09:35
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Сектор 18
wolverine Дата: Пятница, 24 Июня 2011, 11:37 | Сообщение # 46
Присвоен уровень допуска
Группа: Пользователи
Сообщений: 74
Репутация: 81
Замечания: 0%
Статус: где-то там
хотите сказать что мы можем надеяться на продолжение 7-го сезона атлантиды?
Награды: 10  
ИДА Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 01:35 | Сообщение # 47
Бронетапок
Группа: Свои
Сообщений: 1813
Репутация: 858
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Tamerlan, SMel, ну вы молодцы, очень интересно. Хорошо характеры персонажей прописываете, медленно раскрывая, через диалоги или поступки. Здорово))
Есть мелкие недочеты, пару опечаток, но в целом очень хорошо. Буду продолжение ждать))



Бабочки, красивые при свете, в полумраке одинаково черны и похожи на крылатых тараканов.©
Награды: 95  
Tamerlan Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 09:18 | Сообщение # 48
Как трудно быть всезнайкой...
Группа: Модераторы
Сообщений: 4220
Репутация: 1463
Замечания: 0%
Казанцев\Хароэ\Фомин в ролевой
Статус: где-то там
Продолжение выставим на днях :)
Рад что вам понравилось.


Личные дела
Хароэ Аминуа Джагари
Доктор Ричард Лев Фомин
Майор Эмма Рюттен
Награды: 83  
Stavrus Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 10:56 | Сообщение # 49
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 641
Репутация: 23
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Tamerlan)
Продолжение выставим на днях

Да уж не дождёмся!
Награды: 5  
Tamerlan Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 16:28 | Сообщение # 50
Как трудно быть всезнайкой...
Группа: Модераторы
Сообщений: 4220
Репутация: 1463
Замечания: 0%
Казанцев\Хароэ\Фомин в ролевой
Статус: где-то там
Глава 2.


Капитан сидел в своем кресле, докуривая толстую сигару. Он о чем-то думал, смотря на бескрайний туннель подпространства. Казалось, он думал о чем-то вечном: бесконечности нашей вселенной или же о своей тяжелой жизни. А может он вспоминал тот год, когда в плену у рейфов погиб красавец брюнет, такой молодой и такой амбициозный. И тогда появился он, нынешний Смит, постаревший и не чувствующий ни страха, ни радости, не имевший ничего, бесцельно скитающийся по непротоптанным тропам жизни. Он просто доживал свой век. Он начал его доживать ещё с двадцати семи летнего возраста, когда его изуродовали и искалечили. А еще они смогли убить в нем самое дорогое, что может быть у человека, – душу.
Со стороны он выглядел смелым звездным волком, идущим в огонь во имя славы и чести, правду знали только самые близкие ему люди. А таких было немного.
На самом деле в его голове не было никаких мыслей, никаких чаяний, ничего... Он целый час просто сидел, напевая про себя песенку.


Война, последняя война,
Неотвратим удар был твой.
Благословим дыханье бурь,
Последний бой перед жатвой.

В стране отцов удел рабов
Навеки переменим.
Рука сжимается в кулак
С могучим нетерпеньем.

Кулак бойца нетерпелив,
Народы взбудоражит.
По-нашему построим мир
На старой крови ржавой.

Предтеча бурь – Ботсванский март
И плазменные взрывы.
Я осязаю новый мир
И братские могилы.

Космическая тишь,
Ее мы больше не услышим.
Лишь смертный бой остался нам,
И будет он последним.


Капитану нравилась эта песня, особенно если петь её на китайском языке: получалась красивая мелодия, сливавшаяся в один четкий и такой прекрасный ритм. Она была популярна лет десять назад, тогда он был еще простым полковником, командовавшим ударным крейсером «Эгида», который был приписан к флотилии обороны Ботсвании.
Час за часом он сидел в этом кресле и смотрел на синие разводы подпространства. Экипаж мостика сменялся, только его верный помощник, настоящая правая рука, постоянно находился рядом и не отходил ни на шаг. Он продолжал сидеть справа от него и заниматься своими административными делами, попутно поглядывая на сканеры.
– Что-нибудь интересное? – спросил капитан у подполковника, не глядя в его сторону.
– Никак нет, – отрапортовал Гринёв.
– Можешь идти, тут всё равно делать нечего. И я пойду, – сказал генерал, медленно отрывая свою дряхлую, как всем казалось, спину от кресла. Он покинул мостик, не заметив, что Гринев продолжал сидеть, не замечая никого вокруг. Капитан направился по коридору, мимо лифта и различных отсеков, он просто гулял, продолжая ни о чем не думать и напевать старую песню земных солдат.
Вдруг на него нахлынули воспоминания, шрам от присоски рейфа на его груди и шрамы от порезов зачесались, а искусственный глаз заболел фантомной болью. Как его пытали, как его истязали, убивали и снова оживляли, медленно острыми когтями выковыривали его глаз... Но он не сломался. Он просто умер там. Его душа умерла, и сердце стало холодным, а тело просто стало исполнять роль разумного андроида. Беспрекословное служение во благо Пятой Расе и выполнение офицерских задач.
Он пешком добрался до своего кабинета, обходя стороной палубы и лифты по лестницам и запасным коридорам. Его страстью были старинные вещи, потому что родители работали в одном из самых лучших музеев федерации на крейсере «Дедал». Точнее это был один из недостроенных кораблей класса "Дедал", настоящий же "Дедал" находился на одном из пирсов Атлантиды. Кабинет Смита был точной копией кабинета отца за исключением инопланетного оружия на стенах.
Капитан подошел к своему столу, открыл ящик и достал оттуда миниатюрный молекулярный синтезатор напитков. Налив себе в стакан коньяка и раскурив сигару, он улыбнулся сам себе. Чутьё не подводило его никогда, он чувствовал опасность. Это трудно объяснить, но капитан тем и прославился, что предчувствовал опасность за день до ее появления. Может в этом был виноват сильный ген Древних с намешанным геном рейфов и нанитами вдобавок, а может вторая непонятная сущность, что жила в пустоте, где раньше была его душа. Или природная интуиция, которая после того, как умер тот молодой наивный Смит, стала в сто раз чувствительней.
Капитан снял с головы повязку и осмотрел кабинет искусственным глазом. В поле зрения появились диаграммы: состояние мозга, сердцебиение, наименования и информация о различных предметах в кабинете, а также еще множество лишних данных. Как же он это не любил... От этого начинала болеть голова. Коньяк ударил в голову, мысли понеслись в голове, как стрелы из улья. Появилось желание угробить корабль и себя заодно...
Капитан принял препарат, который ликвидировал алкоголь в крови, и отправился спать, завтра их ждал новый бой, и только закравшийся в его душу инопланетянин ждал того момента, когда его разум ослабнет, а его тело окажется полностью подконтрольным пришельцу. Скоро должен был начаться бой, который решил бы исход войны, но никто этого не знал, кроме неизвестного пришельца.

***
После очередного утомительного рабочего дня подполковник завалился в свою скромную спальню. Ему ничего не хотелось, наверное, даже жить, хотя у него была одна цель, ради которой он и терпел все свои душевные муки, это была месть. Он был мстителем, который не остановился бы ни перед чем, чтобы сделать свое грязное дело. Сегодня был обычный день, вот только новое задание было поручено их бравому дредноуту.
Когда адъютант адмирала Олдрина пожаловал на борт, глаза Александра вновь ожили, у него появилась надежда на то, что он сможет вновь отправиться в бой с врагом и продолжить свой кровавый путь к отмщению. Тогда его словно перемкнуло, перед его глазами проплыли те самые мгновенья смерти его родителей, гибели всех его родных и близких. Когда шары плазмы, разрезая небеса, падали на головы ни в чем неповинных крестьян, что жили на своей отдаленной планете.
Офицер сел за свой письменный стол, включил свою антикварную лампу, которая, страшно сказать, была с лампой накаливания, и начал перебирать книги. Вольтер, Гете, Шиллер – все не то. Но вот он обратил внимание на невзрачную обложку одной из книг, что прибыла в последний день их пребывания на Мире. Он тогда не успел её даже открыть, просто отложил в сторону, ее посоветовал один его хороший знакомый – владелец книжной лавки. Это произведение называлось «Моя тридцатилетняя война» под авторством Хиро Онода. Из того, что он о ней слышал, там описывался путь одного японского офицера времен еще второй мировой. Гринев не хотел брать, эта тема его не сильно интересовала, тем более что он уже перечитал от корки до корки Жукова, Манштейна и Черчилля, но, поддавшись мимолетному инстинкту, он приобрел её. Теперь она вновь оказалась в его руках. Дико хотелось спать, но он открыл книгу и склонился над письменным столом. С первых страниц чтение захватило его, и лишь звук будильника оторвал его от строк, напечатанных на листах белоснежной бумаги.
«Потрясающе», – пронеслось у него в голове. – «Никогда не думал, что человек способен пойти на такое. Ну, что же, жизнь бывает разной».
Офицер медленно встал из-за стола и сделал небольшую разминку, на корабле вот-вот должно было начаться утро, и он хотел, как всегда, быть на высоте. Сбросив с себя грязную униформу и положив её в очистительный аппарат, он, как обычно, подошел к шкафу. Натянув на себя брюки и накрахмаленную рубашку, которая как всегда была заранее подготовлена им, он потянулся за кителем, который висел на соседнем крючке, но, видимо, из-за того, что за целую ночь не сомкнул глаз, подполковник потерял равновесие и ударился об угол гардероба. Тот задрожал, а с верхней полки выпало что-то наподобие шкатулки и ударилось прямиком о голову старпома. Гринев рыкнул от боли, но все же аккуратно поднял её. На глаза накатилась неуверенная слеза, офицер присел на кровать и открыл её.
Внутри были несколько двухмерных цветных фотографий, сделанных в его молодости. На них была изображена его первая и единственная любовь – прекрасная зеленоглазая шатенка, ее звали Хельгой. Они познакомились в одном из баров, когда старые друзья из академии вытянули его проветриться. Она поразила его до глубины души, он влюбился в неё до потери пульса с первого взгляда. В ту ночь они долго общались, а затем...
Их отношения продолжались немногим более полугода, но в один прекрасный момент все рухнуло. Рухнули все его надежды и мечты. В сердце вновь не осталось ничего, одна лишь пустота.


***
Владимир Фетисов
Корабельные системы,
прикладная неокомпьютерная программистика.


Так было написано на бейдже Влада. Никто, кроме него, не носил таких обозначений, хватало фамилии, вышитой на груди. Фетисов был странным человеком в глазах окружающих. Слишком веселый, слишком жизнерадостный, любил шутить и играть в компьютерные игры. Обыкновенный балагур и весельчак, коих много, но такие типажи редко попадали в армию в отличие от него.
В юности поступил в Екатеринбургский филиал Московской Академии ВКФ. После нескольких первых лет обучения его как одного из лучших студентов перевели в самый престижный и известный военный ВУЗ на Земле, да и во всей федерации – Военно-Инженерную академию имени генерала Саманты Картер. Она расположилась в таком далеком Сан-Франциско, хоть до него и было всего-то часа два пути, но все же он оставался таким необычным и даже немного чужим, ведь он сохранял дух той старой Америки времен Хейза и Обамы. Там ему довелось познакомиться с двумя такими же экстравагантными людьми – Линдой Митчелл и Майком Кентербери. И вот теперь, через три долгих года, он сидит здесь, за своей консолью и проверяет ошибки и недочеты горе механиков этого славного корабля. Смена подходила к концу, наступал вечер. Хотя это было понятие относительное, ведь на космическом судне нет солнца, которое может заходить за горизонт. Взглянув на часы, он понял, что можно отправляться домой, настроение у него, как всегда, было приподнятое, и он напевал себе под нос старую народную песню, которую в детстве ему пела мама.


Подземные коты, плотные ряды,
Вспышки и дым, мы ли горим,
Верный инстинкт, вера и стиль,
Это ли быль? Время и пыль.
Прислушайся: ты слышишь то же, что и я? Да.
О да, ты слышишь то же, что и я. Да.


Это была довольно странная песня, но ему нравилось. Он любил всё лангарское, все родное. Здесь в окружении землян он был чужаком, хоть все и считали его своим другом, но все же мало кто понимал его. В первом мире он прожил всю свою сознательную жизнь, но никогда не забывал о родине и грустил за ней. На новом месте они даже фамилию поменяли, да и имена тоже, чтобы не сильно выделяться общего пласта жителей Магнитогорска, в котором по стечению обстоятельств ему и пришлось прожить до окончания школы.
Фетисов закончил проверку и встал из-за консоли, поприветствовал своего сменщика и похлопал по плечу сидевшую рядом Линду.
– Пойдем? – спросил Влад у девушки. Она что-то пристально изучала в базе данных корабля.
– А? А... нет, я ещё посижу. Интересная статья... – туманно ответила лейтенант Митчелл, что было на неё совсем не похоже, но лангарец не стал докапываться и пошел к себе домой...

***
– Младший Лейтенант Линда Митчелл. Праправнучка знаменитого генерала Митчелла? – спросил у девушки сидевший перед ней полковник. Позади него открывался прекрасный вид на заснеженные горные вершины, опоясывающие базу. Ботсвана в это время года начинала расцветать, запах только что раскрывшихся бутонов витал в облаках. Первая из колоний землян жила своей размеренной жизнью. Здесь в Командовании Звездных Врат, как и всегда, было суетливо, за сто с лишним лет своего существования оно мало чем изменилось, хоть и поменяло планету, на которой находилась его главная база. Но цели и средства практически не поменялись. Любой ценой искать новых союзников и технологии для защиты Земли и Федерации, а также борьба с врагом на его собственной территории: диверсии и разведка. Все оставалось по-прежнему.
– Так точно сэр, – отрапортовала молоденькая девушка. – Готова приступить к исполнению своих обязанностей.
– Вы закончили академию с отличием и сдали все нормативы для перевода сюда. А курс дополнительной подготовки закончили и вовсе за четыре месяца вместо положенных восьми. Поздравляю, – встал из-за стола офицер и взглянул на то, что творится за окном. – Вероятно, вы многое унаследовали от своих предков, ваша военная династия уходит к временам Гражданской войны в США. Да, генетическая память ¬– это серьезная вещь, – пошутил полковник. – У меня для вас есть задание, очень опасное, но с ним можете справиться только вы. Не нужно отвечать сразу, у вас есть время подумать, – взглянув на свои наручные часы, сказал мужчина. – Пяти минут, я думаю, вам будет достаточно.
Линда оторопела, ком подступил к горлу, она не знала что ответить. Возможно, такой шанс ей выпадет не скоро. Она, потомок четвертого командира ЗВ-1 и одного из самых знаменитых генералов в истории, не знала, что ответить, а время все так же неумолимо убегало.
«Что же делать?» – пронеслось в её голове. – «А будь, что будет!»
– Я согласна, – неуверенно и почти шёпотом сказала она.
– Громче, – обернул свой взгляд в её сторону офицер.
– Сэр, так точно! Я готова приступить к выполнению миссии, – закричала она.
– Ну, что ж, хорошо, надеюсь, руководство в вас не ошиблось. С этого момента вам присваивается высший допуск к секретным материалам, вы будете иметь доступ к любым архивам, как военного министерства и флота, так и КЗВ. А теперь перейдем, как говорится, к делу, – сказал полковник, доставая что-то из сейфа, вмурованного в стенку. – Вот ваше задание, ознакомьтесь, – добавил он, бросив на стол бумажную папку с документами под удивленным взглядом лейтенанта. – Здесь все. В двух словах: у нас очень большие проблемы. По всей видимости, враг уже далеко запустил свои лапы во все структуры федерации... – не успел договорить мужчина, как встряла Линда
– Простите, но кто? Я думала, что в наших рядах просто не может быть вражеских агентов, да и сочувствующих врагу тоже, – возмутилась девушка.
– Если вы не будете меня перебивать, то я закончу. В наши ряды затесался враг, умный и хитрый враг, который любыми средствами жаждет уничтожить нас изнутри. У нас очень мало информации, но мы полагаем, что у «Неизвестных» мощная разведывательная сеть на нашей территории.
– Невозможно, их же никто никогда не видел, – не поверила своим ушам Митчелл.
– Вот именно, но наши ученые предполагают, что это могут быть энергетические существа на промежуточной стадии вознесения, как Анубис в свое время. Со всеми вытекающими последствиями, там ваше назначение и все детальные инструкции. Вопросы есть?
– «Вэлиант», меня назначают на него? – спросила девушка, прочитав несколько первых страниц. – Там служат мои друзья. Даже если полностью переписать мою биографию, они меня узнают.
– Не беспокойтесь, лейтенант, мы ничего в вашей легенде менять не будем, кроме одной маленькой детали.
– И какой же? – искренне не понимая, о чем говорит старший по званию офицер, спросила девушка.
– КЗВ разведывательная, а не контрразведывательная структура, так что у «Неизвестных» подозрений возникнуть не должно. Единственной деталью должно быть то, почему такого блестящего офицера, как вы, сослали на ту ржавую посудину, но это дело плевое. Держите, – сказал офицер, протягивая собеседнице увесистый портсигар, лежавший до этого на столе.
– И что мне с этим делать? – растерялась Линда.
– Как что? Бейте! – указывая на свою челюсть, сказал полковник.

***
Майк сидел в своей комнате и просматривал новости, передаваемые через подпространство с Земли, точнее через сеть ретрансляторов, расставленных по всей территории Федерации. Затем он отложил электронную газету и достал свой планшет с клавиатурой времен конца 20го века. Ему очень не нравился рукописный ввод, и уж тем более не нравилась клавиатура на экране планшета. Да и говорить вслух свои мысли он не любил. Поэтому однажды в антикварном магазине купил эту клавиатуру компании A4 Tech. Довольно долго мучился с прошивками и, наконец, сумел подсоединить её к планшету.
Он открыл свой дневник и стал писать.
«Завтра мы будем у границы Федерации около «тайной зоны». Там, по слухам, находится планета Норбаланцев. Надеюсь, мы их встретим. Охота надрать им задницу за то, что они вечно нападают первые и никогда не выходят на связь. Мой отец служил на станции Мир, работал в реакторном отсеке. В 2109м году на станцию напали эти черти, и с помощью истребителя с гипердвигателем они проникли через щит и врезались в тот самый отсек... Я пообещал себе, что, если мне выпадет такой шанс, я встречусь с ними и убью. Конечно, вряд ли мне удастся это сделать. Я же не капитан корабля и не десантник, а самый обычный техник, коих здесь тысяча.
Меня смущает Линда. Когда мы учились в академии, она была такой беззаботной, однако закончила её с отличием. Сейчас она другая, будто служба в КЗВ заставила её забыть о той жизни и стать такой взрослой. Нет, я её не узнаю. Она выглядит, как Линда, говорит, как Линда, ведет себя, как она, но что-то в ней не так.
А наш капитан... По его биографии можно снимать боевики. Когда он служил на «Эгиде» и «Победоносце», то проявил себя как отличнейший командир. Говорят, у него прекрасное чувство юмора, но никто не видел его улыбающимся. Хотя, может, его старпом видел? Они часто ходят вместе.
Один мой приятель, он служил на «Победоносце», говорил, что во время тяжелого боя капитан снимает свою знаменитую повязку и начинает приказывать такие сложные маневры, что не каждый рулевой справится. Например, встать под огонь на 87 градусов, повернувшись боком, и выстрелить в другой корабль всем, что есть... Это даже в уме представить сложно. Однако это все действенно, и за столько лет службы ни «Эгида», ни «Победоносец» не получали более 50% повреждений, не говоря уже о «Вэлианте». Интересно, как маневровые двигатели этой махины справятся с приказами капитана? Надо будет взять на заметку: проверить маневровые двигатели.
Единственный, кто остаётся мне как родной со студенческих лет, это Владимир. Этот лангарец/русский остаётся все тем же (кстати, а как мне его называть? Он с Лангары, но с русскими именем и фамилией). Веселый и жизнерадостный, душа любой компании.
Ладно, наверное, пора спать. Завтра будет тяжелый день».


Личные дела
Хароэ Аминуа Джагари
Доктор Ричард Лев Фомин
Майор Эмма Рюттен
Награды: 83  
Tamerlan Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 16:28 | Сообщение # 51
Как трудно быть всезнайкой...
Группа: Модераторы
Сообщений: 4220
Репутация: 1463
Замечания: 0%
Казанцев\Хароэ\Фомин в ролевой
Статус: где-то там
Глава 3.


Тьму космоса развеяло сине-зеленое окно подпространства. Из него появился он – гигант былых времен. Величественный и непобедимый «Вэлиант». Огромная, чуть ли не километровая, машина плыла в бескрайнем просторе космоса, держа курс прямиком на неизвестную аномалию. На корабле начинался новый день. Офицеры заменяли своих коллег на боевых постах, солдаты начинали свои обыденные дела.
Капитан не спал всю ночь. Он сидел и о чем-то думал. Его искусственный глаз иногда менял цвет радужки на красный...
На мостике все было буднично, как и в любом выходе. Все просто выполняли свою работу. Гринёв занял свое почетное место и начал просматривать отчеты за ночь. Опять все те же графики колебания энергосети, показания сенсоров – ничего нового, все как будто бы сговорились и подсовывали только нужную информацию, все было тихо, слишком тихо. Но вдруг все изменилось.
– Отметка на радаре, неизвестный корабль, пеленг 237-046, – доложил один из находившихся неподалеку техников. – Они практически у самого источника искажений, подробнее ничего сказать не могу, нужно подойти поближе. Хотя бы на триста тысяч километров.
– Так близко? – возмутился подполковник. – Хотя ладно, корабль к бою, поднять щиты, зарядить все орудия и вызовите сюда капитана.

***
– Поднять щиты, оружие к бою, – повторил капитан ставшую уже шаблонной в таких ситуациях фразу, как только занял свое место на мостике.
– При таких параметрах курса и скорости мы сможем распознать класс судна приблизительно через три минуты, – доложил рулевой.
– Отлично, держать его на прицеле и при первых признаках опасности открывать огонь, не дожидаясь моего приказа. Уяснили? – спросил генерал.
– Так точно, сэр, – ответили ему хором все, кто находился на мостике, и в ту же секунду в помещении повисла гробовая тишина, ни единого звука, даже шороха. Напряженность нарастала, ведь никто не знал, что их может ожидать там, в темной и неизведанной глубине космоса. Только стрелка наручных часов подполковника неумолимо отсчитывала время.
– Это корабль класса «Грейс»! – воскликнул техник, следящий за сканером. – Он в боевом положении, но энергии мало.
– И, похоже, это от него исходят гравитационные аномалии в подпространстве, – подтвердил один из его коллег
– Ловушка... – сказал Гринев и, повернувшись к капитану, спросил. – Что будем делать, генерал?
– Хм... Забавно? Доложите о его состоянии, – все так же спокойно спросил Смит.
– Шитов нет, но и повреждений корпуса не выявлено, на борту около двухсот сигналов, но четкой картинки нет. Поля глушения сигнала телепорта включены, но можно попробовать пробиться, более того, по всей видимости, их сенсоры заслеплены, они не засекли наше приближение.
– Интересно... Подполковник, собери-ка абордажную группу и возглавь её. Попробуй взять корабль под контроль, нам бы очень пригодилась такая малютка. Уверен, там море интересных плюшек, за которые нам будут ну очень благодарны.
– Но, сэр, скорее всего это западня, – возразил старпом.
– Саша, не бери себе в голову, просто выполняй приказы, – сказал командир дредноута.
– Так точно, – сквозь зубы прошипел первый помощник, нажал на кнопку коммуникатора и приказал всем отрядам десантников приготовиться к немедленной высадке.

***
Через несколько минут Гринев и сам был в оружейной, десятки бойцов надевали свои штурмовые экзоскелеты и проверяли оружие. Подполковник осмотрелся: везде мельтешили закованные в броню десантники с рейлганами да плазмометами наперевес, казалось, такую силу неспособно остановить ничто, но он-то знал, что это простая иллюзия. Чувство безопасности и безмятежности, витавшие на планетах Федерации, было всего лишь пустышкой, в любой момент враг мог осыпать головы ничего не ведающих людей огнем, стирая с лица земли все, что только будет встречаться у него на пути.
Он видел, как дикие животные с далеких уголков галактики вскрывали скафандры пехотинцев, словно банки из-под консервов, и выгрызали все, к чему только могли дотянуться своими клыками. Даже беглые воспоминания могли вызвать приступ рвоты у неподготовленного человека, но даже такие люди, как подполковник, страдали от этого очень серьезно.
– Лейтенант, ко мне! Быстро, – приказал Гринев. – Как дела? Все собрали? Времени у нас не так много.
– Да, сэр, вся рота практически собрана, осталось только в последний раз перепроверить, чтобы не оказалось, что у кого-то чего-то не хватает посреди боя.
– Хорошо, у тебя пять минут, – сказал подполковник. Лейтенант в то же миг сорвался с места и продолжил носиться от одного солдата к другому, не понимая того, чем это все может кончиться.
«Молодой, наивный, верит в добро и справедливость, в мощь и силу нашего оружия, но где же она? В чем заключается? В наших былых победах? Но вы простите, тогда было другое время и другие люди, которые трезво оценивали ситуацию и не лезли на рожон. А здесь... Мы сами ищем себе приключений на пятую точку, и видит бог, найдем», – пронеслось в голове офицера. – «Кстати, нужно сказать капитану, что можно начинать первую фазу».

***
Сирены в ангаре истребителей завыли с новой силой.
– Истребители на взлет, истребители на взлет, – твердил сухой машинный голос из динамика, висевшего посреди помещения. Несколько беспилотников начали выруливать на взлет, техники и инженеры разбежались кто куда. Реактивные сопла птиц войны извергнули огонь и вырвались в бескрайнюю пустоту пространства.

***
Во вспышке ослепительного голубого света материализовались несколько человек, все они были готовы ринуться в бой. Большинство из них были экипированы стандартными, хорошо зарекомендовавшими себя в бесчисленных локальных конфликтах, экзоскелетами. Это не были те офицерские костюмы или доспехи спецназа, они мало чем отличались от облачения так называемых «темных азгардов», с которого и были фактически скопированы. Лишь несколько дополнительных функций и больше ничего...
– Разбиться на группы по четыре, – приказал подполковник. Все рассыпались на мелкие группы и отправились в разные стороны. Корабль был огромным, поэтому абордажную группу высадили сразу в пяти различных точках, в предполагаемых основных отсеках судна.
В воздухе висела полупрозрачная зеленая дымка, тусклое освещение практически не позволяло что-либо разглядеть, даже приборы ночного видения барахлили, так что по коридорам приходилось пробираться на ощупь, освещая себе путь лишь слабенькими тактическими фонарями, вмонтированными в шлемы солдат. На удивление в проходах не было никого, как будто корабль вымер, детекторы жизненных форм не могли ничего зафиксировать, им мешали какие-то помехи, вероятно, вызванные гравитационной аномалией, искажавшей подпространство.
Гнобящая тишина окутывала их, только шаги пробивались сквозь непроницаемую пелену восприятия, в такие моменты в душу вкрадывается страх. На грани сознательного и бессознательного появляются мысли о бегстве, о том, чтобы просто бросить все и уйти, будь, что будет. Не страшен ни трибунал, ни его суровый приговор, лишь шаги вселяют искренний ужас, они, кажется, раздаются везде и всюду, кажется, что враг скрывается во тьме, и следующий миг станет для тебя последним.
Один молоденький рядовой шел впереди, наверное, это была его первая боевая высадка, он выглянул из-за поворота, и она стала для него последней. Пучок зеленой плазмы просто оторвал его голову, бездыханное тело свалилось на пол.
– Турели! – вскрикнул кто-то... Лицо подполковника побелело, он растерялся, все вокруг как будто замерло на несколько коротких секунд, только выстрелы вражеского орудия разили солдат одного за другим, вот уже все трое, кто был в его отряде, мертвы. Он один, лицом к лицу с врагом, жизнь проносится, как какой-то короткометражный фильм, перед его глазами. Смерть дышит ему в лицо. Рука поднимается сама собой из неё вылетают десятки крошечных желтых снарядов, но они останавливаются и растворяются в зеленоватом отблеске щита, надежда тает. Невероятным усилием воли Гринёв заходит обратно за поворот. Ком подступает к горлу, он задыхается. – «Граната», – мелькает одно лишь слово в его голове. И вот офицер нащупывает подсумок... Бросок, и секунды, что кажутся вечностью, и лишь мощный взрыв, последовавший вскоре, отсрочивает выполнение приговора, назначенного самому себе.
– Господин подполковник, с вами все в порядке? – одернул Гринёва солдат, прибежавший на звуки боя.
– Да, сержант, не беспокойся, – невозмутимо и без малейших эмоций, сухо и сдержанно ответил старпом, и вновь в коридоре повисла практически непроницаемая пелена тишины.
Отовсюду начали сбегаться все новые и новые десантники, думая, что их товарищам необходима помощь, уже через несколько минут весь коридор был забит солдатами из абордажной команды, а подполковник все так же стоял и молчал...

***
Из-за перегородок послышались шаги многих ног, топот доносился буквально отовсюду, на перекрестке собралось уже почти полтора десятка солдат, все, кто находился в соседних отсеках, так что это были явно не федералы.
– К бою! – рявкнул подполковник, вскинув наперевес свой рейлган, а враги все приближались.
– Так точно, сэр, – как всегда хором вскрикнули солдаты и заняли позиции для обороны. Зеленый туман не давал возможности разглядеть даже силуэтов, казалось, это призраки идут в бой, невидимые тени собираются испепелить так нагло вторгшихся на их территорию космодесантников.
«Варрргхкт», – боевой клич невиданного врага внушал ужас, он откликнулся в каждом нейроне мозга, и из тумана появилось нечто огромное и страшное. Солдаты открыли шквальный огонь, но ничего не могло остановить монстра. Он держал в лапах огромную алебарду, по крайней мере, это первое, что приходило на ум при виде этого зловещего оружия. Один взмах, и отрубленная голова одного из солдат, истекая кровью, покатилась по полу.
– Огонь... Стреляйте братцы, стреляйте, – завопил молодой лейтенантишка, видя, как его выстрелы просто растворяются в броне врага. Только тяжелые заряды рейлганов впивались в кожу врага, и его зеленоватая кровь брызгала на стены, но, видимо, ему это не причиняло особого вреда, ведь он все так же рубил десантников налево и направо. Обезображенные трупы валялись на залитом бурой кровью полу, отсеченные конечности валялись вокруг. Звон орудия луной отзывался в пустых коридорах...
– Подполковник, а он не убив–а–ается, – дрожащим голосом заорал все тот же лейтенант. Его лицо обезображивала ужасная гримаса.
Гринев взглянул на него: «Такой молодой, а уже умирать. Нельзя! Не допущу!!!» – пронеслось в его голове, он прыгнул на инопланетянина с винтовкой наперевес, осыпая врага ударами. Подполковник вкладывал всю свою богатырскую силу, усиленную экзоскелетом, супостат пошатнулся, а ловко поставленная подножка довершила дело, огромный пришелец свалился на землю. Старпом усмехнулся, приставил к голове врага свою винтовку и нажал спуск. Голову врага пронзил кусок металла, запущенный с огромной скоростью, мозг атаковавшего превратился в фарш.
На полу валялась туша, по-другому это назвать было трудно. Только сейчас это существо можно было нормально разглядеть. Трехметровый ящероподобный монстр с огромным, почти полутораметровым, хвостом, одетый в доспехи черного цвета, расписанные зелеными узорами непонятной формы.
– Что же это такое? – спросил один из чудом выживших солдат.
– Норбаланец, вот они оказывается какие, – ответил другой. – Я их представлял себе совершенно по-другому.
– Разговорчики! – рявкнул Гринёв. – Не расслабляться, эта тварь за две минуты убила пятерых наших, так что врага недооценивать точно не стоит, – сказал подполковник. – Выдвигаемся, бой еще не окончен.
Подполковник скрылся в зеленоватой дымке.
– Вперед, не спим, – закричал на оставшихся солдат тот самый лейтенант, что полминуты назад бился в истерике.
Десантники переглянулись, затем посмотрели на своих товарищей, лежавших на полу с отрубленными частями тела. Они такого не ожидали. Они думали, что костюмы их спасут, а тут... Какое-то вшивое холодное оружие резало эти триниевые костюмы, как горячий нож сливочное масло. Один из десантников перекрестился и пошел вслед за офицерами. Остальные пошли за ним.

***
Тем временем истребители кружили вокруг корабля норбаланцев, обстреливая все, что могло быть оружием. Слабые попытки врага сбить их были абсолютно безрезультатными. А на корабле группы продолжали бродить по длинным коридорам.
– Марко... – донеслось откуда-то. Зеленая дымка усиливала звук, и эхо разносилось на сотни метров вокруг, практически на весь огромный корабль «Грейс».
– Поло...– ответил Гринёв и выглянул за угол. Там он увидел нескольких десантников, продвигающихся по длинному коридору.
«Уже пятая группа выходит на эту точку. Плюс те, что сбежались на выстрелы, итого двадцать семь человек, не хило, практически половина отряда, что высадился на консервную банку, видимо, все коридоры ведут сюда», – подумал подполковник и вновь взглянул на металлическую дверь внушительных размеров. Справа от неё висело что-то типа пульта управления, в котором уже битый час ковырялся техник.
– Долго ты там еще? – спросил у него Гринев.
– Секундочку...
– Секунда прошла, открывай, давай... – приказал старпом. – Не забываем главное правило десанта: сначала в дверь входит граната, а потом только вхожу я. Все поняли? Только, на всякий случай, не палите почем зря, да и термические бомбы не используйте, а то я вас знаю, разнесете все, что только можно, как мне потом перед Кэпом оправдываться? Так что используем шумовые и жарим короткими очередями, и только в Динозавров, и только в голову, желательно в глаза...
– Сэр, а гранаты инфразвуковые или ультразвуковые, – спросил молодой сержант, стоявший за спиной Александра.
– Ты идиот? Или прикидываешься? Это же ящерицы, как показывает опыт, на них действуют только низкие частоты, так что инфра, и хватит задавать глупые вопросы, чем вы в учебке занимались? Хотя мне все равно... – огрызнулся Гринев. Тем временем инженер дал отмашку, и все заняли позиции для атаки.
– Один, два, три! Штурм! – воскликнул подполковник. Дверь разъехалась, и в распахнувшийся проем влетело несколько небольших предметов. Ни вспышки, ни чего-либо подобного не последовало, в комнату ввалились два десятка штурмовиков. Все ящерицы, что находились там, упали на пол, свернувшись калачиком и держась за уши, из которых капала зеленоватая кровь.
– Работает, – улыбнулся лейтенант.
– Разговорчики, всех в расход... Хотя нет! Одного оставьте, для опытов, – зловеще проронил первый офицер дредноута. – Похоже, это мостик, найдите доступ к главному компьютеру, скачайте все, что только можно из банков данных корабля, – приказал Гринев. – У нас мало времени. Скоро тут будет жарко...


Личные дела
Хароэ Аминуа Джагари
Доктор Ричард Лев Фомин
Майор Эмма Рюттен
Награды: 83  
Stavrus Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 19:08 | Сообщение # 52
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 641
Репутация: 23
Замечания: 0%
Статус: где-то там
О-о-о, теперь можно зачитатся! Приступим! B)
Награды: 5  
Tamerlan Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 19:14 | Сообщение # 53
Как трудно быть всезнайкой...
Группа: Модераторы
Сообщений: 4220
Репутация: 1463
Замечания: 0%
Казанцев\Хароэ\Фомин в ролевой
Статус: где-то там
Завтра или после завтра выложим продолжение. Сейчас 4 и 5 главы проходят бетирование.


Личные дела
Хароэ Аминуа Джагари
Доктор Ричард Лев Фомин
Майор Эмма Рюттен
Награды: 83  
СоюЗ Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 19:22 | Сообщение # 54
Участник экспедиции
Группа: Свои
Сообщений: 236
Репутация: 31
Замечания: 20%
Статус: где-то там
Tamerlan, Красавцы..:))) спасиб


Русские не сдаются
Награды: 6  
SMel Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 19:25 | Сообщение # 55
Житель Атлантиды
Группа: Пользователи
Сообщений: 739
Репутация: 308
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Tamerlan)
проходят бетирование.

А я всегда считал что это чисто моя привычка новы слова придумывать :D


Награды: 23  
Кэтрин_Беккет Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 19:33 | Сообщение # 56
Страж гуманитарных знаний
Группа: Администратор
Сообщений: 2607
Репутация: 1266
Статус: где-то там
Молодцы, ребята!


Награды: 113  
Stavrus Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 19:58 | Сообщение # 57
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 641
Репутация: 23
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Прочёл пока только одну часть! Очень интерестное описание действующих лиц!
Quote (Tamerlan)
Он любил всё лангарское, все родное. Здесь в окружении землян он был чужаком, хоть все и считали его своим другом, но все же мало кто понимал его. В первом мире он прожил всю свою сознательную жизнь, но никогда не забывал о родине и грустил за ней.

Это как понимать, что его родители вместе с ним сменили подданство, или Лангарци настолько тестно сотрудничают с Таури?
Награды: 5  
SMel Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 20:01 | Сообщение # 58
Житель Атлантиды
Группа: Пользователи
Сообщений: 739
Репутация: 308
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Stavrus)
Это как понимать, что его родители вместе с ним сменили подданство, или Лангарци настолько тестно сотрудничают с Таури?

Они в Федерацию входят,ты что другие фики цикла не читал?


Награды: 23  
Stavrus Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 20:47 | Сообщение # 59
Житель Атлантиды
Группа: Свои
Сообщений: 641
Репутация: 23
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (SMel)
ты что другие фики цикла не читал?

Читал, но почему он тогда себя чуствует изгоем среди землян, даже имя всей семьёй поменяли, ето как-то создаёт превратное впечатление!?
Награды: 5  
SMel Дата: Воскресенье, 26 Июня 2011, 20:52 | Сообщение # 60
Житель Атлантиды
Группа: Пользователи
Сообщений: 739
Репутация: 308
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Quote (Stavrus)

Читал, но почему он тогда себя чуствует изгоем среди землян, даже имя всей семьёй поменяли, ето как-то создаёт превратное впечатление!?

В этом и фишка, эта тема более детально раскрывается в пятой главе.


Награды: 23  
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)