря на постоянную загруженность Эбби на работе, мать с дочерью ещё ни разу не разлучались надолго - разве что на время командировок старшей Гриффин. Когда у Кларк начинались летние каникулы, мама обычно брала отпуск, и они проводили его у дальних родственников в Кэмдене, крохотном городишке на восточном побережье штата Мэн. Стэнфорд находился в противоположном конце страны, за тысячи километров от её родного Кливленда, и учёба в нём означала многолетнюю разлуку, самостоятельную жизнь в университетском кампусе и близкие контакты со сверстниками, с которыми юная затворница так и не научилась общаться. И как бы Кларк ни мечтала об учёбе в самом лучшем университете страны, ей было немножко страшновато. Может, мама не захочет её отпускать?

Глава вторая. Мама выходит замуж?!


Мама, на удивление, возражать не стала. Как-то вечером, незадолго до школьного выпускного, она вернулась с работы раньше обычного, и у них с Кларк состоялся долгий и очень откровенный разговор, закончившийся весьма неожиданно.
Выслушав сомнения дочери, Эбби сама посоветовала ей выбрать Стэнфорд. В свое время она тоже закончила именно его, и знала, какие двери может открыть диплом этого престижного университета. Образование в Стэнфорде было одним из самых дорогих, но, благодаря наследству, оставшемуся от Гриффина-старшего, и высоким заработкам матери, проблем с этим не было. Кларк не придется подрабатывать по вечерам, чтобы наскрести денег на обучение, как это делает большинство студентов.
В тот вечер, обсуждая будущее своей единственной дочери, мама дала понять, что давно мечтает, чтобы Кларк пошла по её стопам и стала врачом. Что гордится её успехами в школе. Что рада тому, насколько серьёзной и ответственной выросла её маленькая дочурка. Что папа тоже гордился бы ею и был бы счастлив видеть её такой...
Но самое удивительное было потом. Когда Кларк заикнулась о скорой разлуке, мама внезапно смутилась и даже слегка покраснела. А потом, запинаясь, призналась дочери, что у неё роман с одним бизнесменом из Нью-Йорка, причём, дело зашло так далеко, что после отъезда Кларк она сама собирается переехать к нему. С работой проблем не будет - специалисты такого уровня на вес золота, и её уже давно ждёт должность заведующей хирургическим отделением в одной из крупнейших нью-йоркских клиник.
Эта новость потрясла Кларк больше всего. Как? Её мама? Та самая мама, для которой, казалось, не существует ничего, кроме работы и воспоминаний о любимом муже? Девушка испытала укол ревности и неприязни к какому-то чужаку, укравшему внимание матери и заставившему её предать память отца.
И всё же Кларк, будучи девушкой рассудительной, сумела не дать выход эмоциям - вот где сказался многолетний опыт игнорирования школьных издевательств. Вместо этого она поинтересовалась, что за человек этот мамин друг, где они познакомились, и что планируют на будущее.
Оказывается, с Маркусом Кейном, полковником корпуса морской пехоты в отставке, а ныне владельцем довольно крупного охранного агентства, Эбби познакомилась пару лет назад. Она ездила в Нью-Йорк на очередной симпозиум (которые посещала три-четыре раза в год), и столкнулась с ним в отеле, где его люди обеспечивали охрану наследного принца Лесото, прибывшего в США с дипломатическим визитом. Учитывая важность задания, мистер Кейн участвовал в нём лично и в мгновение ока скрутил перепуганную Эбби, заломив ей руку, когда она по ошибке случайно вышла из лифта на этаже, отведенном для принца и его свиты. Как только выяснилось, что это обычное недоразумение, миссис Гриффин отпустили, а мистер Кейн в качестве извинения пригласил её на ужин в гостиничный ресторан. Так началось их знакомство, постепенно перешедшее в дружбу...
Доктор Гриффин пробыла в Нью-Йорке неделю, и всё это время они каждый вечер проводили за совместными ужинами. После её отъезда они часто перезванивались, и в её следующий приезд встретились уже близкими друзьями. За два года у них накопилось не менее десятка встреч - Эбби регулярно приезжала в Нью-Йорк, когда на неделю, когда на пару дней, - и во время последней Маркус решился и сделал миссис Гриффин предложение. Она не отказала, но попросила повременить, пока её дочь не закончит школу.
Эбби сумела сохранить их отношения в секрете от Кларк. Несмотря на свою решительность, она очень любила дочку, и, зная её привязанность к отцу, боялась ранить рассказом о новом романе. К тому же, она даже предположить не могла, какая за этим последует реакция. Но бесконечно скрывать правду было нельзя, и теперь, когда ситуация требовала какой-то развязки, Эбби вынуждена была пойти на откровенность.
Кларк слушала, и её переполняли противоречивые чувства. С одной стороны, давили ревность и обида - и за то, что мама сделала, и за то, что так долго скрывала всё это от неё. Но, по мере рассказа, глядя на взволнованное мамино лицо, её порозовевшие щёки, блестящие глаза, вслушиваясь в дрожащий, то ли от возбуждения, то ли от беспокойства, голос, Кларк задумалась. От своих родителей девушка унаследовала лучшее: от Эбби - логику, рассудительность, острый ум, а от Джейка - мягкость, снисходительность и доброту. Правда, последняя распространялась лишь на самых близких людей, но ведь речь шла о маме, куда уж ближе! До Кларк вдруг дошло, что та ещё совсем не старая. Что она и так слишком долго хранила верность папе и заслуживает счастья.
Поэтому, когда Эбби закончила свой немного сбивчивый рассказ и с тревогой глянула в глаза дочери, ожидая упреков и осуждения, та лишь покачала головой и, натянув на лицо покерную улыбку - разум разумом, но сердечко всё ещё щемило от обиды, - спокойно произнесла:
- Да, мамочка, ты полностью права насчёт Стэнфорда. Я с радостью поеду туда учиться. А ты отправляйся в Нью-Йорк. Надеюсь, ты будешь счастлива с этим своим... мистером...
- Кейном, - подсказала Эбби, уставившись на Кларк взглядом, в котором смешались одновременно и изумление, и облегчение.
- Да, с Кейном, - повторила Кларк и внезапно спросила: - Так вы собираетесь пожениться?
- Ну, - смущенно улыбнулась мать. - Я ещё не приняла его предложение. Честно говоря, я не хотела предпринимать такой решительный шаг, не посоветовавшись с тобой. Ведь ты - моя дочка, мой самый близкий человек, моё сокровище! Я так люблю тебя! И если ты против - только скажи, я откажу Кейну и останусь с тобой.
От этих слов у Кларк сжалось сердце. Её мама, всегда такая спокойная, хладнокровная, логичная, открылась перед ней с совершенно новой стороны. Нет, мама, конечно, всегда любила свою дочку, заботилась о ней, следила, чтобы она не испытывала недостатка ни в чём. Но они так мало времени проводили вдвоём! И мама никогда не говорила прямо о своей любви к ней, предпочитая словам действия.
Это неожиданное признание окончательно смыло остатки обиды и недоверия. Кларк бросилась к матери, во внезапном порыве обняла её, крепко прижалась к такой родной, близкой, любимой и любящей...
- Мамочка, что ты! Я... я тоже так люблю тебя! И я буду очень счастлива, если будешь счастлива ты. - Сморгнув непрошеные слёзы, девушка слегка отстранилась и посмотрела маме в глаза. - А он хороший? Он действительно любит тебя? Ты меня с ним познакомишь?
Эбби несколько мгновений смотрела на Кларк. Какая же мудрая и добрая девочка выросла у них с Джейком! Не всякий взрослый в такой ситуации способен совладать со своим эгоизмом, что уж говорить о юной девушке, почти подростке. При этих мыслях на её лице расцвела счастливая улыбка.
- Хороший, Кларк, - наконец ответила она. - И, конечно же, я вас познакомлю. Он давно уже об этом мечтает. Я много рассказывала ему о тебе и, кажется, он уже заочно тебя любит. Как только закончатся твои выпускные экзамены, мы поедем в Нью-Йорк, и я уверена - Маркус тебе тоже понравится.

***

Он ей определенно понравился. Всю сознательную жизнь Кларк провела как бы в стороне от окружающих, и это развило в ней наблюдательность, которая, в сочетании с её природной интуицией, позволяла ей очень хорошо разбираться в людях и их отношениях. И сейчас, исподтишка ловя взгляды, которыми обменивалась эта на глазах помолодевшая пара влюблённых, их мимолетные трепетные прикосновения, смущенные улыбки, появлявшиеся на лицах, когда они замечали, что за ними наблюдают, девушка уверилась в том, что выбор мамы действительно хорош, и с этим человеком она точно будет счастлива. Папу не заменишь, но жизнь ведь продолжается?
Маркус действительно казался достойным человеком. Внешне он выглядел таким же сдержанным и уравновешенным, как и Эбби - в этом отношении они идеально подходили друг другу, - но при этом излучал искренность и радушие. А самое главное - он не сюсюкал с Кларк, как с маленькой, не заискивал перед ней, не стремился понравиться. Вёл себя с ней ровно, спокойно и уважительно, как со взрослой. Расспрашивал об учёбе и планах на будущее, давал дельные советы. Как-то пошутил насчёт поклонников, но, заметив, как поморщилась при этом Кларк, быстро увёл разговор в другое русло и больше не касался этой темы. По мере узнавания у Кларк крепла уверенность, что этот немногословный человек станет для матери надёжной опорой, и она всё больше радовалась за неё.

***

А Кейн действительно опасался встречи с дочерью своей любимой. У него совершенно не было опыта общения с молодыми девушками её возраста, и он представления не имел, как себя с ней вести. Накануне приезда матери и дочери Гриффин он провёл несколько бессонных ночей, ворочаясь в мучительных раздумьях, как ему понравиться Кларк, и что он будет делать, если этого не произойдет. Маркус видел, насколько дорога Эбби её дочь, и понимал, что если встанет вопрос о выборе, предпочтение будет отдано не ему. А потерять женщину, в которую он влюбился, словно мальчишка, было бы слишком тяжело. Многие годы он провёл в одиночестве, и теперь, когда эта запоздалая любовь вихрем ворвалась в его холостяцкую жизнь, заставив сбросить пару десятков лет, вновь почувствовать себя молодым, не хотел терять так внезапно обретенного счастья.
Когда-то в молодости Кейн был женат, но этот брак не выдержал его частых отъездов, участия в боевых операциях в отдаленных уголках Земли, секретов, которые приходилось скрывать от самых близких. Спустя два года жена бросила его, предпочтя спокойную размеренную жизнь с добропорядочным и скучным менеджером банка, и с тех пор Маркус полностью отдался любимой работе. Выйдя в отставку и осев в Нью-Йорке, он с энтузиазмом принялся за новое дело, и на романы у него не хватало времени.
Кейн уже думал, что так и проведет остаток жизни холостяком, пока судьба не свела его с Эбигейл Гриффин. Эта умная интеллигентная женщина сразу поразила его своей решительностью, умом, четким логическим мышлением. Её суждения по многим вопросам были такими аргументированными, обоснованными, подкрепленными фактами, но самое главное - совпадали с его, Маркуса, мыслями. Вдобавок ко всему она была очень красива - той строгой красотой, которую может заметить далеко не каждый, но, раз разглядев, уже не в силах будет оторваться. Кейн, во всяком случае, не смог, и, похоже, Эбигейл тоже сумела разглядеть в нём что-то особенное, поскольку явно не была против их встреч.
Маркус и сам не заметил, как влюбился. Он с нетерпением ждал каждого её приезда, заранее подстраивал все свои дела так, чтобы не потерять ни одной драгоценной минуты общения с любимой женщиной. Их отношения с каждым разом становились всё более близкими и доверительными, пока однажды, он, наконец, не остался в её номере на ночь. Это случилось в её третий приезд, спустя примерно полгода после их знакомства.
После этого встречи стали ещё более желанными, но решительный и отважный полковник, побывавший не на одной войне, не раз бесстрашно смотревший в глаза смерти, в вопросах женского пола отличался особой деликатностью и боялся оказывать давление. Ему потребовался ещё год, прежде чем сделать предложение, на которое он так и не получил окончательного ответа. Всё зависло в воздухе и зависело теперь от решения Кларк Гриффин.

***

Кларк провела приятные две недели в Нью-Йорке в обществе своей влюблённой мамы и её восторженного поклонника. Впрочем, всё шло к тому, что мама в ближайшее время сменит свою фамилию, и мистер Кейн станет её родственником. И она совершенно не была против.
Как-то раз, дня за три до её отъезда, когда Эбби вечером отлучилась за покупками, а Кларк, которая до этого полдня провела в музее Клойстерс на острове Манхэттен и теперь не чуяла под собой ног, осталась отдыхать дома, между ней и Маркусом состоялся откровенный разговор. Полковник не стал разводить долгие церемонии, а в привычной для него немногословной манере заявил, что очень любит её мать и мечтает создать с ней семью. Но, уважая чувства Кларк, хотел бы получить её одобрение и согласие.
Кларк, собственно, давно смирилась с мыслью о том, что вот-вот обзаведётся отчимом, но теперь почувствовала к Кейну ещё большее уважение. В конце концов, они с мамой - взрослые люди, и он не обязан отчитываться и спрашивать разрешения у неё, сопливой семнадцатилетней девчонки! Тем приятнее было сознавать, что этот человек, если даже не любит её отцовской любовью, уважает её чувства и не хочет причинить боль.
Девушка тепло улыбнулась и искренне заверила, что будет только рада видеть свою маму счастливой. Ответная улыбка, озарившая лицо Маркуса, казалось, была способна растопить самые толстые льды Арктики и Антарктики.
А вечером накануне отъезда состоялся их первый семейный совет. Эбби официально заявила, что приняла предложение Кейна. Свадьба назначена на конец октября, после чего она окончательно переедет в его нью-йоркскую квартиру. Должность заведующей отделением всё ещё ждала её, и оставшиеся месяцы ей придется потратить на то, чтобы сдать все дела на прежней работе и подготовить Кларк к отъезду на новое место учёбы.
Тут неожиданно вмешался будущий отчим, заявив, что девушке может оказаться трудно привыкнуть к суматохе студенческих кампусов. По счастливой случайности, в Пало-Альто живёт его бывший сослуживец, которому Кейн когда-то спас жизнь. Он получил крупное наследство и сейчас владеет несколькими домами, которые сдаёт в аренду. Маркус уже переговорил с ним, и он с радостью предоставит Кларк уютную квартирку за весьма скромную плату.
Что ж, это решало серьёзную проблему, которая в последнее время не давала девушке покоя - страх перед необходимостью тесного общения со сверстниками-студентами, которого было бы не избежать, поселись Кларк в университетском кампусе. Поэтому она мгновенно угомонила взбрыкнувшую было гордость и заявила, что с удовольствием воспользуется этим предложением при одном условии - платить будет сама, из наследства, оставленного ей папой. На том и порешили, и два месяца спустя мать и дочь Гриффины в последний раз окинули взглядом их опустевшее родовое гнездо, попрощались с родным Кливлендом и отправились в противоположные стороны, каждая навстречу своей новой жизни: Эбби - на северо-восток, в Нью-Йорк, создавать новую семью, а Кларк - на запад, в Пало-Альто, где её ждали учёба на медицинском факультете Стэнфорда и новые знакомства.

Глава третья. Первые друзья


Всё оказалось не так уж страшно. В конце концов, речь шла не о кучке школьных бездельников, для которых самое главное - чтобы вечеринка удалась, а весь смысл существования мальчишек заключён исключительно в победе на футбольном поле, а девчонок - в бесконечных сплетнях, нарядах, попытках отбить парня у подружки и потеснить со своего места очередную "королеву красоты" местного разлива.
Нет, конечно, народ тут собрался разный, но большинство, как и Кларк, прибыло не развлекаться, а получать знания, чтобы впоследствии применить их в своей будущей карьере. Деньги деньгами, однако Стэнфорд недаром многие годы хранил марку одного из самых престижных университетов мира, и для поступления в него недостаточно было одного лишь толстого кошелька родителей, требовались ещё и базовые знания. Проходной балл на большинство факультетов был очень высоким, и наибольшие шансы поступить имели, в основном, заучки и ботаники, подобно Кларк, привыкшие в школе вгрызаться в учёбу.
Впрочем, случались и исключения - крутые детки особо богатых и высокопоставленных родителей, чьи власть, связи и спонсорские вливания открывали перед ними любые двери. Таких хватало и здесь, и они составляли особую касту, так называемую "элиту", державшуюся особняком и обычно не впускавшую в свой круг простых смертных. Кроме того, университет благоволил к спортсменам, особенно футболистам, и выдающие спортивные заслуги порой тоже ставились превыше знаний.
Пёстрая разношёрстная толпа первокурсников очень быстро рассортировалась: кто-то тут же примкнул к местной "элите", кто-то сформировал оппозиционные группировки, а кто-то, подобно Кларк, остался в стороне, предпочитая не сближаться ни с теми, ни с другими, и полностью посвятить себя науке. В отличие от школы, тут это казалось нормальным, на таких одиночек никто не смотрел косо, их не терроризировали и не считали изгоями.
Кларк было легче ещё и потому, что она жила не в кампусе, а в отдельной - пусть и арендованной - квартире примерно в пятнадцати минутах езды от университетских корпусов. Друг Кейна сдержал слово и за половинную плату предоставил девушке уютную квартирку, состоящую из гостиной, спальни и небольшой кухоньки, отделенной от прихожей барной стойкой. Площадь, по сравнению с двухэтажным коттеджем Гриффинов, была совсем крохотной, но Кларк это вполне устраивало. Гостей принимать она не собиралась, а для занятий и отдыха места ей вполне хватало. Самое главное - она могла продолжать свою затворническую жизнь и по-прежнему никого не впускать в душу.
Так Кларк продержалась полгода, но во втором семестре у неё неожиданно появился первый друг - первокурсник с инженерного факультета Уэллс Марсден. Они познакомились в химической лаборатории - этот предмет оба выбрали в рамках подготовки к своим совершенно разным специальностям.
Считая химию очень важной для будущего медика, Кларк часто задерживалась в лаборатории допоздна над каким-нибудь замысловатым опытом, и вскоре обратила внимание на молчаливого темнокожего парня, частенько корпевшего над пробирками за соседним столом. Парень не отличался атлетическим телосложением и был, пожалуй, излишне полноват. Его строгие черные глаза скрывались за очками с толстенными линзами, на лице навечно застыло сосредоточенное выражение, и от всего его облика веяло такой деловитостью и углублённостью в работу, что серьёзная и ответственная Кларк порой чувствовала себя рядом с ним легкомысленной школьницей, только и мечтающей, как бы прогулять уроки. Казалось, рядом с ней не студент первого курса университета, а убеленный сединами старец, отягощенный многолетним опытом и снисходительно глядящий на окружающих, как бы говоря: "Что мне до вашей суеты сует - у меня есть дела поважнее".
Впрочем, вскоре оказалось, что этому фанатику от науки не чуждо и земное. Однажды вечером оба засиделись особенно долго - каждый за своими опытами, - и когда дежурный лаборант, наконец, выставил их, заявив, что закрывает лабораторию, на улице уже стемнело. Они вышли вместе, и тут её попутчик изумил Кларк, неожиданно учтиво поинтересовавшись, далеко ли она живёт, и не нужно ли её проводить. До этого момента девушка вообще сомневалась, что он её замечал, погружённый в свои размышления, явно научного характера. И вдруг такое внимание?! В тот раз Кларк вежливо поблагодарила и отказалась, кивнув на припаркованный поблизости ярко-красный "мини купер" - подарок мамы и Маркуса в честь её поступления в университет.
Однако после этого они стали здороваться, а через несколько дней парень вдруг ни с того, ни с сего поинтересовался её очередным опытом и дал пару дельных советов. В тот вечер они снова покидали лабораторию вместе и по пути представились друг другу и разговорились. Кларк узнала, что её новый знакомый - Уэллс Марсден - учится на инженерном факультете и собирается специализироваться в области технологий химических полимеров. Это была, конечно, не медицина, но довольно близкая девушке область, и с тех пор они стали часто общаться.
Поначалу их разговоры касались исключительно химических опытов и научных новинок. Но постепенно общение перешло в иное русло, и хотя до полной откровенности было ещё далеко, со временем они стали обсуждать не только последние достижения в области химии, но и делиться друг с другом мыслями и размышлениями по самым разным вопросам. Их встречи перестали ограничиваться лишь одной лабораторией, теперь они нередко обедали вместе в университетской столовой и пили кофе в ближайших кафешках.
Как и Кларк, Уэллс жил в собственной квартире в центре Пало-Альто, в десятке кварталов от неё, и по выходным они иногда гуляли в городском парке, ведя оживленные беседы. Он оказался на редкость интересным собеседником - умным, глубоким, имеющим по всем вопросам свои собственные оригинальные суждения. Оказывается, помимо занятий химией, его интересовало многое другое, в том числе, политика, литература, искусство и история. У него была поистине энциклопедическая память, и однажды он изрядно удивил Кларк, принявшись цитировать Кафку.
Такие отношения - не дружеские, но товарищеские, когда каждый мог получить удовольствие от общения с интересным собеседником, но никто не лез другому в душу, - вполне устраивали Кларк. И, конечно же, ни о какой романтике не могло быть и речи! Девушка даже в мыслях не могла себя представить целующейся с Уэллсом, для этого он был слишком серьёзным, слишком увлечённым своей наукой. И некрасивым.
Нет, Кларк всё так же не считала себя красавицей, достойной прекрасного принца. Но гормоны брали своё, и она не раз ловила себя на предательской мысли о том, что неплохо было бы хоть раз пройтись под руку с вон тем симпатичным блондином с юридического, или стройным голубоглазым шатеном с технического, или высоким темноволосым атлетом, одним из лучших игроков университетской баскетбольной команды. Но - увы - все красивые парни были уже давно разобраны, и даже будь Кларк писаной раскрасавицей, она упустила своё время, пока предавалась затворничеству в первые месяцы учёбы. Так что и блондин, и шатен, и высокий баскетболист, и все остальные более или менее видные ребята имели по подружке, а иногда и не по одной, а лезть в чужие отношения, интриговать, разлучать Кларк была просто не способна. Да и не умела она этого делать. Вот и приходилось довольствоваться некрасивым, но умным Уэллсом и их исключительно платонической дружбой.

Продолжение следует...
Сообщение отредактировал iris - Суббота, 11 Марта 2017, 16:12
Награды: 8  
Kitten Дата: Пятница, 17 Февраля 2017, 15:34 | Сообщение # 212
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Не удержалась, выкроила  пару минут. Отличное начало! Молодчина! :D 

Цитата iris ()
Начала новый фик, и опять не по ЗВА.
хотелось бы уже увидеть проду по ЗВА...

Цитата iris ()
Герои тут из "Сотни" - ну что поделаешь, подсела я на этот сериал крепко
а может со временем рискнуть на  эксперимент и попытаться  объединить героев  обоих сериалов? Только вот как? Надо поискать логичный  обоснуй, при каких обстоятельствах персы могли бы пересечься.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Пятница, 17 Февраля 2017, 18:33 | Сообщение # 213
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
а может со временем рискнуть на  эксперимент и попытаться  объединить героев  обоих сериалов? Только вот как?


Ну, здесь точно не получится, но один момент, который можно косвенно связать с Шеппардом, тут будет - правда, не скоро. Я имею в виду, Беллами тут будет в ситуации (на Земле), в которой, в принципе, мог быть Шеп во время своей службы до Атлантиды - я даже читала подобный фанфик про него, правда, так и не удосужилась перевести. У Белла все будет, конечно, не так, но... аналогии провести можно.

Сообщение отредактировал iris - Пятница, 17 Февраля 2017, 20:21
Награды: 8  
Kitten Дата: Воскресенье, 19 Февраля 2017, 18:34 | Сообщение # 214
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
правда, у Шепа в 5 сезоне был Вулси, но подчинялся он только Вейр и чуть-чуть Саманте

да нет, подчиняться приходилось всем - и Вейр. и саманте, и Вулси, другое дело, что в первом и втором случае Джон шел на это с большей охотой, тогда как Вулси приходилось подчипняться скорее по долгу службы.

Цитата iris ()
Черт, у них даже фразы общие - "Мы своих не бросаем"
фразы может быть и общие ( кстати, эта фраза звучит во многих американских фильмах), но по большей степени к сожалению это только слова.... либо дела относятся к особо узкой группе лиц, коих амеры считают своими.


Цитата iris ()
"Я в порядке", как бы хреново при этом не было.
а что еще может сказать американский герой? Сказать иное - расписаться в свобственной слабости, что для американского героя сродни самоубийству. Право на нытье есть у интеллегентов вроде Родни и прочих гражданских.

Цитата iris ()
А уж по мордасам он получал побольше Шепа - больше половины сериала вся морда в кровище была. Хорошие у него гримеры, старательные
ну так Голливуд рулит. :D Хотя кровища на съемках - это не самое сложное. С этим отлично справлялись еще первые кинематографисты, да и у нас в СССР, когда только начиналось игровое кино, подобных проблем не возникало.

Цитата iris ()
но ведь и Шеп разбудил рейфов по незнанию.
в принципе Шепп мог бы забрать хотя бы тех, кто находился в клетке в Улье, все равно Самнеру было уже не помочь. Тогда бы был бы шанс уйти по-тихому. А так - и Самнера не спас, и рейфов разбудил впридачу. Хотя у меня есть подозрение, что какая-то часть рейфов, кроме Королевы=Хранительницы и её ближайшей свиты, бодрствовала. Иначе как объяснить налеты на людские миры, которые совершались временами и даже во время так называемой официальной -по сериалу - тысячелетней спячки? И в частности - история с отцом Тейлы, над которым поэкспериментировал какой-то рейф ( в то время как официально он должен был спать и видеть свой тысячный сон)? А это случилось уже задолго после того, как Древние покинули галактику, рейфы, выиграв противосстояние, отправились со временем баиньки. В сериале упоминалось, что рейфы спали от тысячи до несколько тысяч лет, чтобы пища успела размножиться, и новые поколдения несколько подрастеряли прежнюю бдительность. То есть, во время очередной большой спачки....

Цитата iris ()
Не знаю, чем закончится 4 сезон, там весь мир идет к концу, и в конце погибнуть могут все. Думаю, авторы сериала этого не допустят они уже подумывают о 5 сезоне
значит, снова как всегда вывтянут сюжет "за уши".

Цитата iris ()
Беллами выживет (он, по сути, второй главный герой сериала после их лидерши Кларк)
как главный герой несомненно он должен выжить. Хотя тут еще могут сыграть свою роль различные мелочи (в частности - нюансы, связанные с самим актером и его личного отношения к сериалу). Согласись, все-таки эта роль не из легких + требует постоянного нервного напряжения. Ну и еще может вполне статься и так, что между 4 и 5 сезонами какой-нибудь ушлый продюсер со стороны может сделать ему предложение как по сюжету, так и сумме гонорара, которое может показаться актеру более интересным и заманчивым. Такое порой случается в Голливуде. Тем паче, что ты сама говоришь, что
Цитата iris ()
Боб Морли - талантливейший актер


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Понедельник, 20 Февраля 2017, 10:05 | Сообщение # 215
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
фразы может быть и общие ( кстати, эта фраза звучит во многих американских фильмах), но по большей степени к сожалению это только слова.... либо дела относятся к особо узкой группе лиц, коих амеры считают своими.


В ЗВА может и да, но не в Сотне. Там как раз постоянно поднимается вопрос - кого считать "своими", а кого - "чужими". там ведь мир совсем не тот, что мы знаем - нет разделения на привычные нам страны и народы. Люди объединены в кланы по иным принципам, но так же борются за выживание. И главные герои постепенно проходят путь от полнейшего трайбализма (вот не нравится мне этот термин, я даже не так давно с ним познакомилась, но он действительно полностью отражает суть явления) до понимания важности выживания ВСЕХ людей на Земле, а не только своей семьи/клана/народа.
В первом сезоне Кларк сожгла армию землян, идущих на них штурмом. Во втором они с Беллами уничтожили целый народ из 380 человек (среди которых были дети) - да, те того точно заслуживали, поскольку паразитировали на окружающих, выкачивая из них кровь, а ребят из Сотни вообще захватили в плен и брали у них костный мозг, пока те не умирали. И это была вынужденная мера, иначе погиб бы ИХ народ, но факт есть факт. А в третьем сам Беллами повторил "подвиг" Кларк, поучаствовав в резне 300 то ли их союзников, то ли смертельных врагов. Вообще-то это были союзники, присланные их защищать волей одной Командующей, но они бы тут же превратились во врагов и вырезали подчистую всех Небесных, сменись власть, а она таки сменилась. Так что этот поступок, за который Белл так себя и не простил, и теперь считает недостойным жизни, в конечном итоге спас его народ.
Но теперь, в четвертом сезоне, оба героя полностью отказались от этого своего трайбализма, стремления защищать только своих. для Беллами теперь главное кредо - "Больше никогда не принести смерть невинным" и "спасти всех, кого сможет, даже ценой собственной жизни", он уже не разбирает, чужие это, или свои. А Кларк и вовсе считает, что спасать нужно всех.
Не знаю, куда ее это заведет, и что получится, но, судя по интервью Боба, его герой так и будет до конца придерживаться своей стратегии.

Цитата Kitten ()
как главный герой несомненно он должен выжить.


Вообще-то он не самый главный герой, Кларк главнее. А создатели ЭТОГО сериала очень любят мочить своих "почти главных героев", от трех таких уже избавились. Они намекают, что в этом сезоне смертей будет еще больше, и многие поклонники будут очень огорчены. Вот мы теперь и опасаемся - утешает лишь то, что точно известно, что Боб снимался в финале последнего эпизода. Так что если Белл даже погибнет, то в самом конце, геройски.

А насчет актера - он-то талантливый, и даже очень (я считаю его талантливее Фленигана), но предложениями явно не завален. Мальчик ведь не из Голливуда, и вообще не из США, он - австралиец, еще и наполовину цветной (хотя это как раз сейчас модно), хотя внешне это мало заметно.
В Австралии он известен по парочке мыльных опер (хотя снимался и на большом экране), а в Голливуде пока засветился только в Сотне.
Но, надеюсь, у него еще все впереди, он молодой.
Сообщение отредактировал iris - Понедельник, 20 Февраля 2017, 10:09
Награды: 8  
Kitten Дата: Понедельник, 20 Февраля 2017, 13:17 | Сообщение # 216
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
В ЗВА может и да, но не в Сотне.
у Сотни немного иной  менталитет (как у постапокалиптических историй) нежели у ЗВА. Но я  говорила  об американском  менталитете вцелом (и в  реальности в  том числе, когда свой легко в  одночасье превращается в чужого и монстра, стоит только ему проявить своё "я", отличное  от "я" союзников и оказаться на  горе себе слабее союзника). Как думаешь, почему в моем альт-варианте атлантийцы до сих пор терпят "чудеса" своих альт-союзников? 

Цитата iris ()
А создатели ЭТОГО сериала очень любят мочить своих "почти главных героев", от трех таких уже избавились.
как  и в "игре Престолов".

Цитата iris ()
Они намекают, что в этом сезоне смертей будет еще больше, и многие поклонники будут очень огорчены.
они не понимают одного, что из-за  такой политики большинство фанов могут вообще  отвернуться  от сериала. То есть воспринимать и смотреть лишь те сезоны, где  их любимые  герои живы, а проду  не воспринимать вовсе (что может негативно сказаться  на прокате как  это случилось с ЗВВ, чей рейтинг сильно упал по сравнению с ЗВ-1  и ЗВА. Но в  этом случае причина, как  мне видится, была в составе команды "Судьбы", которая сильно уступала командам ЗВ-1  и Атлантиса, не смотря  на все "дрова" этих команд).

Цитата iris ()
А насчет актера - он-то талантливый, и даже очень (я считаю его талантливее Фленигана), но предложениями явно не завален. Мальчик ведь не из Голливуда, и вообще не из США, он - австралиец, еще и наполовину цветной (хотя это как раз сейчас модно), хотя внешне это мало заметно.
ну-у, он еще молодой (вон, Арни, который терминатор, в те  годы  тоже  был особо востребован и  известен в основном любителям бодибилдденга, где качают  мускулы. И тоже по происхождению не  из Голливуда. Его брали на  роли молчаливых мордобоев либо героев вроде Конана).Так что у актера все впереди, главное - во время  засветиться.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Суббота, 11 Марта 2017, 16:16 | Сообщение # 217
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
"Ямочка" пока "в процессе", я уже написала следующую главу, но хочу написать еще одну, связующую. А тем временем я успела написать еще пару небольших рассказов. Выложу пока один...

Название: Сегодня никто не умрет

Автор: iris

Фандом: "Сотня"

Рейтинг: G

Пейринг: Беллами Блейк, фоном Октавия Блейк, Кларк Гриффин, Маркус Кейн, Эхо

Жанр: Drama, Angst, Het, Missing scene

Размер: мини

Аннотация: О чём думал Беллами, пока его с Кейном в качестве заложников вели в Аркадию под конвоем армии Ледяных? Что он чувствовал, только что потеряв сестру и зная, что грозная армия идёт разорять его дом и убивать близких? Этот небольшой фанфик - закадровая сцена к эпизодам 4_04 и 4_05, где описывается состояние Беллами, его мысли и чувства в тот тяжёлый для него момент.

Комментарий авторв: После просмотра серии 4_05 я написала отзыв, где несколько покритиковала некоторые моменты с Беллами. Но потом пересмотрела серию ещё раз и убедилась, что была неправа, эти сцены великолепны, и игра Боба Морли там, как всегда, безупречна! Вот, теперь таким образом пытаюсь загладить свою вину... А вообще этот фанфик родился случайно, ночью, во время острого приступа бессонницы и отрубленного интернета... ;)

***

Грязный, пыльный мешок насквозь провонял какой-то гнилью. Похоже, раньше в нём хранили подпортившиеся овощи. Эта густая вонь настойчиво лезла в ноздри, затрудняла и так тяжёлое дыхание, а частички грязи, разбавленные пóтом вперемешку с невысохшими слезами, попадали в воспаленные глаза, вызывая в них болезненную резь. Тяжелые цепи на ногах при каждом шаге громко звенели, и этот лязг рикошетом отдавался в висках, проникал в голову и громыхал в ней колокольным набатом. Казалось, там поселилось какое-то чудовище с огромным молотом, и теперь колотит им по многострадальному черепу, желая раздробить его изнутри и вызывая при этом приступы острой боли.

Дорога была неровной, каменистой, сплошь покрытой кочками и ухабами, а слишком мелкие щели в ткани не позволяли что-либо разглядеть. Беллами то и дело спотыкался, вызывая недовольные окрики сопровождавших его охранников. Время от времени его довольно сильно толкали в спину, заставляя пошевеливаться, и он только чудом продолжал удерживаться на ногах.

Слева доносилось тяжёлое дыхание его спутника. Судя по всему, Кейну тоже приходилось несладко. Неритмичное, прерывистое позвякивание его цепей и гортанные крики Ледяных говорили о том, что он шёл с трудом и спотыкался не реже Беллами.

Впрочем, сейчас подобные мелочи занимали Блейка меньше всего. Плотный мешок на голове, затрудняющий дыхание и не позволяющий разглядеть усыпанную острыми камнями дорогу, тяжёлые оковы, непрекращающаяся головная боль - все эти физические неудобства оставались где-то далеко, за гранью сознания, затмеваемые главным. Жуткой моральной пыткой, терзающей душу, сердце и воспаленный разум. Она причиняла настолько невыносимые страдания, что перед ними могли бы померкнуть любые физические истязания, которые только способен выдумать самый изощренный садистский мозг.

...Октавия мертва. Её больше нет. Нет его маленькой сестрёнки, самого главного, самого важного человека в жизни. Его девочки, его крошки, ради которой он жил все эти годы. Ради которой был готов на всё - терпеть любые лишения, любую боль, обманывать, убивать... Умереть самому, только чтобы жила она! Боги, да если бы понадобилось, он бы собственными руками вырвал из груди своё сердце и отдал ей...

Но судьба распорядилась иначе. Она мертва, а он жив... и теперь вынужден до конца жизни страдать от осознания этой ужасной потери.

Едва приняв из рук ослабевшей матери крохотный теплый комочек и осторожно прижав к своему сердцу, Беллами понял - у него в руках бесценный дар, смысл всего существования, и теперь его главная обязанность - беречь сестру, защищать её от любых напастей. Но он не справился. Не спас, не уберёг... Оставалось только надеяться, что отмерянных ему дней будет не слишком много, и если та загробная жизнь, о которой он в детстве читал в старых мифах и легендах, действительно существует, очень скоро они воссоединятся в другом мире, возможно, более счастливом, чем этот... Мире без жестоких бесчеловечных законов, без постоянного страха, без войны. Мире, где у каждого могут быть браться и сёстры, где юным девушками положено жить счастливой полноценной жизнью, учиться, дружить, влюбляться, радоваться каждой мелочи, не задумываясь о том, что ждёт их впереди. А не дрожать от постоянного страха перед неминуемой гибелью, не терять близких, не брать в руки оружие... Не становиться смертоносными убийцами, вынужденными убивать, чтобы не быть убитыми...

***

Когда Эхо швырнула ему под ноги обломки знакомого клинка, Беллами какое-то время не осознавал всего ужаса случившегося. Казалось, мозг желал уберечь его от безумия и на время закрылся, милостиво подарив пару лишних мгновений, прежде чем погрузить в пучину невыносимых страданий. И даже последовавшие за этим неуклюжие извинения Роана и Эхо подействовали не сразу. Извинения, подтверждающие страшную правду, жестокие, неумолимые, ранящие в самое сердце.

...Им было жаль... Боги, разве могут испытывать сожаление убийцы?!! Могут, ещё как могут... уж ему ли этого не знать! Он и сам убийца, страшный, жестокий, кровавый. Возможно, крови на его собственных руках больше, чем на Роане и Эхо вместе взятых. А ведь он тоже жалел свои жертвы...

Триста двадцать добровольцев с Ковчега, задохнувшихся как крысы в наглухо задраенном отсеке, из которого выкачали воздух, после того как он в страхе за собственную шкуру украл и выбросил рацию...

Триста восемьдесят жителей горы Уэзер, в считанные минуты покрывшихся страшными язвами и буквально на глазах сгоревших от радиации, когда они с Кларк нажали на рычаг. И пусть Гриффин винила в этом себя - Беллами никогда не обольщался на свой счёт. Он был точно так же виновен в смерти всех тех несчастных - невинных детей, женщин, стариков. Людей, которые спасли ему жизнь, помогали выживать и выполнять свою миссию, делали всё, чтобы защитить его друзей...

А потом были еще триста воинов, присланных защищать Аркадию и павших жертвами их с Пайком подозрительности, озлобленности и жажды мести. А вместе с ними Линкольн... и пусть на курок нажал не Беллами, но эта смерть тоже на его совести, ведь всё произошло благодаря его попустительству. Если бы он не поддержал Пайка, не помог ему победить на выборах, если бы не превратился в сторожевого пса этого дорвавшегося до власти и ослеплённого ненавистью новоиспечённого канцлера, всё могло бы быть иначе. Смерть Линкольна давила самым тяжёлым грузом, и сколько бы Беллами не говорил "мне жаль", Октавия так его и не простила. А теперь уже никогда не простит...

Октавия... Недолгие мгновения замешательства быстро прошли, и вслед за ними пришло осознание. Она мертва!

На глазах выступили слёзы, и Беллами быстро отвернулся, не желая, чтобы кто-то из убийц сестры увидел его слабость. Мужчины не плачут. И уж во всяком случае, не перед врагами. Они должны быть сильными и стойкими, всегда оставаться спокойными, хладнокровными, не терять самообладания ни при каких обстоятельствах. Этому учила его мама, это он почерпнул из всех тех книжек, что прочёл в детстве и юности, пока у него ещё были время и возможность читать. Он изо всех сил старался следовать этому правилу, и ему удавалось сдерживаться, не показывать свою физическую боль, но боль душевную, укоры мучившей совести, тревогу за тех, кто был ему дорог, порой скрывать не удавалось. И он раскрывался - не раз - перед теми, кто был ему близок. Перед Октавией. Перед Кларк. Перед друзьями из Сотни... Но показать свои слёзы тем, кто причинил ему эту боль, дать им понять, как сильно они его уязвили, как глубоко ранили... нет, этого делать нельзя!

Он вцепился в решётки и попытался справиться с накатывающим на него отчаяньем, но ничего не помогало... плотина была уже прорвана, и поток чувств широкой лавиной выплеснулся наружу. И Беллами закричал. "Не-е-е-т!!!" Этот страшный звериный рык вырывался изнутри, из самых дальних глубин его естества. Казалось, кто-то безжалостный внезапно схватил его за душу, намотал её на руку и начал сжимать, крутить, выворачивать, выдавливать воздух из лёгких, раздирать в клочья сердце, огнём выжигать внутренности. Боль была такой сильной, такой осязаемой, такой физической! Беллами перестал видеть всё вокруг, не слышал обращенных к нему криков, не чувствовал, как чьи-то сильные руки схватили его и принялись отдирать от решёток, за которые он цеплялся, как за последнюю надежду, призрачный мираж, словно верил, что пока держится за них, всё ещё может оказаться неправдой... И когда его, наконец, оторвали и потащили к выходу из камеры, он продолжал кричать, дико, надсадно, срывая глотку. "Не-е-е-т!!!" А слёзы всё текли и текли по его лицу, размывали грязь, попадали в рот, но теперь ему было уже абсолютно плевать, что их кто-то увидит...

***

Что было потом, он помнил очень смутно. Их выволокли наружу, сковали ноги длинными тяжелыми цепями, надели на головы мешки, и вот теперь они бредут, спотыкаясь, по этой бесконечной дороге, а впереди их ждут новые мучения и смерть близких людей.

Как ни страдал Беллами из-за своей страшной потери, мысль о том, что это ещё не конец, что он может потерять больше, что очень скоро погибнут люди, пусть не родные по крови, но давно ставшие ему близкими, практически семьей, всё больше укоренялась в сознании, росла, крепла, постепенно вытесняя скорбь и заменяя её тревогой за Аркадию, за Скайкру, за свой народ. За Монти и Харпер, за Миллера и Брайана. За новичка Райли и засранца Джаспера. Даже за ублюдочного Джаху... И, конечно, за Кларк, которая давно стала ему так же дорога, как и родная сестра. А может, даже чуточку дороже... Если с ними... если с НЕЙ что-то случится... тогда он уж точно не станет дожидаться конца света. Только постарается забрать с собой хотя бы одного из этих вонючих выродков, что сейчас идут разорять его дом.

А может... может, не стоит дожидаться, пока Ледяные начнут истреблять его ничего не подозревающих соплеменников? Если уж ему суждено сегодня погибнуть, может, он успеет предупредить жителей Аркадии о надвигающейся опасности? Хватит распускать сопли, надо взять себя в руки и продумать план, как помочь своим людям, пусть даже это будет его последним поступком.

Постоянно охотясь и занимаясь патрулированием их лагеря, Беллами вдоль и поперёк излазил все окрестности. Дорогой, по которой двигалась армия Ледяных, он пользовался особенно часто, и она была ему хорошо знакома. Даже с мешком на голове, полностью ослеплённый, он интуитивно чувствовал, что они прошли примерно треть длинного каменистого ущелья. Отряд двигался размеренно, но не слишком быстро, и такими темпами им оставалось идти еще примерно час - полтора, после чего дорога начнёт петлять через лес, и где-то за километр от Аркадии вырвется на простор широкого луга, окружавшего их лагерь с трёх сторон.

Сковав руки и ноги заложников цепями и надев на головы мешки, Роан посчитал излишним затыкать им рты кляпами. А может, побоялся, что с завязанными ртами под плотной мешковиной пленники могут задохнуться. Так что теперь единственный шанс Блейка - голос, и им следует воспользоваться. Беллами сразу поймет, когда они выйдут из леса и приблизятся к Аркадии на расстояние, достаточное, чтобы его услышали. Тут он постарается вырваться вперед и начнёт изо всех сил кричать, пытаясь привлечь внимание охраны у ворот лагеря. Конечно, времени у него будет мало, но Блейк надеялся, что вышколенные охранники, даже если не расслышат его крики, увидят, как Ледяные кинутся убивать его у них на глазах - а в том, что его тут же убьют, он даже не сомневался, - и поймут, что перед ними враг. Успеют ли они предпринять какие-то меры, и что будет дальше - об этом Беллами старался не думать. И хотя шансы на успех были мизерные, это - единственное, что он мог сделать в его положении.

Едва эта сумасшедшая идея сформировалась у него в голове, Беллами немного успокоился. Ему уже почти удалось загнать терзавшую душу боль по Октавии в глубины подсознания, и теперь он старался очистить мысли от всего лишнего и целиком сосредоточиться на обдумывании деталей своего суицидального плана. А заодно внимательнее следить за дорогой.

Когда они выходили из Полиса, пленников поставили сразу за первым рядом воинов, но трудный путь вслепую по неровной дороге изрядно измотал их, и они довольно сильно отстали, переместившись почти в середину колонны. Теперь Беллами старался потихоньку ускорять ход, чтобы к моменту выхода из леса вновь оказаться в авангарде. Конечно, Маркус вряд ли сможет поспевать за ним. Он намного старше и более измучен, к тому же, не догадывается об этом безумном плане. Но если они разделятся, так будет даже лучше - Блейку очень не хотелось, чтобы из-за его самоубийственных действий пострадал ещё и Кейн.

Наконец Беллами удалось полностью взять себя в руки. Дыхание выровнялось, он выпрямился, перестал спотыкаться и сейчас шёл широким размеренным шагом, четко вписываясь в темп, задаваемый окружавшими его воинами Ледяных. Звон его цепей звучал уже не хаотично, а полностью подчинялся ритму строевого шага - лязг-лязг, лязг-лязг! Слёзы высохли, боль и тоска полностью отступили, уступив место холодному спокойствию и решимости. У него есть цель, он знает, что делать, и он сделает это. Только бы получилось! Впрочем, идти им ещё долго, так что у него есть время тщательно продумать детали своего плана и мысленно и физически подготовиться к отчаянному броску, который станет для него последним в жизни, но, возможно, поможет спасти жизни близких ему людей... Лязг-лязг, лязг-лязг...

***

Внезапно спереди донёсся шум, послышался резкий гортанный крик "стой!", и в рядах воинов началось некоторое замешательство. Колонна остановилась так резко, что Беллами не успел затормозить и со всего размаху впечатался в спину шедшего впереди Ледяного. Блейк сумел удержаться на ногах, но его тут же подхватили под руки и пригнули к земле, заставляя опуститься на колени. Впереди явно что-то происходило. Это одновременно и тревожило, и вселяло надежду...

Отовсюду доносились голоса, но Беллами не настолько хорошо владел тригедасленгом, чтобы понять, что же там случилось. Не зная, что именно вызвало остановку целого войска Ледяных посреди этого узкого скалистого ущелья, он решил на всякий случай быть настороже. Может, возникнет суматоха, и у него появится возможность сбежать? Конечно, с мешком на голове и цепями на ногах далеко он не уйдет, тем более, что путей тут только два - вперед и назад, - и оба запружены толпой вражеских воинов, но мало ли как изменится ситуация?..

Неожиданно среди незнакомой речи он чётко различил знакомые слова. "Нужно поговорить". Голос... ему показалось, или это голос Кларк? Но как? Откуда она взялась здесь, в этом ущелье, на полпути между Аркадией и Полисом? Неужели?.. На мгновение сердце остановилось, а затем сделало резкий толчок и забилось сильнее. От прилива адреналина зашумело в ушах.

Тем временем события впереди явно развивались. Очень скоро до Блейка донеслась команда Эхо, смысл которой стал ясен через пару секунд. Она приказала привести заложников, то есть, их с Кейном.

Сильные руки подхватили Беллами, заставили подняться и быстро потащили вперед. Судя по лязгу цепей, рядом точно так же вели Маркуса. Проведя несколько шагов, Блейка снова грубо швырнули на колени, после чего с головы сдернули этот мерзкий вонючий мешок, и у парня, наконец, появилась возможность вздохнуть полной грудью. И оглядеться.

Они действительно находились почти в самом центре ущелья. Их с Кейном вывели из колонны вперед, и теперь удерживали на коленях, приставив к горлу мечи. Сразу за их спинами располагались всадники, возглавляемые королем Роаном и его верной шавкой Эхо, сторожевой псиной, готовой по малейшему кивку своего господина самолично перерезать пленникам глотки, как она недавно, прямо у них на глазах, проделала это со Стивенсом.

А впереди... Беллами смотрел и не верил своим глазам. Впереди, посреди нагромождения крупных серых валунов, перегораживающих ущелье, маячила знакомая фигура в черном облегающем костюме Ванхеды! Кларк! Судя по всему, она уже начала переговоры с Ледяными и теперь стояла, гордо выпрямившись, и бесстрашно смотрела в глаза своего бывшего союзника, а ныне противника, в ожидании его очередного шага. Впрочем, при виде пленников её взгляд тут же переметнулся на них, скользнул по Кейну и задержался на Беллами. Губы зашевелились, и парень понял, что она беззвучно прошептала его имя. Сам он не отводил глаз от своей подруги, испытывая одновременно целую гамму чувств. Гордость за Кларк. Радость от того, что её видит. И стыд - из-за того, что так глупо попался в руки врагам и теперь может стать причиной её слабости. Беллами судорожно сглотнул и постарался принять более спокойный и уверенный вид. Он очень надеялся, что в его глазах больше не блестят слёзы, способные смутить их непреклонного лидера и вызвать в ней нежелательную вспышку жалости.

"Твой ход, Ванхеда", - послышался гортанный голос Роана, после чего Кларк быстро отвела глаза от Беллами и посмотрела куда-то в сторону и вверх. Проследив за её взглядом, парень заметил на склонах окружавших их скал маленькие зелёные огоньки - оптические прицелы автоматов. Браво, Кларк! Она не просто пришла на переговоры, но и привела с собой целую армию. Находясь на таких позициях и с таким оружием, они вмиг перестреляют всех Ледяных - против автоматов тем не помогут ни стрелы, ни мечи, ни сила и ловкость. Им не дадут даже вскарабкаться по скалам, чтобы вступить в бой. Конечно, без жертв не обойтись, и они с Кейном окажутся первыми, но это уже несущественно. Главное, их людям не будет грозить смертельная опасность погибнуть от острых клинков самого злобного земного племени.

Тем временем Кларк продолжала переговоры, явно не желая доводить дело до смертельного исхода. Она попросила у Роана десять минут, и тот, на удивление, тут же согласился. Глядя в спину удаляющегося короля, Беллами чувствовал, как в нём вновь расцветает надежда. Возможно, сегодня смертей не будет вообще. Если кто и способен уговорить их бывшего союзника, внезапно охваченного вспышкой недоверия, то только Кларк. Он её послушается и согласится отказаться от своего плана по захвату Аркадии.

Одновременно с этим в глубине сознания Беллами зрела ещё одна мысль, пока обрывочная, нечёткая, но от неё вдруг потеплело на душе, и внутри прокатилась волна непонятно откуда взявшейся безудержной радости. Было что-то ещё... смутное, неуловимое... но оно крепло, росло, и должно было вот-вот вырваться на поверхность.

Эхо начала раздавать команды воинам, готовясь в любой момент начать бойню. Кейн пытался её урезонить.

- Это безумие. Он знали, что вы придёте...

В этот самый момент в мозгу Беллами что-то щёлкнуло, и всё встало на свои места. Картинка сложилась! Ну конечно! "Они знали, что вы придёте". Их предупредили! И сделать это мог только один человек. Единственный, кто знал о планах Ледяных, и кому было дело до судьбы Скайкру. Октавия! Она жива! Эта... эта ледяная гадина обманула его! Она не сумела убить его дорогую сестрёнку, и та успела вовремя добраться до Аркадии и предупредить о надвигающейся опасности! Иначе как бы тут оказалась Кларк, да ещё с целой армией, устроив засаду на предателей, нарушивших союз и коварно идущих отбирать их дом?!!

Кейн продолжал увещевать шпионку Ледяных, но Блейк его почти не слушал. На его лице расцветала радостная улыбка. Заметив счастливый взгляд парня, Кейн удивленно прошептал: "Ты чего?", и Беллами, наконец, озвучил свою мысль.

- Они думали, у них есть преимущество. Но оно у нас. - В глаза Кейна читалось недоумение, и парень продолжил: - Кто-то предупредил их.

Недоумение сменилось пониманием.

- Думаешь, это Октавия?

- Она жива.

Беллами чуть заметно кивнул и обернулся, чтобы еще раз посмотреть на Эхо. Обманула ли она его сознательно, чтобы сломить, или сама пребывала в неведении, теперь уже неважно. Возможно, ей удалось нанести Октавии рану, и воительница Ледяных была уверена, что с его сестрой покончено. Но Блейков так просто не возьмёшь! Его малышка не только сумела выжить, но и нашла силы добраться до дома и выполнить свою миссию.

И теперь всё будет хорошо. Всё будет хорошо, иначе и быть не может. У них всё получится! У Кларк всё получится! Теперь, когда всё встало на свои места, и мир вновь обрёл краски, ничто уже не может пойти наперекосяк. Кларк убедит Роана, и сегодня никто не умрёт. Ни сегодня, ни завтра, ни... Далеко загадывать не стоило, но сегодня он может хоть ненадолго вздохнуть с облегчением. Скоро этот кошмар закончится, и он вместе с друзьями отправится в Аркадию, где его ждёт сестра - пусть даже раненая, но главное - живая!

Беллами был готов обхватить руками весь мир, спасти, укрыть, защитить от любой опасности - будь то остро отточенный клинок, пуля или смертельная доза радиации. Всех - своих и чужих, правых и не правых, хороших и плохих... потому что на самом деле нет своих и чужих, нет хороших и плохих, все они - просто люди на этой жестокой Земле, и все заслуживают права на жизнь. Чёрт, сейчас даже Эхо не казалась ему такой омерзительной. В конце концов, она - солдат, и просто выполняла приказ. И, похоже, искренне сожалела о случившемся. Впрочем, об Эхо он подумает позже, а сейчас надо сконцентрироваться на главном.

Беллами перевёл дыхание, ещё раз счастливо улыбнулся и принялся ожидать возвращения лидеров их народов.

Конец
Сообщение отредактировал iris - Суббота, 11 Марта 2017, 22:57
Награды: 8  
Kitten Дата: Воскресенье, 12 Марта 2017, 18:09 | Сообщение # 218
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
iris, отличная  история. И самое  главное  - с  хорошим концом :D . Название  тоже  звучит оптимистично. Молодчина!!! ))))
Цитата iris ()
Беллами был готов обхватить руками весь мир, спасти, укрыть, защитить от любой опасности - будь то остро отточенный клинок, пуля или смертельная доза радиации. Всех - своих и чужих, правых и не правых, хороших и плохих... потому что на самом деле нет своих и чужих, нет хороших и плохих, все они - просто люди на этой жестокой Земле, и все заслуживают права на жизнь.
замечательная  мысль и замечательное стремление. Вот только не всегда  это получается, особенно от незримой опасности как  радиация.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Воскресенье, 12 Марта 2017, 20:38 | Сообщение # 219
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
отличная  история. И самое  главное  - с  хорошим концом  . Название  тоже  звучит оптимистично. Молодчина


Спасибо! Что-то я сильно "подсела" именно на этого мальчика. В Сотне немало достойных героев, но он, пожалуй, самый сложный. Он совершал много плохих поступков, но никогда не делал это из-за себя, из-за своего эгоизма, а из-за того, что пытался спасти - сначала свою сестру, потом своих людей, за которых отвечал как вынужденный лидер. Даже когда в самом начале он выбросил рацию, чтобы не могли связаться с Ковчегом и сообщить, что на Земле можно жить, он больше переживал не из-за того, что его убьют, как только прилетят, но из-за того, что тогда сестра окажется совсем одна. А на свою жизнь ему всегда было плевать.

И он всегда отличался состраданием и человечностью, даже в самом начале, когда вел себя, как последний мудак. Чуть позже я выложу еще один свой рассказ - снова про него, про его детство, взросление. Почему он стал таким, как есть. Там частично мои предположения, но все очень близко к канону. Правда, тот рассказ печальный, с плохим концом - о смерти одной девушки еще в самом начале сериала, когда они только попали на Землю.

Цитата Kitten ()
Вот только не всегда  это получается, особенно от незримой опасности как  радиация.


Так они пытаются что-то придумать. И у них есть варианты. Пару дней назад была очень хорошая новость - сериал продлили на 5 сезон. Значит, в ЭТОМ сезоне главные герои точно не умрут. Теперь я спокойна за своего Беллами, тем более, что Боб Морли (который его играет) что-то очень радостный ходит - видать уже заключил контракт на следующий сезон. ^_^
Сообщение отредактировал iris - Понедельник, 13 Марта 2017, 08:56
Награды: 8  
Kitten Дата: Понедельник, 13 Марта 2017, 20:58 | Сообщение # 220
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Даже когда в самом начале он выбросил рацию, чтобы не могли связаться с Ковчегом и сообщить, что на Земле можно жить, он больше переживал не из-за того, что его убьют, как только прилетят, но из-за того, что тогда сестра окажется совсем одна. А на свою жизнь ему всегда было плевать.

а не проще было собрать единомышленников и уйти чтобы жить своей колонией? Думаю, после катаклихма на земле места хватало, где можно было бы осесть. К тому же не думаю, чтобы уничтож.ение рации могло как-то воспрепятствовать прилету с Ковчега (особенно если тамошних сильно прижало, что либо пан. либо пропал). Из двух зол обычно выбирают меньшее.

Цитата iris ()
Почему он стал таким, как есть. Там частично мои предположения, но все очень близко к канону.
по-моему, оно понятно, если учесть политику в Ковчеге (если ребятишек объявляют преступниками и отправляют практически на смерть на Землю). Вряд ли его детво можно было назвать счастливым...

Цитата iris ()
Пару дней назад была очень хорошая новость - сериал продлили на 5 сезон. Значит, в ЭТОМ сезоне главные герои точно не умрут.
будем надеяться. :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Понедельник, 13 Марта 2017, 22:45 | Сообщение # 221
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
а не проще было собрать единомышленников и уйти чтобы жить своей колонией?


Ну, далеко бы они там не ушли - вокруг были враждебные земляне, и они вообще пока плохо там ориентировались.

Цитата Kitten ()
тому же не думаю, чтобы уничтож.ение рации могло как-то воспрепятствовать прилету с Ковчега (особенно если тамошних сильно прижало, что либо пан. либо пропал). Из двух зол обычно выбирают меньшее.


Там как раз могло - ведь на Ковчеге были уверены. что уровень радиации на Земле такой, что жить там нельзя. Они этих детей как раз и отправили, чтобы проверить это. А у тех сначала отрубилась связь, потом тот же Беллами, кого уговорами, кого силой заставил ребят снимать браслеты, передающие на Ковчег данные биометрии (они единственные, которые не отключились при посадке). И это почти сработало - на Ковчеге решили, что подростки умирают от радиации и отказались от идеи спускаться. Но потом... в общем, там были еще события - с Ковчега на одноместном челноке прилетела девушка - Рейвен, вот у нее-то и была рация. Беллами ее украл и вышвырнул в реку, но когда узнал, что из-за этого могут погибнуть люди (а они не знали, что на Ковчеге уже проблемы с системой жизнеобеспечения - от них это скрывали), то сам помогал ее найти, даже зная, чем это ему грозит. Рацию они нашли, но она промокла и не работала, а когда Рейвен ее починила - было уже поздно, те 300 человек погибли. хотя Белл был виноват в этом лишь косвенно - он ведь действовал по незнанию, - он потом все равно не мог себе этого простить.

Цитата Kitten ()
будем надеяться


Ох, я очень надеюсь... ^_^

Выложу все-таки свой фик, пока последний из завершенных...

Добавлено (13 Марта 2017, 22:45)
---------------------------------------------

Название: Прости, что не сумел тебя похоронить...

Автор: iris

Фандом: "Сотня"

Рейтинг: R

Пейринг: Беллами Блейк/Рома, фоном Октавия Блейк

Жанр: Drama, Angst, Het, Missing scene

Размер: мини

Аннотация: Итак, закадровая сцена к эпизоду 1_06 "Ради сестры", сопровождающаяся флэшбеками из жизни Беллами на Ковчеге.

Предупреждение: Смерть основного персонажа

Комментарий автора: Здесь довольно необычный пейринг. А началось всё со случайно оброненной фразы во время одного из обсуждений в группе ВК R u s h | IN THE 100 l, когда мы обсуждали, кто в "Сотне" с кем и зачем спал. Началось, как обычно, не с Беллами, но потом дошло и до него, и я вспомнила эту Рому из первых серий первого сезона... Уж не знаю, почему эта мысль засела в моей голове, но она не давала мне покоя всю ночь, пока утром я не смирилась и принялась кропать сей опус. Получилось, как всегда, не то - вместо драббла на полторы странички, чётко ориентированного на заданный пейринг... чёрт, а какой же?.. Белома... Брома?.. вышел миник, и основной акцент как-то незаметно сместился на Беллами, Рома пошла фоном... но, как я всегда говариваю в таких случаях - что получилось, то получилось. Так что не судите строго, читая сей очередной продукт моей извращённой фантазии...

Итак, вещь мрачная, трагичная... и про Беллами (кто бы сомневался ;) )

***

Глядя на безвольно обвисшее тело пригвожденной к дереву девушки, Беллами испытывал такую боль, словно это копьё пронзило его грудь.
За последние дни они потеряли уже более десятка своих людей, но эта смерть ударила его особенно сильно. Почти как смерть Шарлотты. Ведь эта девушка... она была ему не совсем чужая...
Рома... Яркая брюнетка с выразительными темными глазами и стройным гибким телом. Смелая, сильная, решительная... и потрясающе сексуальная. Одна из самых страстных любовниц из его личного гарема местного альфа-самца.
Еще сегодня ночью она жадно льнула к его разгоряченному телу, обдавала своим горячим дыханием, дарила невообразимо сладкие поцелуи и жаркие ласки, заставляя взлетать в самую высь на волне экстаза. А теперь в её остекленевших глазах, совсем недавно наполненных наслаждением и неимоверной жаждой жизни, застыли ужас и страдание. С уголка губ, таких обжигающих, таких ненасытных, стекала полоска крови, алым пятном выделяясь на фоне гипсовой бледности застывшего лица, все еще красивого, но уже подернутого маской смерти...

***

На Ковчеге сексуальная жизнь Беллами не отличалась особым разнообразием, да и продлилась она не так уж долго.
Вынужденный всю жизнь обманывать, притворяться, постоянно держать себя под строгим контролем, чтобы ни малейшим намёком не выдать их с мамой страшную тайну, он привык сторониться людей, скрывать от любопытных глаз всё, что касалось личной жизни. Ни в детстве, ни в юности Беллами ни с кем не вступал в контакты, ни с кем не дружил, даже почти ни с кем не разговаривал. Дружба предполагала тесное общение, открытость, откровенные разговоры, не говоря уже о возможности "заглянуть к другу в гости на огонёк". А в их сложном положении любая мелочь могла стать катастрофой, дать понять чужаку, что в тесной каютке живёт третий человек - лишний на Ковчеге, но не лишний в их крохотной семье. Самая главная любовь и самая главная тревога его жизни, обожаемая сестрёнка Октавия, второй ребенок в семье, рождённая вне закона и потому не имеющая права на существование.
Беллами не мог рисковать, поэтому с раннего детства отметал любые попытки сверстников сблизиться, не участвовал в их играх и забавах, общение в школе ограничивал ответами на уроках и односложными "да", "нет", "не знаю", а после занятий пулей летел домой, стараясь по пути ни с кем не заговаривать. Какое-то время одноклассники задирали его, однако физически он был сильнее большинства из них, так что после пары-тройки подбитых глаз и расквашенных носов им надоело приставать к угрюмому неразговорчивому мальчишке, и его оставили в покое. Со временем его вообще перестали замечать, и Беллами это было только на руку.
Несмотря на кажущееся одиночество, скучать ему не приходилось. Мальчик изо всех сил старался помогать маме. Та много работала, так что ему пришлось взять на себя все домашние дела - следить за порядком, убирать их каюту, бегать за скудными пищевыми рационами и на распределительный пункт за всякими нужными в доме мелочами. А ещё он постоянно возился с сестрёнкой - общение с ней заменяло ему друзей. Играл, таскал на закорках, выдумывал всякие забавные истории. И читал. Беллами с детства очень много читал. Собственных фантазий не хватало, и чтобы как-то развлекать Октавию, он перечитал ей практически все сказки и мифы, хранящиеся в электронной библиотеке Ковчега.
Постепенно чтение увлекло его самого. На смену сказкам пришли более серьёзные книги. На Ковчеге было собрано лучшее, что человечество создало за века своего существования, когда у людей ещё было время и желание сохранять свои мысли для потомков. Помимо беллетристики Беллами увлекался военной литературой, историей, философией, психологией. Ему было интересно, как жили люди на Земле, о чём думали, к чему стремились. Как дошли до того, что умудрились уничтожить свой мир? И как должны жить они, чтобы не разрушить и их крохотный островок, оставшийся от когда-то огромной и могущественной цивилизации. И хотя точного ответа книги не давали, Беллами продолжал читать, жадно поглощая осколки знаний канувшего в лету человечества.

***

К семнадцати годам он необыкновенно похорошел - вытянулся, фигура утратила подростковую угловатость, обретя стройность и гибкость. Иссиня чёрные кудрявые волосы обрамляли смуглое лицо, главным украшением которого были выразительные глаза цвета темного шоколада, чуть припухлые чувственные губы и милая ямочка на подбородке. Ещё большей пикантности добавляли веснушки, мелкой россыпью усеивавшие его щеки и нос.
Вечное недоедание не способствовало образованию жира, но от отца, которого никогда не видел, Беллами унаследовал крепкий костяк, широкие плечи, сильные руки. Раза три-четыре в неделю, когда мама по вечерам бывала дома, он оставлял их с Октавией наедине, чтобы дать подрастающей сестрёнке больше простора, и проводил по нескольку часов на тренажерах в спортклассе при их школе, накачивая стальные мускулы и кубики пресса. И хотя Беллами не имел обыкновения раздеваться при посторонних, так что о его кубиках вряд ли кто-то догадывался, тугие мышцы, выпиравшие из-под ветхой рубашки, частенько притягивали к себе уважительные взгляды парней и заинтересованные - девчонок.
Но он продолжал держаться в стороне от всех, по-прежнему никому не доверяя и боясь подпустить к себе кого-то постороннего. Безопасность Октавии была превыше его личного счастья.
Поэтому Беллами игнорировал призывные взгляды красивых девушек, хмурился, отворачивался и пресекал любые попытки завязать с ним хоть какие-то отношения.

***

Мама приложила немало усилий, чтобы сделать из сына охранника - ведь тогда они будут гарантированно предупреждены обо всех проверках. До сих пор с этим успешно справлялась она сама, периодически ублажая сержанта Росса, похотливого пожилого командира отряда охранников, патрулировавших их сектор. Но годы шли, и в любой момент Россу могла надоесть затянувшаяся связь со стареющей мисс Блейк. Или его могли отправить в отставку, сменив на более молодого командира, которому уж точно не будет интересна эта поблёкшая, изнуренная жизнью нищая швея.
Став кадетом корпуса охраны, Беллами продолжал всё так же держаться в стороне от своих нынешних коллег - ни с кем не сближался, никого не пускал в душу. И у него всё так же до сих пор не было девушки. Или парня...
Однажды после тренировки их инструктор по рукопашному бою сержант Костински, высокая крепко сбитая тридцатилетняя бабища, зажала молоденького курсанта в углу мужской раздевалки и преподала ему первый в жизни сексуальный урок. Беллами был настолько неопытен, что предоставил даме всё делать самой, пассивно следуя за её сладострастной напористостью, и вскоре сам не заметил, как лишился девственности.
То ли он действительно понравился распутной сержантше, то ли эта некрасивая мужеподобная женщина была настолько лишена мужского внимания, что хваталась за первое попавшееся, но спустя неделю она повторила свой урок, потом ещё и ещё...
Вскоре их секс стал регулярным - дважды в неделю после тренировок они дожидались, пока разойдутся все курсанты, после чего самозабвенно трахались на грязном полу раздевалки, неистово, исступленно, совершенно бездумно - словно животные во время гона. Беллами ни разу не видел земных животных, тем более во время гона, но в книгах по биологии и земной географии встречал довольно подробные описания этого явления.
Костински оказалась весьма искусна не только в приемах самообороны, и с каждым разом юноша все больше и больше набирался опыта в любовных игрищах.
Помимо этого они не встречались и практически не общались, не считая потного сопения, хриплых стонов и невнятных вскриков, вырывавшихся у обоих по достижении оргазма. Этот животный секс без обязательств вполне устраивал юного Блейка. Оба получали удовольствие и при этом не лезли друг другу в душу. Беллами понятия не имел, чем занимается его любовница в остальное время, есть ли у неё семья, и что заставляет её отдаваться без любви, без каких-либо чувств практически незнакомому человеку. Она, в свою очередь, тоже никогда ни о чём его не расспрашивала, и он мог продолжать хранить свой секрет, оставаясь всё таким же замкнутым и отстранённым от окружающих.

***

Так продолжалось почти три года, пока не грянул гром, и вина за постигший их кошмар полностью лежала на нём. Беллами сам, своими руками уничтожил свою семью, растоптал своё счастье, лишившись в одночасье и мамы, и сестры.
И зачем только его угораздило потащить Октавию на этот дурацкий маскарад? Но сестра так томилась в тесноте их маленькой каюты, так мечтала выйти за её пределы и увидеть окружающий мир - пусть такую же консервную банку, только размером побольше, зато наполненную людьми, звуками, жизнью! Их сектор был расположен в центре станции, и такая роскошь, как иллюминаторы, в каютах не была предусмотрела. А Беллами так хотелось, чтобы сестрёнка смогла хоть раз увидеть мириады звёзд, алмазной пылью рассыпанных в чернильных глубинах космоса, мягкую голубизну их бывшего дома, молочный диск Луны, понаблюдать за восходом Солнца или пролетающей мимо кометой... Кометой... да, именно комета явилась причиной этого несчастья. Если бы не эта незваная космическая гостья, взявшаяся невесть откуда и вызвавшая панику и необходимость эвакуации - и куда только смотрели на станции Астра? - всё было бы хорошо. Октавия прогулялась бы по коридорам, налюбовалась на звёздное небо, послушала музыку и, скрытая под таинственной маской, всласть натанцевалась бы на вечеринке, после чего заботливый брат отвёл бы её домой и снова надёжно спрятал от посторонних глаз. До следующего раза...
Но злая судьба вмешалась и жестоко разрушила его планы. Беллами в одночасье лишился всех, кого любил и ради кого жил. Маму вышвырнули в открытый космос. Беллами до последнего боялся посмотреть ей в глаза, ожидая увидеть там горький упрёк, а то и ненависть к сыну, по собственной глупости уничтожившему всё ценное, что она так долго хранила. Но в самый последний момент он всё же решился, и вместо этого увидел там только печаль и прощение. Мама поняла его и простила. Только вот сможет ли он когда-нибудь простить себя сам?
Октавии было шестнадцать, и по закону Ковчега, прежде чем разделить мамину судьбу, ей предстояло ещё два года провести в тюрьме для несовершеннолетних преступников. Сменить одну крохотную камеру на другую, да при этом лишиться единственных людей, которых она знала до сих пор, которые её любили и заботились о ней. Понести кару за преступление, в котором меньше всего виновна была она сама, без права на помилование.
Самым страшным для Беллами было то, что из-за его ошибки пострадали любимые люди - мать погибла, Октавию тоже ждала смерть, - а ему сохранили никчёмную жизнь. Его сердце разрывалось от боли и беспокойства за сестрёнку. Ему запретили свидания, и он мог только сжимать кулаки от собственного бессилия, не в состоянии ей помочь и даже не зная, каково ей там сейчас, совершенно одной, без любви и заботы.
И всё же Блейк понёс наказание - его вышвырнули из охраны и назначили на работу уборщиком, сбросив на самую низшую ступень в социальной структуре Ковчега. Впрочем, это было такой мелочью по сравнению с тем, что произошло с его семьей...
В тот ужасный период Беллами отключил все мысли и чувства, тупо выполняя однообразную работу и стараясь ни о чём не думать. Вот только образ одинокой девочки, томящейся в холодной стальной коробке в ожидании неизбежной смерти, не шёл из головы, разрывая сердце на части и терзая кошмарами, заставлявшими по ночам захлёбываться от криков.
Единственное, что он оставил себе из прошлой жизни - его физические тренировки. В тренажерный зал корпуса охраны теперь у него не было доступа, а посещать специально оборудованное помещение с тренажерами для элиты не позволял его нынешний статус и мизерный рацион, полагавшийся самым низкоквалифицированным работникам. Поэтому Беллами тренировался в своем крохотном отсеке, ещё меньшем, чем бывшая каюта их отныне несуществующей семьи. Отжимался, качал пресс, стоял на руках вниз головой, пока приливавшая кровь не вымывала из неё гнетущие мысли, оставляя пустоту и принося хотя бы сиюминутное успокоение...
Конечно же, такая жизнь меньше всего способствовала налаживанию отношений, и Блейк стал ещё большим затворником, практически прекратив общение с кем бы то ни было. Костински он больше не видел, да и не жалел об этом - сексуальные утехи были самым последним, в чём Беллами сейчас нуждался. Во время работы он ни с кем не разговаривал, молча принимал приказы и так же молча исполнял их, став почти незаметной безликой тенью, ничтожным винтиком в сложном механизме обеспечения чистоты на Ковчеге. Теперь он ходил, спрятав глаза, опустив плечи, ссутулившись, сильно похудел и, казалось, даже стал меньше ростом. Девушки больше не заглядывались на него, не смотрели вслед - кому был нужен жалкий грязный уборщик?
Неизвестно, сколько бы ещё это продлилось, и чем бы закончилось для него. Скорее всего, во время казни Октавии он бы решился на очередной глупый, необузданный поступок и разделил бы участь своей семьи, вылетев в шлюз вслед за сестрой, чтобы вместе с ней и мамой вечно дрейфовать в холодном мраке космоса. Или ярким метеором сгореть в земной атмосфере. Но судьба распорядилась иначе, и теперь он здесь, на Земле, вместе со своей драгоценной Октавией - живой и здоровой, - и даже умудрился стать лидером кучки подростков с преступными наклонностями.
Вот только проблем меньше не стало, и главная из них - ответственность за выживание уже не одного человека, а целой сотни - вместе с властью тяжелым грузом свалилась на его плечи.

***

В первые дни на Земле, вкусив этой самой власти, Беллами чуть не слетел с катушек. Его пьянила полная свобода, возможность сбросить груз ненавистных ковчеговских законов и устанавливать свои собственные правила. И он сразу за это принялся. "Каждый делает, что хочет" - первый закон, провозглашенный новым лидером, которого никто не выбирал, но который первым сумел захватить власть благодаря силе, возрасту, смекалке... и пистолету...
Уроки земной истории, которую так любил Беллами в детстве, не прошли даром - он очень быстро понял, что нужно делать в первую очередь. Для начала сколотить собственную команду, окружив себя самыми крепкими, самыми сильными, самыми отчаянными отморозками, пообещав им кусок от пирога власти. Стать среди них Королём, непререкаемым авторитетом, за которым они пойдут, не задумываясь, и потянут за собой всех остальных. А толпе... толпе достаточно громких лозунгов и мотивационных речей. Играть на чувствах обозлённых подростков, ненавидящих власть, обрекающую их на смерть даже за самые ничтожные проступки, совсем несложно - достаточно пообещать им полную свободу и отпущение всех прошлых грехов. Сказать, что никакие они не преступники и теперь могут сами вершить свою судьбу. А уже потом, когда ошалевшая от пьянящего раздолья толпа поймет, что попалась в ловушку новой власти, творить свои собственные правила и законы. Те, что выгодны ему самому. Те, что помогут выжить, прежде всего, им с сестрой - ей, потому что это - главная цель его существования, а ему - потому что его обязанность - всю жизнь быть рядом и заботиться о ней. "Моя сестра - моя ответственность".
Его идейные противники - эта чересчур правильная и занудная девчонка Гриффин, претендующая на роль Королевы, и её верная свита, после убийства канцлерова сынка сократившаяся до одного-единственного Финна Коллинза, - явно проигрывали ему в этой политической гонке, поскольку изначально принадлежали к ненавистной элите, начали не с той ноты, не сумели в нужный момент нажать на нужные рычаги и упустили инициативу. Так что толпа большей частью была на стороне Беллами, хотя он не мог не признать, что девчонка Гриффин пару раз сумела поразить его - когда выполнила за него его работу, недрогнувшей рукой вонзив нож в шею умирающему Атому, или неожиданно приняла его сторону в грязной истории с Мёрфи и Шарлоттой, или...
Впрочем, забивать себе голову слишком правильными девчонками Беллами не собирался. Он старался не думать о будущем, наслаждаясь возможностью жить полноценной жизнью сегодня и сейчас. Со всеми её прелестями, которых он был так долго лишен.
Королю полагается королева. В распоряжении Беллами был целый гарем. В этом отношении он был даже не Королём, а, скорее, Султаном. Вожаком стаи. Альфа-самцом. И на правах альфа-самца мог выбирать себе самых лучших самок, а уж среди них не было недостатка в желающих разделить ложе с их повелителем.
Беллами снова чувствовал себя сильным, привлекательным, желанным. Сексуальным. Днём он охотился, руководил обустройством лагеря, тренировал отряды добровольцев для защиты от внезапно обнаруженного грозного врага - жутких размалёванных дикарей, непонятно каким чудом выживших на радиоактивной Земле. А по ночам в его палатку пробиралась пара-тройка девиц, желавших ублажить своего Короля, дать ему расслабиться, погрузить в океан похоти и плотского наслаждения. Их задачей было стряхнуть с него напряжение, смыть остатки предыдущих забот и влить новую порцию энергии, позволяющую пережить очередной день на полной опасностей Земле.
Вот когда пригодились уроки любвеобильной Костински, обучившей тогда ещё совсем зелёного юнца многим премудростям любовных утех. И теперь новоявленный альфа-самец умело справлялся со своей жаждущей стаей, доводя каждую из участниц их совместных сексуальных игр до оргазма. И когда по утрам он, словно молодой лев, насытившийся, полный жизни, выбирался из своей палатки, жмурился от непривычно яркого земного солнца, довольно потягивался и, поигрывая мускулами своего полуобнаженного рельефного тела, дарил прощальный поцелуй очередной пассии, во взглядах девчонок вновь читалось восхищение, а парней - уважение и зависть.
Девушки в его палатке менялись почти каждую ночь, Беллами с ними почти не разговаривал и даже не всегда запоминал их лица.
Вот только Рома... Рома задержалась на дольше, заставив её всё-таки запомнить. Она была лучшей его любовницей - самой пылкой, самой искусной, самой опытной. Каждую ночь, проведённую с ним, она умело доводила его до полнейшего исступления, после чего их тела в унисон выгибались от необузданной страсти, взлетая на самую вершину наслаждения. Особенно удавался ей минет, и Беллами каждый раз буквально задыхался от экстаза, когда она обрабатывала его член своим умелым ротиком.
Но умение дарить плотские наслаждения было не единственным её талантом. Она была сильной, выносливой и сообразительной, схватывала всё буквально на лету. С первых же дней начала учиться обращаться с оружием - самодельным ножом и неким подобием копья, которое сама изготовила из подобранной в лесу палки. Сопровождала Беллами во всех его походах. Тут же, не сказав ни слова, кинулась вслед за ним искать пропавшую Октавию. Возможно, она всё-таки испытывала к нему какие-то чувства, и Беллами порой казалось, что и он сам потихоньку оттаивает, и в его сердце что-то просыпается - нет, не любовь, но что-то тёплое, мягкое, то ли понимание, то ли сочувствие, то ли благодарность этой девчонке, дарящей ему столько наслаждения и преданности. Вот только поговорить об этом им так и не удавалось. А теперь уже не удастся никогда...
...Потому что теперь эта девушка, ещё совсем недавно полная сил, энергии и страсти, безжизненно свисает с деревянной палки, а он вынужден просто смотреть, не в состоянии ничего поделать! Он не может даже отомстить - ведь эти жуткие раскрашенные дикари здесь повсюду, безликими тенями прячутся где-то в вершинах деревьев, нападают внезапно, как вихрь, отнимая жизни беззащитных подростков, и тут же снова скрываются в глубинах своего леса, являющегося для них родным домом. И он до сих пор ничего не знает о судьбе Октавии...

***

Пытаясь удержать непрошеные слёзы, Беллами сглотнул горький комок и осторожно прикрыл Роме глаза.
- Она пошла из-за меня, - прошептал тихо, почти беззвучно, обращаясь к самому себе.
Сзади послышался шорох. Беллами резко оглянулся и увидел подошедшего Финна. Тот с жалостью посмотрел на мёртвую Рому, потом перевёл сочувственный взгляд на Беллами.
- Надо уходить. Они где-то здесь и могут убить нас в любой момент.
Беллами молча кивнул. Их горстка, практически безоружных подростков, в этом враждебном лесу, полном безжалостных жестоких дикарей, для которых убить невинную девушку - обычная забава. И самое главное - его сестра, его Октавия, где-то там, среди всех этих ужасов и опасностей, а он даже не знает, где её искать. Вдруг и она, как Рома, висит на каком-то дереве, пришпиленная, словно диковинная бабочка, и ей даже некому прикрыть глаза.
Беллами помотал головой, отгоняя жуткое видение. Нет, этого не может быть! Не для того она выдержала все испытания, шестнадцать лет провела в заточении, прячась под полом, чтобы теперь погибнуть такой ужасной смертью! Не для того он столько лет лгал, скрывал её от всех, даже пошёл на убийство, лишь бы быть с ней рядом, чтобы теперь лишиться единственного счастья в своей жизни!
Конечно же, его сестра жива, она не могла умереть. Она - его единственная любовь, боль и радость всей его жизни. Только о ней о должен беспокоиться, так было всегда, и сейчас он не собирался это менять. Его Октавия жива, и он её вернёт!
Беллами бросил последний взгляд на мёртвую любовницу. "Прости, Рома, - мысленно попрощался он с ней. - Я не могу с тобой остаться и даже достойно похоронить тебя. Жить нужно ради живых. Тебе уже не помочь, а мне надо спасать Октавию".
С этой мыслью он решительно отвернулся и зашагал в сторону, туда, откуда чуть раньше слышались крики, а его маленький отряд послушно потянулся следом.

Конец.
Сообщение отредактировал iris - Среда, 15 Марта 2017, 08:53
Награды: 8  
Kitten Дата: Вторник, 14 Марта 2017, 22:01 | Сообщение # 222
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Ну, далеко бы они там не ушли - вокруг были враждебные земляне
полагаю, после катастрофы  этих самых враждебных землян было не  так уж много по отношению к географическому пространству.
Цитата iris ()
и они вообще пока плохо там ориентировались.
в принципе  ориентация - дело  наживное. Это лишь дело времени.
Цитата iris ()
когда мы обсуждали, кто в "Сотне" с кем и зачем спал.
да уж, где подобное  только не  обсуждают... (кто, с кем , когда, где  и  зачем?). Я обычно предпочитаю оставлять сугубо личную жизнь персонажей  где-то за кадром.
Цитата iris ()
А в их сложном положении любая мелочь могла стать катастрофой, дать понять чужаку, что в тесной каютке живёт третий человек - лишний на Ковчеге, но не лишний в их крохотной семье. Самая главная любовь и самая главная тревога его жизни, обожаемая сестрёнка Октавия, второй ребенок в семье, рождённая вне закона и потому не имеющая права на существование.
положение  действительно сложное, учитывая  то, что маленький  ребенок сам того не сознавая может выдать  себя криком (маленькие  дети обычно много и главное - громко - кричат в  раннем младенчестве, тут и в  гости заходить не  надо).
Цитата iris ()
Мальчик изо всех сил старался помогать маме. Та много работала, так что ему пришлось взять на себя все домашние дела - следить за порядком, убирать их каюту, бегать за скудными пищевыми рационами и на распределительный пункт за всякими нужными в доме мелочами.
а кто же сидел с  ребенком, когда  малышка  была еще  младенчиком, если матери приходилось  работать (вряд ли бы  она  рискнула попросить декретный), а Беллами был в  школе?
Цитата iris ()
Вечное недоедание не способствовало образованию жира
да уж фасфуд им  только снился. :D 

Цитата iris ()
Помимо беллетристики Беллами увлекался военной литературой, историей, философией, психологией. Ему было интересно, как жили люди на Земле, о чём думали, к чему стремились. Как дошли до того, что умудрились уничтожить свой мир? И как должны жить они, чтобы не разрушить и их крохотный островок, оставшийся от когда-то огромной и могущественной цивилизации.
в принципе  из парнишки мог бы получится  неплохой слайдер, окажись он в  нужное время в мире слайдеров. :D 
Цитата iris ()
И у него всё так же до сих пор не было девушки. Или парня...
и что это за  намеки  такие про парня? ;) С девушкой  то все понятно...
Цитата iris ()
Однажды после тренировки их инструктор по рукопашному бою сержант Костински, высокая крепко сбитая тридцатилетняя бабища, зажала молоденького курсанта в углу мужской раздевалки и преподала ему первый в жизни сексуальный урок. Беллами был настолько неопытен, что предоставил даме всё делать самой, пассивно следуя за её сладострастной напористостью, и вскоре сам не заметил, как лишился девственности.
кошмар! Еще  и изнасиловали.... :o 
Цитата iris ()
И зачем только его угораздило потащить Октавию на этот дурацкий маскарад? Но сестра так томилась в тесноте их маленькой каюты, так мечтала выйти за её пределы и увидеть окружающий мир - пусть такую же консервную банку, только размером побольше, зато наполненную людьми, звуками, жизнью!
все  равно бы все  рано или поздно раскрылось. Девочка  росла  и не могла всю жизнь провести в пространстве  одной  маленькой каюты. Рано или поздно ей пришлось бы выйти. 
Цитата iris ()
"Моя сестра - моя ответственность".
хорошо сказано. Ох, не завидую я  тому, кто однажды начнет  заглядываться  на  сестру  и возмечтает строить с  ней  отношения...
Цитата iris ()
после убийства канцлерова сынка
а канцлеров сынок  как  сюда  затесался? Обычно элита во всех случаях выгораживает своих  опростоволосившихся чад.

Цитата iris ()
и неким подобием копья, которая сама изготовила из подобранной в лесу палки.
может, которое? тут явно опечатка...
Цитата iris ()
ведь эти жуткие раскрашенные дикари здесь повсюду, безликими тенями прячутся где-то в вершинах деревьев, нападают внезапно, как вихрь, отнимая жизни беззащитных подростков, и тут же снова скрываются в глубинах своего леса, являющегося для них родным домом.
по всему земляне рассматривают явившихся с Неба подростков как чужаков  и захватчиков  их территории.

 отличная  история. Молодчина! :D


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Среда, 15 Марта 2017, 08:54 | Сообщение # 223
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
отличная  история. Молодчина!


Спасибо большое. Рада, что понравилось! И спасибо за репку!

Цитата Kitten ()
полагаю, после катастрофы  этих самых враждебных землян было не  так уж много по отношению к географическому пространству.


Совершенно верно! Но ребят из Сотни угораздило приземлиться как раз в центре земель могущественного племени Трикру (древесные люди), которые, как потом оказалось, были не такими уж дикарями. Хотя законы у них были тоже довольно жестокими. И эти самые Трикру очень ревностно следили, чтобы никто не заходил на их земли, и с первых же дней начали убивать подростков. Потом, правда, они все-таки сумели встретиться и попытаться договориться, а еще позже объединились, сначала против общего врага, а позже Скайкру (Небесные люди) вошли в коалицию землян, став 13 кланом, но это произошло аж в 3 сезоне, а пока молодые ребята тыкаются по Земле, как слепые щенки, совершенно не владея ситуацией...

Цитата Kitten ()
Я обычно предпочитаю оставлять сугубо личную жизнь персонажей  где-то за кадром.


Дело в том, что как раз в этом сериале личным отношениям уделяется немало внимания. Хотя сюжет тут, конечно, в центре всего. Главная героиня Кларк была бисексуалкой - спала и с парнями, и с девушками, - и менее чем за полгода пребывания на Земле сменила две "самые главные любови всей жизни" - юношу Финна и командующую землян Лексу (правда, они оба погибли), а также покувыркалась в постели с еще одной девушкой - Найлой. Мы начали разговор после того, как появилась инфа, что у нее в ближайших сериях опять будет сексуальная сцена, и опять в постели с девчонкой. Вот и стали обсуждать, а потом перекинулись на остальных. Сам Беллами, кстати, был стопроцентным натуралом - имел связи только с девушками, - но при этом они там все спокойно относились к любым проявлениям ЛГБТ. У самого Беллами в отряде была парочка геев, один из них - его прямой заместитель, "правая рука", и Белл к ним нормально относился. И вообще, мне кажется, как раз на Ковчеге к этим вопросам относились очень лояльно, потому что это был один из способов бороться с перенаселением. Им ведь там лишняя рождаемость была ни к чему - вон, даже казнили за рождение второго ребенка, причем, и мать, и самого ребенка...

Это как раз ответ на еще один вопрос:
Цитата Kitten ()
и что это за  намеки  такие про парня?  С девушкой  то все понятно...


потому что теоретически это было возможно. Но Беллами, как я уже сказала, был совсем не такой.

Цитата Kitten ()
а кто же сидел с  ребенком, когда  малышка  была еще  младенчиком, если матери приходилось  работать


Об этом во флешбэке ничего не было (а я основывалась на нем), но я думаю, что она могла работать у себя в каюте. Она была швеей, и у них в каюте стояла ее машинка. Когда к ним заходили охранники, она как раз сидела за работой. А Октавию они прятали в отсеке под полом каюты - там сдвигалась одна панель и было небольшое пространство. В сериале был момент с такой проверкой. Тогда они чуть не "спалились" - когда неожиданно пришли охранники, Октавия успела спрятаться, но из щели в панели виднелась кисточка от ее игрушки. Тогда положение спас Беллами - он заметил это первым. Сначала наступил ногой, а потом рассыпал мамины нитки, спрятав эту кисточку среди них. Но потом все равно все раскрылось по его вине...

Цитата Kitten ()
все  равно бы все  рано или поздно раскрылось. Девочка  росла  и не могла всю жизнь провести в пространстве  одной  маленькой каюты. Рано или поздно ей пришлось бы выйти.


Совершенно верно. Беллами потому и поступил так, что она ужасно томилась в этом заточении. Что это была за жизнь! Он ее очень жалел, и хотел, чтобы она порадовалась. Ему тогда уже разрешалось патрулировать, он как раз был в охране этого маскарада, вот и решил, что сумеет ее уберечь. Она была под маской, ее бы никто не узнал. Но произошло непредвиденное - поблизости пролетала комета, была объявлена тревога, всем велели эвакуироваться в другие отсеки, но перед этим всех проверяли. Беллами пытался что-то сделать, но он был только кадет - даже не офицер, и ему не дали.

Но потом он страшно себя за это винил. Пошел на убийство, чтобы попасть с Октавией на Землю. Правда, на самом деле то убийство так и не состоялось - он должен был застрелить канцлера Джаху, но только ранил, тот выжил. И позже официально простил Беллами. Потом этот самый канцлер натворил немало бед на Земле, из-за него тоже погибли тысячи, но сейчас он раскаивается. В последнем сезоне у них с Беллами, кажется, налаживаются отношения. Во всяком случае, этот Джаха, который уже давным-давно не канцлер (перестал им быть, когда они попали на Землю), очень уважает Беллами.

Цитата Kitten ()
кошмар! Еще  и изнасиловали....


Ой, знаешь, это, наверное, единственная МОЯ фантазия. Такого в сериале не было, но там вообще ничего не было о жизни Беллами на Ковчеге в этом аспекте. Надо же было что-то придумать... А получилось, вроде, логично. :D

Цитата Kitten ()
хорошо сказано. Ох, не завидую я  тому, кто однажды начнет  заглядываться  на  сестру  и возмечтает строить с  ней  отношения...


И правильно не завидуешь. С Линкольном - возлюбленным Октавии, который к тому же был землянином, следившим за их лагерем, - у Беллами поначалу были очень плохие отношения. Белл даже его пытал, но не из-за сестры. Линкольн ранил одного из их людей - Финна - отравленным ножом, и тот умирал. Беллами недолюбливал Финна, но тот был одним из ИХ людей, а Белл тогда уже отвечал за всех. Он сумел захватить землянина в плен, притащил в их лагерь, и у того нашли коробочку со всякими снадобьями, среди которых могло быть противоядие. Говорить землянин тогда отказался, его долго уговаривали, но времени оставалось мало, Финн умирал, и Беллами решился на пытки, кстати, довольно жестокие. Правда, эти пытки не помогли, но Финна все равно спасли - благодаря Октавии. Она поранила себя этим отравленным ножом, и тогда Линкольн (который уже влюбился в нее), указал на противоядие.

Но позже Белл признал Линкольна, они вместе участвовали в очень опасной миссии, спасали друг друга и стали близкими друзьями. Погиб Линкольн из-за Беллами, правда, он вообще-то пытался его спасти, но у него не получилось... В общем, это долгая, сложная и трагичная история...

Цитата Kitten ()
а канцлеров сынок  как  сюда  затесался? Обычно элита во всех случаях выгораживает своих  опростоволосившихся чад.


Вот ты удивишься, но на Ковчеге были именно такие законы. Им подчинялись абсолютно все - от простого уборщика до канцлера!

Поэтому казнили отца Кларк - главного эколога Ковчега, - когда он в обход Совета пытался обнародовать данные об отказе системы жизнеобеспечения. Совет посчитал, что это вызовет панику, и наложил запрет, а когда Джейк Гриффин хотел все-таки это сделать, а Кларк ему помогала, их арестовали. Джейка казнили, а Кларк попала в тюрьму. При этом жена Джейка - мать Кларк Эбби Гриффин - была главврачом Ковчега и членом Совета. Позже, когда был ранен канцлер, Эбби, спасая ему жизнь, перерасходовала редкие лекарства, и ее саму чуть не казнили, спаслась только чудом. Так что да, в этом отношении сериал мне очень нравится - там законы были совершенно неприемлемые для нас, жестокие, но очень справедливые, и им подчинялись ВСЕ до единого!

Уэллс - сын канцлера - любил Кларк, и узнав, что их отправляют на Землю, специально совершил проступок, чтобы попасть в тюрьму и полететь вместе с ними. А так он вообще-то был очень правильным и чтил законы. Даже чересчур - аж зубы сводило. Я не жестокая, но мне его было не жаль... ;)

Цитата Kitten ()
может, которое? тут явно опечатка...


Спасибо, уже исправила. Черт, от этих блох не избавиться! Уже перечитывала, кажется, десятки раз, все заметила, а поди ж ты...
Сообщение отредактировал iris - Среда, 15 Марта 2017, 11:14
Награды: 8  
Kitten Дата: Среда, 15 Марта 2017, 21:46 | Сообщение # 224
Дух Атлантиса
Группа: Свои
Сообщений: 7841
Репутация: 2074
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата iris ()
Но ребят из Сотни угораздило приземлиться как раз в центре земель могущественного племени Трикру (древесные люди), которые, как потом оказалось, были не такими уж дикарями. Хотя законы у них были тоже довольно жестокими. И эти самые Трикру очень ревностно следили, чтобы никто не заходил на их земли, и с первых же дней начали убивать подростков.
как-то отсутствует  логика.  Если древесные люди не  были в чистом виде дикарями, то должны, я полагаю, пребывая в  добром  здравии и ясном  рассудке, что перед ними по сути  безоружные подростки и хотя  бы  для  начала попытаться  договориться (потребовать очистить свою территорию, если уж это для  них так важно, дав  ребятам время уйти в  другие земли), а  не убивать. Даже  дикие  звери не убивают противников. Сперва  дают знать о своём присутствии, потом  пытаются выдавить нарушителя со своей  территории и уж потом, когда  тот начинает  откровенно наглеть (и даже кидаться  на  хозяина  территории)  вершат справедливый суд.
Цитата iris ()
Потом, правда, они все-таки сумели встретиться и попытаться договориться
а сразу  было нельзя? Обязательно нужны  были кровавые  жертвы... сколько напрасно загубленных подростковых  жизней  тогда  было бы сохранено.
Цитата iris ()
Дело в том, что как раз в этом сериале личным отношениям уделяется немало внимания.
личные отношения  бывают двух видов - просто личные отношения (дружба. любовь, ссоры  и.т.п) и интимные отношения (чаще, как в последнее время  любят американцы, замешанные чисто на  инстинктивных потребностях к сексу). Первый вариант всегда присутствовал  и в нашем советском кино (достаточно вспомнить  тех же "Девчат", "Любовь и голуби" и многие  другие  хорошие фильмы). А вот чего там не  было, так  это сексуальных сцен (считалось, что в СССР каждый  знал, окромя может самых маленьких детей,  откуда  дети берутся). Поэтому  и секса как такового у  нас  не  было, а  была ЛЮБОВЬ вов сех её многогранных проявлениях.
Цитата iris ()
Главная героиня Кларк была бисексуалкой - спала и с парнями, и с девушками
тоже  дань нынешней моде в США на толерантность к сексменьшинствам. Сейчас просто модно (и необходимо даже, если хочешь, чтобы  твой фильм смотрели и одобрили) пропихнуть в  него одного-двух  героев  нетрадиционной  ориентации.  Я помню, как еще  не так  давно в  тех же США пропихивали в каждый фильм  и сериал негров (даже когда герой фильма по своей природе не мог быть негром). Так на Диснее подумывали всерьез переделать сказку про Белоснежку, сделав  одного из гномов  негром, другого - китайцем  третьего - мексиканцем... не учитывая, что изначально сказка вообще-то немецкая, где  этих представителей  народностей  отродясь не водилось в  те  года, ну  и потом  гномы сами по себе уже самостоятельная  народность. Кстати, может ты  заметила среди репликатиоров Оберота негра? Спрашивается, откуда  он там взялся? И  мог ли вообще  быть репликатор негром? Как и то, были ли среди расы Древних представители африканской  нации или это опять необходимая  дань толерантности  независимо от  отсутствия  обоснованности такого шага? Вот  наличие  негров среди сотрудников  земной  экспедиции  либо экипажа  того же "Дедала" вполне  было бы  объяснимо.
Цитата iris ()
У самого Беллами в отряде была парочка геев, один из них - его прямой заместитель, "правая рука", и Белл к ним нормально относился.
ясен пень, иначе  бы такого перса просто бы  не поняли и не приняли американские среднестатистические зрители из числа представителей  тех же ЛГБТ  (а  то и в суд бы  на авторов сюжета подали за  не толерантное отношение  персонажа к представителям сексменьшинств, в частности - лесби и геям. В США  за  такое вполне можно схлопотать срок). 
Цитата iris ()
И вообще, мне кажется, как раз на Ковчеге к этим вопросам относились очень лояльно, потому что это был один из способов бороться с перенаселением.
 а по-моему (судя по твоему фику) у  них там с  этим проблем как  раз не  было. Удивляюсь, как  они не  додумались до стерилизации: родила  одно дитя - с делали укол и усё, детей  больше  не  будет. Ведь именно так сейчас  борются с перенаселением в странах третьего мира - делают прививки якобы  от опасных заболеваний, после чего в привитых районах резко падает  рождаемость.
Цитата iris ()
вон, даже казнили за рождение второго ребенка, причем, и мать, и самого ребенка...
однако Октавию же оставили в  живых до достижения совершеннолетия.
Цитата iris ()
Но Беллами, как я уже сказала, был совсем не такой.
он был психически  здоровый  парень, только несчастный по жизни.
Цитата iris ()
А Октавию они прятали в отсеке под полом каюты
я это поняла. Но это хорошо уже с относительно взрослым ребенком, который уже осознает грозящую опасность и может посидеть энное время  тише воды. А младенец? Обычно младенцы  и маленькие  дети не  обладают  инстинктом самосохранения и могут поднять крик в самое  неподходящее время. Разве что с рождения подсадить младенца  на какие-нибудь серьезные снотворные препараты (или поить водкой), чтобы  он(она) все время  от кормления  до кормления пребывала в спящем состоянии, как  это делают попрошайки с  детьми в  электричках. Но это, согласись, жестоко да  и  для  будущего младенца  не пользительно.
Цитата iris ()
Но произошло непредвиденное - поблизости пролетала комета, была объявлена тревога, всем велели эвакуироваться в другие отсеки
а  нельзя  было  среди суматохи как-нибудь улизнуть и спрятаться, не принимая участие в  эвакуации (риск конечно, но хотя  был шанс, что пронесет).
Цитата iris ()
Потом этот самый канцлер натворил немало бед на Земле, из-за него тоже погибли тысячи, но сейчас он раскаивается.
 прям как  некоторые американские политики (в своё время учинили геноцид в Ираке  из-за чего погибли десятки тысяч  мирных жителей, а потом  раскаивались, типа  мы  ошиблись).
Цитата iris ()
Ой, знаешь, это, наверное, единственная МОЯ фантазия.
пожалела  бы паренька  то.... :D Я еще понимаю, если б он сам проявил инициативу, а  та тётка её подхватила...
Цитата iris ()
А получилось, вроде, логично.
вот только парнишку  жалко. Не сексуальный  же  он  маньяк  и не  озабоченный...
Цитата iris ()
Но позже Белл признал Линкольна, они вместе участвовали в очень опасной миссии, спасали друг друга и стали близкими друзьями. Погиб Линкольн из-за Беллами, правда, он вообще-то пытался его спасти, но у него не получилось... В общем, это долгая, сложная и трагичная история...
напиши фик... у  тебя получится :D 
Цитата iris ()
Так что да, в этом отношении сериал мне очень нравится - там законы были совершенно неприемлемые для нас, жестокие, но очень справедливые, и им подчинялись ВСЕ до единого!
а какими они в принципе еще могли бы  быть в условиях Ковчега? А вот в  плане подчинения ВСЕХ опять-таки  меня  гложат сомнения (учитывая  менталитет амерского общества). Скорее  это просто было сделано по заказу в качестве своеобразной  саморекламы американской демократии и толерантности  Я более чем уверена,  начнись сейчас в США  глобальная  экологическая  или какая еще катастрофа, элита  будет спасаться,  позабыв про остальных (как  то было на "Титанике", когда  людей  низкого сословия  просто и банально заперли на палубах третьего класса, чтобы  элита могла спастись. Об их жизнях никто не  думал. Почти похожая картина  была в "2012", когда на ковчеги поднялись  богатые, оставив бедных за кормой. и только после  долгих споров  и препирательств один из ковчегов после  открыл свои ворота.


Мир велик и тесен (с)
ШОК - это по-нашему (с)
Награды: 99  
iris Дата: Четверг, 16 Марта 2017, 11:15 | Сообщение # 225
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 745
Репутация: 417
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Kitten ()
как-то отсутствует  логика.  Если древесные люди не  были в чистом виде дикарями, то должны, я полагаю, пребывая в  добром  здравии и ясном  рассудке, что перед ними по сути  безоружные подростки и хотя  бы  для  начала попытаться  договориться (потребовать очистить свою территорию, если уж это для  них так важно, дав  ребятам время уйти в  другие земли), а  не убивать.


Знаешь, трудно это объяснить. Для этого нужно все-таки смотреть сериал. На самом деле эти Трикру вначале за ребятами просто следили. Те ничего не подозревали про землян (вообще были уверены, что на Земле людей не осталось), и отправили делегацию в место, где, как им сообщили, был бункер и припасы. Вообще-то, они и приземлиться должны были у этого бункера (на горе Уэзер), но при посадке автоматика дала сбой, и их отнесло в сторону, хотя и не далеко (насколько я помню, от них до горы Уэзер было часов 8 - 10 быстрого хода по лесу). Приземлились они неподалеку от охотничьих угодий Трикру, и когда их делегация пересекла границу, одного из ребят ранили копьем. (Его, правда, спасли, этот герой - Джаспер - жив до сих пор). Вот после этого и началась "война" - земляне стали убивать ребят, когда те оказывались в лесу. Ситуацию усугубило еще и то, что позже сотенцы выпускали в воздух ракеты (они у них были), чтобы связаться с Ковчегом, одна ракета случайно упала на поселение Трикру (о котором ребята Сотни даже не подозревали), и сожгла его. После этого земляне уже начали активно истреблять Небесных (как они их называли). Была попытка договориться - Кларк встречалась с лидером Трикру, - но она провалилась. После этого война стала еще более неизбежной - Трикру послали 300 лучших воинов, чтобы полностью истребить ребят. У тех в то время уже были автоматы (они нашли их в одном заброшенном бункере, но патронов было мало - большинство промокло. Но все равно они защищались, и хотя многие погибли (почти половина), потом они разработали стратегию - укрылись в своем челноке, подпустили армию землян поближе и включили двигатели. Взлететь не взлетели, конечно, но выжгли все вокруг и уничтожили всех нападавших.

Позже все изменилось. У Небесных и землян оказался общий очень страшный враг - люди, жившие на горе Уэзер. Они владели совершенными технологиями и паразитировали на землянах, похищая их и выкачивая кровь, которую использовали для лечения от радиации. Этому противостоянию был посвящен весь второй сезон. К тому времени Ковчег из космоса спустился на Землю (хотя там тоже очень многие погибли), и взрослые с ребятами объединились с земными кланами (которых оказалось очень много) в коалицию. Горцев в конце уничтожили (это как раз сделали Беллами и Кларк, причем, Беллами был шпионом в этой горе), но у них появились новые проблемы... и так каждый сезон. В 4 сезоне их враг - сама Земля, горят мощные атомные электростанции, и вскоре по Земле пройдет огненный вихрь, уничтожая все на своем пути, прольются черные дожди, вызывающие страшные болезни, и уровень радиации поднимется до предела, когда жить там уже будет нельзя. И теперь все вместе ищут пути спасения.

Цитата Kitten ()
тоже  дань нынешней моде в США на толерантность к сексменьшинствам. Сейчас просто модно (и необходимо даже, если хочешь, чтобы  твой фильм смотрели и одобрили) пропихнуть в  него одного-двух  героев  нетрадиционной  ориентации.


Сообщение отредактировал iris - Четверг, 16 Марта 2017, 11:27
Награды: 8  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Фики по другим фандомам
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)