17:39
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
Комкор Дата: Пятница, 13 Ноября 2020, 21:21 | Сообщение # 676
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Борт тяжёлого бронепалубного корабля «Ямато»
Мостик

«Ямато» вышел из скачка за орбитой Плутона, о чём нам возвестило практически безукоризненно прозрачное окружение.

Свет Солнца остался далеко позади: отсюда, с шести с копейками световых часов, наша звезда выглядела как маленький светодиод на фонарике, а света не хватало даже для чтения нормального шрифта. Поток фотонов не перебивал свет от звёзд, и рисунки созвездий были видны даже лучше, чем с орбитального телескопа Земли.

Безусловно, в космосе хватает пыли, газовых скоплений и метеоритных крошек. Это не кристально прозрачный вакуум и не идеальное ничто: какие-то помехи для слабого, едва доходящего до нас звёздного излучения есть. Но не залюбоваться рисунками созвездий невозможно. На то он и космос.

– Красиво, – призналась Ёко. – Мне не так часто удаётся покинуть Землю, как хотелось бы. Я бы подольше любовалась этой картиной.

– Космос коварен, – вздохнула Лилит. – И не прощает ошибок. Особо легкомысленные гибнут скоро, но не очень быстро: успевают намучаться перед смертью.

– Не сгущай краски, – попросил я любимую. – Действительно, мы не так много времени проводим за пределами родной земли. И Ёшка права: красота неописуемая. Что, кстати, с этой красотой? Навигация пашет?

Сакамото запустила сканирование окружающей нас сферы:

– Картина созвездий будет доступна через несколько минут. Идёт сканирование, построение и просчёт рисунков.

Несколько минут? Многовато, что-то. Навигационные компьютеры, так-то, более мощные.

– Почему задержка? – нахмурился я. – Если система построена на базе технологий гоа`улдов, она должна справиться гораздо быстрей.

– Параллельно идёт самообучение искусственного интеллекта, – пояснила японка. – Часть вычислительной мощности уходит на его поддержание и резервирование архивных копий. К тому же, это боевой корабль, а не исследовательский. Его бортовые компьютеры мощны, но лишь в пределах своих задач. Ему не ставилось требование обсчитывать сотни триллионов операций в секунду.

Странно. Даже хат`таку требуется несколько секунд на перерасчёт координат после прыжка. Неужели земные технологии настолько медлительны в сравнении? Ведь, «Ямато» – гибрид наших и инопланетных…

– Любуйтесь, – между тем умыла руки Лилит. – Я никого не упрекаю. Просто помните, что вы, по сути своей, любуетесь смертью.

Философское изречение. Я бы даже сказал, претендующее на отливку в бронзе.

– Сабрина, – я позвал Ток`Ра. – Как корабль? Есть нарекания?

Девушка отрицательно покачала у штурвала.

– Несравнимо большая инерция. Гасители работают штатно, но непривычно длинный вылет после гиперпространства. Маршевые двигатели не соответствуют массе корабля: тяжело их контролировать. Но негатива нет.

– Это был эксперимент, – пояснила Ёко. – Корабль закладывался как быстроходный, поэтому энерговооружённость действительно превышает единицу. Нам удалось построить линкор с ходовыми качествами эсминца.

«Едва ли удачное сравнение для космических кораблей», – подумалось мне.

Но суть я уловил. Тяжело бронированный исполин с массой о восьми цифрах ходит на скоростях безбронной торпедоносной канонерской лодки. Удобно, кстати. Главное, не расшибиться ненароком: мы не привыкли к такой управляемости.

– Лилит. Система наведения исправна?

Девушка посмотрела на меня.

– Не проверяла. Хочешь испытать?

– Мы же далеко за Плутоном, – пояснил я. – Тут должны быть сравнительно крупные астероиды из пояса Койпера. Можем откалибровать на них орудия «Ямато».

Напарница посмотрела на экран своего поста.

– Мы оттормозились раньше. До пояса Койпера ещё около одной астрономической единицы, может, чуть меньше. Но ты прав, имеет смысл.

Ёко оценила идею.

– Я «за». Сейчас дам курс, подойдём ближе, найдём какую-нибудь глыбу.

«Главное, чтоб «глыба» не нашла нас», – пробормотало Альтер-Эго.

Удивительно, но Нергал был с ним согласен.

Досветовые двигатели «Ямато» начали наращивать тягу. Корабль не стоял на месте: после выхода из гиперпространства нас продолжало нести вперёд с дикой инерцией, загасить которую быстро не получится ни при одном раскладе, за исключением лобового столкновения с объектом сопоставимой массы. Я надеюсь, сегодня (хотя бы) обойдёмся без этого.

– Начинаю сканирование ближней сферы, – доложила Ёко. – Ищу крупные обломки астероидов в пределах действия системы наведения.

– Есть отклик, – сообщила Лилит. – Наведение доступно, все орудия главного и вспомогательного калибров отвечают на запросы. Можем вести прицельный огонь.

«Попасть нетрудно», – меланхолично подумалось мне. «Главное уничтожить цель».

А с этим у орудий «Ямато», как мы поняли, ощутимые проблемы.

– Что там с построением рисунков созвездий? – поинтересовался вслух. – «Несколько минут» – это сколько?

Сакамото переключилась на навигацию.

– Готово, – девушка играла на пульте поста, как Паганини на скрипке. – Сейчас наложим сравнение и… [цензура]!

Японка выдала труднопереводимую тираду мата, опознать которую помогли несколько ходовых нелитературных выражений. Кажется, девушка вклинила несколько матюков и на Великом и Могучем.

– Опять сбой? – вздохнул я.

Ёко ругнулась покрепче.

– Та же картина, – она зло откинулась на своём кресле. – Как будто и не было никаких работ.

«Это невозможно», – настороженно подумал Нергал. «Система исправна в полном объёме».

«Была исправна», – поправил его я.

Но вслух сказал другое:

– Мы же одни на корабле? Кроме нас кто-то ещё убывал с нами на борту?

– Только мы, – нахмурилась Ёко. – Весь инженерный состав сейчас на Земле. Должны были подняться на борт только завтра.

Вот за что я полюбил Лилит – так это за склад ума и мышление. Когда дело пахнет лигроином, девушка не тянет кота за яйца, а сразу рубит коню на корню.

Вот и сейчас любимая с полуслова поняла, что я имел ввиду.

А что имел – то и введу.

Если система была прошита и откалибрована, а мы все находимся в одном помещении и никоим образом не можем воздействовать на «мозги» навигации, значит, в дело вмешалась третья сторона сил. И, допускаю, что не только вмешалась.

Лилит подошла к соседнему посту жизнеобеспечения и запустила сканирование корабля.

– Несколько переборок вскрыты, – беспристрастно сообщила напарница, не дожидаясь полных результатов. – Этого быть не должно.

Разумеется, не должно. На подводных лодках, надводных кораблях ниже ватерлинии и на космических кораблях абсолютно все люки, ходки и переборки должны быть задраены на случай пробоины или декомпрессии.

– Только не говори, что на инженерной палубе, – зло скосилась на неё Ёко.

– Ты же умная девочка, – не оборачиваясь, бросила Лилит. – Сама догадаешься, в каких отсеках?

Сакамото закрыла личико руками и процедила такой каскад ругательств на всех известных ей языках, что за тридцать секунд защитила диссертацию по нецензурным словам и выражениям стран-союзниц по околоземной обороне.

– Я на инженерную палубу, – японка встала из-за пульта и направилась прочь с мостика.

Пришлось ухватить её за майку: не был уверен, что в таком состоянии девушка будет кого-то слушать.

– Стоять, млять.

Удивительно, но та подчинилась.

(Ещё бы, она не подчинилась: одно резкое движение – и тончайшая ткань просто разошлась бы с треском, оставляя хозяйку с голым торсом).

– Подохнуть захотелось? – спросил я в лоб. – Ключ-карту сюда. Сами остаётесь на мостике и блокируете ходок.

Сакамото полоснула меня злым взглядом исподлобья.

– А сам-то? – переспросила она со льдом в голосе. – Помереть не боишься?

Я не стал цитировать ей тексты из кодекса самурая её же страны, гласящие, что воин всегда должен быть готовым к смерти, а просто требовательно протянул правую руку, не выпуская ткань майки девушки из левого кулака.

Ёко какое-то время сверлила меня взором, но подчинилась. Её рука скользнула в едва заметный карман на юбке, и секундой позже пластиковая ключ-карта с магнитной полосой уже была у меня.

– Не взорви нас, – попросила Сакамото. – И не рискуй напрасно.

Дальнейшие тёплые речи прервал командный голос Лилит:

– Есть отметка, – бросила напарница. – Живое существо на инженерной палубе. Направляется из отсека инженерного контроля в сторону кормы. Судя по сигнатуре – это рейф.

Ёко взвыла благим матом, а меня не вовремя посетила идиотская (нет) мысль: а как, собственно, рейф оказался на борту японского корабля? Разве «Ямато» не проходит обязательную процедуру дезактивации после каждого вылета, как и положено каждому кораблю земного космофлота?

Потом разберёмся.

– Дверь на замок, – приказал я. – Что бы ни случилось – никому не открывать. Я войду сам, если понадобится. Если не вернусь – меня не искать, возвращайтесь на Землю и вызывайте зачистку.

Лилит достала из кобуры «Стечкин», сняла пистолет с предохранителя и дослала патрон в патронник.

– Не рискуй, – попросила напарница. – Если почувствуешь, что не справляешься – отступай.

***

Невозбранно пользуясь схожестью проектов кораблей «Ямато» и «Александр Невский», я быстро достиг инженерной палубы, а на ней нашёл и пост инженерного контроля. Ожидаемо, дверь оказалась открыта нараспашку.

А вот это тревожный знак. Если диверсант действовал бы скрытно, он постарался б оставить всё, как и было до него. Тут же мы видим настежь распахнутый отсек: после содеянного «прибираться» не стали. Это может означать только то, что лазутчику плевать на последствия.

Как вариант, он собирается взорвать корабль или, хотя бы, обездвижить его.

Для этого он и направляется к двигателям.

Наруч гоа`улдов – шикарная вещь. И оружие, и щит, и средство взаимодействия с бортовой аппаратурой. Поскольку взаимодействовать мне сейчас не с чем, то используем по боевому назначению. Щит поднять – и вперёд.

Наруч потребляет немало энергии при работе щита. Настолько немало, что работать постоянно он не может: чревато истощением и гибелью пользователя. Однако это – применительно к полной мощности, способной остановить винтовочную пулю массой свыше 20 грамм на скорости около 900-1100 метров в секунду. Если оставить минимум мощности, лишь бы выдержал энергетическое попадание или тупой рукопашный удар, тогда можно и подольше выкроить. Что я, собственно, и сделал. С выведенным на минимальный уровень щитом бегом бросился бежать к двигателям, не обращая внимания на риск нападения, скажем, из-за угла. Собственно, для этого щит и нужен.

В машинный зал, где и располагались главные силовые установки корабля, я ворвался летящей походкой, не ожидая от судьбы каких-то коллизий. Практика показывает, что даже с инопланетными технологиями в кармане следует быть более осмотрительным.

Только боковым зрением на скорости, пробегая настежь открытые створки гермозатвора, я успел увидеть силуэт в длинном кожаном (или похожем на кожаный) плаще, терпеливо дожидавшийся, пока моя персона почтит отсек визитом.

«Рейф». Собственной персоной.

Как бы я не хотел опустить вот эти вот все «наши взгляды пересеклись», или «мы посмотрели друг другу в глаза»… но, мать его, мы действительно посмотрели друг другу в глаза! Попутно поразившись бессмертности каждого из нас в отдельности.

Я даже не сразу понял, что рейф, охреневшей от моей наглости, забыл нанести пси-удар. Несколько секунд мы стояли в прострации, а противник, видимо, силился понять, с чего это я такой врываюсь в засаду на серьёзных щах, и даже не спрашиваю, где тут сдаваться.

Сработали одновременно. Мы с Нергалом выкинули руку с наручем гоа`улдов в сторону цели, а рейф долбанул мне по мозгам пси-ударом, от которого у меня натурально выключился свет в глазах. Ненадолго, на несколько мгновений, но этого хватило, чтобы я, дав (не очень) прицельный залп в сторону цели, на какое-то время потерял ориентацию в пространстве и времени: следующим кадром после опустившейся на меня темноты удалось увидеть силуэт врага, пытавшийся пробиться через щит. Тщетно.

Противник попался далеко не идиот. Поняв, что столкнулся с какой-то силовой защитой жертвы, он прекратил свои бесполезные потуги и попытался отойти. Не то, что я не стремился уничтожить тварь на месте, просто знал: ему не уйти. Нет, ну, серьёзно. Куда можно убежать на космическом корабле, когда твой биосигнал отслеживается бортовыми системами?

Возникает один закономерный вопрос. А с хрена ли его раньше не было видно? В спячке был, что ли?

Тем не менее, повторный залп в сторону рейфа дал. Прицелиться точно мешала полутёмная пелена перед глазами после пси-воздействия, поэтому цель задел лишь немного. Зато вырвал с мясом пару секций ограждений на инженерном мостике, где и схлестнулся с противником.

Рейф понял, что
А) Жертва не хочет просто взять и умереть;
Б) Жертва умеет стреляться;
В) Жертва не хочет быть жертвой.

Движения, которым офицер-рейф достал из кобуры пистолет-«глушитель», я не видел, но понял, что тварь вооружена, когда в щит подряд прилетела серия выстрелов. По всей видимости, если не получилось сходу и в рукопашную, то меня решили оглушить?

Хрен бы там плавал. Последний свой выстрел я выверял точнее, да и Нергал помог, спасибо симбионту. Залпом наруча перебило позвоночник твари, и тело рейфа развалилось на две неравные семядоли.

Мостик «Ямато»

На мостике царило смятение.

Только что на экране системы безопасности два биологических сигнала сцепились в жестокой схватке, но не прошло и минуты, как один из них пал, медленно остывая. Условное обозначение сигнатуры рейфа исчезло: его носитель сказался мёртвым.

Сакамото не могла поверить своим глазам. Она, покинув свой пост, стоя рядом с Лилит, наблюдала за стремительным бегом носителя симбионта Ток`Ра по всему кораблю. Увидев, как боец и рейф схлестнулись в рукопашную, она рассчитывала абсолютно на что угодно, но только не на молниеносную победу человека над рейфом.

В особенности, с учётом того, что эти гуманоиды в пару раз крепче среднего взрослого мужчины и не в пример сильнее человека в принципе. Не говоря уже про абсолютно имбовую живучесть.

Но факт есть факт, и с ним не поспорить.

В подсумке на поясе Лилит ожила радиостанция.

– Цель нейтрализована, – хрюкнула радейка голосом парня. – Прошу пардония, насвинячил немного. В машинном зале придётся мозги соскребать со стен.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 14 Ноября 2020, 15:40 | Сообщение # 677
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Быстро, четко, без лишних слов уделал рейфа)
А как он все-таки попал на корабль?
Награды: 2  
Комкор Дата: Суббота, 14 Ноября 2020, 16:47 | Сообщение # 678
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман, одно из двух. Или ему кто-то помог, или сам пробрался тихой сапой.

Добавлено (14 Ноября 2020, 16:52)
---------------------------------------------
Если диверсант - то, вероятнее всего, сам.



Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 14 Ноября 2020, 17:00 | Сообщение # 679
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Тоже больше думаю, что сам. Главный вопрос, один ли...
Награды: 2  
Комкор Дата: Понедельник, 16 Ноября 2020, 17:13 | Сообщение # 680
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Я думаю, один. Иначе бы нескольких диверсантов обнаружили сразу же. Одному на корабле укрыться проще, чем группе.

***

Мне даже не дали отдышаться. Сразу, как я появился на мостике, Лилит обрадовала вестью:

– На радаре отметки, – сообщила Древняя. – Сигнатуры рейфов. Должны появиться в зоне досягаемости через несколько минут.

После пробежки соображал так себе, но всё же сумел понять: несколько минут в масштабах обнаружения чужих кораблей в космосе – преступно малое время.

– Почему так поздно заметили? – нахмурился я. – Их должно быть видно минимум за час до контакта.

Ёко скривилась, будто зажевала лимон.

– Сырые технологии, – от кислой мины японки даже мне сделалось дурно. – Радар радаром, но это же экспериментальный корабль. Если честно, на его борту половина систем работает через одно место.

Охрененно, вашу мать… и когда мне собирались об этом сказать?!

– Что делать будем? – осведомилась Лилит. – Их там три крейсера, «улей» и баржа снабжения. Оторваться сможем, но толку?

– Где они появятся?

Напарница вывела на оперативный экран схему нашего района. Так, это у нас орбита Плутона, это – мы, чуть дальше – пояс Койпера, ещё (до хрена) дальше – облако Оорта, но рейфы его миновали.

– В нескольких тысячах километрах от нас. Точную точку не укажу, но, думаю, что где-то в этом секторе.

Девушка увеличила схему и выделила участок космоса, где находился «Ямато».

Один «улей», три крейсера, одна баржа. Баржа – не комбатант, её можно не учитывать. Если только этот самоходный багажник не решит протаранить нас, что при скорости «Ямато» будет исполнить проблематично. «Улей» и три крейсера – это серьёзней, такое соотношение сил может и не в нашу пользу вылиться…

А что мы можем? Дать дёру до Земли. При ходовых качествах «Ямато» – это в лучшем случае до часа хода, если тратить время на тщательный просчёт гиперпространственного прыжка, разворот и покладку на курс. Можно, конечно, и без всего этого обойтись: но прыжок считать надо. Значит, тянуть время, пока не будут готовы навигационные компьютеры… а они и не будут готовы, потому что кое-кто сбил «мозги» навигации.

Остаётся только принимать бой.

По местам стоять, – пора откинуть всё лишнее и готовиться к противодействую. – Маршевым двигателям самый полный ход. Развиваем максимальную скорость. Хода и курсы переменные, постоянное маневрирование. Главный калибр к бою, батареи – заряжай. «Радио» в Базу: «Авангард врага, «улей», три крейсера, баржа; задерживаю продвижение».

Занимая место командира корабля, команды отдавал на языке гоа`улдов. Его понимали все присутствовавшие на мостике, и не было нужды тратить драгоценное время на перевод для каждой в отдельности.

В мозгу на миг нарисовалась картина, как я одну и ту же фразу копирую на русский, японский и гоа`улдовский для Лилит, Сакамото и Сабрины-Иштар соответственно. От перспективы такого дурдома перекосило даже Нергала.

Корабль ощутимо толкнуло вперёд: начался разгон.

Лилит заиграла свой реквием на пульте управления вооружением: что делать с главным калибром, девушка знает не понаслышке.

– Генераторы щита в боевой режим.

Ёко пробормотала на японском:

– Хотели испытания? Получите, распишитесь!

Бурчание японки я оставил без ответа.

– Лилит, разметь цели. «Улей» – «Альфа», три крейсера – «Бета», «Гамма», «Дельта». Баржа – «Эпсилон».

Дольше говорить, чем делать.

– Готово, – доложила Древняя. – Цели размечены, захвачены, орудия готовы к стрельбе.

Несколько тысяч километров… Даже, если тысяча: это всё равно очень и очень много. На такой дистанции мы, конечно же, попадём, но эффективность огня лучевых батарей окажется крайне мизерная. Надо сблизиться хотя бы до нескольких километров и уже тогда стрелять. Но на нескольких километрах нас самих разберут на запчасти по винтику: всё-таки, у четырёх кораблей орудий главного калибра десятки штук. Тупо задавят числом и скорострельностью.

Встречный бой? На такой скорости, что мы сумеем развить, манёвры разворота займут несколько часов: мы же не истребитель в атмосфере, а космический корабль. И за те несколько минут, что остались до прибытия рейфов, мы сможем разогнаться до нескольких километров в секунду. Попытаемся развернуться по авиационному, и нас разорвёт инерцией, а людей размажет в кровавый фарш по переборкам.

А только встречный бой и остаётся. Пролететь максимально быстро, осыпав залпами, и уйти на разворот. Если на нас не забьют болт, то сможем задержать рейфов до прибытия наших сил. Уж они-то точно заметили врага.

– Ракеты недоступны? – уточнил я на всякий случай.

Лилит отрицательно покачала в ответ.

Ну, а что могло измениться за это время? Полётное задание никто в головки не вводил.

– Мины к бою. Без команды не сбрасывать.

– Формирование зоны перехода. Гости прибыли.

– Приоритетная цель – «Альфа». По готовности залп всеми орудиями.

– Есть приоритетная «Альфа», залп всеми орудиями.

Я не стал размениваться на праздные мелочи и суеты. Если появляется вражеский корабль – его необходимо ликвидировать. Если появляется отряд вражеских кораблей – его тем более необходимо ликвидировать.

– Входящее сообщение, – доложила Лилит. – Передача открытым текстом с использованием радиосвязи. От рейфов.

– Что там? – мне, признаться, даже интересно стало.

Что в такой ситуации могло прийти с борта вражеского корабля? Или сигнал о капитуляции, или требование сдаться без боя. Не с вопросом же «Как пройти в библиотеку?» они решили позвонить, в самом-то деле?

– Требуют сдать корабль без боя, – злорадно усмехнулась Древняя. – Хотят взять нас на абордаж.

То ли в меня на миг вселился дух капитана Окита, то ли я просто начал ехать кукухой, то ли так сложились звёзды, но единственным ответом, каким я смог одарить этих идиотов, было короткое:

– Глупцы.

Разумеется, отвечать мы не стали. Нет необходимости облегчать работу силам РЭБ противника и открывать канал связи. Вместо этого Лилит навела все имеющиеся орудия главного калибра на «улей» и дала полный бортовой залп. Разумеется, без особых надежд.

– Лучевые батареи в работе, – произнесла напарница. – Есть попадание, цель поражена.

– Повреждения? – спросил я.

Попасть – не значит уничтожить. С орудиями «Ямато» есть проблема, и мы об этом знаем.

– Минимальные, – девушка поморщилась. – Но им это не понравилось: «улей» и крейсеры разворачиваются к бортовому залпу.

На наше счастье, рейфы придерживаются линейной тактики боя. Для них, с конструкцией их кораблей, единственный возможный вариант взаимодействия с наибольшей эффективностью – выстраивание имеющихся бортов в линию и максимально рассеянный залп всеми орудиями. Могут, конечно, пожертвовать эффективностью и зайти, скажем, с боку, взяв врага в клещи, но наиболее рационально для них подавление огнём с большой дистанции.

– Сабрина, манёвр уклонения. Курс на отряд рейфов, минимизируй нашу проекцию для их систем наведения.

Большой точностью огня плазменные орудия рейфов не отличались. В статичную цель, быть может, они бы попали всеми залпами, но когда ведущий огонь корабль движется со скоростью несколько сотен километров в час, да ещё и мишень ничуть не медленнее, то тут уже начинаются свистопляски с вероятностью промаха. К тому же, сами выстрелы не слишком быстры: заряд плазмы летит гораздо медленнее, чем, скажем, луч из орудия Асгардов.

– Да, мой господин…

«Ямато» начал круто закладывать на левый борт. Уж на что скорость была сравнительно небольшой (на приборах даже пятисот километров в час не наблюдалось), но даже со включёнными на полную гасителями инерции нас ощутимо потянуло по дуге.

– Фиксирую залп со стороны противника, – сообщила Лилит. – Огонь накроет нас через минуту.

– Не накроет, – фыркнул я. – Успевшими перезарядиться носовыми орудиями – огонь по «Альфе».

– Есть «огонь по «Альфе»»…

«Ямато» огрызнулся носовыми орудиями главного калибра. Пусть корпус корабля спроектирован для максимально полного бортового залпа, но это не означает, что он не может вести курсовой огонь. Да, орудия слабы, плюс дистанция: шансов уничтожить «улей» рейфов нет ни с первого, ни со второго, ни с третьего выстрела. Но это же не повод даже не пытаться? Он же не бессмертный. Рано или поздно всё равно взорвётся.

– Попадание в носовую оконечность «улья». Повреждены носовые маневровые двигатели.

Уже хорошо. Значит, «улей» почти вне игры. Да, он может подстраивать угол возвышения орудий под угол атаки, но последние весьма ограничены. Этим кораблям проще довернуть корпус. Значит, зайти сверху или снизу, и «улей» не сможет нас достать. Другое дело, что до него десяток тысяч километров.

– Сабрина. Доверни нас левым бортом к противнику, и уводи корабль вверх. Необходимо оказаться в верхней полусфере поля боя.

– Слушаюсь, владыка…


«Улей» ульем, но и про крейсеры забывать не стоит. Космический бой не настолько скоротечен, как морской, к примеру, и тут дело не только в расстояниях между участвующими в битве бортами.

Крейсеры начали заливать наше направление беглым огнём. Видимо, враг понимает, что шансов задеть нас прицельным выстрелом немного: мы слишком быстрая мишень, и не очень-то хотим подставляться под снаряды. Но и расстояние немалое. Даже с потрёпанными щитами можно особо не беспокоиться: на такой дистанции плазменный заряд успевает рассеяться. Не исчезает совсем, но основное действие уже теряется.

– Есть попадания в левый борт, – сухо проинформировала Лилит. – Щиты держатся.

– Ответ на «радио» с Земли! – воскликнула Сакамото. – «Помощь в пути»!

Значит, минимум час продержаться. Это вряд ли. Мы, конечно, быстрее, но противников тупо больше.

«Ямато» начал круто забирать наверх по оси вертикальной развёртки. Если для крейсеров рейфов это не было большой проблемой, то «улей» при всём своём желании не мог нас достать без изменения своей ориентации по координатной сетке. И пусть с расстоянием огонь его орудий терял эффективность: щиты у нас тоже не бесконечные, знаете ли.

– Дистанция до цели девять тысяч километров. Один из крейсеров вышел из формации, ложится на курс перехвата.

Я бросил беглый взгляд на оперативный экран. Борт, размеченный как «Дельта», действительно покинул линейный строй и стал разворачиваться в нашу сторону. Решил сократить дистанцию и наверняка поразить огнём? Вряд ли. Вероятнее всего, хочет запустить авиакрыло и высадить на «Ямато» десант.

– Цель «Дельта» приоритетная. Беглый каскадный огонь. Системы ПВО в готовность.

То же время
Центр Управления «Городом»
Гв. п-к Дегтярёв А.С.


Тревога тревогой, но «кино» и впрямь выглядело занимательно. Корабль без экипажа, с минимально возможным личным составом на борту, дав предупреждение в Базу, сцепился с численно превосходящим противником за орбитой Плутона.

На оперативном экране, куда выводилась информация с радаров дальнего радиуса действия, отметка «Ямато» лениво маневрировала вокруг пятёрки кораблей рейфов.

Полковник Дегтярёв не был специалистом по космическим баталиям: всю свою жизнь он изучал наземные действия войск, и чуть-чуть понимал в морских делах. Но даже ему было очевидно: со своей диспозицией «Ямато» даже не рассчитывал выйти из боя победителем. Он только тянул время до подхода основных сил.

Майор Минамото вместе с Дегтярёвым смотрела на экран. Внешне лицо офицера было по-восточному невозмутимо и беспристрастно, но на душе скреблись кошки. В конце концов, японцы просили помочь в настройке бортовых систем, а не ввязываться в бой без шансов на победу. Пять против одного, когда этот самый «один» без укомплектованного экипажа и детскими конструкторскими болезнями – это даже не смешно.

С поста связи донёсся доклад:

– «Крым» и «Севастополь» в максимальной готовности, отваливают с орбиты и экстренно выходят на помощь! «Князь Владимир» и «Маршал Жуков» прервали учения по отработке живучести и второй волной выдвигаются следом! Расчётное время прибытия – 60 минут!

Так-то, земные корабли гораздо быстрее. Покрыть 6-8 световых часов они могут меньше, чем за несколько астрономических минут, но это – применительно к штатному сверхсветовому прыжку. Когда корабли экстренно снимаются с якоря и выходят на помощь борту, противостоящему врагу в битве, необходимо рассчитать параметры прыжка, чтобы оказаться в гуще боя, но не протаранить кого-то из участников. Всё же, пока межзвёздные корабли достаются Земле слишком дорогой ценой, чтобы делать из них одноразовые тараны. Да и в боевую формацию перед прыжком надо построиться: враг не будет столь щедр, чтобы предоставить возможность встать в строй прямо посреди поля боя. И это если опустить всякие бюрократические дебри, вроде запроса разрешения на выход и прочие оперативно-штабные обмены канцелярскими любезностями.

– Слишком долго.

Майор Минамото внешне выглядела спокойной, но голос выдал её с головой.

– На борту необученный экипаж. Им не протянуть часа под огнём.

Дегтярёв не был столь скептичен. Он разделял мнение японки, но не поддерживал её: очевидно, что «Ямато» придётся несладко, но на борту минимум двое, для кого космический бой уже далеко не первый в жизни. А ещё одна может дать фору любому стратегу Генштаба в плане применения сил в условиях космического вооружённого столкновения.

Вместо этого полковник отозвался связисту:

– Передайте всем выходящим: пусть выдвигаются как можно быстрее. Все штабные и командные вопросы решим потом.

– Товарищ полковник! – донеслось из-за поста секретчика. – Это, так-то, трибунал…!

– Я вертел этот трибунал на одном органе! – огрызнулся офицер. – Если из-за тормозов при запросе разрешений мы потеряем людей и корабли, то какой прок от этих разрешений?! Кораблям – немедленный старт.

– Есть «немедленный старт»!

Тут были правы оба. Что секретчик, что комбриг.

Выход боевого корабля из порта приписки без разрешения на выход приравнивается к угону и пиратству: что это за армия, где не соблюдают дисциплину, устав и субординацию? Наличие на борту корабля командира корабля ещё не означает возможность делать тому всё, что заблагорассудится. По сути, кораблём управляет Штаб, а командир лишь так, командует команды.

С другой стороны, запрос разрешения на выход, получение карт в штабе, причём, физическое, через бегунка-посыльного, когда штаб на Земле, а корабль на орбите… ну, его, в звезду собаки!

– Полковник, – Минамото тихо сглотнула. – Прошу вас… мне Ёко стала почти как дочь… не дайте им погибнуть.

Увы, но Александр Сергеевич прекрасно понимал, что сейчас от него не зависит ровным счётом ничего. Из убывших на борт «Ямато» управлять кораблём могут Лилит (потому что Древняя), Сабрина (потому что носительница Иштар) и «Шаман» (потому что носитель Нергала). Сакамото, хоть и опытная, но в боях почти не участвовала. Значит, командование кораблём сосредоточено в руках кого-то из русских… если можно назвать Древнюю русской, м-да. И если единственным шансом для размена ничьей (про победу в бою речь уже не идёт) останется брандер чужого корабля, то экипаж «Ямато» выполнит этот манёвр: ветеран не сомневался. Всё, что может сейчас сделать полковник – это поторопить выходящих на помощь.

Правда, ещё он может отправить сообщение по подпространственной связи и приказать «Ямато» отступить, но тут не надо быть пророком, чтобы предсказать: его не послушают. Хотя бы, потому, что околоземная группировка сейчас не готова к боям, и визит на орбиту пяти кораблей рейфов учинит натуральный Верден, Перл-Харбор и Дрезден в одном флаконе.

На оперативном экране один из вражеских кораблей оторвался от своих и пошёл курсом перехвата «Ямато».

– Увы, Акира. Всё, что мы могли сделать для них – это научить всему, что знали сами. Сейчас ребята сдадут экзамен и вернутся со щитом… или провалят его и вернутся на щите.

Молодая женщина вздрогнула. Даже не столько от перспективы хоронить молодых ребят, сколько от почти безучастного и холодного голоса русского офицера.

– Мне не меньше вашего хотелось бы, чтобы «Ямато» уцелел, Акира. Но сейчас всё в руках его экипажа.

С поста радиста пришёл доклад:

– «Сонодзаки» радирует о готовности! Крейсер выходит в зону действия «Ямато»! Оперативное командование объединённой эскадрой на командире «Крыма»!

«Кап-раз Шолохов», – подумалось Дегтярёву.

Лично капитана первого ранга Шолохова он не знал, но слышал, многое. За отличительные успехи в тактике околоземного боя его и назначили командиром «Крыма». Поговаривали, что по навыкам командования соединениями он не уступает Нахимову.

То же время
За орбитой Плутона
Борт тяжёлого бронепалубного корабля «Ямато»


– Накрытие, уничтожение. Цель «Дельта» уничтожена, – голос Лилит такой же сухой и лишённый эмоций, как текст печатной машинки.

– Отлично, – выдохнула Ёко. – Одной проблемой меньше.

– Радо радоваться, – перед глазами оперативный экран. – У нас щиты на семидесяти процентах и один генератор перегревается.

– Надо выйти из боя минут на десять, – Лилит повернулась ко мне. – Этого времени должно хватить, чтобы перезарядилась вторая группа генераторов и остыл перегревшийся.

Я повернулся к Сакамото.

– Что произойдёт, если продолжил эксплуатировать перегретый генератор щита на запредельном температурном режиме?

– Ничего критичного, – заверила японка. – Рано или поздно, он сгорит, но нагрузка перераспределится на оставшиеся. Упадёт эффективность силового поля и вырастет нагрузка на другие генераторы, но так драться можно.

«Упадёт эффективность» – «ничего критичного»? У нас ещё один целый «улей» и два целых крейсера остались.

Рейфы поняли, что линейная тактика на дистанции в восемь тысяч километров – это не про нашу ситуацию. Оба уцелевших крейсера отошли от своего флагмана и начали заходить нам по широким дугам: один по догонному курсу, другой по курсу перехвата. Хотят взять в клещи.

– Интенсивный обстрел в упор выдержим? – спросил я в лоб.

Ёко побледнела.

– Д-да, наверное…

– Наверное?

– Н-ну, – замялась она. – Если генератор щита перегреется и сдохнет, должна быть перезапущена вся схема для инициализации нового распределения нагрузки. Но на это потребуется время, и корабль будет без щитов… только броня… и мы…

Достаточно. Уже понятно, что хотела сказать этим девушка.

Два крейсера идут к нам на полном боевом ходу. «Улей» тщетно пытается выровнять своё положение относительно нашей траектории, чтобы иметь возможность достать бортовыми орудиями. Скоро они поймут, что это невозможно, и запустят истребители. Им понадобится время, чтобы достичь нас, но к этому моменту до нас доберутся и крейсеры. Чтобы сковать действия корабля, необходимо минимум два-три сходных по классу. Противостоять двум крейсерам и рою истребителей будет невозможно: не для нашего экипажа и не для наших навыков. Значит, надо идти ва-банк: времени немного, счёт на минуты.

– Сабрина. Курс на «улей» рейфов. Твоя задача – провести нас мимо двух крейсеров. Если они запустят истребители – игнорируй, тарань щитом.

– Слушаюсь, владыка…


Сакамото вскинулась и посмотрела на меня испуганными глазами.

– Нас же расстреляют в упор!

Зато Лилит оценила манёвр.

– Решил повторить подвиг «Меркурия»? – любимая скосилась на меня с ухмылкой. – А силёнок-то хватит?

Честно говоря, про «Меркурий» я в тот момент вообще не думал: ассоциация пришла на ум только после того, как его упомянула напарница.

Это она удачно вспомнила, к слову. Подвиг брига «Меркурий», в соло нагнувшего турецкие «Реал-бей» и «Селимие», навечно вписан в анналы мировой истории и морского боя, а имя корабля увековечено в памяти потомков. Но есть небольшая разница: «Реал-бей» и «Селимие» настигали отставшего от своих «Меркурия», а мы собираемся пройти по встречному курсу, и заодно навалять рейфам по щам по самые гланды.

– Сейчас и узнаем, – хмыкнул я. – Носовым орудиям: первая орудийная башня, цель – «Бета», вторая орудийная башня – цель «Гамма». Системам ПВО – готовность, при появлении на радарах авиации противника команды не ждать, огонь по усмотрению.

– Приняла, – усмехнулась Лилит. – Вот уж не ждала, что ты настолько безбашенный тип.

– Не подлизывайся. Ты прекрасно знаешь, насколько я безбашенный.

На Сакамото было страшно смотреть. Умом-то японка понимала, что шансов навредить нам у рейфов немного. Мы быстрее, мы маневренней, дальность огня у нас выше и точнее. Но мы уступаем по весу залпа. Если два корабля (хорошо: три) пролетят мимо друг друга на полном боевом ходу, то в точке контакта они не проведут и минуты. Что можно успеть сделать с кораблём противника за несколько секунд? Понимать-то это она, наверняка, понимала, но перспектива идти полным ходом аккурат на врага ей, отчего, не выглядела заманчивой. Впрочем, я её понимал, однако, если попытаемся уклониться от боя – рейфы просто плюнут на нас и пойдут к Земле. Один крейсер мы сняли, но осталось ещё два, и «улей». Не забыть бы про баржу, хоть она и не комбатант.

«Ямато» развернулся носом на «Альфу».

– Дистанция до «Альфы» семь тысяч километров, – доложила Лилит. – Дистанция до «Беты» и «Гаммы» – по шесть тысяч и стремительно сокращается.

– Огонь по крейсерам, – приказал я. – Стрельбы не прекращать, пока не пройдём их рубеж. После – носовым орудиям огонь по «Альфе», кормовым – по усмотрению.

– Приняла.

Крейсеры загодя начали заливать наше направление огнём. Бессмысленно, беспощадно, но, нет да нет, а какой-нибудь шальной снаряд да и прилетал нам в лобовой щит. Запас энергоёмкости щита стремительно уменьшался, и вероятность остаться с обнажённой бронёй под огнём противника замаячила на горизонте.

Нас спасал лишь встречный курс: проекция «Ямато» была минимальна при такой ориентации корпуса, и попасть по нам было проблематичней. Всё же, дистанция есть дистанция, разброс есть разброс.

Правда, по мере сближения огонь крейсеров становился всё точнее, и запас прочности щита таял всё быстрее.

– Пять тысяч километров, – сообщила Лилит. – Сабрина, пробуй незначительно отклоняться от курса, на не уходи с него. Даже несколько секунд маневрирования при нашей скорости отклонят нас на сотни метров.

Ток`Ра принялась активно играть рулями, бросая «Ямато» то вправо, то влево, держась попеременных ходов и курсов. Мы всё ещё летели полным ходом прямиком на «улей», но для орудий и систем наведения крейсеров рейфов наш борт занимал целый коридор в пару-тройку километров перечником, при максимальной ширине собственного корпуса до сотни метров. Интенсивность воздействия на щиты, ожидаемо, снизилась.

Носовые батареи исправно отрабатывали по крейсерам. Одна башня по одному, другая башня по другому. И пусть дистанция не позволяла нам быстро разобраться хотя бы с одним кораблём ввиду мощности излучателей наших орудий главного калибра: урон, нет-нет, да наносился, и уже через несколько минут от носовых оконечностей бронекорпусов крейсеров мало что осталось.

– Отметки на радаре! – воскликнула Ёко. – Крейсеры запускают истребители! «Улей» тоже!

Сабрина, – напомнил я. – На малые корабли не обращай внимания. Будут оказываться перед нами – тарань.

– Слушаюсь, господин…


Нергал молча наблюдал за нашими действиями и не вмешивался. Из чего я заключил вывод, что пока мы всё делаем правильно. Или не косячим. Во всяком случае, сильно.

– Входим в зону поражения нашего ПВО, – Лилит не плюёт в потолок. – Открываю огонь.

То же время
Центр Управления «Городом»
Гв. п-к Дегтярёв А.С.


Ни русский полковник, ни японский майор не могли поверить своим глазам. Только что прямо перед ними один тяжёлый бронепалубный корабль с ненастроенными боевыми системами разобрался, как повар с картошкой, с одним крейсером рейфов, а пять минут спустя повторил подвиг русского брига, на полном боевом ходу пролетев мимо двух крейсеров на предельно малом (по космическим меркам) расстоянии. Подробностей боя Земля не видела: на оперативном экране только сводка подпространственной передачи с радаров дальнего радиуса действия. Для всех очевидно, что корабли сражаются, но Дегтярёв, зная своих подопечных, был готов поставить на кон свою годовую зарплату: «Ямато» полосовал по крейсерам огнём главного калибра, вспомогательных орудий и ПВО, а, пройдя рубеж крейсеров, переключил огонь на «улей», стремительно сближаясь с ним. Если его выводы подтвердятся показаниями бортовых самописцев с «Ямато», кое-кто получит внеочередную «плюшку» на китель. А будет отбрыкиваться – получит по шее и внеочередную «плюшку» на китель.
Сообщение отредактировал Комкор - Понедельник, 16 Ноября 2020, 17:14


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Вторник, 17 Ноября 2020, 18:34 | Сообщение # 681
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Вот это продолжение)) Прочитал на одном дыхании!
Награды: 2  
Комкор Дата: Понедельник, 30 Ноября 2020, 23:18 | Сообщение # 682
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата шаман ()
Вот это продолжение)) Прочитал на одном дыхании!

Ещё бы оно на одном дыхании писалось). Тогда вообще было бы "комбо").

12 августа 2011 года
18:00 МСК
Борт тяжёлого бронепалубного корабля «Ямато»


Всё-таки, «Ямато» – не «Меркурий». Это было понятно с самого начала. Вместо закалённого в морских боях экипажа брига на нашем борту несколько человек (и лиц, к ним приравненных), только-только вкусивших плоды космических баталий. Крейсер рейфов – не чета тому же «Реал-бею». Да и как вообще можно сравнивать межзвёздный корабль, построенный с превалирующим использованием органических технологий, с утлой турецкую посудиной времён войны с османами?

Нет, манёвр-то удался. «Ямато», поливая огнём главного калибра оба крейсера рейфов, таки-сумел прорваться через их рубеж и на самом полном боевом ходу, какой только успел развить, ломанулся в сторону «улья». Рейфы подавились матом от нашей наглости, да только они тоже не лаптем щи хлебают. Под перекрёстным огнём нам начисто снесли все щиты, оставив нас с голой бронёй.

Последняя метко пущенная в нашу сторону очередь стала той каплей, что переполнила бадью с везением.

– Щиты скисли, – скривилась Ёко.

В бронепояс «Ямато» прилетела очередь нескольких тяжёлых ударов, которые чувствовались несмотря на немалый вес судна. Внешний прочный корпус сотрясся от серии попаданий почти в упор.

– Есть повреждения на средних палубах, – доложила Лилит. – Теряем атмосферу.

– Изолируй повреждённые отсеки, – приказал я. – Если нету времени – просто отрежь те палубы.

На наше счастье, позади остались как крейсеры рейфов, так и выпущенные ими истребители авиакрыла. Попытка захватить нас в клещи, связать боем накоротке и высадить на наш борт десант провалилась, хотя и не была отложена в долгий ящик. Мы-то идём курсом сближения с «ульем», а он, на минуточку, тоже выпустил авиацию, и числом большим, нежели оба крейсера, вместе взятые.

– ПВО в работе. Цели захвачены, сопровождение в авторежиме. Огонь по усмотрению бортового компьютера.

– Принял.

Не сказать, что авиацию можно не считать. Считать её придётся ещё долго: как минимум, до последнего самолётика. Потому что без щитов нас вмиг нашпигуют стрелами-камикадзе, а на сдачу ещё и абордажных групп насыплют.

– Сабрина. Щитов нет, так что уклоняйся от малых судов. Если столкновение неизбежно – тарань, но старайся не подпускать их к нам.

– Да, владыка.


– Дистанция до «улья» три тысячи.

– Мины к сбросу. Как только войдём в зону поражения их истребителей, выбрасывай всё, что у нас есть.

– Приняла.

Сейчас надо быстро и в темпе контратаки просчитать следующий манёвр.

С оравой авиации нам не справиться, даже, если включим ПВО в автоматическом режиме. Слишком много целей на радаре. Нас спасёт наша скорость (на какое-то время), но долго нам так не протянуть.

Есть шанс проредить число самолётов противника. Кассетные мины к сбросу – и резкий уход на разворот или «свечку». К моменту детонации взрывных устройств мы уже должны будем убраться из зоны поражения наших мин, а рейфы – достичь оной при максимальной скорости сближения. Наличествует вероятность, что на таких скоростях мало кто успеет уклониться.

– Сабрина. По моей команде будь готова отвернуть корабль с курса. Будем поворачивать вправо, не снижая боевого хода.

– Поняла.


– Лилит. Начинай выравнивать орудия по левому борту.

Скорости доворота башням главного калибра «Ямато» не доставало. Пусть они и не ползли, как беременные черепахи, по градусу в час, но мне хотелось бы видеть это вооружение более оперативно реагирующим на входящие с пульта команды.

Хотя, для нас такой манёвр чреват. На приборах скорости подбираются к тысяче километров в час: если Ток`Ра завернёт слишком круто, нас раскидает по переборкам мостика, невзирая ни на какие гасители инерции. Мы-то все, конечно, пристегнулись, да только это не спасёт наши кишки от выхода через уши.

Плевать. Другого выхода всё равно нет. Только таранить эту ораву лобовыми бронелистами обшивки прочного корпуса корабля.

– Две пятьсот. «Стрелы» строятся в атакующую формацию.

Странно для рейфов. Они же понимают, что при сложении наших встречных скоростей мы не проведём в точке контакта и секунды? Или их истребители способны за ту же секунду развернуться на обратный курс? Там пилотов-то инерцией не разорвёт на мелкие ошмётки?

– До «улья» две тысячи, «стрелы» на подходе.

– Минам – сброс! Сабрина, уводи нас с курса!

Обе девушки сработали на удивление синхронно. В любой другой ситуации этому стоило бы удивиться, но сейчас у нас просто не оставалось на это времени.

Ровно в тот же миг, как «Лилит» начала сброс минной нагрузки с отсеков на днище «Ямато», Сабрина потянула корабль «на себя». Момент инерции, сообщённый кораблю при манёвре захода в крутую дугу, сделал из нас пращу: мины получили дополнительное ускорение и с невероятной точностью, достижимой лишь при тщательных инженерных расчётах, полетели в сторону целей. Нарочно будешь пытаться – не получится.

– Мины ушли. Детонация через десять секунд.

Остаётся надеяться, что бронированное днище прикроет нас от осколков бомб. Мы же, всё-таки, без щитов остались, идём на одной броне и вере в безоблачное завтра.

– Сабрина, правь на «улей»!

– Слушаюсь.


Сакамото подлила масла в огонь:

– Крейсеры разворачиваются нам в кильватер! Ложатся на догонный курс!

– Кормовым орудиям – огонь по крейсерам.

Мы уже в зоне поражения «улья». Только лишь с тем тонким моментом, что ему затруднительно вести по нам прицельный огонь. Затруднительно – но не «невозможно». Списывать со счетов тяжёлый корабль, у которого орудий по борту больше, чем у тебя стрежней в реакторе? Самоубийц нет.

А крейсеры… Мы уже разогнались до скорости с четырёхзначными цифрами: пусть попробуют догнать, разворачиваясь со встречного курса на догонный. Орудиями, конечно, могут попытаться достать, но ввязываться в бой против двух кораблей противника с авиацией, не имея при этом щитов? Самоубийц нет [2].

– Полторы тысячи до «улья».

– Торпеды-самоловы к бою. Цель – «улей». Аппараты один и два: пли!

– Есть аппараты один и два, торпеды вышли!

– Главным калибром – огонь!

Одновременно с запуском торпед Лилит полоснула по «улью» лучевыми орудиями Асгарда с носовых батарей. Дистанция стремительно сокращалась, и обидное, досадное недоразумение в виде сниженной эффективной мощности терялось, хоть и не исчезало полностью. Тем не менее, две трёхствольные башни в носовой оконечности корабля сумели создать достаточную плотность огня, чтобы рейфы попытались убраться.

– Попробуй подстрелить им двигатели.

Лилит поскребла затылок.

– Рискнём, конечно, но не уверена, что с такой дистанции попаду.

– Я в тебя верю, – хмыкнул я.

Впрочем, это оказалось излишним: сработала моя привычка перестраховываться. Две торпеды оказались неожиданно мощным оружием.

Мы накрыли «улей» одновременно: самоловы и главный калибр. От фееричной засветки радаров нас спасла только дистанция подрыва корабля. Подойди мы ближе тысячи километров – и нас ослепило бы на некоторое время.

– «Стрелы» приближаются с кормы, – Лилит не давала забывать, что ещё не всё закончено. – Со всеми не справимся.

– Мины ещё есть?

– На донышке.

– Все оставшиеся – к сбросу. Установки ПВО в автоматический режим.

Теперь есть призрачная надежда, что лишённые флагмана и крейсера поддержки рейфы свалят в туман созвездий. Они же не тупые: видят, что земной корабль не так-то просто задавить. С другой стороны, они далеко не тупые: видят, что мы остались без щитов.

Правда, наши шансы уцелеть ещё призрачней. В конце концов, мы – совсем без щитов, и больше не можем изображать из себя грозный летающий бронекурятник. Пара-тройка более или менее прицельных очередей – и нам крышка.

Сабрина маневрировала, как могла. Загодя открывшие огонь «стрелы» поливали борт «Ямато», как из лейки: нас спасало только предназначение орудий истребителей рейфов. Если бы на их месте оказалось что-то хоть немного бронебойней, мы бы превратились в дуршлаг.

Установки ПВО открыли огонь, как только истребители оказались на границе эффективной зоны поражения. «Эффективной» в нашем случае означает «хоть с каким-то шансом на уничтожение». Бортовой компьютер избрал лучшей тактикой заградительную: с минимальной точностью, но с максимальной вероятностью вывода из строя самолётов противника. Стоит признать, заградительный огонь был далёк от ожидаемого мной, хотя и выдавал результаты лучше, чем могло бы быть.

Последние из кассетных мин ушли. Мы уже не разменивались на такие мелочи, как избегание повреждения нашего корпуса осколками и вторичными частями. Лишь бы сократить число роящегося вокруг нас облака мелких пронырливых самолётиков.

– Новые отметки на радаре! – воскликнула Ёко. – Три окна и зоны перехода!

Вот только подкрепления нам и не хватало…

Понимая, что уже не успею просчитать ни тактику противодействия, ни стратегию отступления, спрашиваю на чистой инерции:

– Боевые возможности противника?

– Это наши! – радостно подпрыгивает японка. – «Сонодзаки», «Крым» и «Севастополь»! «Князь Владимир» и «Маршал Жуков» на подходе!

Вовремя, ничего нельзя сказать.

Беру свои слова обратно! Только подкрепления нам сейчас и не хватало! Ждём, желаем, жаждем, встречаем с распростёртыми объятиями!

– Сабрина! – позвал я Ток`Ра. – Курс на зоны перехода! Укрой нас под теми, кто выйдет нам навстречу!

– Повинуюсь, господин.


А между делом дёрнул щекой и отметил про себя, как меня раздражают односложные ответы носительницы Иштар. Хоть что-то новое выдала б, что ли? С одной стороны, хорошо, что дисциплина на уровне, но так она больше автомат напоминает, чем носительницу симбионта.

– Входящее сообщение с борта «Крыма», – репетовала Лилит. – Подписано капитаном первого ранга Шолоховым. «Отходите, если не лишены хода. Будем бить по площадям».

Что в исполнении наших военных означает «Убирайтесь отсюда к такой-то матери, будем херачить кассетными ядерными».

«Вовремя», – фыркнул я про себя. – «Успели буквально минутой раньше».

– Передай им в ответ, – отозвался вслух. – «Идём самым полным ходом встречным курсом. Будем уходить под вас».

Главный калибр огрызнулся в сторону уцелевших крейсеров рейфов. Уничтожить не уничтожил, но несколько попаданий было зафиксировано. «Что не съем – то понадкусываю». Применительно к текущей ситуации – «Кого не уничтожу – того подобью».

Картину выхода из гиперпространства сводной эскадры можно было записывать на ленточную плёнку, где между кадров проскакивала бы затёртая надпись: «Прорыв «Варяга» из Порт-Артура». Бой можно было считать загодя выигранным уже ровно в тот момент времени, когда перед нами материализовался лидер эскадры «Крым» при поддержке крейсеров сопровождения, в том числе имевший опыт столкновения с рейфами «Сонодзаки». Ещё оставался призрачный шанс, что нам подобьют двигатели случайной очередью крупнокалиберных плазменных залпов, но огневой перевес на стороне сил обороны Земли.

«Ямато» свою задачу выполнил.

12 августа 2011 года
21:00 МСК
Подземное расположение объекта «Город»
Кабинет гв. п-ка Дегтярёва А.С.


Мы едва только успели закрыть за собой входную дверь, как Ёко тут же сграбастала в крепкие объятия молодая женщина в форме Сил Самообороны Японии с погонами майора. Та только пикнуть и успела, как оказалась заключена в цепкую хватку без возможности выкарабкаться.

– Акира-сама, – растерянно проронила она, смущённо краснея. – Русские смотрят…

Акира, значит. Имя, стало быть. На кителе женщины успел заметить нашивку с рядом иероглифов, из которых почерпнул её фамилию.

«Майор Акира Минамото».

Я окинул взглядом мизансцену.

Действующими лицами представлялись хозяин пенатов, гвардии полковник Дегтярёв, его гостья, майор Минамото, Сакамото Ёко, Лилит, Сабрина с Иштар и я с Нергалом.

Вот чего-чего, а меня вышиб из колеи лёгкий, но всё же уловимый запах табачного дыма, что ещё не выветрился из отсека. Дегтярёв, насколько я знал, никогда не курил, и вряд ли бы позволил кому-то смолить в своём присутствии.

Но на столе офицера сиротливо притаилась пепельница, где отдыхали несколько окурков.

Я, стараясь не очень-то и пялиться на гостью Дегтярёва, чем преизрядно смущал Ёко, вскинул руку в воинском приветствии (впрочем, быстро убрав: командир был без головного убора).

– Докладываю на усмотрение, в части касающейся. Цель выполнена, задача уничтожена. «Ямато» прошёл ходовые испытания, в числе прочего была устранена причина сбоев навигационных систем корабля. В ходе испытательного похода встретил передовой дозор рейфов, противостояли им своими силами до подхода подкрепления. Отряд из «улья», трёх крейсеров сопровождения и баржи поддержки уничтожен силами «Ямато» и подоспевшей эскадры сил Земли. Корабль серьёзно повреждён, нуждается в ремонте. Среди личного состава потерь нет.

Дегтярёв сидел на своём месте, подперев скулу кулаком. Взгляд боевого офицера оценивающе скользнул по мне, перескочил на Лилит, перекочевал на Сабрину, задержался на Ёко (та, к слову, так и не сподобилась приодеться: на нервах будучи, девушка забыла китель на борту «Ямато») и Минамото, что-то нервно шепчущей и причитающей.

Офицер взял со стола пустую пачку сигарет, уныло посмотрел в её нутро, удостоверился в отсутствии наличия курева в ней, отправил оную в мусор. Опосля воззрился на пепельницу, подцепил не до конца скуренную сигарету, подпалил её и затянулся.

Наконец, хриплым голосом поинтересовался.

– Слышь, головорез. Ты на какой войне совесть потерял? Вот тебя можно хоть куда-нибудь отправить, чтобы не было происшествий?

Вроде бы, и озвучено без угрожающих ноток и сулящих погибель ревербераций, а всё одно послышалось скрытое «Ты почто меня терроризируешь, нехристь?».

Я уже традиционно пожал плечами.

– Только на хрен. Но это неточно.

Дегтярёв затянулся ещё раз, и волевым решением притушил окурок.

– Ты хоть представляешь, сколько ты нам тут нервов вытрепал, лунтик-камикадзе?

– Почему «лунтик»? – не понял я.

– Потому что «камикадзе», – пояснил Дегтярёв.

Понятней, впрочем, от этого не стало.

Минамото, наконец, отпустила Ёко: та не преминула возможностью отойти в сторонку и смущённо спрятать глазки, будто ничего такого не было.

Майор посмотрела на нас, и ломающимся от нервных переживаний голосом проронила:

– Doumo arigatou gozaimasu desu yo… – и поклонилась.

Мои глаза в изумлении полезли на лоб.

Ну, так-то, с благодарностями на японском языке я знаком не понаслышке. Пару раз даже принимал оные, а потому в конструкции разбираюсь. Если бы Акира сказала «Аригато», это было бы объяснимо. Мол, «спасибо», и всё такое. «Домо аригато» – ещё понятно, но уже пахнет перегибом. «Большое спасибо» – это уже что-то с чем-то: я ничего такого не сотворил, чтоб удостоиться подобного. А вот от «домо аригато гозаимас» мне стало не по себе: форма благодарности, наивысшая из принятых в обиходе языка, которую каждый день на улице не услышишь, за исключением особо примечательных случаев или у не в меру вежливых собеседников. Совсем добила меня «двойка» из «десу», обозначающего наивозможнейший из возможных вежливых вариантов обращения, и «ё», обозначающего истинность и бронебойность изречения, не терпящего ни малейшего сомнения в утверждении: мол, только так и никак иначе. Ну, или когда союзник долбоё8 (зачёркнуто) собеседник далёк от темы и не ведает, о чём речь.

Того же мнения придерживалась и Сакамото: японка покраснела всем лицом, но воспитание взяло верх над эмоциями. Ёко отвесила поклон вместе со своей старшей.

Спасибо, что уберегли мою девочку, – в поклоне проронила Акира, на нервах путая языки и вставляя то русские, то японские слова. – Она мне почти как дочь…

Первым порывом было пресечь этот цирк с конями и вернуть ситуацию в рабочее русло. До меня и без подсказок Нергала дошло, что женщина благодарила за возвращение «Ямато» целым, и Ёко невредимой. На мой взгляд, простого «Спасибо» тут было бы более, чем достаточно, но у японцев свой пунктик на этот счёт. Их святое право.

Что Ёко для Акиры близкий человек было понятно сразу, как только мы вошли в отсек. Просто так не кинутся обнимать вышедшего из боя, невзирая на чины, звания, ранги и погоны. Но, право слово, раскланиваться только за то, что нас не распылили на атомы у транснептуновой орбиты? Спасибо, конечно, но мне и Сабрины хватает. Слава Богу, она ещё при командовании не додумалась обозвать меня хозяином или повелителем, хотя и любит кланяться по поводу и без.

Как там сказал тот снайпер Быкова? «Учись принимать благодарности», кажется?

С обычаями Нихон* (*самоназвание Японии: прим. ред.) я знаком, потому отвесил ответный поклон и произнёс, стараясь избавиться от неуместных ударений, которые расставляю чисто по привычке:

– Ki ni shinaide kudasai*.

*Не стоит благодарностей, это не составило для меня труда (прим. ред).

Дальнейший обмен любезностями пресёк полковник Дегтярёв.

– «Шаман». Едрить твои изотопы наквадаха, – офицер достал из-под стола уже знакомый нам по прошлым злоключениям чемоданчик с набором штофов. – Я бесконечно уважаю твоё стремление к приключениям… но будь добр, призывай их на свою задницу, а не на мою седую голову! Я скоро инсульт жопы получу от твоих выходок! Из-за вас, зверёнышей, мы на двоих выкурили весь запас табака ограниченного воинского контингента и экспедиционного корпуса, вместе взятых! И спасибо, кстати, что сумели продержаться…

Пока командир разглагольствовал, на столе шустро нарисовались стопки по числу собравшихся гуманоидов. Под свою монотонную распекательно-благодарственную речь Александр Сергеевич выписал каждому из присутствовавших по причитающимся «наркомовским» 200 грамм, и, поднявши свою часть, рече:

– Враг у порога, но и мы не лыком шиты. По старой русской традиции, «Кто к нам с чем зачем – тот от того и того». Бухать до потери свободных радикалов запрещаю, но выход из боя отметить резонно. За боевые успехи!

– За них, – согласился я.

Как и заповедовал комбриг, до потери свободных радикалов не бухали. Отметили возвращение прикомандированных специалистов (нас, сиречь) живыми и невредимыми, заслушали устный доклад с наказом позднее предоставить письменный, и перешли к следующей части марлезонского балета, убрав следы наших бесчинств и возлияний.

– Итак, – Дегтярёв выставил на стол плошку с печеньками, куда наказал нырять и угощаться всем присутствующим. – Этот ваш испытательный поход стал последней каплей. Вас, мальчики-девочки, уже, между прочим, давным-давно пора списывать с переднего края, но до вашей кодлы у меня всё руки не доходили. Сегодня я имею честь официально вам объявить: «Цикады» выполнили все возложенные на них задачи в части подготовки обороны и вольны валить на все триста шестьдесят сторон. В качестве поощрения за выполнение секретных задач, ответственные люди в Генеральном Штабе приняли решение разрешить эвакуацию через звёздные врата на запасную планету личному составу подразделения и членам их семей… а также примкнувшим Ток`Ра и Древней. Уж извините, торжественного построения части при вашем увольнении из расположения не будет: война, всё-таки, сами понимаете.

Вот тут-то во мне как будто какая-то струна оборвалась. Это что же получается, нас списывают с корабля? Типа, отстрелялись мальчики-девочки? Извините мои подсумки, у нас ещё дней двадцать до времени «Ч»! Мы ещё столько можем нахеровертить (зачёркнуто) натворить, что рейфы сами побегут сдаваться в плен с глазами орущего окуня! Какое там «списывать с переднего края», какая «эвакуация», вы о чём?!

– Генеральный Штаб перебьётся, – бросил я прежде, чем успел додумать значение вышесказанного. – Уйду только мёртвым, и вперёд ногами, если от меня что-нибудь останется.

– Согласна, – подключилась Лилит. – Я ценю особое отношение, но я особо отношала такие отношения. Моя помощь пригодится не только в бою, но и в «Городе».

– Вас никто не спрашивает, – фыркнул Дегтярёв. – Но вы, как обычно, не дослушали. А будете рыпаться – отправлю куда-нибудь на склад РАВ, патроны считать. Там как раз на очередном объекте инвентаризация боеприпасов намечается.

Полковник закусил печенькой и продолжил.

– Списывать вас так или иначе пора. Тебе ли, парень, не знать, что личный состав на передовой меняется каждые три месяца в обязательном порядке ротации? Иначе и кукухой поехать недолго. Там тебе и афганский, и вьетнамский, и прочие синдромы. А вы, прошу пардония, у меня с июня-месяца по всей галактике носитесь, как в… детородные места ужаленные.

Следующая печенька отправилась вслед предыдущей.

– С этим в связи, имею честь сообщить. Ввиду выполнения в полном объёме последнего порученного вам задания (это я про трофейные корабли гоа`улдов, если что) и за неимением к вам больше каких бы то ни было претензий или вводных, вы переводитесь на скамейку запасных в ожидании вашего увольнения из рядов. Но, как мы все с вами знаем, раньше первого сентября рыпаться бессмысленно, ибо все там будем. Засим, в целях сохранения в целости ваших мозговых извилин (если они ещё остались), было принято коллегиальное решение отвалить вас от линии соприкосновения с противником и активных боевых действий. Акира, прошу вас. Ваш выход.

Майор Минамото, несмотря на весь свой восточный этикет, решила не строить из себя чересчур правильную на ровном месте. «Наркомовские» употребила наравне со всеми, печенькой закусила единовременно, но о своём статусе военнослужащей не забывала. Держалась справно, как и подобает офицеру.

– Я уполномочена командованием просить содействия, – произнесла она. – В прошлом ваше подразделение оказало нам неоценимую помощь, и, хочу надеяться, не откажете и теперь.

Моя бровь полезла на лоб.

Если она о предыдущем нашем визите в Сиракаву, то там мы гоняли рейфов по штольням и гротам. Не скажу, что не стал бы связываться с такой работёнкой ещё раз, но хочется верить, что нас попросят о другом. Для разнообразия, хотя бы раз.

– Несколько наших деревень, удалённых от больших городов, были признаны удобными для развёртывания вспомогательных командных пунктов и точек усиления противовоздушной обороны, – сообщила Минамото. – Они не входят в зону поражения крупных населённых пунктов и стратегических объектов в случае удара с орбиты, но как нельзя кстати подходят для запуска ракет при необходимости отражения авианалёта. Мы занимаемся переселением гражданских, и многие объекты уже готовы к приёму спецтехники для возведения полевых лагерей. С одним из таких мест нам нужна ваша помощь. Мы знаем о вашем опыте боестолкновений с существами, от которых вы и ваши соотечественники зачищали рудники за Сиракавой, и надеемся на вас. Необходима прочёска района, куда ожидается прибытие войсковой колонны: мы больше, чем уверены, что никаких инцидентов не ожидается, но расслабляться нам нельзя.

– Вам задача, – пояснил Дегтярёв. – Убываете всем подразделением в полном составе, с оружием, техникой и экипировкой, по выданным координатам. На месте проводите рекогносцировку, закрепляетесь, доразведываете местность. При необходимости разрешается пристреляться по угрожаемым направлениям. И ждёте подхода колонны спецтехники. Сколько – мы не знаем. Может, сутки, может, трое, может, неделю. За вас там прошерстила всё местная пехота, но и вы ворон не считайте. Девяносто девять процентов, что всё будет тихо, но один процент зла со счетов не списывать. По прибытии колонны ожидаете окончания развёртывания ЗКП, прикрывая район. Потом убываете домой. В течение командировки связь посредством радио, в исключительных случаях разрешается подпространственная. Вопросы есть?

У матросов нет вопросов, но так мы и не матросы ни разу.

Их посыпался сразу шквал.

Район действий. Площадь к занятию. Степень контроля (т.е., блокировать или минировать, патрулировать или обозначать присутствие, зачистить под ноль от всего, что дышит или ограничиться устным предупреждением?). Уровень взаимодействия с местными. Порядок снабжения припасами (минимум неделя автономки – это вам не это). И так далее, и тому подобное.

Но логика и здравый смысл подсказывают, что так или иначе все вводные будут в папке с приказом и командировочными документами, которые Дегтярёв выдаст к ознакомлению. В любом случае успею ознакомиться.

– Если вопросов больше нет, то забирай людей с санчасти, – подытожил полковник. – С рукой парня поработали, работоспособность стрелок восстановил. Девчонке протез заменили. Постарайтесь его не ломать лишний раз: он недёшево стоит, знаешь ли.

– Вопросов тьма, – согласился я. – Но пока хочу узнать только одно (остальное, наверняка, в документах будет). Если не намечается большого кипежа, то на кой собачий ляд тащить всю технику, оружие и снаряжение? Почему не лёгким вариантом?

– Потому что «Гладиолусы», – хмыкнул Дегтярёв.

Подключилась Сакамото:

– Мы не ожидаем больших проблем в том регионе, – пояснила Ёко. – Но место находится неподалёку от Сиракавы, и граничит с той областью, где вы зачищали рудники. Нет гарантий, что наши люди не пропустили что-то или кого-то. Местность горная, труднопроходимая для людей и техники. К тому же, много лесов. Ты и сам знаешь, парень, что лучше страховка, чем досада от лени.

Полковник обличающе ткнул пальцем:

– Вот! Учись! Тебя, боевого офицера, младшего лейтенанта, учит девушка, как надо в командировки ездить! И не стыдно тебе, гвардии шаман?!

– Мне – нет, – уточнил я. – Ну, раз «тяжёлый» вариант, значит, «тяжёлый». Пойду выгребать запасы из каптёрки. Чует моё сердце, мы стоим на пороге грандиозного шухера (с).

– Давайте, гарцуйте, дроздо-еноты. Отдыхайте, но о связи не забывайте. Каждый вечер, в пять часов по Москве, «радио» мне в Базу, при любом раскладе.

Конец седьмой части.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 05 Декабря 2020, 08:59 | Сообщение # 683
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
Ещё бы оно на одном дыхании писалось). Тогда вообще было бы "комбо").

Двойное)


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 01 Января 2021, 13:30 | Сообщение # 684
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Часть 8

Последний бой

13 августа 2011 года
Подземное расположение объекта «Город»
09:00
«Шаман»/Нергал


Вымотанная Лилит уснула только на рассвете: вчерашний денёк у нас выдался насыщенным, ночь же компенсировала наши злоключения и невзгоды. Давненько мы с ней так не отрывались: уж на что я сам в не самой лучшей форме после всей этой катавасии, но и то зажёг. Под утро любимая не выдержала и попросила дать ей поспать.

С подъёмом не стал её будить: гвардии полковник Дегтярёв выписал нам очередную увольнительную, тактично замаскировав мероприятие под рядовую командировку. Раз мы, по сути своей, в отпуске, то пусть отдохнёт, выспится. Пусть она и Древняя, но даже у них силы не берутся из ниоткуда: биологию не обманешь. Сон нужен всем живым существам, известным науке. В той или иной форме или степени.

Кстати, о Древней. Если отпуск и впрямь будет протекать в свободной форме, без происшествий, надо будет уединиться с ней и переговорить тет-а-тет. У меня остались к любимой неразрешённые вопросы касательно её происхождения. Не сказать, что ответы на них что-то кардинально изменят, но моё любопытство требует удовлетворения.

Проснулся в каптёрке на диване в шикарном расположении духа после добротного качественного отдыха. Лилит, отключившаяся без задних ног опосля бурной бессонной ночи, даже не почувствовала, как я, осторожно освободившись от её объятий, покинул ложе. В темпе одеться, попутно глянуть на время, понять, что я, оказывается, ещё очень даже бодрячком. На часах только-только девять утра, а организм если не фонтанирует буйной энергией, то, по крайней мере, готов к трудовым повинностям и ратным подвигам.

Уже собираясь заниматься делами, я задержался возле дивана. Взгляд зацепился за блаженно видящую уже седьмой сон напарницу. В этот миг мне со всей возможной отчётливостью стало понятно: даже, если Земля не переживёт свой последний бой с рейфами, я должен буду сделать всё возможное и невозможное, чтобы выжила хотя бы Лилит. Пусть она останется единственной выжившей: но если для этого мне придётся погибнуть, то так тому и быть. Даже симбионт во мне содрогнулся от моего намерения застрелиться в случае гибели девушки, а Альтер-Эго даже не стало отпускать едких комментариев по этому поводу. Сей момент – один из немногих, в которых мы с моей шизофренией были солидарны во мнениях.

Я нагнулся над соратницей и накрыл её одеялом по плечи. Вентиляция в отсеке работала в умеренном режиме, и сквозняка не было, но одной в постели всяко прохладней, чем вдвоём. Тем паче, отключаясь, Лилит не удосужилась одеться: одеяло нежно покрыло точёные голые плечи девушки. Та, почувствовав сквозь сон тепло, инстинктивно закуталась плотнее.

Что ж. Пора за работу.

Отпуск есть отпуск, но командировка есть командировка. Если эти два мероприятия совмещены в одно, то всё шикарно: удобней не придумаешь. Значит, сборы не будут долгими.

Тем более, если задачи старшины подразделения исполняет его фактический командир.

Значит, сесть за стол, открыть текстовый файл на компьютере, создать таблицу с разбивкой на столбцы и строки. Номер позиции, наименование, количество, комментарии. И пошёл-поехал.

Оружие. Боеприпасы. Продукты. Связь. Навигация. Инженерное оборудование. Амуниция. Запасные части, расходники и инструменты. Медицина.

Из оружия решил брать всё, что накопилось в закромах взвода. Моя интуиция истерикой не исходила (мол, бери всё, что можешь увезти), и это меня напрягало. Значит, надо вооружиться по полной, решил я. Тем более, что едем тремя бортами, и, при случае, запас карман не тянет. Я бы и рад списать всё на пустую паранойю, но Дегтярёв сам сообщил, что убываем по «тяжёлому» варианту оснащения группы.

Патроны выписывать дольше. Их одного только двенадцатого калибра к дробовикам понадобится дробь, картечь, пуля. А дробовиков у нас два типа, под 12х76 и 12х70. Значит, к каждому типу свои патроны. К нарезному проще: в наличии только цельнометаллическая оболочка, полуоболоченных нет. Кончились и бронебойные, нет и зажигательных. Зато калибров аж шесть штук. Хорошо хоть, у РПК и СКС один и тот же патрон.

Главное, не впадать в маразм. Патронов много не бывает (бывает мало, но больше не увезти), однако и передвижной склад РАВ* изображать из себя не требуется. Надо быть готовым к шухеру, но не снаряжаться так, будто собираемся снабжать все мотострелковые войска всех стран мира.

*Склад РАВ – склад ракетно-артиллерийского вооружения. Прим. авт.

К слову, для АК-120 патронов надо набрать побольше. А то, судя по последнему рапорту ребят, в бою у завода боезапас крайне не вовремя иссяк. Калибр редкий. Если что – хватит наличных запасов арсенала, которые беру с собой в приступе паранойи. Но патронов набрать надо. Сколько нас убывает?

Я, «Медвед», «Полимер», «Док», «Рентген», «Штырь», «Штепсель», «Святогор», Лилит, Сабрина, «Раптория», «Гюрза», «Литера», «Астория», «Багира», «Гайка», «Рокада», «Андромеда», «Рысь». Охренеть, блин, девятнадцать штыков. Вот это разрослось «отделение», ничего не скажешь…

Значит, получить стволы на Сабрину с «Андромедой», в темпе научить обеих работать с ними, и на девятнадцать стволов по «цинку». Может, я, конечно, и параноидальный шизофреник, но патронов много не бывает. Бывает мало, но больше не увезти (или нету). Плюс по «цинку» на РПК, СКС, «74М», «Витязь», АПС. К слову, у нас ещё неразобранные трофеи из аномальной лощины валяются в грузовиках: про них тупо забыли. Вот и отлично: в отпуске проведу инвентаризацию и подам челобитную о закреплении имущества за ротой. Чую, такими темпами нас и впрямь скоро до роты развернут.

К каждой единице огнестрельного оружия – по одной единице холодного. Патроны – вещь хорошая, их можно взять много. Но они имеют паскудное свойство рано или поздно кончаться. Штык – вещь незаменимая.

А ещё им можно колбасу резать (с).

К каждой единице огнестрельного оружия – по фонарю. Для длинноствольного оружия – с креплением под цевьё, для короткоствольного – как подсветка во вторую руку. К сожалению, АПС не оборудован точками крепления навесного оборудования. Впрочем, если посмотреть статистику подразделения, мы и пистолетами-то пользовались от силы пару-тройку раз. Так что, невелика беда.

К каждой нарезной единице огнестрельного длинноствольного оружия – прибор бесшумной беспламенной стрельбы. Я здорово оценил возможность вести бой с высоким темпом огня без использования наушников, не рискуя оглохнуть на оба уха сразу с шансом словить глухоту ещё и на третье. Даже патрон со сверхзвуковой скоростью полёта пули становится значительно тише, в то самое время как реактивные дульные тормозы-компенсаторы садят по ушам до болезненной рези в барабанных перепонках. Мне-то уже по барабану, я слух малость посадил, а вот девчонкам, стрелявшим сравнительно нечасто, пока ушки портить рано.

Разгрузочные жилеты, подсумки, рюкзаки – это всё закреплено за каждым бойцом подразделения, включая вещи личного пользования из состава «тревожных чемоданов». В случае убытия группы эти позиции так или иначе едут кататься с нами в грузовике: так что, просто запишем для галочки и очистки совести. Стало быть, состав «тревожников» вписываем оптом и количеством.

Подменный фонд одежды (всё-таки, на неопределённый срок едем: кто его знает, как там на месте обстоят дела со стиркой?) и обуви. На всякий случай, постельное бельё. Если уж квартируем по казарменному, то и отдыхать, думается, будем в постелях, а не в спальных мешках на голой земле. Опять же, нам не привыкать, но зачем?

Инженерное оснащение. Сапёрные малые и большие лопаты, топоры, пилы, кайло, кувалда, коловорот, бухта верёвки, молоток, гвозди, отвёртки, саморезы, напильники, надфили, пассатижи, и так далее, и тому подобное. Шофёрский инструмент в машинах так и так катается по описи, но не лишним будет расширить до экспедиционного. Опять же, хрен его знает, чем на месте заниматься придётся. Может, временно жилище латать надо? По этой же статье пойдёт и бухта проводки, и электрические вилки, и накладные розетки, и горсть винтов, и выключатели, и автоматы защиты сети, и переносные прожекторы, и даже сигнальные устройства.

Провиант. Сухие пайки – это само собой разумеется. Но неопределённое время на них можно выжить, а не существовать. Если предполагается стационарное лагерное стояние, то можно и разговеться повседневными продуктами. Гречка, рис, макароны, тушёнка, супчик. Холодильников нет и не предвидится, так что скоропортящиеся продукты брать не стоит, но вот мешок картошки в «Шишигу» бросить – это милое дело. Несколько качанов капусты в столовой стрельнуть – почему бы и да? Лука сеточку, чеснока – да кто из снабженцев откажет убывающей на задачу группе? И так далее, и тому подобное. Записал всё, что вспомнил, из перечня долго хранящихся.

КПК, носимые радиостанции в довесок к установленным на грузовиках, запасные аккумуляторы, увеличенные антенны, выносные тангенты. Закреплённый по последним положениям за подразделением ноутбук: не Бог весть какой зверский монстр, но тупо подключиться к интернету и слить документацию несекретного содержания можно. На большее, правда, рассчитывать не стоит: только канцелярский документооборот. А то мало ли, каких программ понаставили защитники гостайн? Заменить жёсткий диск и переустановить операционную систему – дело получаса, но так ли это необходимо?

Аптечки, жгуты, перевязка (в том числе и окклюзионная), стерильная и нестерильная. Наиболее вероятные к применению препараты: простудное, иммуностимулирующее, обезболивающее, обеззараживающее, ранозаживляющее, и так далее, и тому подобное. По-хорошему, список возимой фельдшерской аптечки тянет на отдельную опись в соседнем файле. Туда же и минимальный инструмент, включая «медицину» гоа`улдов. Пулю из сердца или осколок из мозга всё равно не вытащим, но тупо иссечь инородное тело из мягких тканей сможем. Хотя, надеюсь, что не придётся.

На составление полной описи требуемого ушёл час, при этом Нергал оценивал перечень своим сторонним взглядом и порой давал дельные советы. Некоторые мелочи при детальном обзоре оказывались не такими уж и мелочами.

13 августа 2011 года
Подземное расположение объекта «Город»
09:00
«Шаман»/Нергал


Забирать из медсанчасти пришлось только «Рысь»: Быкову как раз выписывали после операции по замене бионического протеза. Строго говоря, медики хотели оставить её под наблюдением ещё на пару недель, но, узнав от комбрига, что убываем «на курорт», согласились отпустить Надю под моё честное командирское слово не нагружать бойца сверх меры.

По правде, я вообще никого нагружать не планировал. Нам открытым текстом заявили: вы отдыхаете, вас нет, валите на фиг. Чем мы и собрались невозбранно воспользоваться. Но слово, всё же, дал.

Соратницу я подобрал возле процедурного кабинета, где она проходила последние обследования.

Девушка, завидев меня, залихватски козырнула к пустой голове, всем своим видом показывая, что сей жест не более, чем дружеская подколка, но никак не ознаменование воинского приветствия.

– Здравия желаю, тарщ младший лейтенант! – улыбнулась вернувшаяся в строй. – Боец ополчения «Рысь» после излечения в строю! Докладываюсь по случаю выздоровления.

Я аж прямо залюбовался.

Протезы протезами, но сейчас на Быковой брюки, заправленные в уставные берцы: внешне от здорового человека не отличишь. Китель заправлен в брюки, пояс подтянут крепким ремнём с эвакуационной пряжкой-карабином, головной убор заткнут за пояс, фальш-погоны с лычкой ефрейтора довершают картину. Вот чем повезло этому подразделению – так это личным составом. При фигуре «Рыси» форма ей идёт лучше многих платьев и деловых костюмов. В последних я девушку ещё не видел, но чую, картина будет разительно отличаться от того, что имеем сейчас.

В руке боец держит медицинскую карту, подписанную лечащим военврачом: надо занести в регистратуру. Хотя, странно, вообще-то: обычно, эти документы относит сам медперсонал, не перепоручая пациентам.

– Вольно, блин, – я не смог не улыбнуться в ответ. – Да и какое, на фиг, ополчение? Ты уже больше месяца, как в «Цикадах» числишься.

«Рысь» уверенно шагнула ко мне и крепко обняла.

– Я вернулась, командир… – прошептала она на ухо.

Ну, так-то, не на ухо шептала, а просто тихо проронила, буркнув вникуда, но на миг показалось, будто это был самый секретный доклад, который мне приходилось заслушивать.

Я ответил Быковой взаимностью:

– Готова к труду и обороне?

Надя усмехнулась.

– Лучшая оборона – это нападение.

Отлично. Значит, точно готова.

По пути к нашему отсеку закинули медкарту девушки по адресу, и неспешным шагом, ориентируясь на скорость «Рыси», двинули дальше.

– Я слышала, нас в принудительный отпуск отправили? – спросила она. – Говорят, опять за границу полетим?

– Точно, – согласился я. – Командировка в Гифу.

– Сиракава? – нахмурилась Надя.

Всем своим видом девушка показывала, что это были не самые приятные воспоминания в жизни.

Ну, да. Согласен. Та ещё задачка выдалась. Только по счастливому стечению обстоятельств удалось выкарабкаться без потерь. Хотя, если честно, моя тушка и находилась на волосок от братания за руку с Костлявой.

– Нет, хотя регион тот же. Надо будет доразведать местность, где собираются разворачивать пункт МПВО и ЗКП*.

*Местная противовоздушная оборона и запасной командный пункт: прим. авт.

– А местные? – Надя повела бровью. – Для доразведки теперь надо иностранную армию просить?

– Так, мы и не армия, – напомнил я. – Наёмники. У местных полный швах с делами, и людей катастрофически не хватает. Большая часть ресурсов брошена на отселение людей от стратегических объектов, что станут целями для огня с орбиты. Отселить-то отселяют, а вот обеспечить контроль за территориями полностью не в состоянии.

«Рысь» – человек насквозь гражданский, но отец-военнослужащий её явно кое-чему научил. Девушка схватывает картину налету.

– А нам, стало быть, – предположила она. – После доразведки необходимо занять объект и удерживать? Но от кого?

– А хрен его знает, – пожал плечами я. – Официально – «от гипотетических угроз». Фактически – может, ничего и вовсе делать не придётся. Это и есть наш отпуск в командировке. Типа, имитируем наличие и бурную деятельность, но на деле вольны предаваться рассосу и ловить наслаждение.

Быкова чуть не сбилась с шага.

– Так, я не поняла, – нахмурилась она. – Нас в командировку шлют, или в отпуск?

– На бумаге – в командировку. Якобы, оказание помощи союзным силам. По запросу второй стороны, кстати. А на деле – этим лишь прикрывают наше списание с передового края. Дегтярёв даже сроков не ограничил: может, неделя, может, две.

– А, может, и месяц… – задумалась собеседница.

А вот это, увы, вряд ли. Неплохо, конечно, но вряд ли. Всё-таки, через двадцать дней нам всем наступит большой и бесповоротный трындец: в строю должны будем стоять все, как штыки.

– Маловероятно. Но что несколько дней продыху нам дали – это, конечно, здорово. В темпе контратаки десантируемся, займём территорию, доразведаем местность, выставим дозоры и будем расслабляться, получая удовольствие.

Надя озадаченно почесала затылок.

– Не нравится мне это, что-то, командир. Как-то слишком сладко всё выглядит. Ещё скажи, что спать можно будет до обеда, и на боевую подготовку забить.

Сарказм в голосе соратницы был слышен невооружённым ухом.

– До обеда не обещаю, но в шесть часов вставать не придётся, – заверил я. – С боевой подготовкой ты, конечно, загнула: конкретно на тебя у меня есть планы.

– Не поделишься? – «Рысь» заинтересованно посмотрела на меня.

– Хочу тебя научить в авиацию, – пояснил я. – Дегтярёв должен приписать нам хотя бы один «прыгун» или трофейный корабль рейфов. Пока суть да дело – натаскаю тебя на управление инопланетной техникой. Уж с двумя-то Ток`Ра в отряде мы из тебя пилота сделаем.

Глазки Быковой возбуждённо заблестели.

– Только пилота? – улыбнулась она. – Я бы не прочь и старшего пилота отучиться.

Амбиции, однако. Вот только на должности старшего пилота ей делать, пока что, нечего: пусть для начала хоть в одном деле себя покажет. Некоторые из нас (включая меня с Лилит) уже участвовали в боевых вылетах (когда, например, «улей» рейфов диверсировали при поддержке «Сонодзаки»: «нашему» крейсеру тогда знатно досталось). Если уж и ставить кого на это место, то только Лилит: она на «прыгунах» летала больше, чем я патронов сжёг за всю свою жизнь.

– За нами не заржавеет, – заверил я. – Сдашь на пилота – там и до старшего недалеко. Не сказать, что авиаподдержка отряду нужна хлеще воздуха, но лишней она никогда не будет. То, что у нас на это времени не хватало – просчёт и упущение, которые надо исправлять. Так что, устроим тебе прокачку по самые лампасы.

Надеюсь, командир мою идею оценил. Если «прыгуны» все наперечёт и лишних нету, то, хотя бы, трофейный разведчик рейфов пусть даст. Всё равно, кроме меня на нём никто не летает.

13 августа 2011 года
Подземное расположение объекта «Город»
Расположение взвода «Цикад»
09:30
«Шаман»/Нергал


В наш отсек мы с «Рысью» заявились, когда ребята собирались свои рюкзаки. Уж кто-кто, а они, привыкшие за три месяца к постоянным переброскам из огня да в полымя, отдавали себе отчёт, на чём зиждется половина успеха рейда или операции.

На подготовке.

«Медвед», как заступивший дежурным по подразделению, руководил процессом: для пущей надёжности дублировал манипуляции в командирскую тетрадь.

Боец, завидев наше появление, на время отложил свои задачи в сторону.

– Здрав буди, – мы пожали друг другу руки. – Выспались-отдохнули?

На удивление, кстати, да.

– Не без этого, – согласился я. – У вас как? Без происшествий?

– Без них, – кивнул парень. – Сейчас манатки собираем, да готовимся убывать в неизвестном направлении, бешено вращая глазами. «Рокада» сказала, что идём развлекаться с «тяжёлым» вариантом.

Ну, если сказала «Рокада»…

Не, кроме смеха. Кристина – племянница Дегтярёва. Если ей что-то и известно, то буквально из первых уст. Раз уж Кошкина что-то довела нашим, то, однозначно, информация проверенная. Как минимум, нашим комбригом. Могу поспорить, о нашем назначении на эту задачу она знала ещё до того, как «Ямато» вернулся на Землю.

– Так и есть. Очередная поездочка в Гифу. Только, в этот раз не Сиракава.

– Жаль, – хмыкнул соратник. – Места там красивые.

– Согласен, – усмехнулся я.

Одни только виды штолен и гротов рудников, кишмя кишевшие недобитками рейфов, чего стоили. Как мы оттуда живыми выбрались – одному лишь только Господу Богу известно.

– Детали довели? – «Медвед» включил замкомвзвода.

– По минимуму, – признался я. – Убываем с объекта, прибываем на место. Действуем по ситуации: доразведка местности, занятие опорного пункта, удержание до прибытия колонны местных. В случае шухера «работаем» по усмотрению. Полковник даже сроков не оговорил: мол, балдейте, пока не скажут «ша».

Парень озадаченно почесал затылок.

– Мило, конечно. Значит, одного только «тяжёлого» варианта экипировки мало. Надо ещё экспедиционные припасы и съестное запросить.

– Предусмотрено. Запрос уже в службе снабжения, после завтрака должны укомплектовать и начинить грузовики под завязку.

– Все борта с собой берём?

– Ага. «КамАЗ», «Тайфун» и «Шишигу».

Разносол, конечно, получается. Запчасти и топливо не взаимозаменяемые, ЗИПы придётся везти разные, ходовые качества машин разные. С другой стороны, у нас практически статичная задача: накатывать тысячи километров, сжигая топливо, не предвидится. Но лучше б за нами закрепили три одинаковых машины.

А, ну, и «прыгун». Я не я буду, если не уговорю Дегтярёва захватить его с собой.

Подземное расположение объекта «Город»
Ангар техники
09:45


Перед убытием – традиционная проверка всего и вся, чего только можно и нельзя. Оружие, боеприпасы, продукты, связь, навигация, личный состав, имущество подразделения… и техника. Какой толк от отряда в задаче с переброской, если автопарк откажет в самый неподходящий момент?

Потому, вооружившись досмотровым фонарём, я обшаривал все узлы и агрегаты. Во ускорение процесса вызвались помочь «Раптория», за которой был закреплён «Тайфун», и «Гайка», в принципе любившая ковыряться с техникой. Я же взял на себя «ГАЗ-66».

Герметичность системы охлаждения. Герметичность системы смазки двигателя и картеров мостов, коробок. Герметичность гидроусилителя руля. Целостность рулевых реек. Уровень охлаждающей, тормозной жидкости, рабочих жидкостей сцепления, гидроусилителя, масла в картере двигателя, коробок. Исправность бортовой электросети, уровень заряда аккумулятора, состояние предохранителей, топливного, воздушного и многоразового масляного фильтров, заправка топливом обоих баков. Проверка занимала около получаса, ибо требовала своевременного устранения обнаруженных неисправностей.

Так, на всякий противопожарный случай заменил приводные ремни вентилятора, генератора. На наше счастье, ремень газораспределительного механизма отсутствовал как класс: привод распределительных валов осуществлялся шестернями под крышкой блока цилиндров.

По результатам осмотра состояние всех трёх бортов было признано годным для выхода в рейд. А что «КамАЗу» с «Тайфуном» будет? Оба – новые, а последний вообще бронированный. Ему даже потеря любых трёх колёс из шести не помеха для езды, а без любых двух он способен идти, не снижая максимальной скорости.

Я как раз заканчивал осмотр силового агрегата «шестьдесят шестого», когда соратницы подошли с докладом.

– Машины осмотрели, – сообщила «Раптория», вытирая ветошью масляные пятна с рук. – Пробные запуски двигателям произвели, работа ровная, выходу препятствий нет. Поговорила с комендантом автопарка: сейчас комбриг пришлёт разнорядку, нам топлива по накладным по самые гланды накачают.

– У «КамАЗа» пара предохранителей полетела, – добавила «Гайка». – Я сразу их поменяла, запас лежит в кабине, в ремонтной сумке под сиденьем. Оба аккумулятора заряжены, всё готово к выходу.

Я убрался из-под поднятой кабины «шестьдесят шестого» и расцепил её стопор, опустил на штатное место, замкнув запорный механизм. Не хватало ещё, чтобы на ходу кабина откинулась.

– Изумительно, – резюмировал вышеизложенное. – С «шишигой» тоже всё пучком… с поправкой на возраст грузовика. Спасибо за помощь, а теперь бегите столоваться. После завтрака общий сбор в ангаре, возле наших бортов.

Подземное расположение объекта «Город»
Ангар техники
10:30


Полнокровный отряд собрался в означенное время, готовый убыть по месту предписания.

Я, сиречь, гвардии младший лейтенант «Шаман», как фактический командир подразделения.

Сабрина, как неустановленное лицо невнятной квалификации и неустановленной спецификации.

«Медвед» и «Полимер», как (случайно получившиеся) замкомвзвода по общим вопросам.

Стрелки: «Док», «Рентген», «Штырь», «Штепсель», «Святогор».

Снайперы: Лилит, «Раптория», «Гюрза», «Литера», «Астория», «Багира», «Гайка», «Андромеда», «Рокада», «Рысь». Впрочем, последняя – скорее, универсальный солдат, чем снайпер. Ей с протезами, пусть и бионическими, на поле боя делать нечего. Вот и переведу её в авиакрыло поддержки, если осилит технику.

А сам с сожалением подумал, что в этот раз с нами не будет Соколовой: Рената – снайпер со стажем, могла бы наших девчонок чему-нибудь научить. Мы-то тоже не лаптем щи хлебали, и боевую подготовку под откос не пускали, но, например, мои познания снайперского дела оканчиваются приблизительно на начале ввода поправок на деривацию, гравитацию и ветер. И если с первыми двумя я ещё могу сладить, зная постоянные, то быстро считать в уме ветровой снос у меня не получается. Чему, в таком случае, я могу научить подчинённых?

Хотя, стоит признать, что в последнем бою наши снайперы сработали недурно. Триста метров для начинающих – дистанция солидная, а у них не было даже пристрелочных выстрелов. Да, конечно, им помогала Рената, взяв на себя роль корректировщика, и снайперы подполковника Быкова (хотя их присутствие на поле боя заметили лишь спустя время). Но поводов стыдливо отворачиваться от своих людей у меня нет: всё, что им вкладывалось, они усвоили на твёрдую четвёрку.

Я окинул взглядом шеренгу собравшихся перед нашими машинами.

Комплектация «тяжёлого» варианта оснащения бойца включала в себя непосредственно самого бойца (кто бы мог подумать?), его рейдовый рюкзак, разгрузочную систему, бронежилет, бронешлем, автомат/винтовку, пистолет, и цинк патронов на каждого. Не считая таких малозначительных (нет) мелочей, как баллистические маски, активные наушники, защитные перчатки, и так далее.

Собранное в рейд проверял «Медвед» лично: а потому я полностью уверен, что никто не забыл ничего важного.

Но вот с оснащением, конечно, загвоздка.

Мы-то, парни, уже работали и с «бронёй», и с «разгрузками». Можем сравнительно длительное время активно пользовать их, не снимая. Но, извините мои подсумки, среди нас и девушки есть. И если на ту же «Гюрзу» можно нацепить хоть броню, хоть жилет с насыщением, то той же «Гайке», к примеру, даже донельзя затянутая разгрузка будет великовата. Потому всем девушкам в группе и предписаны ременно-плечевые системы: они легче, компактнее, хоть много в них и не унесёшь (да никто из них и не утащит). Тогда, какой толк от «брони»? У нас защита – шестой класс по «телу», и второй по шлемам. Вся эта сбруя тянет на добрые десятки килограмм. В общем, ещё корректировать и корректировать.

Одно хорошо: я не собираюсь пускать девчонок в первые ряды наступления. Если что – они должны поддерживать парней сзади, огнём навесом.

«Медвед» бегло пробежался взором по нашим.

– Все на месте, – подытожил он. – Все всё проверили дважды и трижды, экспедиционный шмурдяк погружен в технику. Мы готовы к убытию.

Я ещё раз посмотрел на своих бойцов.

М-да. Потрепало нас, конечно. Как есть потрепало. Даже самые крепкие и выносливые, вроде «Полимера» и «Лилит», глазами показывали, как тяжело им сейчас приходится. Кто моложе, типа тех же «Багиры» и «Астории», например, ещё держатся чисто на внутренних резервах. Парни, насколько я знаю, регулярно подкрепляются энергетиком, сваренным «Медведом»: реально бронебойная хрень, силы откуда-то сами собой берутся.

Форма застирана после боёв, но повреждения никуда не деваются. Зашитая-заштопанная, кое-где с подпалинами, порезами, пробитиями от осколков. И от нас разит порохом за километр. Уж на что одежда стиралась за эти три месяца не раз и не два, но пороховой запах исходит и от формы, и от амуниции, и, кажется, даже от нас самих.

Ничего. Ближайшие несколько дней нас ждёт формальный отпуск. Сейчас поднатужимся чутка – и будем отдых отдыхать.

Сейчас надо толкнуть традиционное напутственное слово командира перед задачей. А о чём говорить? Свои роли и так все знают. Отрабатывали не раз, не два и даже не десять. Опять разжёвывать очевидное? Спасибо, у меня в отряде далеко не дауны. Сказать что-нибудь приободряющее? Нам это не поможет: не действует. Эмоциональный фон в подразделении стабильно тяжёлый. Кое-как пытается юморить «Штырь», иногда привнося лёгкую толику шуток и баловства, но мы, извините, подразделение переднего края. Для нас непозволительная роскошь предаваться праздному веселию.

– Спасибо, что живы до сих пор, – рече же аз. – Сегодня каждому воздастся по заслугам. Мы прошли с вами огонь, воду, землю, воздух и космос. Теперь настала пора отдохнуть. Командование предоставило нам лёгкую работёнку, и дало возможность выполнить её, попутно отдохнув душой и телом. Сейчас нас телепортом Асгарда перебрасывают в район действий. Мы занимаем территорию, производим её осмотр, закрепляемся на месте и в прямом смысле слова ожидаем дальнейших целеуказаний. Должна прийти колонна местных сил. Когда – неизвестно. Сутки, трое, неделю, две. Засим, выполнив все задачи, вольны отдыхать, посменно меняясь. Вопросы есть?

Руку из строя подняла «Рокада».

– А эта задача по «секретке»? – улыбнулась девушка. – Или можно снимать и фотографировать?

Вот, ведь вертихвостка! Сама же всё от дяди знает из первых рук, и всё равно подстёбывает!

– Что значит «можно»? – деланно удивился я. – «Нужно»! По окончании мероприятия сдашь мне все материалы по фото и видео. Будешь стенгазету подразделения выпускать.

Соратница поняла, что нашла коса на камень, и удивлённо поперхнулась на полуслове, под незлые смешки бойцов взвода.

«Медвед» улыбнулся за компанию со всеми, но о деле не забывает.

– Общая команда! – огласил замкомвзвода. – Шмотки в зубы – и айда грузиться! Телепорт через триста секунд!

Пять минут – более чем достаточно для погрузки двух десятков человек личного состава с амуницией и оружием. Потому люди, подхватив с пола рюкзаки, чинной толпой двинулись исполнять указание.

Внезапно на плечо опустилось чьё-то касание. Я, вообще ни разу не ожидавший такого поворота событий, сработал исключительно машинально: тело само развернулось, а рука рванула примерно в то место, где должно находиться горло вероятного противника.

Только благодаря вовремя остановившему меня симбионту потревоживший меня персонаж остался цел и не вредим.

– А ты любишь пожёстче, – с улыбкой констатировал Ёко.

Абсолютно игнорируя тот факт, что только что на её горле сомкнулась моя рука.

«Медвед» с укором посмотрел на Сакамото.

– Просили же не подкрадываться к нам со спины, – боец смерил японку недобрым взглядом.

Я отступил от визитёрши.

– Не делай так больше, пожалуйста, – попросил её. – Видит Господь Бог Саваоф, не хочу братоубийцей становиться. Так ведь, вынудите: когда-нибудь кто-то из вас точно скончается у меня на руках.

Девушка фиглярский козырнула в ответ.

– Постараюсь не преставиться раньше срока, – и улыбается, каналья!

Мой взгляд зацепился за внешний вид японки.

Она предстала перед нами в привычной нам чёрной форме… только не особого отряда Японский Сил Самообороны, а в нашей, «Цикад». Без погон, лычек и нашивок, но в нашей форме. За спиной – рейдовый рюкзак, на бедре – пистолет в кобуре.

«Это «ж-ж-ж» неспроста», – констатировало моё Альтер-Эго.

«Медвед» тоже нахмурился.

– Не сочти за грубость, – поинтересовался он. – Ты какого ляда так вырядилась?

– С вами, за компанию, – подмигнула Ёко. – Подбросите? Ваш командир разрешил присоединиться к вам на этом задании.

Что зело странно, ибо я подобных распоряжений не получал.

С другой стороны, Ёко – не чужой для нас человек. Один только бой «Ямато» чего стоил для неё. И если уж она вхожа на наш объект и принимает участие в наших задачах, то отчего бы не подбросить японку? Тем паче, что и направляемся в Японию.

– Ну, раз наш командир разрешил, – я с наигранным бессилием развёл руками. – Добро пожаловать на борт.

Нергал во мне рёк, провожая идущую грузиться девушку взглядом:

«Твои навыки воина высоки. Но контроль над ними невелик. Продолжишь в том же духе – и умертвишь кого-то из союзников. Необходимо уделять больше внимания не только своему телу, но и разуму. Учись контролировать себя».

Замечание симбионта справедливы. И без них я замечал, что за эти месяцы делал больший упор на поражение целей, чем на защиту своей тушки или позиций. Спорить с Нергалом тут бесполезно.

«Вот и займёмся этим на днях», – хмыкнул я. – «Кел`но`рин, медитации, все дела».

«Медвед» был солидарен с моим сожителем, хоть и не мог слышать его голос, раздававшийся исключительно в моём мозгу.

– Тебе бы поаккуратней быть, братан, – приглушённо произнёс он. – Я понимаю, что нам всем пришлось несладко и рефлексы есть рефлексы, но надо контролировать их.

Я пожал плечами в ответ.

– Слушай, мне и нравоучений Нергала хватает. Ведь, не убил же её?

– Тогда не буду надоедать, – резюмировал соратник. – Постарайся, хотя бы, за время отпуска никого из наших не прикончить.

И пошёл грузиться вместе со всеми.

На груди в подсумке ожила радиостанция:

– Дежурный – «Цикадам», – поинтересовалась р/с голосом заступившего сегодня оперативного. – У нас всё готово к переброске. Вы там как? Собрались?

Очень хорошо. Надеюсь, в этот раз «готово» не так, как в прошлый, когда нас закинули хрен знает, куда, хрен знает, как и хрен знает, зачем.

Рука потянулась к устройству и зажала тангенту на корпусе:

– «Цикады» – дежурному, я «Шаман», – отозвался на правах старшего подразделения. – Заканчиваем погрузку. Через сто двадцать секунд можно отправлять.

Япония, префектура Гифу
Деревня Ёкаимура
13 августа 2011 года
10:45 МСК/19:45 Токио


Несмотря на возникшие технические проблемы на стороне транспортной системы Асгарда, нас перебросили почти своевременно. Каких-то пятнадцать минут пробуксовок – ничто по сравнению с возможностью мгновенно оказаться в другом полушарии планеты. Да и вообще. Разве мы куда-то торопимся? Почто нам все эти праздные суетности?

Стоило только глазам отойти от засветки после вспышки (как я уже успел убедиться на своём опыте, её цель видит в любом случае, вне зависимости от того, открыты веки или нет), как «Медвед» привычно включился в работу.

– По одному с вещами на выход! – скомандовал он, первым покидая КУНГ «шестьдесят шестого».

Я никуда не торопился. Я уже успел.

Люди понимали это, потому не ломились, ломая ноги, из всех щелей и окон. Чинно, по одному, помогая девушкам, выгрузились все. Пропустив вперёд всех, кузов грузовика покинул и я.

Вышел на свет Божий, вдохнул полной грудью… и почти опьянел.

Никогда не верил дословно всяким художественным оборотам и припискам о дурманящих запахах природы и пьянящей свежести утра/вечера/прочих времён года/нужное подчеркнуть. Вот только сейчас, сделав максимально полный вдох, на который только способна моя грудная клетка, я чуть не потерял связь с окружающим миром.

Свежий, но не зябкий воздух предгорья. В мозг ударил букет ароматов из хвои, лиственных пород лесных деревьев, что-то кедровое, смолистое, откуда-то рядом потянуло влагой: значит, поблизости водоём. И всё это обильно сдобрено травными запахами, многие из которых мне доводилось слышать впервые. Я так и подавился на пол-«ку-ку».

Кстати, нам десантировали три грузовика, и, кроме этого, расщедрились на один «прыгун». Отлично. С поддержкой с воздуха разобрались.

Солнце уже скрылось за горами: кальдера, где расположилась наша цель, уже оказалось под тенью сумерек, хотя небо ещё светло. М-да. Не уследили мы за разницей астрономического времени… Местное сейчас должно часов на восемь-десять вперёд идти. Прикажете в сумерках незнакомую местность зачищать? Я что, похож на полуночного маньяка? Людей потеряем почём зря!

Видимо, об этом же подумал и «Медвед». Соратник минуту смотрел на наручные часы, переводил взгляд на округу, читал небо и опять смотрел на часы.

Наконец, он повернулся ко мне.

– Небольшой просчёт у нас, ага? – без эмоций поинтересовался он. – Не знаю, как ты, а я бы не совался в чужой незнакомый лес, когда опускается ночь.
Ёко позволила вставить себе пять копеек:

– Лес знакомый, – подтвердила Сакамото. – Это Ёкаимура, нас доставили по адресу.

Японка только произнесла название населённого пункта, а меня уже пронзили леденящие душу судороги.

Кто догадался назвать это место «деревня духов»?! Подать сюда мне это тело, я его в окно выкину! Подниму и ещё раз выкину!

Не сказать, что я был каким-то чрезвычайно суеверным или склонным верить во всё подряд, но, согласитесь, нерядовое наименование для труднодоступного населённого пункта, куда добраться можно только на вертолёте, и то – лишь в лётную погоду.
Сообщение отредактировал Комкор - Пятница, 01 Января 2021, 17:46


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Пятница, 01 Января 2021, 16:56 | Сообщение # 685
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Оборвал сайт на полуслове))
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 01 Января 2021, 17:46 | Сообщение # 686
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман, спасибо, поправил).

Да и из песни слов не выкинешь. «Ёкаимура» так и переводится. Два иероглифа, 妖 и 怪, обозначают «загадку» и «странное, необычное» соответственно. Третий же, 村, переводится как «деревня», «село», «посёлок».

«Деревня духов»… Вот, послали же в командировку, куда Макар телят не сношал! Лучше бы опять в Сиракаве тусовались, ей-Богу!

Ладно. Побубнели и хватит. Нам всё равно, где, в кого и зачем стрелять. Хоть в рейфов, хоть в ёкаев*.

*Ёкай – японское название духов. В собирательном смысле – общее наименование всего потустороннего.

Вот только по спине пробежал холодный пот, когда до слуха донёсся мелодичный голос «Гайки», тихо мурлыкавшей себе под нос:

– «…в лес, забытый Богом, где слышен плач цикад во тьме, потеряв дороги след, я никогда не вернусь…»…

Подумаешь, захотелось молодой наёмнице помузицировать? Мало ли ситуаций, когда человек вдруг запел ни с того, ни с сего, да ещё себе под нос, не беспокоя окружающих?

Вот только мне стало резко не по себе от того, что эти строки Изосимова напевала, уставившись в чёрный полог окружавшего нас леса абсолютно пустыми, безучастными глазами, будто бы Полина сейчас не с нами.

Впрочем, наваждение быстро спало: проморгавшись, я увидел вполне себе вменяемый и живой взгляд соратницы. Показалось?

– Общая команда! – огласил «Медвед». – Машины оставляем во дворе. Сами занимаем удобное строение и ожидаем утра. Ёко, помоги нам, пожалуйста, разместиться. Ты, я так понимаю, знаешь район.

– Так точно, – кивнула Сакамото. – Это бывшая база отдыха, что расположили на месте старой деревни. Предлагаю разместить людей в большом доме.

– Веди.
Сообщение отредактировал Комкор - Пятница, 01 Января 2021, 17:46


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 02 Января 2021, 11:39 | Сообщение # 687
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Отлично, отлично)) Ой неспроста Гайка напела, ой неспроста.....
Награды: 2  
Комкор Дата: Суббота, 02 Января 2021, 13:03 | Сообщение # 688
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман, ну, как сказать... в тихом омуте, как говорится...)

***

Говоря «большой дом», Ёко, однозначно, имела ввиду большой дом. Вот только, я не учёл, что «большой» он только в представлении Сакамото.

Двухэтажное строение, быть может, и могло называться большим. Я даже допускаю, что таковым оно и именовалось. И даже не в силу наличия у здания трёх корпусов, буквой С обрамляющих внутренний двор. Общая квадратура, наверное, и насчитает метров пятьсот квадратных.

Вот только, портили всю картину обветшалые конструкции, из-за которых минимум одно крыло признано аварийным ещё до осмотра внутренних помещений, а второе дышало на ладан. До утра решили разместиться в третьем, тем паче, что на наш сброд места должно хватить. Нам, в конце концов, не вечность зимовать, а лишь дождаться утра.

Хотя, за окном уже опустилась натуральная ночь: в кальдере смеркалось рано.

Крыло здания, где мы расположились, представляло собой два этажа деревянных надстроек. Назвать их более капитальными терминами не представляется возможным за отсутствием капитальности сооружений. Несущие балки и брусы – дай Бог, если 300х300 миллиметров. Напольные покрытия – дай Бог, если доска 50-100 миллиметров. Стены, я так чувствую, вообще картонные (к слову, я недалёк от истины: прессованная рисовая бумага, по плотности чуть уступающая картону). Да, возводится такая конструкция не в пример быстрее, чем даже блочно-панельная система, но вот капитальностью не блещет. Хорошо хоть, что наружные и несущие стены сложены из бруса. Хоть что-то.

Каждый шаг отдавался во всём здании стуком. Каждое движение сопровождалось скрипом. Сделать что-то бесшумно невозможно: напитанные влагой доски и балки всячески выдавали каждого, кто занимался чем-то более энергозатратным, чем сидение на месте смирно.

Я с интересом подумал, как поведёт себя строение под порывами ветра: будет ли скрипеть постоянно, или более-менее приземистая архитектура даст хоть какое-то сопротивление раскачиванию?

А в том, что качать будет, я не сомневался. Даже при беглом осмотре сшивные уголки и саморезы держались в углах несущих конструкций исключительно на честном слове.

Мы с Лилит забросили свои рюкзаки в первый попавшийся дверной проём: он оказался одноместным номером на втором этаже во вполне себе японском стиле. Шкаф-купе, низкий стол, и ящик по типу сундука для личных вещей. Всё.

Ни тебе телевизора, ни тебе кровати, ни тебе кресел или стульев. Чистый японский минимализм на грани спартанских условий. С другой стороны, а нам ли привыкать?

Кровати местным с успехом заменяли футоны: матрасы, по-нашему. Благодаря (почти полному) отсутствию мебели в комнате, стелить их можно куда угодно: хоть на подоконник, буде хозяину взбредёт в башку такая мысль. А уж если есть, где спать, то жизнь прожита не зря.

Предвидя наше желание вырубиться побыстрее, мы с напарницей предусмотрительно расстелили футоны заранее: они нашлись в шкафу при беглом обыске. Пригодились взятые в приступе паранойи постельные принадлежности: их в наличии не оказалось.

Нашим понадобилось минут тридцать, чтобы чинно рассосаться по крылу здания, занять пустующие комнаты и начать бесцельно шататься по коридорам и этажам.

Настало время собрать наших в кучу и объявить небольшое изменение в плане действий. Если прочёска ночного леса отменяется, то надо, в лучших традициях нашего подразделения, окопаться, переночевать и с утра на свежую голову приняться разруливать очередной головняк.

Тот факт, что по Московскому времени сейчас всего лишь на всего обед, нисколько не умаляет намерений. Напротив: последний раз обеденным сном мы баловали себя, лёжа в медсанчасти. Я думаю, никто не откажется завалиться сейчас на боковую, совместив приятное с полезным. И по нашим биологическим часам можно лечь, отдохнуть, и по местному времени наступает ночь.

Я щёлкнул тангентой носимой радиостанции и объявил во всеуслышание.

– «Шаман» – всем. Кто бы чем ни занимался, через пятнадцать минут общий сбор на первом этаже. Будем трапезничать, и держать совет. Нужны… трое добровольцев в наряд по кухне.

Кормить нашу ораву-то надо. Безусловно, мы и на сухих пайках протянем несколько недель: запаса взято предостаточно. Но ведь, и обычную человеческую пищу я не зря с собой выписывал? Если каждый из двух десятков будет готовить себе сам – на кухню нельзя будет войти. А централизованная готовка на всё подразделение позволит сократить время и усилия: кого-то можно в дозор, например, определить.

Р/с отозвалась в ответ голосом «Раптории»:

– Я по кухне сегодня, – сообщила соратница по рации. – Поэтому, всем запастись ложками и через час жду всех жрать. Кто не с нами – тот не все.

– Я помогу тебе, – доложила по радио «Рокада». – Вдвоём быстрее управимся.

– А и я за компанию! – радостно воскликнула «Гюрза». – Втроём и народ травить веселее!

Надеюсь, последнее она выпалила чисто ради хохмы.

***

Сбор личного состава в означенное время в помещении столовой на первом этаже ознаменовался распространением по округе благовоний: девушки изволили поварничать на кухне. Заглянув к ним мимолётом, одним глазом я срисовал газовую плиту, к которой тянулись шланги от батареи баллонов с бытовой смесью. К счастью, девчонки были далеко не дуры, и догадались проветрить помещение прежде, чем зажигать огонь. Но на всякий случай пару огнетушителей из грузовика принесли.

В просторном помещении общей трапезной сумел разместиться весь личный состав, за исключением троих девушек на кухне. Уютно от этого не стало (всё-таки, полнокровный взвод при оружии: на такую толпу места надо немало). Ззато все налицо и удобно держать речь.

К слову, этот зал – единственное помещение в доме, где стояли привычные нам столы и стулья. Во всём здании не нашлось больше ни одной комнаты в западном стиле: всё напрочь в японском.

«Андромеда» откинулась на спинке стула, потянулась и хрустнула позвонками:

– Ну, давай, Ильич на БТРе. Толкай свою петицию. А мы послушаем.

Вот, раззуделась, каналья. А ведь, ещё не так давно даже рта не раскрывала без лютой на то необходимости. Это после психиатрического наблюдения Лера так поменялась в характере? Очень на то похоже. До того инцидента с линкором Шарапова даже смотреть на меня боялась.

Я пожал плечами.

– Толкать, собственно, нечего. У нас небольшая неувязочка, вызванная, в первую очередь, моим астрономическим кретинизмом.

«Гайка» звонко рассмеялась на весь отсек.

– Это у тебя-то астрономический кретинизм? – сквозь смех переспросила она. – Сказал летавший на космических кораблях! Через всю галактику!

– Зато самокритично, – заметил «Штепсель». – Я, если честно, даже, зная, куда нас хотят отправить, в последнюю очередь подумал о разнице в часовых поясах.

– А я вспомнил, – пожал плечами «Штырь». – Но подумал, что нам хватит времени на зачистку территорий. Не ожидал, что так рано стемнеет.

«Рысь» поинтересовалась у ребят:

– Сколько у нас разница с Москвой?

– Девять часов, – сообщила Ёко.

«Рентген» бегло подсчитал в уме:

– Неудобно, блин, получается… Надо теперь часы переводить.

– Не спеши, – предупредил его «Док». – Наручные оставь, а КПК сам перейдёт. Показания «наших» часов нам ещё пригодятся.

Оставалось подытожить:

– Собственно, часовые пояса – главная – и, я надеюсь, что единственная, наша загвоздка. По плану, мы должны были сразу после выброски распределиться по округе и прочесать местность, чтобы убедиться в отсутствии каких бы то ни было угроз. Но по факту мы оказались одни посреди ночного леса в незнакомой местности. В незнакомой местности, – повторил я, видя, что Ёко собирается возразить.

То, что Сакамото знает этот район, не означает, что тут безопасно. Для нас этот лес тёмный, в прямом и переносном смысле слова. Потеряться тут – как два байта переслать.

– Соваться ночью в заросли – плохая идея, – резюмировал «Полимер». – С этим в связи, у всех образуется «лишнее» время. Мы вольны препроводить его, как нам вздумается. Но совсем в полевой бордель скатываться не стоит. Не забывайте: мы, по факту, на задаче. Так сказать, русиш офицерен. Облико морале.

С кухни раздался нездоровый голос Алины:

– Йа! – подхватила из-за приоткрытой двери «Гюрза». – Натюрлих!

– Назначим дежурных, – предложил «Медвед». – На задаче мы, или на отдыхе, но в условиях боевых действий заваливаться всем отрядом спать – форменное раздолбайство, и оно граничит с залётом. Нужен дежурный по кухне, патруль и дежурный по лагерю.

– А на хрена патруль? – поинтересовался «Штырь». – Нам же «прыгун» с собой дали. Там биодетектор стоит: пусть дежурный пялится во все глаза денно и нощно. Как лишние сигнатуры всплывут – так и алярма. Назначим группу быстрого реагирования, и по тревоге поднимем остальных.

– Идея добрая, – согласилась Лилит. – Тогда, дежурных надо минимум двое. В одно рыло окосеешь денно и нощно пялиться в экран.

– Два дежурных, – решил «Медвед». – По нашему лагерю. И один по кухне, которому в помощь два-три добровольца. По лагерю меняемся каждые четыре часа, по столовой – раз в сутки. Чаще нет смысла, запаримся подсчитывать расход провианта после каждого приёма пищи.

«Полимер» поскрёб затылок.

– По-хорошему, интендант нам нужен, или старшина… Не то, действительно, морока со списанием и расходом будет.

– А не по фиг ли? – философски заметил «Штырь». – Мы ж, якобы, на отдыхе. Стоит ли заморачиваться с развёртыванием гарнизона? Согласен, дисциплина быть должна, но интендатура – это уже перебор.

– Согласен, – кивнул «Святогор». – Запасов взято с избытком. Ведём расход в произвольной письменной форме, и на этом ша.

– Завтра утром, – объявил я. – Как рассветёт, все, как один, в ружьё. Чистим территорию настолько, насколько успеем: впереди весь световой день. Весь японский архипелаг не обследуем (это и не требуется), но минимум на несколько километров вглубь осмотреться обязаны.

– Едрить твои подсумки! – ненатурально ужаснулась «Багира». – Мы ж охренеем по пересечёнке пешком пешкодралить!

– Нам с воздуха «прыгун» поможет, – заверила Лилит. – Где сможем пройти – пройдём пешим порядком. В труднопроходимых местах поможет биодетектор на борту.

Руку подняла «Рысь».

– Командир! Ты ж не хочешь меня прям с завтрашнего утра за штурвал посадить?

Ну, говорю же: растёт девчонка. Сама до всего доходит.

– А чего волынку тянуть? – вопросом на вопрос отозвался я. – Завтра практику и начнём, с теорией вперемешку. Покажу управление, объясню, расскажу. Заодно, разжую специфику авиаподдержки при действиях своих наземных сил. Примера нагляднее придумать будет трудно.

«Астория» совсем по-кошачьи водила носиком, пытаясь уловить и распознать идущие с кухни ароматы.

– Етишкин пипидастр… чего там варганят? Вунш-пунш какой-то, что ли?

Запах и впрямь был нерядовой. Вроде бы, что-то вкусное, аппетитное, знакомое, но не определяемое ни обонянием, ни мозгом.

А Кирсанова и тут отмочила, гавкнув через приоткрытую дверь:

– «Вискас» с перловкой!

Хех. Умеет «Гюрза» шутки шутить.

Я надеюсь, она же пошутила?

***

После ужина личный состав разбредается по своим норкам. Час на всяческие душевые и мыльно-рыльные процедуры (всё-таки, целый взвод при наличии двух ванных комнат на двух этажах быстро привести себя в порядок не может), последние проверки перед отбоем, и баиньки. Ужо, я считаю, подразделение свой отдых заслужило потом и кровью.

Дежурными заступили «Рентген» и «Док». Им в помощь группой немедленного реагирования определили «Медведа» с «Литерой», «Полимера» с «Асторией» и «Штыря» с «Багирой». В случае какого-то ахтунга дежурный поднимает группу по тревоге, а та, в свою очередь, поднимает остальной личный состав, одновременно переходя к оборонительным действиям. Решили совсем уж не впадать в маразм, и разрешили бойцам ГНР отдыхать. Пусть спять, или занимаются другими приятными занятиями, как хотят. В конце концов, дежурные на то и дежурные: поднимут, если что.

Учитывая, что парни ещё не дежурили на радарах «прыгуна», мы с «Рапторией» потратили некоторое количество времени на инструктаж по взаимодействию с операционной системой кораблика. Можно, конечно, тупо врубить ОС в режим «поиска» и забить болт на остальное, но мы же «Цикады». Делать дело спустя рукава можем, но не любим. Коль раз уж сажаем оператора за пульт, то он, хотя бы, должен на этом самом пульте уметь работать. Пусть не играет, как Паганини на скрипке, но, хотя бы, знает, что, куда и как.

ГНР инструктировать смысла нет. Старшим в ней негласно зачислили «Медведа», а он боец палёный. «Полимер» прошёл с нами всю круговерть от и до, «Штырь» тоже не давал повода считать себя имбецилом. Девчонки в составе недалеко ушли от своих парней: когда заходит речь о деле, отдают ему всех себя. Я не ожидал проблем ни от дежурных, ни от бойцов группы реагирования.

Засим, со спокойной душой и чистой совестью, разведя дежурных и проверив посты, посетил умывальник, привёл в порядок свой хлебальник.

Уже выключив воду (удивительно, но она подавалась из крана тёплой), я устало взглянул на своё отражение в зеркале, что висело над рукомойником.

Из зазеркалья на меня смотрел измотанный войной и побитый жизнью мужик четверти века отроду. И это при том, что мне в этом году должно было исполниться семнадцать. Знатно нас потрепало, знатно… ни одного тёмного волоса на башке. Хоть и стрижен максимально коротко, под устав, но причёска седая. Как есть седая. Даже щетина, которую я, попустительски относясь к своему внешнему виду (не строевое подразделение, всё же), сбривал от раза к разу, и та семафорила бледно-лунным проблеском волоса. Кстати, пока не отошёл ко сну, щетину-то и сбрить можно. Тем паче, что спать ложусь не в соло. Лилит никогда не высказывала вслух претензий на счёт моей небритости, но не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: девушке с её нежной кожей касание моей корд-щётки если не неприятны, то, как минимум, некомфортны.

К оценке состояния моей тушки подключился Нергал.

«Твоё тело отвечает нормальным показателям для твоего вида и возраста», – сообщил симбионт. – «Полученные тобой ранения исцелены, незначительные повреждения не должны доставлять неудобств. Отсутствие физических сил объяснимо общим переутомлением».

Спасибо, капитан Очевидность. А то я без тебя это не осознавал…

Но поддеть симбионта целью я не имел. Просто включается моя сварливость, свойственная мне при усталости.

«На тело плевать», – выдохнул я, орудуя бритвенным станком. – «Вероятно, оно не переживёт больше, чем ещё один месяц. Главное, чтобы не сдала позиции психика».

«Твой разум крепок», – рыкнул Нергал. – «Тяготы и невзгоды войны не сломили твой дух. Нет причин полагать, что это произойдёт».

«Не говори «гоп», пока не «гоп». Но я приложу все силы, чтобы моя кукуха осталась на месте».

«Ну, да, как же!», – мелодично протянуло моё Альтер-Эго. – «Какая из твоих кукух?».

На подколку своей шизофрении уже не обращал внимания. Тем паче, что Нергал прописал ей эпического «лося» с «вертухи» в «душу», и Альтер-Эго, бурча обиженные изречения на всех известных ему языках, забурилось в руины сознания.

«Стоит благодарить Лилит», – проронил я. – «Без её психологической помощи я бы точно свихнулся. А без физической – так и вовсе помер».

«Помощь Древней неоценима», – согласился Ток`Ра. – «Но и полагаться на неё не стоит. Воин должен уметь противостоять сам своим препонам».

Очередная итерация известного изречения в исполнении моего сожителя. Что-то в этом есть, но не в полной мере соответствует действительности.

Так-то оно, конечно, да, но, как бы, и нет.

Я уже закончил с бритьём, и выключил воду, когда за спиной раздался стук: по косяку двери ванной комнаты постучали.

В чём, в принципе, не было необходимости, ибо дверь всё равно была открыта.

Гостем оказалась «Раптория», заявившаяся с перекинутым через локоть полотенцем. Потрёпанная боями фигурка соратницы предстала предо мной, запахнутая в махровый халатик.

– Не помешаю? – едва заметно улыбнулась она.

Я вытер морду лица своим полотенцем и освободил место у умывальника.

– Я уже закончил, – сообщил в ответ. – У тебя как, к слову? Всё нормально?

– Без происшествий, – пожала плечами девушка. – На всякий случай, автомат держу наготове, но больших проблем не ожидаю. Пока моя интуиция молчит.

Точно говорят: яблоко от яблони…

– Ребята не подкачают, – заверил я. – С их боевым опытом они лучше всех понимают, что такое прикрытие группы на стоянке. Пусть мы и в отпуске, но будь уверена: твой сон ничто не потревожит.

«Раптория» усмехнулась.

– Только зычная команда «Тревога!» и беглый пулемётный огонь.

Теперь хмыкнул уже я.

– И разрыв гранат подствольника в ночи.

Закинул полотенце себе на шею, сгрёб с подставки рукомойника свои мыльно-рыльные принадлежности и выдвинулся к своему отсеку.

Проходя мимо стоявшей в дверях соратницы, задержался и погладил девушку по плечу.

– Отдыхай. Ты это заслужила. Пожалуй, даже больше, чем кто бы то ни было из нас.

«Раптория» уронила на меня полный бессилия взгляд.

– Ты себе даже не представляешь, как это было тяжело. Лишившись дома, начинать с начала… знать, что будет, и идти навстречу этому…

Вот тут ты, конечно, ошибаешься. Я не просто «знаю» это. Сейчас я к этому самому и иду.

А перед глазами картина из ночного неба, обагрявшегося заревом пожаров. Багровые тени от всполохов огня плясали по низким тучам, густейшие клубы дыма вздымались на километры ввысь, застилая и без того непроглядное небо. Освещения на улицах не было. Да и от улиц самих мало что осталось… город превратился в руины. Вот они, последствия нашествия рейфов. И упаси Господь Бог Саваоф допустить это.

– Отдыхай, – повторил я. – Твоя психика крепка, но и она на пределе. Отдыхай. Иначе двинешься крышей.

«Раптория» без сил откинулась на косяк двери и устало прикрыла глаза.

– Спасибо, – скорее, разобрал по губам, чем расслышал. – Что бы я без тебя делала?

***

Если я думал, что по возвращению в нашу комнату меня ждал вожделенный отдых, то кое-кто – наивный чукотский юноша. Вместо того, чтобы с порога рухнуть на футон и потерять сознание от удара башкой об угол подушки, мне пришлось включить командира и разобраться с очередной неувязкой личного состава.

Сама «неувязка» предстала в виде диалога Сабрины и Лилит, которых я застал в нашей спальне, облачённых в лёгкие короткие халатики. Девушки в довольно тёплом, почти юмористическом ключе не могли уладить вопрос, стоит ли оставаться кому-то бдеть, или же всем троим можно предаться праздному времяпрепровождению.

Сабрина (а вместе с ней и Иштар) апеллировали тем, что Дегтярёв, де-факто, наш воевода, приставил их к Лилит, чтобы те помогали мне охранять Древнюю.

Лилит апеллировала тем, что а) с ними в одной комнате я с Нергалом; б) мы выставили дежурных наблюдателей; в) мы приписали к ним дежурную группу немедленного реагирования. Тратить силы ещё одного человека (в данном случае – Ток`Ра), чтобы усиливать и без того неслабую систему безопасности, как минимум бессмысленно.

Лучше кел`но`рин исполните, – рекомендовала Иштар Лилит. – Вот, и «Шаман» с Нергалом прибыли. Вдвоём и займитесь этим.

К слову, упоминание ритуала было чрезвычайно своевременным. Его надлежало исполнить в скорости, ибо симбионту становилось тяжко без него.

Моё дело охранение, – возразила Сабрина. – Я не могу предаваться отдыху.

Лилит провела ладошкой по личику и тяжело вздохнула.

И ты туда же… вы с «Шаманом» из одного теста, что ли? Пойми: у нас война. Теперь вообще не отдыхать, что ли? Человек не может долго жить без сна и отдыха. То, что ты с другой планеты, не делает тебя бессмертной: ты того же биологического вида. Вам нужен отдых. За вас есть, кому нести службу.

Любимая обернулась на звук закрывающейся за мной сдвижной двери.

– «Шаман»! – взмолилась она. – Ну, растолкуй ты ей! Твоя подчинённая возомнила себя бессменным часовым! Не ты ли её заразил, часом?

«С каких пор Ток`Ра стали моими подчинёнными?», – хотел я спросить, не сразу вспомнив, откуда вообще пошло такое нововведение.

Вспомнил. Склероз, блин…

– Не хочет отдыхать? – уточнил я.

Всё же, разговор застал лишь краем уха.

– Тоже мне, Железная дева! – почти возмутилась Лилит. – Я ей в сотый раз говорю: не будешь спать – скопытишься! А она «я должна оберегать» и «долг превыше всего». Сделай с ней уже что-нибудь!

– Наказать за рвение и поощрить за раздолбайство? – хмыкнул я. – Сабрина. Что послужило поводом для твоего упрямства?

Ток`Ра почтительно склонилась и отозвалась:

Твой воевода назначил меня охранять твою возлюбленную. В то время, как вы предадитесь любви и отдыху, я буду сторожить ваш покой.

В этом нет необходимости, – пояснил я. – Кроме тебя, этим занимаются восемь подготовленных бойцов. Их огневая мощь вдесятеро превосходит твою: ваш с Иштар вклад будет почти невесом. Засим, ты вольна отдыхать вместе с нами.

А как же наказ военачальника? – возразила Сабрина. – Это может быть приравнено к неисполнению.

Вот за что я в очередной раз возблагодарил Провидение, так это за то, какой исполнительный и самостоятельный мне достался личный состав. Были, конечно, неприятные тёрки в своё время и с «Гайкой», и с «Рапторией», и «Гюрза» поначалу дисциплину шароёжила, но в целом я горд за своё подразделение.

Дегтярёв и мне велел охранять Лилит, – напомнил Сабрине. – Но он ни словом не упомянул конкретных тактик. Лишь указал, что мы вольны использовать для этого все доступные ресурсы. Если пояснить тебе совсем простыми словами, то у нас посменное дежурство. Сейчас наш покой оберегают иные бойцы. Завтра на пост заступлю я. Нельзя вечность быть на страже: воину нужен своевременный и качественный отдых. Потому предлагаю тебе исполнить со мной кел`но`рин, а потом улечься спать.

Краем глаза заметил, что с чьей-то подачи все три расстеленных футона оказались сбиты рядом, образуя трёхместный спальный одр. Это что, меня тут, типа, на две равные семядоли поделить вознамерились?

Сабрина на миг замялась, будто бы приказ противоречил её натуре (по ходу дела, так оно и было). Но, в конце концов, приказ есть приказ, а её дело – его исполнить.

Как пожелает Владыка, – кротко отозвалась она.

Лилит искренне и не наигранно воздела руци к небесе:

– Аллилуйя!

***

14 августа 2011 года
Япония, префектура Гифу
Деревня Ёкаимура. 8:15 утра по местному времени


Отдых выдался на славу. Хоть мы с Лилит и Сабриной проспали всего несколько часов, но лично я, благодаря стараниям обеих девушек, чувствовал себя выспавшимся за все предыдущие месяцы, будто и не было никаких перегрузок и переутомлений.

Утро, лето, тишина, покой. Лёжа на футоне с двумя соратницами по обе стороны от себя, я в первую очередь старался не порушить идиллию. Когда ещё выдастся такая шикарная возможность поваляться? Уже встало солнце над горизонтом, а в расположение до сих пор никто не ворвался, вроде дежурного, с надрывным воплем «Батальон, в ружьё, тревога!». Уже одного только этого достаточно, чтобы проорать во всю глотку «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!». Вот только, боюсь, остальные меня не поймут.

Или поймут. Потому что благодаря почти бумажным стенам звуки качественного отдыха слышались чуть ли не по всему этажу. Как минимум, справа и слева от нашей комнаты точно. Кто там остановился – я не знал, но, судя по громким девичьим стонам и вскрикам, полным наслаждения, кому-то явно было хорошо этой ночью. Видимо, не только нам троим.

Но вставать так или иначе надо. Хотя бы, для того, чтоб не ловить рассос хлебалом, а заняться делом.

Осторожно выбраться из-под одеяла, чтоб не разбудить девушек. Обе, уставшие, но удовлетворённые, вырубились без задних ног и мирно посапывают каждая в две дырочки довольными мордочками.

Подойти к окну, приоткрыть створку. Эта ночка выдалась довольно жаркой в хорошем смысле этого слова: продышаться надо.

Нащупать предусмотрительно придвинутые к спальному месту тапки, взять из рюкзака мыльно-рыльные принадлежности, полотенце, и тихо, стараясь не скрипеть предательски трещащими досками, покинуть помещение. Для начала, надобно умыться, привести себя в порядок.

В коридоре тишина. Утомлённые, девчонки с парнями дрыхнут и видят десятый сон. Пара дежурных сегодня должен быть на посту, и группа немедленного реагирования где-то под боком. Только, чую, у них ночка ничуть не скучнее нашей была. В конце концов, все мы люди, а не киборги.

В душевой комнате в конце коридора горел свет: как оказалось, я не самая ранняя пташка в этом сброде наёмников.

В помещение моя тушка заползла ровно в тот момент, когда навстречу мне собиралась выйти «Гайка». Молодая наёмница небрежно запахнулась в широкое полотенце, закрывавшее её тело от груди до бёдер, и на ходу протирала вторым влажные после душа волосы.

– С добрым утром, командир, – улыбнулась она. – Как спалось на новом месте?

И язычок показывает, шельма!

Какой там сон, извините мои подсумки? Нам с Сабриной и Иштар кровь из носу был нужен кел`но`рин: полночи мы исполняли ритуал (до сих пор не понимаю, как насквозь бумажно-деревянное строение не вспыхнуло от расставленных по комнате ритуальных свечей). А после до меня дорвалась изголодавшаяся Лилит, которая соблаговолила отключиться лишь под рассвет.

Мне нет необходимости иметь звание военного офицера минус инженера*, чтобы понять: нас слышал если не весь дом, то, как минимум, пара соседних отсеков точно. Потому что происходящее в соседних отсеках мы слышали отменно.

*(профессиональный юмор военных, трактующий разделительный дефис в сложных словах как математических знак вычитания. Например, «офицер-инженер», «капитан-лейтенант», «генерал-майор», и так далее).

Судя по хитрому выражению личика молодой наёмницы, «Гайка» разместилась если не в соседней с нашей комнате, то в одной из ближайших к нам.

– Грех жаловаться, спасибо, – сейчас главное – сохранить командирское лицо, сделать морду кирпичом и не поддаваться на подколки.

А наши подкалывать умеют знатно! Одна только «Гюрза» чего стоит!

– Я так и подумала, – усмехнулась Изосимова. – Только скажи Лилит, чтоб в следующий раз «сделала радио потише», ага? – и подмигнула.

М-да. «Радио» вещало дай Боже. Как будто активную акустическую систему с внешней звуковой аудиокартой подключили.

Честно говоря, нам было настолько плевать на всё, что мы забили болт даже на это. В особенности, на фоне того, что наши соседи, судя по всему, проделали то же самое.

– Передам, – заверил я с самым честным взглядом, на который только был способен, и вернул соратнице монету. – Кстати, а вы что за передачу смотрели ночью?

То, как сильно покраснела Полина, можно запечатлеть в фотокарточке для военно-полевого методического материала санитарных инструкторов роты с подписью «Симптоматика обширного кровоизлияния в лицо вследствие психофизиологических раздражителей».

Наёмница попыталась скрыть мордашку в своём же полотенце.

Что ж. Один-один, счёт открыт.

***

Первый день на новом месте подразделение ловило форменный рассос, а потому я не стал включать живодёра, и дал ребятам поваляться. Общую побудку объявили, но ближе к девяти утра по местному времени. Всё же, начинать отпуск с большой нагрузки – такое себе занятие, если честно.

Да и люди понимали, что филонить почём зря не выйдет. Заходя во многие занятые нашими отсеки, я наблюдал бодрствующий личный состав, в ожидании конкретных вводных приводящий спальное место в ненастороженное состояние. Кто-то убирал футон, кто-то просто застилал его по типу кровати, хотя попадались и сони, просыпавшиеся только от моего голоса.

Ровно к девяти личный состав начал стягиваться к столовой, всем своим видом изъявляя, что не против и пожрать. Чай, не солнцееды, одними только фотонами не питаемся.

И только, когда все собрались, до нас вдруг ВНЕЗАПНО дошло, что дежурных по кухне на сегодня мы не назначали, а вчерашние дежурные справедливо самоустранились от готовки, не менее справедливо решив, что свою работу выполнили ещё вчера.

Тут уже чисто мой косяк: я начисто забыл про составление графиков дежурств.

На помощь пришла «Раптория»:

– Эх, голодающие Поволжья! – потянулась девушка, разминая шею и поясницу. – Готовьте ложки-вилки, и дайте мне полчаса. Сейчас харчеваться будете.

– Ура! – гортанно бросил «Штырь». – Харчи!

Проходя мимо парня, наёмница потянула его за шкирку.

– Хорош орать. Пошли. Помогать мне будешь.

– А с хрена ли я?! – шутливо возмутился боец.

– Потому что орёшь больше всех, – пояснила соратница.

По столовой прокатилась волна смеха.

Они умудрились уложиться в двадцать. Не прошло и трети часа, как на общем столе появилась большая бадья с отваренными макаронами, куда от души навалили тушёнки из запасов группы. Пока подкреплялись плотным, успела закипеть вода в кастрюлях к чаю.

Вы пробовали напоить чаем полнокровный взвод? Понадобилось восемь литров кипятка: не каждый чайник такое вместит. Не каждый.

***

За завтраком случился преинтереснейший разговор, после которого, вообще-то, мне, как командиру группы, стоило изрядно напрячься. Но в тот миг ничто не предвещало беды, а потому я, по своей рассеянности, опустил этот момент, за что в последствии себя корил.

«Гюрза», старательно делая вид, что не я причина её праздного интереса, весь завтрак бросала на меня преисполненные любопытства взоры. Их я узнал: Алина уже строила мне глазки раньше, и её заигрывания были видны невооружённым взглядом. Но чтоб она сподобилась на них прилюдно, да ещё и при сидящей рядом Лилит – это перебор даже для неё.

Наконец, мне надоела эта игра в гляделки, и уже я бросил на Кирсанову полный любопытства взгляд. Мне до жути стало интересно, чего такого узрела на мне наша сорви-голова. Я не клумба, цветы на мне не растут. Лилит засосы оставила? Так нечего их разглядывать: у самой на шее виднеется характерный отпечаток.

Наши обмены немым взором не остались незамеченными для соратников. «Рокада», предчувствуя что-то, неловко поинтересовалась вслух:

– Ребят… у вас всё нормально? А то вы так смотрите друг на друга, будто я не знаю…

Те, кто в нашем подразделении подольше, уже успели повидать на своём веку всякое, и примерно представляли, чего ждать от своих. Потому некоторые особливо прозорливые даже на всякий противопожарный случай отложили ложки, чтоб не поперхнуться.

«Гюрза», не скрывая игривых искорок в глазах, подпёрла подбородок руками и блаженно расплылась в улыбке, предвосхищая какой-то небывалый эффект на публике.

– Командир, – заискивающе поинтересовалась она. – А не скажешь ли ты мне, куда это тебя носило в ночь на улицу?

Тут даже я чуть не подавился вилкой.

Не сказать, что предъявление на миллион, но, извините мои подсумки, такое не спрашивают с бухты-барахты. Я бы ещё понял, если б вопрос в лоб задала Лилит. На худой конец – Сабрина. Ну, худо-бедно, понял бы ещё парней из дежурной смены, они на правах дежурных могут знать, куда шляется личный состав из расположения после отбоя. Но вот «Гюрза»… нет, конечно, она и раньше проявляла нездоровый интерес к моей персоне, но вот так, в лоб, будто я ей что-то должен…?

Но это меньшее из проблем. Гораздо большей неувязкой является то, что за всю ночь я так и не покинул спальни: меня просто не выпускала оттуда любимая.

Как раз с ней мы и переглянулись, чтоб удостовериться, а не приснилось ли мне всё, что случилось ночью. По удивлённой реакции Лилит я понял, что не приснилось.

Или, если и приснилось, то не мне одному.

– Меня, – уточнил я, дождавшись утвердительного кивка, сдобренного изрядной порцией снисходительной улыбки. – Ночью. На улицу. Это вряд ли.

– М-да? – как-то нездорово облизнулась Алина. – Ну, что вряд ли – это вряд ли. Просто прогуляться решил? Тогда, зачем пулемёт с собой брал?

Это уже начинало походить на допрос, который я, вообще-то, терпеть не обязан. Кто тут командир, извиняюсь на минуточку?

С другой стороны, мы и не в строю сейчас. В неслужебное время я стараюсь не отдаляться от своих бойцов, и быть к ним максимально ближе. Как физически, так и психологически. Потому не видел ничего зазорного в том, чтобы поддержать разговор, который нравился мне всё меньше и меньше.

– Я полночи кел`но`рин исполнял, – сообщил Алине. – Остальные полночи занимался не менее важными и приятными задачами. На улице мне делать было нечего.

– «Шаман» не покидал меня, – подтвердила Лилит. – Ты не могла его видеть: он всю ночь был в комнате.

Алина посмотрела на нас уже лишённым праздного веселия взглядом.

– Ребят. Я помешана, но не дура. Командир хромает на правую ногу и непроизвольно смягчает поступь: его походку я и со спины, и с боку, и с пьяного глазу узнаю. Да и кто нормальный попрётся ночью с пулемётом, когда есть более лёгкий и маневренный автомат?

Строго говоря, девушка привела крайне и крайне весомые аргументы.

С походкой у меня действительно нелады: к службе в Президентском полку негоден явно. Есть прихрамывание на правую лапу, о чём я и сам осведомлён прекрасно: последствия старой травмы. Симбиоз с Нергалом излечил причину, но следствие осталось. Исправлять походку я не думал.

То же самое касается и поступи. Если я не бегу, то стараюсь смягчить шаг, чтобы заглушить звук. Часто ловил себя на том, что делал это даже в отсутствие необходимости. Как-то сам переходил на «волчий шаг», как будто требовалось перемещаться максимально бесшумно и скрытно.

Да и с пулемётом Алина угадала. Я не раз и не два ловил себя на том, что больше тяготею к РПК, чем к АКМ. Более толстые стенки ствола дают большую живучесть в режиме затяжного автоматического огня, а более длинный ствол – большую начальную скорость пули и настильность траектории. А что тяжелее в полтора раза – так бешеной собаке и семь вёрст не крюк.

Так что, если Алина видела меня, то она, однозначно, видела меня.

Проблема в том, что минимум двое могут подтвердить, что я не покидал пределов спальни.

Поправка: трое.

«Литера» позволила себе влезть в разговор:

– Они правы, Алин, – девушка смущённо посмотрела на нас двоих, но, всё же, высказалась вслух. – Мы в соседней с ними комнате ночевали: через стенку прекрасно слышали всё, что они там вытворяли. Не знаю, как ближе к рассвету, но за ночь никто у них не выходил. «Шамана» я почти не слышала, а вот Лилит…

Договаривать она не стала, но и так все всё поняли без намёков.

Лилит даже не покраснела. Её целиком и полностью заинтересовал инцидент.

– Это невозможно, – твёрдо произнесла Кирсанова. – Мне, конечно, нравится командир, но не настолько, чтобы видеть его в каждом первом попавшемся мужике или силуэте. Я не знаю, кого вы там слышали и кто кого ночевал, но точно уверена: ночью видела именно «Шамана».

Я переглянулся с «Литерой». Если даже отсутствовавшая в нашей компании заверяет, что подтверждает моё присутствие, опираясь на наличие моего голоса за стенкой, то дело, однозначно, пахнет чем-то легковоспламеняющимся.

«Док» вгрызся в бутерброд, прожевал кусок, проглотил и, запив чаем, веско изрёк:

– Дом никто не покидал ночью, – ужо дежурному-то, наверное, можно верить. – Мы с «Рентгеном» по очереди дежурили на детекторе. Биосигналов в округе была тьма тьмущая, но они все зверью принадлежали. Биосигнал командира и его симбионта даже пределов комнаты не покидал.

«Гюрза» недоумённо похлопала глазами.

– Вы чего, млять, стебётесь надо мной, что ли? – растеряно проронила она. – Я же не могла настолько крышей двинуться?
Сообщение отредактировал Комкор - Суббота, 02 Января 2021, 13:03


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Вторник, 05 Января 2021, 20:35 | Сообщение # 689
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 288
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Оппаньки, дело пахнет керосином...
Награды: 2  
Комкор Дата: Вторник, 05 Января 2021, 21:01 | Сообщение # 690
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 499
Репутация: 398
Замечания: 0%
Статус: где-то там
шаман, ну, не без этого).

Я пожал плечами.

– Помню, у меня от переутомления глюки похлеще были. Можешь подробней описать, как и что ты видела?

– А чего описывать? – переспросила Кирсанова. – Ночью не спала… как и половина всех присутствовавших. Встала водички хлебнуть, подошла к открытому окну, что ведёт на внутренний двор. Там ты, командир, мимо пруда идёшь с пулемётом на ремне: крадёшься, но не таишься. Что-то разведываешь, как будто в дозоре. Я уже думала тебе подсветить, но ты в ночи растворился и был таков.

– Может, воображение разыгралось? – предположила «Гайка». – Я, когда в ночь смотрю, какую только бесовщину не вижу. И тени играют, и отблески…

– Я не дура, – отрезала Алина. – Чокнутая, помешанная, но не дура. Точно вам говорю: я видела «Шамана»!

Я примирительно поднял руки, пресекая возможный гомон по этой теме.

– Заверяю тебя. Никуда я этой ночью не шастал. Мне и без этого было, чем… и кем заняться. Не знаю, кого ты видела, но можешь взглянуть на бортовые самописцы «прыгуна». Я был в доме.

Всё это время Ёко, удивлённо приподняв одну бровь, молча слушала весь разговор, даже забыв, что у самой чай в кружке.

Некоторое недоумение читалось и в глазах других девушек, хотя парни, казалось, уже сделали для себя какие-то выводы.

В принципе, только подозревая переутомление у «Гюрзы», я и оставил без внимания инцидент, не насторожившись. Мало ли, что от усталости привидится? Спасибо, что не рейфы, отплясывающие «Яблочко».

14 августа 2011 года
10:00
Ёкаимура


После завтрака решили не забивать болт в открытую, а заняться делом.

Нас сюда зачем прислали? Доразведать и удержать местность до прихода местных сил. Значит, этим и займёмся.

Поднимаясь из-за стола, я скомандовал:

– Заканчиваем трапезничать, и собираем манатки. Общий сбор на автостоянке перед домом через… тридцать минут. Форма одежды – номер четыре. С собой автоматы, разгрузка, и всё. Идём осматривать окрестности. Подгруппы поделим на месте. «Рысь»: ты тоже с оружием, но поведёшь «прыгун». Заодно научишься «работать» с воздуха и поможешь нашим на земле.

Быкова козырнула двумя пальцами: мол, «приняла».

«Полимер» тоже поднялся вслед за мной.

– Ты пилота инструктировать будешь? Тогда, на всякий случай, твой пулемёт возьму, раз ты с ней полетишь. Побуду за тебя поддержкой.

Я кивнул другу.

Говорю же, сообразительные соратники. После той кутерьмы, которую мы с ними прошли, мне уже не страшно с ними и в ад спускаться.

Сам же пошёл собираться вперёд.

Ёкаимуру окружал лес густой, но проходимый. С ним не должно быть особых проблем. В основном, лиственные породы деревьев, кустарники. Немного хвои. Всё. Каких-то по-настоящему непроходимых буреломов хватает, но они нечасты. Всё-таки, деревня до недавних пор была обитаема, и местные регулярно расчищали валежник на дрова. В радиусе нескольких километров дебрей быть не должно.

Тем не менее, не задействовать авиацию просто глупо. Хотя бы, по одной простой причине: идеальный тренировочный полигон для свежеиспечённого пилота.

«Полимер» прав: инструктируя «Рысь», я буду с ней на борту «прыгуна». Потому полное рейдовое обмундирование мне, по сути своей, ни к чему. Но закон подлости на то и закон подлости: как только я решу, что буду лишним в операции, моё участие потребуется кровь из носу. К тому же, чужая ноша карман не тянет: если повезёт «прыгун», то плевать, с чем я буду. С палкой, автоматом или самоходной артиллерийской установкой.

Потому – полная выкладка, как у всех. Форма, разгрузка, автомат, штык-нож. Мало ли, что может приключиться на земле?

Пока ждали общего сбора, я разговорился с парнями из дежурной смены, что по очереди сторожили наш сон.

– Раз никого не поднимали, значит, без происшествий? – поинтересовался между делом.

«Док» пожал плечами.

– Можно и так сказать. Во всяком случае, без критических.

– Угрозы мы не видели, – подтвердил «Рентген». – Биосигналов масса, но все, в основном, принадлежат животным. Да и ближе ста метров не подходили: видать, чураются запаха соляры и бензина.

– То есть, – уточнил я. – Посторонних не видели?

– Вот те крест, – заверил боец. – Никто не входил и не выходил. Во всяком случае, материальный. Кого там Алина увидела – только ей и известно. Может, кстати, ей это вообще приснилось: не удивлюсь, если так оно и окажется. Сам знаешь, некоторые сны реальней некоторых реальностей бывают.

Вот тут я с соратником соглашусь. Сам не раз и не десять попадал в такие ситуации, когда спишь, но всё ощущаешь, как наяву, а иногда и того отчётливей. Может, «Гюрзе» и впрямь привиделось.

Наконец, общий сбор.

«Медвед» по инерции включил замкомвзвода, построил людей и пересчитал: все налицо, включая его самого.

– Все на месте, – резюмировал он. – Как делиться будем?

– Как амёбы, – усмехнулся я. – Под счёт, оркестр и почкованием.

– Почкованием гидры делятся, вообще-то, – напомнила «Гайка».

– А мы чем хуже? – фыркнул «Штырь».

– Тем, что мы «Цикады», – усмехнулась «Андромеда».

Лёгкая волна смешков по строю, но не более того. Люди понимают, когда можно чуть-чуть расслабиться, а когда надо быть собранными и серьёзными.

– «Рысь» – на борт, – я указал на «прыгун» за своей спиной. – Сейчас будешь новое ВВТ* осваивать.

*ВВТ – вооружение и военная техника.

Девушка не заставила себя просить дважды, и неуверенно двинулась к летательному аппарату.

– Остальным – делимся попарно, – оповестил всех. – Активные двойки, «Полимер» с пулемётом – к кому-нибудь третьим, как поддержка. Идём по спирали от дома, против часовой стрелки. Начинаем отсюда, и с каждым витком забираем правее. Задача – за сегодня обойти как можно большую площадь и убедиться, что тут безопасно.

Руку подняла «Багира».

– А… каков критерий… «безопасности»?

– Чтоб тушканчики могли без палева пастись, не опасаясь внезапной атаки лосося из кустов черники.

В принципе, каков вопрос – таков ответ. Это поняли все, но на всякий случай пояснил:

– Звери за угрозу не считаются, если это не волки, медведи или кабаны. Но, насколько я знаю, в этой местности их быть не должно.

– Напротив, – встряла Ёко. – За счёт их мяса и шкур деревня жила охотой. Поэтому советую быть настороже.

«Медвед» махнул рукой, пресекая дальнейший диспут.

– Волки, или кабаны… не всё ли равно, в ком дырок наделать? Разбиваемся на активные двойки и растягиваемся в цепь для… млять, да кого я учу?! Тут, блин, самые учёные собрались со всего бела света!

Я оставил дальнейшие дела на «Полимера» с «Медведом», а сам двинулся до «прыгуна», в котором меня уже ждала «Рысь».

14 августа 2011 года
10:30
Ёкаимура


– Ну, что? – спросил я, занимая кресло второго пилота.

Непривычное для меня место, м-да. Сразу пропал обзор справа, зато слева – столько места, что хватит в настольный теннис поиграть. Органы управления передо мной почти все те же, но руки машинально тянутся к уже привычным, чьё расположение стало несколько иным.

– Готова?

Надя откровенно замялась.

– Стрёмно, как-то, командир… ты уверен?

– Это я должен тебя спрашивать, – уточнил я. – Ты же вводный курс проходила. Значит, понимаешь, чем отличается пиксель от пендаля.

– Так-то, вводный курс, – смутилась Быкова, и почесала затылок. – А не матчасть в объёме регулярных полётов. Я ж на симуляторе один раз только летала.

– Этого достаточно. Если помнишь принципы, то уже хорошо.

«Рысь» поняла, что ей не отвертеться, и развернулась к пультам. Подрегулировала своё кресло, на всякий случай, принайтовала себя ремнями.

– Техника Древних, – начал вещать я, не дожидаясь окончания манипуляций девушки. – В управлении активно задействован такой компонент, как разум пилота. Передача команд осуществляется посредством считывания сенсорами бортового компьютера колебаний личного биополя оператора, которые вызываются различными эмоциями, чувствами и – не поверишь – даже мыслями. При этом применён предохранитель, не позволяющий пользоваться технологиями чужим: для активации нужен ген Древних.

Соратница нахмурилась.

– Про биополе помню, – подтвердила она. – Технология надёжна, телепатия в чистом виде. Но радиус действия не очень, до метра в лучшем случае.

– Потому что биополе, – согласился я. – Так-то, его граница вообще колеблется в районе нескольких сантиметров от кожного покрова.

Быкова указала на свой пульт:

– Механизированный привод исполнительных органов нужен для дублирования основной системы управления, – по памяти задекларировала она. – Может применяться для разделения нагрузки на пилотов, если один не справляется с управлением в полёте.

Говорю же, повезло мне с личным составом вообще и пополнением в частности.

Раз наставление по эксплуатации (точнее, его топорный перевод) открывала, то я решил пропустить лишний на мой взгляд массив и перешёл сразу к важному:

– Перед любым запуском первым делом подключай питание на гасители инерции. Что бы ни случилось, какова бы ни была спешка – сначала гасители. Иначе подашь сдуру чуть больше энергии на разгон – и ускорением тебя впечатает в лепёшку.

Слушая меня, девушка выполняла первичные манипуляции по стартовому запуску. Инерционные гасители, связь, навигация, контроль энергообеспечения, двигателей. Я не ожидал больших проблем от этого пилота: если даже «Астория» с «Багирой» управляли этими корабликами, то «Рысь» его одним мизинцем заведёт, и вторым управлять будет.

Во всяком случае, я на это надеялся.

– Не спеши с двигателями, – предупредил я, видя, как руки Нади потянулись к соответствующей зоне пульта. – Сначала гравитационный контроль. Включи векторный антиграв и подними нас над землёй хотя бы на метр. Потом уже запускай маршевый движок.

Своим примером показал порядок действий при запуске кораблика, и предоставил полное управление девушке. Пусть потренируется, ей полезно будет.

«Прыгун» оторвался от грунта, завис над землёй в паре-тройке метров, выпустил боковые двигатели и тихой сапой начал движение вперёд со скоростью пешехода по пересечённой местности. «Рысь» пропустила отряд вперёд и повела борт на некотором удалении от людей.

***
14 августа 2011 года
1:30 по МСК
Кабинет гв. п-ка Дегтярёва А.С.


Вот уж никак не мог подумать боевой офицер, что всего лишь один его воспитанник сможет так озадачить половину Генерального Штаба. Ему всего-то и было приказано, что оказать посильную помощь в настройке бортовых систем «Ямато», а вместо этого он умудрился буквально «в соло» обескровить полноценный разведотряд рейфов.

То, что рейфы у порога, стало очевидно даже для самых отбитых на голову и слепоглухих к фактам. Развёртывание сил воздушно-космической обороны шло настолько ударными темпами, что Стаханов плакал бы от умиления. Даже такой незыблемый порядок вещей, как сон в ночное время, и тот поддался корректировке. Все подразделения, вне зависимости от принадлежности к родам войск и структурного подчинения, перешли на вахтенный режим несения службы. Традиционно объявляемый в гарнизонах отбой в 22:00 оказался несправедлив к подавляющему большинству военнослужащих. Половина личного состава отдыхала, вторая половина бодрствовала. Только так удавалось соблюдать график развёртывания оборонительных линий и не угробить людей переутомлением.

Сейчас офицер отдыхал, лёжа у себя в кабинете. Дежурный диван, специально оборудованный для такого случая, стал для полковника вторым рабочим местом: приняв горизонтальное положение и водрузив голову, предназначенную для ношения форменной фуражки, на специально предусмотренное для неё место, Дегтярёв думал думы.

А думы хотели спать, и думаться не хотели.

Расшифровка бортовых самописцев «Ямато» подтвердила догадки Александра Сергеевича: командовал кораблём действительно «Шаман». Не Сакамото, не Лилит, и даже не Нергал. «Шаман». Причём, командовал отменно, как и полагается молодому офицеру. Дерзко, решительно, не размениваясь на мелочные риски.

Особливо заботил Дегтярёва один из манёвров, что вычудил молодой младлей. По сути своей, самоубийственная атака, в точности до наоборот повторившая подвиг брига «Меркурий». С той лишь только разницей, что приснопамятный бриг был настигнут двумя линейными кораблями турков, и отбивался от них (весьма успешно, к слову), а «Ямато» целенаправленно держал курс меж двух огней, как между Сциллой и Харибдой.

Сам Дегтярёв был далёк от флотского дела, и о примере «Меркурия» знал лишь постольку, поскольку являлся выпускником Высшей Военной Академии Вооружённый Сил. Там ему доводилось разбирать и куда более чудесные случаи побед. С этим в связи, научить «Шамана» этим трюкам он не мог даже, если бы захотел: полковник – офицер сухопутных сил, переведённый в войска Военно-Космической Обороны. У Земли ещё нет такого богатого боевого опыта, чтобы командир бригады мог направо и налево разбрасываться столь узкоспециализированными знаниями.

Возникает вопрос. Откуда молодой младлей мог почерпнуть эти сведения?

Нет, к парню вопросов нет: он далеко не идиот. Но просто знать о каком-то примере, и повторить его, претворив в жизнь – две абсолютно разные, не совместимые друг с другом вещи. Тут напрашивается неловкий вопрос: а какого же объёма заплечный вещмешок с везением у этого бойца? На чужом корабле, с неукомплектованным экипажем, ни разу не участвовавшем вместе в боевых походах, больше часа продержаться против кратно превосходящих сил противника, и при этом выйти из боя своим ходом? Дело попахивает чит-кодами, или, на худой конец, игрой в поддавки со стороны рейфов. Но рейфы не такие кретины, чтоб целенаправленно сливать целый разведотряд одному земному линкору.

Дегтярёв поставил себя на место командира флагмана рейфов и прикинул, как бы действовал против «Ямато», имей в распоряжении пять бортов, четыре из которых – авианесущие. Выходило, что земному кораблю пришлось бы несладко. Безусловно, полковник не был уверен, что разгромил бы «Ямато» без потерь, но выйти из боя победителем он бы точно смог.

Так что помогло молодому офицеру? Генеральный Штаб уже давно держал на карандаше «Шамана». Со времён подселения в его тело симбионта Ток`Ра внимание к нему усилилось, и с каждой новой выходкой на него смотрели всё пристальней и пристальней.

В связи с последними событиями у Плутона был поднят вопрос ребром о поощрении необычайно талантливого молодого младшего лейтенанта, и сейчас решался вопрос о мерах, которые будут предприняты в отношении его.

Вот только повидавший свою жизнь полковник прекрасно осознавал, что боевые заслуги – повод не только поощрить отличившегося, но и всесторонне его изучить. Так сказать, исследовать.

Дегтярёву уже не раз намекали, какой не по годам сообразительный малый этот его подчинённый. А совсем недавно спросили в лоб: «А не засланный ли казачок этот ваш Штирлиц?».

Действительно, «Шаман» демонстрировал не по годам присущие ему знания и навыки. Просто в книжках прочитать – да, сойдёт для отмазки, но не для Особого Отдела. Никакими книжками не оправдать их наличия у младшего лейтенанта, никогда не обучавшегося в офицерской школе, и даже не проходившего ускоренных курсов подготовки. Стажировка на «Гиперборее» не в счёт: за один боевой поход парень не успел бы впитать столько информации, сколько демонстрировал знаний. Тут что-то другое.

Полковник нисколько не хотел умалить достоинств своего питомца или каким-то образом усомниться в его умственных способностях к обучению. Напротив, офицер всеми фибрами души радовался, что его воспитанник хоть и раздолбай, но далеко не беспросветный тупица. Пришлось за него, конечно, покраснеть в Генштабе на разносе, но парень реально подаёт надежды.

Но что-то подсказывало военнослужащему: дело тут нечисто.

Не мог. Просто не мог молодой младлей так лихо и по-гусарски расправиться с превосходящими силами противника. Просто не мог. Это закон войны. Тут никакого везения не хватит.

Ну, хорошо: экипаж одного корабля противника оказался тормозом. Ну, у второго случилась неисправность. Ну, в третий попали, вывели из строя несколько систем. Но чтобы пять бортов не смогли смять один линкор?

Нехорошие подозрения начали подкрепляться фактами из биографии паренька, но вдруг до Александра Сергеевича дошло. Настолько отчётливо, что он тяжело и протяжно вздохнул на весь отсек.

«Демиург».

Кем бы или чем бы ни была та сущность, что являлась Дегтярёву в полубреду, ему вполне по силам было провернуть несколько неочевидных фокусов таким макаром, чтобы всё обтяпать без сучка и задоринки.

Полковник хорошо изучил и культуру Древних, и их расовые особенности, и в особенности закат цивилизации, после которого они ушли, оставив после себя непостижимое во многом наследство.

Демиург по всем статьям подходил под описание вознёсшегося. Придерживался тех же правил, вёл себя по тем же законам, действовал теми же методами. Если он действительно приложил свою руку к происходящему возле пояса Койпера, то никто даже ничего и не заподозрит. Это объясняет многое. И как молодому офицеру «повезло» выйти из боя своим ходом. И как он до прибытия подкрепления сумел вывести из строя несколько кораблей противника, включая «улей». Да, конечно, парень мог знать о многих слабостях в конструкции кораблей рейфов, а симбиоз с Нергалом подарил ему ещё более обширные познания. Но человек, пусть и пользующийся памятью симбионта, никогда не командовавший боевыми кораблями в реальной боевой обстановке, просто не смог бы справиться сам, каким бы классом корабля не управлял. Это просто исключено.

Но как это преподнести «наверх»? Сказать, что тут намедни являлся Древний воплоти, и по щелчку правого мизинца левой пятки задней ноги помог его бойцу насовать рейфам по самые гланды? В лучшем случае полковника попросят взять отпуск и съездить куда-нибудь, отдохнуть. В худшем случае даже просить не будут, сразу упекут в дурку, отдыхать.

Но для себя офицер уже сделал организационные выводы. И они были, мягко говоря, неутешительными.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)