05:48
Модератор форума: Тень, Кэтрин_Беккет  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Star Gate Commander: Земли без времени
шаман Дата: Пятница, 26 Февраля 2021, 20:02 | Сообщение # 706
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 295
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Тааак, и что сие означает?) Пока непонятно...


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Томас Дата: Воскресенье, 28 Марта 2021, 18:04 | Сообщение # 707
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Крутейший фик!Не был на сайте несколько лет, а тут пару месяцев назад чистил закладки и бац, так этож атлантис. Дай зайду да почитаю что-нибудь. А из активных одна лишь тема. Эх, было время, когда столько классных фиков выходило, и сайт кишил жизнью. Автору респектище за сей труд, что не бросил его как многие темы. happy-dancing happy-dancing happy-dancing Ждемс продолжение wraith
Сообщение отредактировал Томас - Воскресенье, 28 Марта 2021, 18:05
Награды: 0  
Комкор Дата: Воскресенье, 04 Апреля 2021, 20:54 | Сообщение # 708
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 506
Репутация: 400
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Томас ()
Крутейший фик!Не был на сайте несколько лет, а тут пару месяцев назад чистил закладки и бац, так этож атлантис. Дай зайду да почитаю что-нибудь. А из активных одна лишь тема. Эх, было время, когда столько классных фиков выходило, и сайт кишил жизнью. Автору респектище за сей труд, что не бросил его как многие темы. Ждемс продолжение

Премного благодарен за рецензию. Только такая реакция читателей и заставляет двигаться дальше. Проект превратился в долгострой, и лишь преданность аудитории не даёт ему заглохнуть окончательно.

15 августа 2011 года
3:15
Окрестности Ёкаимуры
«Цикады»
POV «Рокада»


Сообразно указаниям старшего подразделения, разбились на активные двойки.

«Рысь» с «Лилит» взошли на борт «прыгуна» и подняли кораблик в воздух. Не совсем понятно, зачем: сигнал командира с него всё равно не пеленгуется. В надежде на «вдруг объявится»? Или же с целью прибегнуть к помощи бортового боезапаса при случае? Надеюсь, не понадобится: мне довелось вживую видеть, что может сотворить боекомплект «прыгуна» «накоротке».

«Медвед» с «Литерой» организовали одну двойку, «Полимер» с «Асторией» вторую, «Штырь» с «Багирой» третью, «Гайка» примкнула к «Доку», «Рентген» взял под крыло «Гюрзу», «Штепсель» с «Андромедой» оказались в паре, «Святогор» и Сабрина остались прикрывать базу в наше отсутствие.

И я оказалась в тройке с Ёко и «Рапторией». Обе девушки выглядели мрачно, что не шибко вязалось со сложившейся ситуацией. Безусловно, исчезновение бойца подразделения – нерядовое происшествие, но обеих наёмниц будто что-то тревожило.

Мы как раз прочёсывали местность, разбившись на подгруппы, когда «Раптория» едва слышно ругнулась себе под нос.

– …чтоб его… только этого ещё не хватало.

Согласна. Вот только пропаж личного состава у нас ещё не было для полноты картины.

– Не бузи, – посоветовала я. – Найдётся. Ты же знаешь этого бандита: тот ещё отморозок. Выкарабкается, если что.

«Раптория» скосила на меня недобрый взгляд. Не оттого, что желала зла в мой адрес, а оттого, что была на взводе.

– Мы не видим сигнал подкожного передатчика, – процедила она. – Его нельзя заглушить земными средствами. Если он не определяется в радиусе километра, то ничем хорошим это не грозит… по крайней мере, «Шаману».

– Это никому хорошим не грозит, – проронила Сакамото.

Японка, как и мы, обходилась без каких бы то ни было вспомогательных средств поиска, кроме мощного подствольного фонаря. С той лишь только разницей, что у нас они были закреплены на цевьях автоматов, а Ёко держала устройство в руке. Ладонь прикомандированной лежала на рукояти кай-гунто, готовая, в случае необходимости, привести холодное оружие в боевую готовность.

Я не сильна в оборонительных тактиках рассредоточенного подразделения, но применения режущему оружию в ближнем бою против вооружённых людей нет. Возникает вопрос, на кого собралась поднимать меч японка. Уж не против зверья ли? Интересно, ей достанется хоть один супостат, если все «Цикады» разом применят автоматы?

15 августа 2011 года
3:15
Окрестности Ёкаимуры
«Шаман»/Нергал


Нереальность происходящего ощущалась всем естеством.

Не может. Не может этот бред сивой кобылы быть настоящим. Просто исключено.

Визит мифического существа среди ночи. Эпические глюки с флеш-беками из пылающего боевого прошлого. Затерянная тропа в оставленной деревне. Потусторонние фонари, указывающие путь упокоенным душам. Старый заброшенный храм со следами противостояния чему-то не из нашего мира.

Теперь ещё и Ёко. Стоит передо мной, рядом с бадьёй, и абсолютно ненавязчивыми движениями сгоняет с длинных волос воду, окидывая меня голодным взглядом и хищно облизываясь.

Стоит, между прочим, голая, и едрить твои изотопы, ведёт себя, как ни в чём не бывало!

Действительно. Ну, что тут такого? Прикомандированный иностранный специалист и командир подразделения в ночном обходе встретились за несколько километров от места ночёвки группы, среди ночи, когда вокруг ни единой живой души. Абсолютно же рядовое явление, каждый день такое случается!

Мозг начал выстраивать логическую цепочку, пытаясь хоть как-то объяснить происходящее.

Ёко. Сакамото. Подданная Японии. Припёрлась среди ночи на территорию заброшенного синтоистского храма. Невзирая на далеко не тёплую (но и не морозную, к слову) ночь, купается в бадье.

Слагаемые «храм» и «купание» привели задачу к решению «омовение». Больше я в упор не видел смысла в сём деянии: захотелось искупаться – так почему бы в душе не помыться? Вода в доме есть. Захотелось на свежем воздухе поплескаться? Во дворе дома пруд. Зачем тащиться за семь вёрст киселя хлебать?

Омовение традиционно совершается перед ритуалом. Во многих конфессиях мира его свершали как производящие (живые), так и над присутствовавшими (покойными). На покойницу японка не тянет, хоть ты тресни.

Но что за ритуал собралась исполнять Сакамото? Не дзигай* же, прости Господи?

*аналог мужского сэппуку. Ввиду крайней болезненности традиционного для самурая харакири (вспарывания живота), и невозможности причисления женщин к самураям, им дозволялось исполнить перерезание горла.

Да и на самурая при всём своём желании Ёко не тянет: уж извини. Оннэ-бугэйся* – да, ещё какая.

* (яп. 女武芸者) — женщина, принадлежащая к сословию самураев в феодальной Японии и обучившаяся навыкам владения оружием. Дословно – «женщина-воин».

Мозг подкинул очередной факт: свежую разбросанную по земле фасоль. Изгнание демонов? Так Ёко у нас экзорцист? Или решила от праздного безделия заняться этим делом? Да и вообще, а есть ли у неё хоть какой-нибудь сан? Что, вообще, за дьявольщина тут происходит?!

Затянувшееся молчание прервала Сакамото:

Что молчишь, бессмертный воин? – улыбнулась она. – Так повержен красотой, что дар речи потерял?

«Однако, и самомнение у этой… бугайся…», – пробормотало Альтер-Эго.

Безусловно, фигурка у знакомой оказалась что надо. Любая здравомыслящая особь мужского пола при виде такой моментально потеряет связь с Землёй и встанет в охотничью стойку. Но дар речи я потерял не от этого, а от обилия свалившейся на мою больную головушку информации, которую как-то надо связать воедино. Ибо, если не получится, то я окончательно рехнусь кукухой.

Красота спасёт мир, – нашёл в себе силы ответить я. – Если не уничтожит его в процессе.

Японка зашлась заливистым смехом.

Разум подсознательно искал хоть какие-то следы, указывающие на аномалии. С уверенностью можно лишь констатировать, что это мне не снится: но вот в нормальности происходящего сомневался даже Нергал.

Что же привело тебя сюда? – спросила Ёко. – И как ты меня нашёл?

Да, проводник привёл, – пожал плечами в ответ. – Ни словом ни обмолвился, но не пойти за ним не вышло.

Проводник? – девушка заинтересованно склонила головку.

Кицунэ, – пояснил я. – Белая такая, девятихвостая. Где-то… с легковушку размером.

Да ладно, – смешинки разом пропали из голоса японки. – Прям уж кицунэ?

Мне оставалось только развести руками. Каков вопрос – таков ответ.

Японка сощурилась на мне: в глазах промелькнула едва уловимая тень сомнения.

И ты пришёл сюда с ёкай? – не то спросила, не то утвердила она. – И тебя не испугало?

Я почесал затылок под кепкой.

Ну, этот пасынок Чернобыля попытался было мне глюки галлюцинировать, но мы с ним быстро нашли общий язык. По крайней мере, хвосты ему я не обрывал, и он мне морду лица не обглодал. Но, что важнее, не прояснишь, что ты делаешь тут среди ночи?

Ёко развела руками, указывая на окружение.

На что похоже?

На заброшенный храм. Но, применительно к тебе, больше походит на подготовку к ритуалу. А вот какому…? Неужто демонов изгонять собралась?

Девушка окинула взором место подле себя, силясь что-то отыскать. Что, согласитесь, затруднительно, когда твой собеседник слепит тебя подствольным фонарём. Я опустил ствол оружия к земле и подсветил собеседнице: та не преминула воспользоваться подмогой и подобрала с камней аккуратно сложенное полотенце.

В любой другой ситуации я бы отвёл свет от собеседницы вовсе, и отвернулся бы, дабы не смущать её, но в этот раз всё моё естество, Нергал, Альтер-Эго, и все мои фибры души в один голос заорали: «Замри! Не отводи взгляд! Опасность!».

В упор не понимаю, какая такая угроза может исходить от старой знакомой. Но коль раз уж вся моя чуйка исходит на истерику и предполагает тревогу, то имеет смысл прислушаться: она редко меня подводила.

«Я убеждён!», – заявил Нергал. – «Мы опять за гранью. Это место очень походит на то, что мы наблюдали на борту линкора. Не расслабляйся! Угрозу можно ждать отовсюду. В критической ситуации я перехвачу управление».

Что ощущения схожи с теми, какие я испытывал на борту «Юрия Долгорукого», отвергать не получается. А если об этом прямым текстом сообщает симбионт, повидавший больше дерьма в своей жизни, то шанс ошибки стремится к абсолютному нолю.

Но Ёко не давала повода считать себя угрозой. И пусть свет подствольного фонаря, хищно облизывающий тело молодой наёмницы, не натыкался ни на что противоречивое или компрометирующее, но и об отсутствии опасности однозначно заявить не получается.

Хотя бы, по одной простой причине: Ёко, не дававшая повода считать себя от не мира сего, преспокойно стоит и сгоняет с тела влагу после купания, во весь рост представая перед стволом воззрившегося на неё пулемёта. Можете мне поверить: если у человека всё в порядке с кукухой, он под прицелом, как минимум, занервничает.

Но нет же! Сакамото отложила полотенце в сторону и принялась одеваться, как ни в чём не бывало! И, что, сцуко, характерно, в ритуальные облачения!

Ну, строго говоря, синтоистские одежды, в отличие от того же христианского облачения, всего лишь воссозданные по образу и подобию придворных одежд эпохи Хэйан. По ней однозначно невозможно сказать, кто из участников церемонии священнослужитель, а кто прихожанин. В Японии на торжества одинаковым образом могут одеться все собравшиеся (с поправкой на пол). А потому я всё ещё не мог сказать наверняка, что сейчас произойдёт, даже видя, как Ёко запахивает бёдра в алую накидку-хакама.

Не менее строго говоря, накидкой она была в далёкой древности: более или менее современная итерация представляет собой брюки-шаровары с очень широкими штанинами. Но, по всей видимости, это не имело какого-то принципиального значения: хакама всё равно закрывала тело от талии до голеностопа.

Даже, когда Сакамото довершила образ кипенно-белым кимоно поверх, полностью сформировав таким образом облачение помощницы служителя, не были очевидны намерения девушки. Может, просто помолиться решила среди ночи в заброшенном храме?

Но когда в свете подствольного фонаря в руках девушки блеснула востро наточенными гранями самая натуральная, мать её, катана, на холке дыбом встала шерсть. Я подавился матом: если Ёко решила таким экзотическим образом подготовить ритуальное самоубийство, у меня просто не останется никакого выбора. Как можно остановить суицидника? Убить его первым?!

К счастью, до этого не дошло.

Японка подняла с земли оружие и молниеносными движениями заставила его описать в воздухе несколько фигур, будто проверяла баланс клинка.

Скажи, бессмертный воин, – Ёко, наконец, соблаговолила ответить на мой вопрос. – Ты боишься смерти?

Правда, ответила довольно невпопад, но таки-ответила.

Хотя, признаться, вопрос девушки загнал меня в тупик. Не столько от чрезвычайной неочевидности ответа на него, сколько от неожиданности.

Ну, как сказать, – замялся я. – Не то, что боюсь… и не столько смерти…

Сколько окончания пути? – Сакамото перевела взгляд с клинка на меня. – Боишься, а не будешь ли сожалеть в конце своего пути о чём-то досаждающем тебе?

Наверное. Сделал ли всё, что должен. Мог ли сделать что-то, чего не сделал.

Защитил ли всех, кого хотел, кого мог, кого должен?

Да. Наверное.

Несколько раз за диалог японка назвала меня «бессмертным воином». В тот миг я воспринял это не иначе, кроме как литературный оборот, почёрпнутый из какого-то чрезвычайно местного фольклора, а потому не обратил внимания. Вероятно, если бы принял в расчёт, события развернулись иначе, но история не терпит сослагательного наклонения.

У тебя есть все шансы.

Сакамото, скользнув в деревянные тапочки-гэта, лёгкими и на удивление бесшумными шагами двинулась ко мне.

Чем, признаться, заставила изрядно перенервничать: когда к тебе приближается мечник с обнажённым клинком, ни у одного здравомыслящего человека не останется ни единого спокойного нерва.

Но девушка подошла в упор, перехватила катану за клинок и подала её мне, рукоятью вперёд.

И все возможности. – добавила она.

Картина, признаться, заставила мои глаза полезть на лоб.

Я прекрасно понимаю, что Ёко не самурай. Хотя бы, по одной простой причине: она молодая женщина. Женщины самураями не были в принципе. И даже если бы было исключение: самурайское сословие ликвидировано давным давно. Чтить традиции – это одно, но исполнять их?

Пробелы в познании культуры давали о себе знать. Всё, что я знал о личном оружии – оно никогда и никому не передавалось, за исключением смерти владельца, или дарения в знак чего-то (уважения, подчинения). Отдать свой меч – означало отдать свою жизнь, честь и судьбу. Но это – применительно к самураям некоего периода и эпохи. Что хотела сказать этим жестом Ёко – лично для меня не совсем понятно. Но даже Нергал видел, что жест произведён с неподдельным уважением и почитанием: об этом свидетельствовала поза девушки, и положение меча.

К примеру, японцы, сдаваясь в плен американцев, сдавали своё оружие клинком от себя, тем самым оскорбляя пленителей. Сакамото же даровала мне оружие рукоятью ко мне, подчёркивая момент: это не простая передача, это гораздо более значимое деяние.

Я машинально, сам не отдавая себе отчёта, коснулся рукояти меча.

Тебе дарована возможность, сила и могущество, – изрекла японка. – И лишь ты сможешь распорядиться данным. Ты – меч, взрезающий ткань пространства-времени, и ты – щит, закрывающий собой прорехи.

А вот теперь всё встало на свои места.

А я ещё удивлялся, с чего бы всё вдруг отдаёт аномальщиной?

Теперь стало очевидно. Передо мной не Ёко Сакамото, военнослужащая Сил Самообороны Японии. Передо мной некто (или нечто), пытающееся косить не под неё.

И на берегу озера я встретился не с Лилит. Почему?

Да потому, что от моей собеседницы, стоящей вплотную ко мне, не исходит ровным счётом никакого запаха. А с подселением симбионта, поверьте, нюх становится острее. Я не ощущал жизни.

Пулемёт повис на ремне через плечо, рукоять катаны зажата в кулаке, а свободной рукой Нергал, частично перехвативший управление, чуть отвёл в сторону борт кимоно на собеседнице, обнажая плечо.

Симбионт усмехнулся в голос.

– Тело и вправду настоящее. Но что за личина скрывается под маской?

– Так ли это важно? – будто ни в чём не бывало, та внезапно перешла на чистейший русский без малейшего акцента.

Глупо гнуть свою линию и играть в одни ворота, когда тебя раскрыли.

– Важно, – уточнил Ток`Ра. – Ты не Таури. В тебе нет жизни.

– Жизнь – мерило непостоянное. Нелегко познать, кто – жив, а кто – нет.

Что ж. Добро пожаловать, гроссмейстер. А мы вас заждались.

– Ибо всего ошибочней мерить жизнь мерилом смерти, – улыбнулся уже я. – Ты не Демиург. Но им послана.

На личину Демиурга действительно не тянуло. Ибо, если всё же это он, то игра практически безупречная. Значит ли это, что он и Лилит притворился на берегу озера? А дух-лиса? Тоже его рук дело? Сакамото передо мной – это проекция, или же настоящая?

Мозг больно кольнули воспоминания о первой нашей встрече с Демиургом. Тогда я своими глазами видел всех тех из «Цикад», кто погиб в предыдущих временных петлях. Едва ли эта участь обошла стороной и Ёко. Если так, то передо мной и взаправду может быть она: самая настоящая и неоспоримая. Только, чего Демиург хотел этим добиться? Помощи от неё никакой: ни информации, ни действий. Кроме обнадёживающего «Ты сможешь».

Ладошки Ёко сомкнулись на моей руке, удерживающей катану.

– Тебе вверена тяжкая ноша, – собеседница ни единым моментом не дала себе устыдиться, что её раскрыли.

Будто бы так и было задумано: будто она понимала, что рано или поздно я догадаюсь о её природе. Только, опять же, зачем этот цирк с конями (в смысле – ёкаями)?

Час близок, – хоть это и было сказано по-русски, но каждый звук голоса девушки давал понять: это кодовая фраза, и лишь те, кто вхожи в эту тайну, понимают, о чём идёт речь. – Окружение отрешено. Не упустите свой шанс…

Что собеседница говорила дальше – понять абсолютно невозможно. Чем дальше держала речь Сакамото, тем менее разборчивыми становились слова. К русским добавлялись японские, к ним – латынь, к ней – Древний, а порой одной и то же слово произносилось частями на разных языках, что в принципе исключало малейшее понимание происходящего.

Тарабарщина была прервана ощущением, будто окружающая нас пелена распадается, и мир возвращается к норме.

Вот только, одновременно с этим отказал фонарь под стволом пулемёта, а несколькими секундами позже по спине пробежало до боли знакомое чувство опасности: тело рефлекторно развернулось, выкинув вперёд руку с катаной: мне оказалось быстрее привести в готовность меч, нежели пулемёт.

Как думаете, я удивился?

А я вам скажу. Ни хрена не удивился.

Источником угрозы, засечённым буквально в последний миг, оказалась – не много и не мало – Сакамото Ёко, собственной, едрить её тапочки, персоной.

Поверьте мне: взгляд мечника, обрушивающего вертикальный удар на свою цель, одновременно расфокусированный, смотрящий в никуда, и устремлённый прямо в глаза противнику, забыть невозможно никогда и ни при каких обстоятельствах.

Мою руку спасло только одно обстоятельство: и я, и Ёко помнили основы применения катаны. Это колюще-режущее оружие, а не рубящее. Красиво, как в кино, разрубить им меч противника вместе с противником, не выйдет: строение клинка не то. Катана быстрее выкрошится или сломается вместе с оружием врага. Ёко развернула (а я случайно принял удар) свой меч, и встреча клинков вышла чуть касательной: дальше не пустила цуба (гарда). Да и силы явно неравны: Ёко – девчонка в два раза стройнее меня. При подселённом ко мне симбионте у неё просто нет никаких шансов.

Видимо, это она и поняла, увидев свет в глазах, символизирующий о перехвате управления.

Девушка отскочила в сторону, стремительно разорвав дистанцию.

15 августа 2011 года
3:30
Окрестности Ёкаимуры
«Цикады»


С добрым утром, млять! – возмутился я. – Это у вас в стране заведено, вместо «здрасьте» с размаху рубить?!

Разумеется, сейчас включился режим Иванушки-дурачка. Валить всех направо и налево, конечно, прикольно, но это ещё успеется. К тому же, я не из тех, кто сначала стреляет, а потом задаёт вопросы. Ну, прикончу я своего визави: а допрашивать потом кого?

Ты что забыл тут? – удивлённо спросила Ёко. – Тебя искали всем отрядом!

Догадываюсь. Но кто поднял тревогу? Я отсутствовал не так долго, чтоб меня успели хватиться.

Хотя, если принять за версию, что в последний раз меня видели после ужина перед отбоем, то, как бы, уже пора.

Ночной обход, – ответил я. – [/i]Ты тоже решила прогуляться под луной? Или тебя тоже ёкай привёл сюда средь ночи?

Что значит «тоже»? – не поняла Сакамото, и с подозрением сощурилась на мне.

В этот миг над нами материализовался «прыгун», под днищем которого вспыхнул прожектор: задворок храма залило едва терпимым ярким светом.

В подсумке ожила радиостанция:

– Командир, – осведомилась она голосом «Рыси». – Тебе в кайф исчезать без предупреждения? Куда тебя носило, что даже бортовая РЛС не видела?

– Нашли? – в канале появился оживлённый голос «Раптории».

– Нашли, – мрачно констатировала «Рокада».

– Где? – осведомился «Штырь».

– Храмовый комплекс, – подключился «Медвед». – Там, где «прыгун» завис. Стягивайтесь туда.

Похоже, и вправду всем отрядом искали…

***

Ещё не успели заглохнуть двигатели приземлившегося на плато храма «прыгуна», а «Раптория», зевая на ходу, невыспавшейся шатающейся походкой подошла ко мне и схватила за борт кителя.

– Скажи мне, мой милый мальчик, – бездарно кося под домоуправительницу Фрекен Бок, изрекла она. – Я до ужаса и глубины костей хочу узнать, за каким фаллическим органом меня вытащили ночью из постели, и какого этого самого органа я прочёсывала ночной лес, вместо того, чтобы отсыпаться за все бессонные месяцы? Короче. Или ты объясняешь, что тут происходит, или до рассвета доживёшь только благодаря регенерации Нергала.

Каким милейшим и медовым голосочком это ни произнесли, но в каждом слове чувствовалось намерение четвертовать колесованием. И знаете, что? На месте «Раптории» я поступил бы точно также.

«Медвед» нарисовался позади девушки и оттянул её за плечо, пока та не наломала дров.

– Остынь. Лучше периметром займись. Тут какая-то дьявольщина творится: не хрен всё на самотёк пускать, и междоусобицу плодить.

Рядом с бойцом обнаружилась Лилит: по обеспокоенному лицу любимой стало понятно, что моя догадка подтвердилась. На берегу озера я видел далеко не её.

– «Шаман», – коротко поинтересовался он. – Кроме смеха, будь добр, поясни. Что за на хрен тут творится?

«Если уж наши «в курсе» за всё, кроме происхождения Лилит, то тут точно скрывать нечего», – решил я.

– Не переживай. Отвечу. Но не могли бы вы подождать минут десять? Мне надо переговорить с двумя людьми тет-а-тет.

«Медвед» понимающе кивнул.

– Люди пока отдохнут, – предложил он. – Единственное, скажи сразу: всё хорошо или всё плохо? Ну, мне так: для себя. Чисто поржать.

Я неопределённо покрутил рукой в воздухе и поманил пальцем Лилит. Мол, «пойди за мной».


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Понедельник, 05 Апреля 2021, 07:59 | Сообщение # 709
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 295
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Отлично, с возвращением Комкор!) Я уж думал потеряли мы нашего писателя) Прода хороша, как девушка на свадьбе)))
Сообщение отредактировал шаман - Понедельник, 05 Апреля 2021, 08:00


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Zhenya3383 Дата: Среда, 07 Апреля 2021, 19:09 | Сообщение # 710
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 34
Репутация: 12
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Полностью согласен с предыдущим оратором, ждём-с дальше
Награды: 1  
Томас Дата: Четверг, 08 Апреля 2021, 18:10 | Сообщение # 711
Гражданское лицо
Группа: Пользователи
Сообщений: 4
Репутация: 0
Замечания: 0%
Статус: где-то там
А вот и долгожданное продолжение подоспело! happy-clap Крутотень, Комкор вернулся! fenix Нус, приступим к чтиву eating Автору заранее респект, только не бросай писать plus1
Сообщение отредактировал Томас - Четверг, 08 Апреля 2021, 18:16
Награды: 0  
Комкор Дата: Пятница, 09 Апреля 2021, 17:31 | Сообщение # 712
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 506
Репутация: 400
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Друзья (а после стольких лет читательской верности и преданности произведению обратиться иначе уже трудно), продолжения выкладываются по мере сил и возможности. Когда есть простор для действий - высыпается сразу пачка отрывков по 20 страниц каждый, чему уже были свидетели. Когда не хватает времени - в ход идут "короткие" перебивки.

Как автор, я неисчислимо рад любой активности вокруг текста: это значит, что из-под "пера" выходит не графомания, а что-то интересное людям. Это значит, что пишу не для себя одного, но и для вас.

На будущее загадывать не приходится, однако в планах таки-добить это произведение до победного конца, и начать новое. Надеюсь, оно не разочарует публику, точно также, как нашло свой отклик и это.

Можно бросить пить или курить, но никогда нельзя бросать сцепление и писать! yes


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 10 Апреля 2021, 09:15 | Сообщение # 713
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 295
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
никогда нельзя бросать сцепление

Это Жизненно)))))


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Суббота, 24 Апреля 2021, 15:59 | Сообщение # 714
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 506
Репутация: 400
Замечания: 0%
Статус: где-то там
***

Мы отошли на противоположный край храмового комплекса, и только потом я позволил себе начать разговор.

– Это ты подняла отряд?

– Ты куда-то пропал, – пожаловалась милая. – Я вышла на дежурство, но тебя нигде не было. Только Сабрина видела, и то мимолётом. Ни у дома, ни в «прыгуне»… ты как в воду канул! Я испугалась…

Дальнейшие вопросы, по большей части, бессмысленны. Стало очевидно, что не с девушкой я общался на берегу озера, и не с ней мы обсуждали дальнейшие действия. Но на всякий случай уточнить нелишне.

– После ужина дом не покидала?

Лилит покачала головой.

– После ужина в душ пошла. Заскочила за оружием, и отправилась к тебе. Обошла дом вокруг, но тебя и след простыл.

– Это уже понял, – мягко перебил её. – Я не единственный, кто мерещился всем подряд в этом месте.

Любимая нахмурилась.

– Я тебя у озера встретил.

Ожидать бурной реакции не приходится: большую часть времени Лилит спокойна и рассудительна. На неё находили, конечно, приступы неописуемого веселия и буйства, но в этот раз, к счастью, она сохраняла трезвый ум и холодный расчёт.

– Это невозможно, – усомнилась напарница. – Я от дома дальше ста метров не отходила: а до озера не меньше километра.

– Я туда первым делом при обходе намылился. Территорию дома обошёл, и по тропе выдвинулся: проверить что да как. Только на берег вышел – а там твой халат лежит у камней, и ты в воде резвишься.

– Одна ночью? – бровь девушки в неподдельном изумлении полезла вверх.

– Исключительно так точно.

Собеседница энергично замотала головой.

– Не может быть. Безусловно, озеро в лунную ночь романтично, но я бы тогда тебя с собой взяла. И, повторюсь, от дома дальше ста метров…

Я поднял ладонь и остановил любимую. Не тупой: дважды повторять не стоит. И с первого раза всё прекрасно понял.

– Ещё мы разговаривали. Спрашивал тебя обо всяком разном, и мне стало интересно кое-что…

Ещё до начала разговора встал так, чтобы своей спиной прикрыть девушку от взоров соратников. Хоть расстояние и несколько десятков метров, но и у нас в отряде не слепые курицы воюют: глаза у некоторых похлеще соколиных будут.

– Ты же Древняя, – не спросил: утвердил я. – Ты можешь… как бы это сказать… зажечь огонь?

Даже в полумраке лунной ночи было заметно, как побледнела Лилит.

– Спокойно, – пришлось экстренно пояснять, пока её не хватил кондратий. – Я не собираюсь устраивать версальскую охоту на ведьм. Если да – да, если нет – нет. В разговоре у озера ты обмолвилась, что ваша эволюция якобы позволила вам многое, и в доказательство зажгла на ладони не то огонь, не то сгусток плазмы. По цвету больше в синеву уходило. Можешь это повторить?

В уголках глаз любимой ни с того, ни с сего начало делаться мокро.

Тут не надо иметь учёную степень по психологии или быть телепатом, чтобы понять: это даже не «больное». Абсолютно очевидно даже для отбитого на голову. Пожалуй, такой реакции Древней я не припомню с момента нашего знакомства.

– Только для тебя, – одними губами прошептала она.

На правой ладони, которую она держала у груди, занялся едва заметный во мраке ночи блик. Пусть расстояние до ожидавших нас было велико, но очевидно: Лилит таилась. Открыто продемонстрировать фокус, что «она» провернула на берегу, нельзя: иначе пламя было б видно за километр. Но увиденного мне хватило, чтобы понять главное. Кем бы или чем бы ни было встреченное на берегу озера ночью, главное остаётся главным: оно знало все тайны Древней.

Соратница дёрнулась было, когда попыталась раскрыть руку, но её как будто остановил какой-то внутренний якорь. Со стороны показалось, что она хотела чем-то поделиться, но не желала, чтобы это «что-то» кто-то видел.

Я накрыл ладонь девушки своей и заставил сомкнуть кулак, погасив пламя. Мне довелось увидеть, что хотел.

– Если меня якобы видели несколько человек, то и мне надо рассказать всем, что встретил твою копию. Не бойся, – Лилит вскинулась так быстро, что до меня не успел дойти весь смысл сказанного мной. – Никому не скажу, кто ты на самом деле. Пока что это только наша с тобой тайна. К тому же, ты не единственная, кто встретился мне ночью.

– Да что за [непереводимое ругательство на Древнем] тут происходит? – обескураженно переспросила она.

Вместо ответа моя рука зажала тангенту на радиостанции.

– Ёко. Будь добра, подойди к нам, пожалуйста.

– Это опять происки Демиурга? – шёпотом справилась Лилит.

– Не могу объяснить это ничем другим, – пожал плечами я. – То меня видят сразу несколько человек везде в одно и то же время. То ты мне попалась, когда не покидала пределов дома. А сейчас ты такое услышишь, что «Галоперидолом» угостить меня захочешь.

За спиной послышались тихие, осторожные шаги.

– У тебя довольно странные методы ведения дел, – раздался голос Сакамото. – Беседы с личным составом под Луной входят в перечень твоих уставных задач?

– Позволь поинтересоваться, – спросил я, оборачиваясь к японке. – Не для протокола: где ты была, начиная с отбоя?

Ёко вытаращилась на меня, как на очередное чудо света.

– Это что за допрос? – проронила она. – Спала, где же ещё?

– Одна?

– Нет, я не поняла?! – возмутилась прикомандированная, мгновенно включившая режим благочестивой девы. – Ты меня за кого держишь?

Возгласы, как не особо относящиеся к делу, пропустил мимо ушей.

– Кто-нибудь может подтвердить твои слова?

– Моя подушка! – огрызнулась японка. – Есть, что предъявить?! Говори! Не ходи вокруг!

Припадок Ёко можно простить и в любой другой ситуации, а в этой и подавно. Если бы меня среди ночи подняли на поиски пропавшего без вести, а потом этот самый пропавший без вести учинил мне допрос – я бы ему грызло обглодал.

– На берегу я встретил ёкая.

Сакамото набрала было в грудь воздуха для очередной гневной отповеди, но так и подавилась им, поперхнувшись на выдохе. Глаза японки с удивлением воззрились с неподдельным изумлением.

– Nani?* – только и смогла выдавить Ёко.

*«Что?», «чего?» - прим. авт.

Любой сведущий в деле дознания поинтересовался бы логической связью между вопросом о месте пребывании расспрашиваемого (-ой, в данном случае) и фактом встречи с потусторонним духом. Согласно порядку построения вопросов, со стороны походило, будто бы от ответа японки зависело объяснение видения ёкая.

Наличествовал тонкий момент, заключающийся в том, что мысли путались от усталости и хаоса: а потому я не стал разжёвывать, зачем и почему задаю те или иные вопросы. Поняв, что девушка не сможет пояснить за своё нахождение на территории комплекса, плавно перешёл к другому вопросу, в сути которого она может быть сведуща.

Но не тут-то было. Сакамото вытаращилась на меня с удивлением, но почти сразу же сощурилась с подозрением:

– Скажи честно, – с нотками грядущего разноса в голосе проронила японка. – Ты пьян?

В ответ я осенил себя крестным знамением.

– Вот те крест, ни в одном глазу.

Ёко скосилась на Лилит.

– Он пьян? – поинтересовалась прикомандированная.

Любимая окинула меня взором и критически отрезала:

– Не думаю. Мы не склонны баловаться горячительным в ночных дозорах, знаешь ли.

Сакамото и так это знала. Пусть мы и наёмники, по сути своей, но дисциплина в рядах есть. Бухать до глюков, стоя при этом в наряде – абсолютно не в нашем стиле. Но, по всей видимости, иного объяснения моей реплике придумать не смогла.

Лирика – лирикой, но и от дела далеко отходить не стоит.

– А возле храма встретил тебя, между прочим.

– Да ладно?! – в притворном ужасе отшатнулась Ёко. – Серьёзно?! А я-то думаю, отчего стою перед тобой?

Хех. Велик и могуч русский язык… японка услышала только то, что расслышала. Действительно, при этой формулировке на чужом для неё языке можно понять, будто бы свидетель А встретил соучастника Б на локации В, о чём ему, собственно, и сообщает.

– Ты не поняла. Я встретил тебя до того, как появился отряд. По-твоему, зачем спрашивал, где ты была ночью?

Тут до Сакамото по-настоящему дошло, откуда пахнет палёным.

Ожидаемо, ничего вразумительного я не услышал. Ёко выпала в осадок и силилась что-то сказать, но из уст девушки слышалась какая-то нечленораздельная помесь языковых конструктов, перевести которые затруднялся даже симбионт.

Я только вздохнул.

– Хорошо, что «прыгун» с собой взяли… грузимся – и до хаты. Сейчас экстренное собрание проводить будем.

15 августа 2011 года
Ёкаимура
«Цикады»
04:30

До восхода солнца в местных широтах ещё два часа, но весь личный состав уже бодрствует и находится при оружии. Огневые точки и позиции для прикрытия никто не занимал за не назначением оных, но не найти в помещении столовой ни одного (или ни одной), кто побрезговал(а) бы вооружиться автоматом. Ёко, к слову, ещё и холодняком разжилась: офицерский кай-гунто в ножнах, но взят явно не для праздного бахвальства. Как уже успел убедиться, им японка владеет на уровне.

Собрались в столовой по моей инициативе. В окрестностях Ёкаимуры, оправдывая название деревни, творится какая-то дичь, и моё командирское мнение, что личный состав должен быть в курсе таковой, дабы имели представление в полной мере и части, касающейся. Мало ли, сейчас (или утром) шухер какой, я обстановка только мне известна? Не дело. У нас минимум несколько толковых бойцов, что смогут в критической ситуации принять командование или взять на себя руководство обороной на части фронта. Вдруг я скопычусь? Надо подготовиться.

Ночная прогулка полностью согнала сонливость с лиц бойцов. Да и не настолько уж она была утомительная, я доложу. Всё же, ночная прочёска, а не марш-бросок по сильно пересечённой местности.

К тому же, с какого-то перепугу «Раптория» расстаралась и в темпе контратаки набодяжила в большой кастрюле кофейный напиток (назвать его «кофе» не поворачивается язык), так что самые сонные, хотя бы, смогли убедить себя в том, что не спят.

Наконец, последние телодвижения затихли.

– Ну? – буркнула «Андромеда». – Так и будем в молчанку играть? Или уже расскажешь, куда тебя демоны носили среди ночи?

– «Носили» – грубо сказано, – хмыкнул в ответ. – Но вот компанию мне составили, да.

– В смысле? – поинтересовалась «Гюрза».

– В коромысле, – любезно пояснил я. – Обо всём по порядку.

Легко сказать. С чего начать-то? Из меня ж рассказчик, как из табуретки – владимирский тяжеловоз.

– Дозор подтвердил слова наших, – начал издалека. – Косвенно удалось подтвердить, что меня могли видеть несколько человек в одно время в разных местах.

«Рысь», «Гюрза» и Сакамото изрядно напряглись.

– Во время ночного обхода я проверял тропу, что ведёт от нашего дома. Она завела меня к озеру: Райбу, если я правильно понимаю местную географию.

– Точно, – подтвердила Ёко. – В этом районе только одно крупное озеро. Ты не мог найти другого.

– На озере я встретил Лилит.

Если доселе в помещении столовой просто было «тихо», то после моих слов пропали абсолютно все звуки. Даже те, кто пил наскоро сваренный псевдо-кофе, и те от греха подальше отставили кружки.

– Казалось бы, ничего необычного, если бы не одно обстоятельство: Лилит сразу после ужина заступила на дежурство и дальше ста метров от дома не отходила. Её слова подтверждает группа немедленного реагирования и показания бортовых самописцев «прыгуна». Вопреки этому, ответственно заявляю: «Лилит», которая мне встретилась, была вполне материальна, и едва ли давала повода подозревать себя в чём-то.

Древняя держалась на взводе, будто бы опасаясь, что я сболтну лишнего. Ну, зачем ты так со мной? Может, я и контуженный, но не дебил. Договорились же, что буду держать твоё происхождение втайне. Почто нервничаешь лишний раз?

– Допустим, – «Гюрза» откинулась на спинке стула. – Я тебе верю. Ты мог нажраться чего угодно, или нафантазировать сам себе, но мне и не такое слышать доводилось. Ты мне только одно скажи… какой бес тебя понёс средь ночи к озеру? Экстрима захотелось?

Я пожал плечами.

– Типичный ночной обход. Вы прочёсывали территорию пешком, я же только видел её с высоты птичьего полёта, когда «Рысь» учил «прыгун» водить. Случись какой ахтунг – а у меня даже представления о местности нет. Считай рекогносцировкой.

– Гм, – проронил «Медвед». – Так-то, звучит логично. У командира подразделения должно быть максимально полное понимание театра действий. Умолчим о том, что ночная рекогносцировка – это посильней, чем «Фауст» Гёте…

– Ну, не взыщите, – развёл руками я. – Зато теперь можно точно сказать, что деревня жила, пусть и изолированно: проторенная тропа помечена вешками. Это не место, куда наведывались раз в год по пятницам. К озеру проходили регулярно.

– Это логично, – заметила «Литера». – Озеро – сравнительно крупный водоём поблизости. Из него могли черпать воду местные жители.

– Далековато для воды, так-то, – прикинул в уме «Док». – Около километра от дома до озера, и километр-полтора от воды до основной части деревни. В вёдрах так не натаскаешься, а для телег нет наезженной дороги.

– Теперь об «экстриме», – я вернулся к повествованию. – Как только ушла «Лилит», меня посетило некое… существо… описать которое иначе, кроме как «ёкай», не получится.

– «Икай»? – уточнила «Багира».

– «Ёкай», – вздохнув, поправила её Ёко. – Слово китайского происхождения, может быть переведено на ваш язык как «неведомая ё…»…

– …херня, короче, – поспешил перебить я. – Неведомая ёкарная херня. Непонятка, одним словом.

– Аномалия, – уточнила «Астория».

– Ну, – улыбнулась Сакамото. – Если уж заговорили про этимологию, то тут точнее термин «мононоке»…

– Не всё ли равно, в кого стрелять? – поинтересовался «Штырь». – Командир, не трави душу. Что за неведомая зверушка? Попугаи-камикадзе? Пингвины-эквилибристы? Страусы-диверсанты?

– Кицунэ.

Теперь на меня нездорово косились все, кто хотя бы краем уха слышал про этот термин, и имел хоть малейшее представление о сути сказанного.

– Да прям уж, – сощурилась «Андромеда». – Чего ж сразу не королева рейфов во плоти?

«Штепсель» нахмурился.

– Кицунэ? – переспросил боец. – Это оборотень, который?

– Лиса, – коротко пояснила эрудированная «Литера». – Одна из демонов, если быть точным.

– Лиса? – уточнил «Полимер». – Ты уверен, что это был ёкай? Мало ли лис в округе водится? Не каждый же из них – потусторонний дух.

– Не каждый, – согласился я. – Но, если ты хотя бы до конца войны приведёшь мне лису с кипенно-белой шерстью, девятью хвостами и длиной с «Волгу» Генсека СССР, возьму свои слова обратно.

Теперь уже «Медвед» воззрился на меня с недоверием.

– Лисы не вырастают до таких размеров, – назидательно сообщил он.

– Спасибо, я знаю.

– И что? – поинтересовалась «Рокада». – С этой… кицунэ… ты тоже за жизнь по душам поговорил?

– Хотелось бы. Но увы. Зверь меня понимал, но сам по-русски не бельмеса.

«Штырь» расхохотался на весь этаж.

– Было б странно, если б японский дух вдруг по-русски загутарил!

«Гюрза» обернулась к бойцу:

– То есть, для тебя норма, что японский дух понимает русскую речь?

– Стоп! – «Андромеда» вдруг подалась. – Вы чего? На серьёзных щах воспринимаете этот бред?! Вы в это верите, что ли?!

Нергал вежливо попросился к управлению.

– Что в словах моего носителя тебя смущает, молодая Тау`ри? – прорычал Ток`ра.

– «Смущает»? – Лера повернулась к нам. – Да тут бредней хватит на диагноз по поводу психиатрии! Какая, к херам, кицунэ? Какой ещё демон? Вы белены объелись, что ли?

На помощь пришла Кристина:

– По-твоему, – обратилась она к Шараповой. – У парня всё настолько хреново с личной половой жизнью, что он среди ночи поднял всё подразделение на кипеш? Просто так, ради поржать?

Вместо спора я выставил вперёд ладонь и притормозил поток ругани. Успеем ещё накидаться бранью.

– Зверь прозрачно намекнул, что хочет кое-куда меня отвести. Пришлось идти за ним: мне, отчего-то, показалось, что лучше последовать за ним, если не уверен в исходе нашей схватки.

– И он отвёл тебя в Ёкаимуру, – закончила «Раптория». – Серьёзно? Демон материализовался перед тобой, чтоб сопроводить к храму?

– Теперь самое весёлое, – подтвердил я. – Возле храма встретил Ёко.

Бойцы с сомнением покосились на японку. Их смуту понять можно: ведь, как я понял, всю прочёску Сакамото не покидала рядов личного состава. Её видели если не все, то многие: а потому едва ли моё заявление можно принять так легко и просто, не имея весомых на то доводов.

Увы, их и не было.

– Минимум пять человек видели меня в разных местах в одно и то же время. А потому особо удивляться матом такому событию не стал. Единственное, что меня насторожило в обстоятельствах встречи: Ёко, которую я видел возле храма, готовилась к какому-то ритуалу, а по территории комплекса была разбросана свежая фасоль.

Прикомандированная взвыла благим трёхэтажным шестнадцатидюймовым матом (на японском, правда), потому больше половины изречений мною были не переведены и не поняты. Но реакцию девушки можно разделить, если хоть немного шарить за вопрос.

«Багира» робко потянула ручку:

– Эм… а с чего так бурно реагировать на фасоль? Ну, фасоль – она и в Африке фасоль… чего выть, как белуга на сенокосе?

– Дело в фольклоре, – мрачно процедила «Раптория». – Фасоль в древней Японии использовали для борьбы с духами.

Сакамото изволила кончить материться, как сапожник, и вернулась к конструктивному диалогу:

– Не столько для борьбы с духами, сколько как превентивная мера против зла.

Ох уж, эти языковые коллизии… Вроде бы, суть одна, а сколько подводных камней можно передать одной лишь только формулировкой! А девчонка неслабо русский язык подтянула, раз смогла такое донести до оппонента.

Я передал японке катану, что держал в руках всё это время.

– Это оружие досталось мне от тебя.

Девушка взяла меч в руки и слегка поддела цубу, выдворяя клинок из ножен. Узрев первые сантиметры металла, Ёко вытаращила глаза:

– Shouri ni tsu naga ru?!

«Ведущий к победе», – перевёл я.

«Раптория» цокнула язычком.

– Прикольно.

И посмотрела на меня.

– В моём мире тоже засветился этот клинок. Если мне не изменяет память, его выковали в мастерской «Курой Йен*» и нарекли «Ведущим к победе». Меч преподнесли командиру «Ямато», чтобы с ним он нагнул рейфов раком, и им же засадил по самые гланды.

*Kuroi en – чёрное пламя (прим.)

– Но откуда он тут…?! – Сакамото извлекла меч из ножен полностью. – Мы только получили его из ковки! Ещё даже церемония не проходила…!

Если меч и вправду церемониальный, и ковался под определённые задачи, то он, вероятнее всего, именного-номерного учёта. Значит, люди Сакамото должны быть в курсе, что с ним и где он. Если так, то мы можем связаться с кем-то из них.

– Свяжись с майором Минамото, – порекомендовал «Штепсель». – Она была нашим куратором, пока мы служили на вашей базе. Пускай проверит, в сохранности ли ваш меч. Если да, тогда у нас…

– …большие проблемы? – поинтересовалась «Астория».

– Скорее, интересные обстоятельства, – проронила Ёко.

Девушка разве что на зуб не попробовала металл клинка, чтоб убедиться, что он настоящий.

– Как ты узнала этот меч? – спросил «Медвед». – Автоматы все на одно лицо. С «холодным» оружием разве не так?

Японка энергично замотала головкой.

– Я была при приёмке этого оружия, и хорошо его запомнила. К тому же, на нём гравирован девиз.

Прикомандированная развернула клинок к нам таким образом, что в свете ламп стали читаемы иероглифы.

– «Долг тяжёл, как гора; смерть легка, как перо», – перевела для несведущих «Раптория». – Вполне в вашем духе, смею заметить.

– Но и изречение известное, – заметил «Медвед». – Мало ли, на какой клинок могли его на нести.

– Это точно он, – заверила Ёко. – Ошибки быть не может.

– Мы с Нергалом почувствовали неладное, – продолжил я. – Ощущения сильно походили на то, что довелось испытать на борту «Юрия Долгорукого». Симбионт склонен считать, будто мы пересекли границу Мира.

– Это объясняет, почему вас не видел сканер, – сообщила Лилит. – Ни ручные устройства, ни бортовая станция «прыгуна» вас не пеленговали.

«Раптория» закатила глаза.

– Опять игрушки Демиурга, едрить его межмировые кванты…

– Думаешь? – поинтересовался «Медвед».

– Больше некому, – мрачно констатировала Лилит. – Сомневаюсь, что тот же Нергал, к примеру, умеет шастать по измерениям, скрываясь от датчиков «прыгуна».

– Так… – протянула «Астория». – Всё хорошо? Или всё плохо? Нам радоваться или плакать?

Я неопределённо пожал плечами.

– Пока что знакомство с этой сущностью ничем плохим нам не грозило. Не считая пары миллионов подпорченных нервных клеток, но это сущие житейские мелочи.

– Стало быть, – резюмировал «Полимер». – Угрозы нет.

Ёко замялась.

– Не сказала бы, что её нет совсем… скажем просто, что она неочевидна.

«Штырь» хлопнул по коленям.

– Значит, действуем штатным порядком. Дозорные – в ночи, группа усиления – на подхвате, остальные отсыпаться.

– Утром свяжемся со «своими», – внёс рацпредложение «Штепсель». – Сообщим, что да как.

«Андромеда» тихо фыркнула.

– Ага. Чтоб потом весь Главк решил, что мы тут бухлишком втихаря балуемся. Кто в здравом уме поверит в эти бредни?

– Вот и узнаем, заодно.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 24 Апреля 2021, 22:11 | Сообщение # 715
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 295
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
– Да что за [непереводимое ругательство на Древнем] тут происходит? – обескураженно переспросила она.

эх.... а как его можно было бы в жизни использовать.... ну да ладно 1tooth
Цитата Комкор ()
– Nani?* – только и смогла выдавить Ёко.

*«Что?», «чего?» - прим. авт.

Как человек, просмотревший всего "Наруто" и "Боруто" понял без перевода и очень рад был увидеть знакомые слова))
P.S. смотрел с японской озвучкой и русскими субтитрами.


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Суббота, 24 Апреля 2021, 22:42 | Сообщение # 716
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 506
Репутация: 400
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата шаман ()
Как человек, просмотревший всего "Наруто" и "Боруто" понял без перевода и очень рад был увидеть знакомые слова))
P.S. смотрел с японской озвучкой и русскими субтитрами.


- Omae wa mou shindeiru.
- Nani?!


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Воскресенье, 25 Апреля 2021, 07:54 | Сообщение # 717
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 295
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
Цитата Комкор ()
- Omae wa mou shindeiru.
- Nani?!

- nandemonai 1tooth


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 21 Мая 2021, 11:35 | Сообщение # 718
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 506
Репутация: 400
Замечания: 0%
Статус: где-то там
15 августа 2011 года
Подземное расположение объекта «Город»
Кабинет гв. п-ка Дегтярёва А.С.
«Шаман»/Нергал
18:00 МСК


Отменная, всё-таки, штука, этот телепорт Асгарда. Буквально во мгновение ока перенёс с другого полушария планеты, причём, в целости и сохранности. И как мы только раньше без него обходились? Надо будет поговорить потом с комбригом, чтоб для нужд подразделения выделенный канал переноса создали. Не сказать, что он нам кровь из носа как нужен каждый Божий день, но лишним в запасе точно не будет.

Оставив дела на «Медведа» и «Полимера», я с Лилит рыбкой метнулся в подмосковный гарнизон. Всё-таки, информация о творящемся в Ёкаимуре – это не то, что следует передавать в телефонном разговоре, пусть и по защищённой линии. Такое лучше сообщать лично.

Пользуясь случаем, попросил приобщить к разговору майора Минамото, коль раз уж она волею того самого случая оказалась на территории объекта.

Доклад вёл на русском, благо, что язык знали все присутствующие. Что непонятно для отдельных лиц – переводил в рамках собственного разумения.

Дегтярёв весь доклад сидел мрачной тучей, и молча болтал чайной ложкой кофе в кружке. Майор же Минамото с интересом вслушивалась в мой рассказ, изредка задавая уточняющие вопросы в тех местах, которые я, посчитав наименее актуальными, опустил, как малосущественные.

Под конец я выложил «Ведущего к победе» на столешницу.

– Ваша сотрудница опознала клинок. Согласно её доводам, это оружие – ничто иное, кроме как «Shouri ni tsu naga ru», выкованный на мощностях «Курой Ен». Полагаю, майор, вы тоже знакомы с ним. Засим, прошу осмотреть и подтвердить или опровергнуть эти заявления.

Акира подняла катану со стола и быстрым, но осторожным движением извлекла оружие из сая*.

*Сая – 鞘 - японский термин для обозначения ножен катаны (прим).

Свет потолочных плафонов заиграл бликами на режущей кромке оружия, прошёлся игристой волной по зубастой линии границы хамона.

Но офицер смотрела не на него.

– Определённо, это «Ведущий к победе», – констатировала Акира. – Ошибиться невозможно. Я лично принимала оружие после ковки, и подтверждаю имя этого клинка. Ёко не ошиблась.

– Передайте по своим каналам, – попросил я. – Чтобы ваши люди проверили сохранность и наличие оружия. Если правильно понимаю, «Ведущий к победе» выкован в единственном экземпляре?

– Да, – подтвердила Минамото. – Второго такого мы не делали. Оружие предназначено для капитана «Ямато», и существует без двойников.

Лилит задумчиво произнесла, не обращаясь ни к кому конкретно.

– Я нахожу символичным, что клинок оказался в руках «Шамана», – Древняя в раздумьях потирала подбородок. – Оружие, предназначенное для капитана «Ямато», попало в руки к тому, кто исполнял обязанности капитана «Ямато». Нет нужды напоминать, кто отдавал команды во время боя у границ Солнечной системы.

Действительно, нужды в напоминаниях нет. Равно как и нет необходимости уточнять, что я лишь исполнял обязанности, но не вступал в должность капитана корабля.

– Я сейчас же займусь этим, – пообещала майор, кладя оружие на стол. – Пусть для чистоты эксперимента катана останется в этом кабинете, под присмотром. Вы не против, Арикасендеру-сан?

Строго говоря, «Арикасендеру-сан» был против. Меч, хоть и является символом и в некоем роде артефактом, всё же, остаётся холодным оружием. Разбрасываться оружием по всему объекту не входило в профессиональные привычки полковника Дегтярёва, который правила хранения оружия и боеприпасов знал на зубок. Он бы ещё согласился с предложением оставить катану в КХО, под запись в оперативном журнале и книге подъёма и выдаче оружия, с назначением ответственного за учёт и хранение. Но принимать, фактически, на баланс чужое оружие и нести за него ответственность? Хотя бы, сейф нужен: мало ли, какая оказия приключится?

Комбриг оценивающе осмотрел длину катаны и прикинул высоту своего сейфа для документации. Не влезет, даже, если снять все полки.

Решение принято после взвешивания всех pro at contra.

– Не против, – подытожил полковник. – Обеспечим сохранность и секретность.

Благо, что с последним проблем не возникнет: катана никому на глаза не попадалась. Прибывая на объект телепортом, я привёз меч завёрнутым в плащ-палатку. Подозрительно, но «холодняк» в таком свёртке опознать непросто.

Только, как он сохранность собрался обеспечивать? В диван спрячет?

– В таком случае, я откланяюсь, – Акира, встав из-за стола, одёрнула на себе форменный китель и юбку. – Сейчас свяжусь со своими, объясню ситуацию…

– А вот объяснять не надо, – Дегтярёв хлебнул кофе. – Это может привести к появлению неправильных мыслей в неправильном направлении у неправильных людей. Просто задайте задачу проверить сохранность оружия, но не ставьте в известность о целях.

Минамото, кивнув, вышла из отсека.

Полковник дождался, пока за гостьей закроется дверь, и откинулся на спинку кресла.

Взгляд полковника выглядел уставшим настолько, что не позволял прочесть ровным счётом ничего. Офицер буквально становился роботом.

– Ну? – Кэп посмотрел на меня. – Что скажешь?

Я пожал плечами.

– Скажу, что творится какая-то лютая дичь.

Дегтярёв хмыкнул в голос.

– Есть такое. Если честно, начинаю думать, что мне всё это снится.

– Это вряд ли, – усмехнулась Лилит. – Ибо, если так, то всем сразу и одно и то же.

Полковник потянулся за кружкой, что покоилась рядом с его компьютером, прильнул к ней, но, неожиданно для самого себя, обнаружил её пустой.

Это ж как надо заработаться, чтоб не заметить, как выпил весь кофе?

Со вздохом отставил пустую тару прочь, возложил свои командирские длани на клавиатуру ноута, пару минут что-то постучал по ним, и поманил меня пальцем. Мол, «подойди».

Я обошёл стол и встал рядом с креслом командира. Тот указал на монитор компьютера.

Картина, выведенная на него, выглядела не шибко радужной. Условно пустое космическое пространство, и шесть отметок на схеме: одна зелёная и пять красных разных степеней жирности. Схематически восстановленные события в нашем последнем бою с рейфами.

Бой на анимации только-только начинался, и мы всё ещё выходили на свои рубежи. Я ещё не успел отдать никаких команд, и рейфы не успели сообразить, что перед ними земной линкор.

– Как думаешь? – поинтересовался Дегтярёв. – На что это похоже?

Если он спрашивал за то, что видно на экране, то на анимацию. Но вряд ли разум офицера настолько истончал, чтобы спрашивать такие детские вещи. Вероятнее всего, он имеет ввиду сам бой.

– Я бы сказал, что на бичевание усопшего младенца, – поделился я своим видением ситуации. – Один корабль, пусть и линкор, но с детскими болячками и, фактически, без экипажа, против полнокровного разведотряда.

Дядя Саша кивнул.

На анимации мы уже начали обмениваться залпами. В этом у «Ямато» было неоспоримое преимущество: точность ведения огня у лучевых батарей гораздо выше, чем у плазменных пушек.

– По всем канонам жанра, – рёк офицер. – Вас должны были аннигилировать к хренам ещё в первые минуты боя. Кораблём командовал не пойми кто, без навыков, без обучения, с зачаточным пониманием происходящего. В подчинении – наскоро сколоченный сброд, который даже экипажем назвать нельзя. Все – носители разных языков. И пусть у трёх из четверых есть опыт боестолкновений, но ни один из них не ходил на корабле этого проекта, и не знает его в совершенстве, как полагается. Как думаешь, какие у вас были шансы на победу?

– Нолевые, – хмыкнул я. – Это мы и так понимали. У нас не было задачи победить: надо было задержать рейфов. Я был согласен на ничью.

– Но до пирровой победы было недалеко, – любимая посмотрела на меня со своего места. – Нам начисто снесли щиты, корабль терял атмосферу. Я не стала докладывать тебе, но в ходе боя отказал ряд второстепенных систем, некритичных для сражения. Не подоспей эскадра с Земли вовремя – и мы распылились бы на атомы.

– Я это понимаю, – кивнул ей.

– И всё же, – Дегтярёв облокотился на столешницу, сложив руки «замком» перед собой. – Корабль, обязанный проиграть безоговорочно, сумел лишить маневренности улей, уничтожить один крейсер и подбить два других. Не говоря уже о рое мелких истребителей-штурмовиков… совпадение?

– Не думаю, – усмехнулся я. – Скорее, тактическая случайность, приведшая к стратегическому совпадению. Ну, и помощь эскадры нельзя со счетов сбрасывать: только ей благодаря мы и вышли из боя своим ходом.

На экране отметка, символически изображающая «Ямато», пролетела между двух отметок крейсеров рейфов, насовав им по самые гланды. Не уничтожила, но изрядно потрепала.

– Другой вопрос, – продолжил Кэп. – Как ты оцениваешь действия своего экипажа в бою?

«Моего экипажа»? Меня что, командиром корабля кто-то назначал?

– Удовлетворительно, – уклончиво отозвался я. – Мешал языковой барьер. Если Лилит всё понимала с полуслова, то Сабрине и Иштар приходилось растолковывать мою задумку. У нас разные понимания о тактике ведения боя. Плюс, Ёко: русский она, безусловно, подтянула, как и я японский, но встречались слова и термины, которые не знали оба. Я не знал, как это облечь в японский, она не знала, как это будет звучать на русском. Приходилось тратить время на переформулировку. А так… Я считаю, что справились нормально.

– «Нормально» – это среднее между «хреново» и «очень хреново», – поправил полковник. – Ты прав в одном: ругать вас не за что. Есть ряд мелких тактических ошибок, но они вызваны, в первую очередь, незнанием тактико-технических характеристик своего корабля. В остальном, если не считать вот этого…

Офицер перемотал анимацию до того момента, как нам на хрен сбрили всю защиту. В прочный корпус корабля ударила целая очередь из снарядов от орудий рейфов.

– «Ямато» – линкор, с этим легко согласиться, – издалека зашёл он. – Я даже могу согласиться с заложенным конструктивным запасом прочности брони. Даже с учётом этого, становится интересно, как при такой боевой нагрузке оказался пробит лишь прочный корпус, да разгерметизированы пара палуб… При таком весе залпа…

– Угол встречи с бронёй? – я пожал плечами. – Нас же крейсеры обстреливали. А у них калибр послабже будет, чем у «улья».

– И всё же…

Дегтярёв развернул проекцию «Ямато», перевёл камеру в район пробитых отсеков и запустил рендер в реальном времени.

Вот тут мне сделалось дурно.

Потому что, согласно расчётам и показаниям бортовых самописцев (вряд ли эта выкладка делалась на базе чего-то ещё), в одну область корабля прилетело больше десятка выстрелов. Тут не надо обладать знаниями Древних, памятью Нергала или интеллектом с IQ за 500, чтобы понять: ни один земной корабль такого не пережил бы. И угол встречи тут роли не играет. «Короткая» очередь, за несколько секунд вгрызающаяся в борт десятком залпов, обязана была продырявить нас насквозь. И то, как кучно она легла… Это просто невозможно для двух кораблей, ведущих огонь по третьему, движущемуся со скоростью с четырёхзначными цифрами.

– Нас должны были распылить, – резюмировал я.

– Точно, – согласился Кэп. – Но вместо этого больше десятка зарядов, как магнитом собранные, легли в одну область диаметром в полсотни метров. К тому же, лишь прожгли бронелисты прочного корпуса, разгерметизировали отсеки на палубах, и даже не повредили основные системы электромагнитным импульсом.

– Ну, электромагнит списать легко. В конце концов, «Ямато» – боевой корабль, и рассчитан на электромагнитную активность звёзд. Не то, что орудий рейфов.

– На точечное воздействие особо крупных калибров он тоже рассчитан? – улыбнулся офицер.

«Туше». Переиграл и уничтожил.

Анимация закончилась уничтожением «улья» и скорым появлением подмоги в лицех эскадры с Земли. Дегтярёв откинулся на спинку кресле и с нескрываемым удовольствием потянулся в нём.

– Я ни коим образом не пытаюсь развенчать тебя, – изрёк полковник. – В свете текущих обстоятельств ты действовал донельзя грамотно. Усложнил себе жизнь парой тактических ошибок, но и их нивелировал, сам того не заметив. Но у вас изначально не было ни единого шанса на победу. Даже пиррову.

Нетрудно сложить два плюс два и узреть, куда клонит командир.

– Демиург?

– Больше некому, – пожал плечами Кэп. – Если только твоя ненаглядная не включила режим матери Терезы и не приложила к этому свои руки.

Я перевёл взгляд на любимую.

– Лилит?

Та покачала головой.

– Я чрезмерно рискую всякий раз, когда даже разговор об этом заходит. Делать это в открытую чревато. Уверяю вас: я не при делах.

– Значит, остаётся Демиург, – подытожил Дегтярёв. – Если он и взаправду вознёсшийся Древний, ему не составило труда прикрыть «Ямато» от огня противника, минимизировать урон, и, возможно, саботировать корабли рейфов. Иным образом я никак не могу объяснить, как вам удалось сбить два борта, повредить ещё два, и своим ходом выйти из боя.

– Это что же, – хмыкнул я. – Орден отменяется?

– Ещё чего, – усмехнулся дядя Саша. – Ваши приказы уже подписаны, награждение будет после вашего отпуска. Может, официальное, может, нет.

Кстати, об официозе.

– Общественность в курсе? – поинтересовалась Лилит.

– Ещё бы! – хохотнул полковник. – Экспериментальный корабль в испытательном походе нагнул раком соединение врага! Вы думаете, Отдел по связям с общественностью не разобрал бой по винтику? Эти птицы-говоруны не зря свой хлеб едят. С их подачи вас и будут награждать.

Я провёл рукой по лицу.

– Только не надо фарс устраивать, как с бронепоездом, ладно?

– Поговори мне ещё! – шутливо пригрозил Кэп, впрочем, резко стал серьёзным. – К слову. Ты же не всё мне рассказал? Есть ещё, что добавить?

Вот хрен что от командира скроешь, чесслово. Насквозь видит.

Вернулся на своё место и сел за стол рядом с любимой.

– В Ёкаимуре сплошная дичь творится, – я вернулся докладу. – Мы склонны считать, что Демиург и тут засветился. Хрен его знает, на кой ляд ему это сдалось. Но, я в дела вознёсшихся не лезу: хочет паранормальщиной баловаться – значит, есть, зачем.

– На чём основано предположение? – осведомился офицер.

– На фактах. Когда я раскусил «Ёко» возле храма, она чуть ли не прямым текстом в этом призналась. И ещё. Формулировки, которые она использовала. Меня напрягли слова «час близок»: с одной стороны, это может указывать на близость генерального сражения, но с другой… Может, что-то другое имелось ввиду?

– Вряд ли, – Дегтярёв постучал пальцами по столешнице. – Вероятнее всего, именно это она и подразумевала. Две недели осталось… Первого сентября решится, будем ли мы жить, или исчезнем в бесконечном беге времени.

– И ещё одна фраза. «Окружение отрешено». Вот тут я не совсем понял, что она имела ввиду.

– Ты уверен? – переспросила Лилит. – Она точно это сказала? Или ты перевёл это?

Я покачал головой.

– Это было сказано на русском. Перевод не требуется.

Древняя с неподдельным облегчением выдохнула.

– Это многое объясняет.

– Например? – Дегтярёв посмотрел на неё.

В следующий миг меня натурально хватил сердечный приступ, когда Лилит, ни слова не говоря, подняла над столом руки. На ладонях девушки вспыхнуло термоядерное пламя, по внешнему виду крайне похожее на то, что «другая» «Лилит» демонстрировала на ночном берегу озера Райбу. И лишь секундой спустя я понял, что каждый из клубов превышает в поперечнике длину штыка: это уже не тот маленький огонёк, что тайком показывали мне. Это полноценное заявление о силе. Кондратий, хвативший меня, поразил даже симбионта: у нас с Нергалом натурально ёкнули сердца. За эту выходку другие Древние моментально отправили бы любимую на очередной круг повтора, а эта временная петля опять окончилась бы безвозвратной гибелью цивилизации.

Я дёрнулся было пресечь идиотскую выходку милой, но меня остановил Нергал. Та лишь удовлетворённо улыбнулась.

– Вот как… – Лилит расплылась в улыбке.

Правда, стоит сделать особую ремарку, что улыбка больше походила на плотоядный оскал.

Девушка вздохнула полной грудью и с чувством готовой лечь грудью на амбразуру пулемётного ДЗОТа окинула нас с комбригом взором.

– Мои поздравления, господа офицеры, – торжественно произнесла она. – Кажется, я поняла, в чём дело.

– Вознёсшиеся не вмешались, – констатировал очевидное Кэп.

– Именно это и означала фраза про окружение, – довольно проронила Лилит. – Каким-то образом Демиург сумел пресечь вмешательства извне. Не могу сказать, что отныне у меня развязаны руки, но, определённо, дела не настолько плохи, как могли бы быть.

– Понятия не имею, чего ему это стоило… – пробормотал Дегтярёв.

«Зато я имею», – подумалось мне.

А в памяти всплыли обрывки видений, как бойцы «Цикад», погибшие в предыдущих временных петлях, окапывались перед стоящими посреди руин «Города» звёздными вратами, готовясь к самой жестокой бойне, которую только могла себе представить эта галактика. Сколько из них пали без шансов на перерождение? Едва ли я это узнаю. Если только не допрошу Демиурга при очередной нашей встрече. Если только его самого не помножили на ноль.

– Не делай так больше, – попросил я Лилит. – Нас с Нергалом чуть кондратий не хватил.

Лилит повернулась ко мне.

– Победителей не судят, – тепло улыбнулась милая. – Это был единственный способ проверить предположение.

– Ценой жизней очередной временной петли? – не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: без Лилит мы бы не выкрутились. – Кажется, «дома» тебя ждёт серьёзный разговор.

Древняя подмигнула.

– Жду, не дождусь.

Дегтярёв дипломатично кашлянул, прерывая не к месту начавшееся заигрывание девушки.

– В остальном без существенных происшествий, – я вернулся к теме доклада. – Личный состав отдыхает, набирается сил. Несём посменное дежурство, совсем в детский сад на выгуле не скатываемся. Дежурные по гарнизону, группа немедленного реагирования на подхвате в ночную смену. Организовали питание и психологическую разгрузку. За наличием свободного времени, ту же «Рысь», к примеру, начал учить в авиацию.

– Психологический фон в подразделении? – поинтересовался комбриг.

– Выше среднего. Кроме «Андромеды» после аномального линкора, никто больше крышей не ехал. Сильно, во всяком случае, – добавил я, чтоб не прегрешить после истины.

Имея ввиду видения по ночам.

– Помощь психологов кому-то нужна?

Дегтярёв интересовался не из праздного любопытства. Он, как командир бригады, должен быть в курсе состояния дел и здоровья бойцов во вверенном ему отдельном подразделении. Мало того, что в наших рядах есть несовершеннолетние, так эти самые несовершеннолетние почти три месяца с передовой не вылезали. Даже в те дни, когда они отдыхали в тылу, и тогда на их психику случалась нагрузка, которую не каждому взрослому доведётся испытать. Сейчас спрос с меня, как с командира этого подразделения. Если кто-то двинулся рассудком, его необходимо списать на излечение. Неуравновешенный боец – это угроза жизни всего отряда. Хорошо, если сам скопытится. А если своих стрелять пойдёт?

– Никак нет. Все бойцы чувствуют себя хорошо, признаки стресса и нарушения в нервной системе есть почти у всех, но это пройдёт после качественного отдыха. Сторонняя помощь не нужна.

– «Багира»? «Астория»? «Гайка»?

Комбриг перечислил позывных самых младших в подразделении. Вот за них реально стрёмно: их и без того нетвёрдо стоящее сознание изрядно помутнено нагрузкой. На их долю выпало то, что не каждым более старшим товарищам довелось пережить. Та же «Гайка» валялась в лазарете с прострелянной навылет грудной клеткой. Если честно, я до сих пор удивляюсь, как она осталась в строю после этого. Не в плане выздоровления (хотя и это тоже), а именно с психологической точки зрения. Или она настолько непрошибаемая, или я не знаю…

– Мелкие в порядке, – заверил я. – Все наши отклонения в пределах допустимого. По крайней мере, никто друг друга не поубивал, и, вроде бы, пока не собираются. Над микроклиматом в коллективе я не работаю, личный состав самостоятельно держит его под контролем. Конфликтов нет, шизы не намечается. Что ещё для счастья надо?

Дегтярёв кивнул, приняв к сведению, и, как бы между делом, поинтересовался:

– Как «Рокада»?

Вот не люблю я, когда важные для людей вещи стараются прятать за напускным равнодушием или праздным интересом. Эта манера ни разу не приукрасила комбрига в моих глазах. Я же вижу, что Кристина для него не чужой человек, и прекрасно понимаю его беспокойство о племяннице. Спросил бы открытым текстом, что ли? Тоже мне, шифратор-комбинатор.

– Кристина в порядке. Отдыхает и резвится наравне со всеми, от коллектива не отрывается. Что-нибудь передать ей, кроме пламенного привета?

15 августа 2011 года
Ёкаимура
Пункт временной дислокации «Цикад»
9:00 МСК/18:00 Токио


Возвращение моей бренной тушки прошло слишком обыденно и штатно, чтобы долго останавливаться на этом.

Телепорт Асгарда материализовал нас с Лилит аккурат возле занятого взводом дома, на заднем дворе которого, судя по голосам, разворачивалось действие очередного акта пьесы «Расслабление».

Стоило только обойти сооружение сбоку, как догадка подтвердилась. Личный состав разбился на неравные группы: кто-то плавал в пруду, кто-то загорал на берегу. Правда, термин «загорал» уже вряд ли применим: солнце начало клониться к закату, и вот-вот скроется за горами.

Правда, это не мешало той же «Гюрзе», например, развалиться чуть поодаль в плавках, благополучно забив на верх купальника, и блаженно жмуриться под лучами вечернего солнца.

– О! – махнула руками «Рокада», завидев нашу двойку. – Парламентёры вернулись! Как успехи?!

Солнце уже не грело так сильно, как днём, а потому Кристина, выйдя из воды, в темпе контратаки пыталась вытереться насухо полотенцем: пусть вода в пруду и была тёплой, но за бортом наступала вечерняя прохлада.

– Жить будем, – доложил я. – Как долго – зависит от нас самих.

Сбоку нарисовалась Сакамото, нашедшая неправильными отбиваться от коллектива. Ёко купалась и резвилась вместе с остальными девчонками, и, судя по довольной мордашке, наигралась вдоволь.

Вот только при виде меня из-за довольной мордочки начали проглядывать нотки тревоги.

– Узнал что-нибудь? – спросила она.

– Поговорил с майором Минамото. Попросил выяснить судьбу вашего клинка.

– Причин для тревоги нет, – пояснила ей Лилит. – Наверняка ваш меч в целости и сохранности.

– Действительно? – с нескрываемым сарказмом в голосе переспросила прикомандированная. – С чего бы тогда тут «Ведущий к победе» появился? Или «Курой ен» нам второй экземпляр презентовали?

– Это слишком долгая история, – покачал я. – И ты вряд ли мне поверишь, даже, если расскажу. Если захочешь подробностей – бери «Рапторию» и «Штыря», и приходи к нам в комнату после отбоя. Много интересного для себя откроешь.

Строго говоря, я имел ввиду историю появления и взаимодействия с Демиургом, и вознамерился поведать её японке. Но у той, видимо, на фоне разыгравшегося веселия чрезвычайно возбудилась фантазия, отчего девушка разом понапридумывала себе кучу всего и сразу.

Только секундой позже, глядя на мгновенно вспыхнувшее от стыда личико Ёко, я понял, как двухсмысленно прозвучало моё предложение. Даже Лилит усмехнулась в голос.

– Я беседу имею ввиду, – пояснил я. – А не групповуху.

Сакамото покраснела ещё сильнее.

– Командир! – крикнула из воды «Раптория». – Кончай людей в краску вгонять! Раздевайся и айда к нам! Водичка класс!

И нырнула под воду, мгновенно уйдя ко дну.

Действительно. Тоже, что ли, искупаться? Заодно проверю теорию о «живой воде». Если мои раны рассосутся опосля купания, значит, точно дело в ней. А если нет?

Предлагаю решать проблемы по мере их поступления.

***
15 августа 2011 года
Ёкаимура
20:00


Мы немного не рассчитали время и провели в воде дольше, чем хотели. В мыслях было осуществить наблюдение за поведением повреждений после контакта с подозрительной жидкостью, и не более того. По факту же, меня трижды пытались в шутку утопить (один раз почти получилось), пару раундов мы сыграли в подводные догонялки (выяснилось, что как подводный диверсант я ещё неплох, но для гонок вольным стилем не гожусь), и вообще нам было необыкновенно хорошо.

Стоит ли говорить, что теория о «живой воде» подтвердилась на все 100%? Думаю, стоит.

Когда я вечером выбрался на сушу, не осталось ни следа ни от вселения симбионта, ни от присосок рейфа, ни от пулевого ранения на боку, ни от пореза на руке.

С целью установления истины все собрались в помещении столовой в ожидании, покуда сварится ужин.

Лилит разве что не с увеличительным стеклом под светом меня исследовала, чтобы понять, что происходит.

Наконец, Древняя отслонилась от меня.

– Это очень странно, – задумчиво проронила она. – Повреждения исчезли практически полностью. Есть едва заметные следы, но даже так: это невозможно для земных условий.

Брюки после заплывов я надел сразу, как только обсох, теперь после «медосмотра» натянул на себя и футболку.

– А остальные? – я окинул взором присутствовавших. – Как самочувствие? Лучше или хуже стало?

– Без изменений, – пожала голыми плечами «Раптория». – По крайней мере, видимых.

На дворе уже опускались сумерки, и не за горами ночь. Вряд ли кто-то ещё собирался плавать, но, к примеру, «Раптория» с Лилит до сих пор сидели за столом в купальниках, а «Гюрза» только запахнулась в полотенце. Даже «Андромеда» накинула футболку поверх пляжного облачения.

– Так, это что же получается? – почесал затылок «Штырь». – И впрямь, живая вода? Эксперимент налицо: командир тоже «отремонтировался».

– Выходит, что так, – озабоченно проронила Ёко, и посмотрела на меня. – Пока тебя не было, мы сходили на местное кладбище. Местное население и впрямь отличалось долголетием, даже по нашим меркам. Средний возраст усопших – порядка ста пятидесяти лет. Встречались и более молодые, но, вероятнее всего, то были несчастные случаи или иные причины. Кажется, что вода всему причиной.

– Или то, что в ней обитает, – Лилит скрестила руки на груди и в задумчивости прошлась по помещению столовой.

– Паразит? – поинтересовалась «Раптория».

– Скорее, «симбионт». Но не гоа`улд: это точно. Иначе ты с «Шаманом» сразу их почувствовала бы.

– Какие-то микроорганизмы? – предположил «Рентген». – Какая-нибудь палочка, там, или ещё какая амёба?

– Есть одно предположение, – нахмурилась Древняя. – Мне известно об одном виде, контакт с которым может быть схож с нашим случаем. Но его не должно быть на Земле.

– Если только не принесён извне? – «Док» задумался. – Скажем, метеориты. Какого происхождения озеро?

– Метеоритное, – подтвердила Ёко. – Но я сомневаюсь, что тут причастно что-то живое. Наши учёные давно обнаружили бы это. Не верю, что тут никогда не брались образцы воды на анализы. Эта местность заселена не первое столетие.

Кристина посмотрела на японку.

– Земля регулярно открывает что-то новое. Даже в тех местах, в которых, казалось, всё изрыто вдоль и поперёк. Вспомни: даже атом когда-то считался неделимым и наименьшим из частиц.

– Что предлагаешь? – поинтересовался я у Древней. – Понаблюдать? Или сразу в «Город» маякнуть?

– Пока что наблюдения, – согласилась Лилит. – Неплохо было бы отослать образцы воды на анализ в Лабораторию, но, боюсь…

– Там мало что найдут, – усмехнулась «Гайка». – Этих ваших микроорганизмов не должно быть на Земле.

– Оптически их в микроскоп обнаружат, – поправила её «Раптория». – Только опознать смогут далеко не сразу.

– Кстати, – вклинился «Штепсель». – А что за организмы такие? Ну, в смысле, контакт. В чём выражается, чего ждать? Это ж не Святой Грааль?

– Нечто похожее, – кивнула Лилит. – Если правильно помню, вид носил название «sanitatem symbiote». Технически говоря, симбионты симбионтами. Многоклеточные, живут в воде, используя её, как среду обитания. К жизнедеятельности на воздухе способны, но в воде более активны. Также, используют воду для распространения: с ней попадают в организмы крупных живых существ, которые используют как инкубаторы. Практически сразу после интервенции начинается взрывной рост скорости размножения: способствует питательная среда. Постепенно образуется иммунитет к подавляющему большинству аллергенов и раздражителей, кратно ускоряется регенерация повреждений, гибнет большинство патогенной микрофлоры.

– Но зачем им это? – не понял «Штырь». – Любой паразит стремится к максимальному благу. Вместо этого они вкалывают, по сути, на носителя. Смысл?

Девушка смерила взглядом бойца.

– Наибольшее благо для любого вида – расселиться на максимально доступную территорию и максимально преумножить свою численность. Носитель используется как транспортёр: этого симбионта в больших количествах можно обнаружить во всех системах организма, начиная от головного мозга, и заканчивая репродуктивной. Самый выгодный способ распространения – через биологические жидкости. Вместе с той же спермой, например, симбионты могут попадать в организмы женских особей, а от них – сразу в плод.

«Раптория» цокнула языком.

– Рационально, блин. Сразу чики-брики – и в дамки. Умно придумано, ничего не скажешь.

– Симбионт не просто так назван, – Лилит вернулась к повествованию. – Он не причиняет вреда носителям, но использует их для взрывного роста своей численности и расселения на максимально доступные территории.

«Штепсель» нахмурился.

– Каким образом? Если он просто расселяется, используя цикл размножения носителей.

– Есть неподтверждённые случаи изменения поведения носителей, – проинформировала Древняя. – Под контроль симбионты взять не могут, но начинают воздействовать на организм, заставляя его вырабатывать гормоны в избыточном количестве. У тех же мужчин нашего с вами (?) вида начинают зашкаливать андроген и тестостерон, у женщин – эстроген и протестерон.

– Он может жить в любом организме? – поинтересовалась «Литера».

– В любом живом, – подтвердила Древняя.

Теперь становится понятно, почему в округе такая тьма из живых существ, и почти нет птиц. Бесконтрольный рост численности фауны берёт свои корни из водопоя местных животных водами Райбу. Птиц же почти наверняка всех съели, а кого не съели – те улетели от греха подальше.

– То есть, – осторожно спросила «Гюрза». – Этот самый симбионт… он что? Вылечил нас и будет подстёгиваться, пока мы… гм… «размножимся»?

– Очень грубо говоря – да, – Лилит покачала головой. – Если это действительно вид «sanitatem symbiote», то его жизненный цикл сравнительно долог. Любое биологически здоровое живое существо рано или поздно спарится для порождения потомства. До тех пор симбионт будет размножаться в организме носителя, хотя со временем его способность к этому поутихнет.

– Слабо верится в это, – «Андромеда» поморщилась. – Прям, сплошной прибыток и никакого вреда. Если б это работало, как в рекламе, от этого вашего симбионта проходу не было. Сколько этому виду? Миллионов десять, небось?

– Десять миллиардов, вообще-то, – уточнила Лилит. – Плюс-минус один-два миллиона.

У Леры озабоченно вытянулась мордашка.

– Я училась по рапортам и сводкам групп «ЗВ». Среди обнаруженных за последние десять лет видов нет ничего похожего на описанное тобой.

– Как будто тебе на стол клали всю внутреннюю документацию КЗВ, – усмехнулся «Штепсель». – Но, если честно, Лера права: слабо верится в рекламу.

– Верить или нет – дело каждого, – назидательно рекла «Раптория». – Я подтверждаю слова Лилит. В моём мире я также сталкивалась с подобным, хоть и не лично. Если не ошибаюсь, – девушка посмотрела на Древнюю. – Родным миром этого вида признали Альфу Цербера?

Та кивнула в ответ.

Вмешался «Медвед».

– Не суть важно, откуда этот вид и как он попал на Землю. Неужели взаправду носителям никакого вреда? Только польза?

– Не совсем, – не стала кривить душой Лилит. – Прямого вреда действительно нет: организм не точит тело носителя, не подталкивает его к каким-то осложнениям. Но в ряде частных случаев возможен конфликт с нервной системой, что может вылиться в чрезвычайную возбудимость, агрессию, неконтролируемое поведение.

– Зомбирование? – осторожно уточнила «Литера».

Любимая попыталась подобрать максимально корректный синоним.

– Скорее, сомнамбула. Известных случаев зомби нет, или до этого просто не доходило.

– Ты сможешь опознать микроорганизм? – спросил в лоб «Медвед». – Если увидишь его в микроскопе.

Древняя отрицательно покачала в ответ.

– Я не изучала его сама, и никогда не видела лично. Даже, если он и попадётся в образцах воды, у меня не выйдет его идентифицировать.

«Гайка» громко неприкрыто зевнула, с чувством потянувшись.

– Ладно, мальчики-девочки. Вы – как хотите, а я спать. Не знаю, как некоторые, но я полночи моталась по всей Ёкаимуре, разыскивая потеряшек.

– Действительно, – спохватился «Штырь». – Время спать, а мы не ели.

– Сейчас ужин – и на боковую, – скомандовал «Медвед». – Дежурные на сегодняшнюю ночь – по местам, остальные – по желанию.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
шаман Дата: Суббота, 22 Мая 2021, 09:27 | Сообщение # 719
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 295
Репутация: 30
Замечания: 0%
Статус: где-то там
да уж, "живая" так "живая" водичка)))) Согласен с героями, слишком сладко, чтобы быть правдой. Ещё эти фразы про плач Цикад и "если б знал, придал этому значение", несколько глав назад... Будет мясо.....


"Лишь две вещи бесконечны - Вселенная, и человеческая глупость, но насчёт первой я не уверен." - Эйнштейн
Награды: 2  
Комкор Дата: Пятница, 18 Июня 2021, 20:41 | Сообщение # 720
По ту сторону врат
Группа: Свои
Сообщений: 506
Репутация: 400
Замечания: 0%
Статус: где-то там
***
21:58

После ужина сходить в душ, привести себя в порядок, провести все полагающиеся мыльно-рыльные процедуры, включая бритьё. Какой бы монотонной, утомительной и рутинной ни была последняя операция, но такой уж щетиной одарила природа. Неделю не побреешься – и уже выглядишь как макет с ориентировки «Их разыскивает Антитеррор».

Запахнул вокруг пояса полотенце, вернулся в нашу комнату, сбросил одежду и мыльно-рыльные к своему рюкзаку. И только сейчас, прикидывая, а не воспользоваться ли мне моментом и наличием под боком Лилит, вспомнил, что, вообще-то, приглашал к разговору Ёко. Безусловно, услышав из нашей комнаты характерные звуки, не относящиеся к обсуждению насущных проблем, Сакамото всё поймёт и в обиде не будет, потерпит до утра, но с моей стороны это будет, как минимум, некультурно: сам пригласил, и сам же даже не соизволил объясниться. Тем паче, что Ёко я приглашал вместе с «Рапторией» и «Штырём»: этих двоих я выбрал свидетелями. В противном случае вряд ли японка мне поверит.

Бесшумно, как и всегда, из-за спины материализовалась Лилит. Кажется, я начинаю подозревать в Древней способность к телепортации: больше ничем нельзя объяснить столь незаметное перемещение девушки (в особенности, по дышащему на ладан старому ветхому деревянному строению, где двери в принципе двигаются громче, чем захлопывается люк БТР).

Руки соратницы заскользили по моему телу и ненавязчиво стали опускаться к полотенцу. Пришлось взять бразды правления в свои руки и слегка остепенить начавшую расходиться напарницу:

– Потерпи полчаса, пожалуйста, – попросил я, разворачиваясь. – Сейчас с несколькими бойцами переговорим, и займёмся делом.

Лилит времени зря не теряла. То ли опередила меня, то ли на улице успела помыться, но сейчас на теле девушки не наблюдалось иного облачения, кроме «дежурного» полотенца из экспедиционной укладки, закрывавшего её от груди до бёдер.

И улыбка, с которой любимая готова была сорваться… думаю, не ошибусь, если скажу, что за блаженной истомой отчётливо просматривались животные лейтмотивы. Хищница вышла на охоту, и сейчас начнётся бой на выбывание.

Девушка сомкнула руки на моей шее и крепко прижалась ко мне всем своим телом.

– Дело превыше всего, – прошептала она, а в глазах (мне не показалось?!) промелькнули до боли знакомые всполохи.

Не симптоматика вселения симбионта или гоа`улда, нет, вовсе нет.

Я вспомнил, где уже видел эти глаза.

«Гиперборея».

В те ночи, которые мы с любимой коротали вдвоём. Отчётливо помнится, как этот же взгляд с огоньком и тенью, смотрел на меня, будто это было только вчера.

А у самой под шумок шаловливые ручки тянутся к полотенцам, норовя предпринять рокировку в очерёдности учиняемых мероприятий.

Не хочу применять силу, но заставляют. Я взял Лилит за запястья и заставил остановиться.

– Полчаса. Всего полчаса. Потом – хоть до утра зажигать будем. Но сначала работа.

А сам прекрасно понимаю, что это затеянная ею игра. Безусловно, у моего тела достаточно физической силы, чтобы справиться с любой земной девушкой моего возраста. То, как я сейчас держу напарницу – не преграда, любая, кто мало-мальски знакома с единоборствами, высвободится в два счёта. Против Древней эти приёмы и вовсе бесполезны: захоти Лилит играть по-своему, она во мгновение ока уложит меня на лопатки.

Девушка с видимой наигранностью попыталась вырваться из захвата и сделала вид, что надулась от обиды.

А у самой-то в глазах целый океан игривости!

– Полчаса, – повторил я. – Потом продолжим.

В дверь вежливо постучали.

Мы с Лилит выключили режим игривых зверушек и на всякий случай затянули свои полотенца туже. Не то ещё, неровен час, примут за предложение скоротать время в компании…

– Разрешаю вломиться! – нарочито громко отозвался я.

Сдвижная дверь с тяжёлым деревянным лязгом отъехала в сторону (и как Лилит умудрилась миновать её бесшумно?!), пропуская ночных визитёров. Вела делегацию Сакамото, ей компанию составили приветливо махнувший рукой «Штырь» и заинтересованно приподнявшая бровь «Раптория». Секундой позже к ним присоединилась Сабрина.

«Раптория» не могла не отчебучить:

– Это ты сюда, что ли, на групповуху приглашаешь?

***
22:05

Несмотря на тщательный обыск всей занятой площади, другой мебели так и не нашли. Тащить в комнаты стулья из столовой нашли нецелесообразным, так что расселись в круг. Кто по-турецки, кто (японка, ожидаемо) по-японски, кто абы как.

Лилит заняла место рядом с Сабриной и в течение этой беседы переводила для Ток`Ра краткое содержание. Ни носитель, ни Иштар по-русски ещё не гутарили, да и, если честно, сомневался, что загутарят в ближайшем обозримом будущем.

«Раптория» села на пол, скрестив под собой ноги, и откинулась на руках за спиной.

– Так, я не поняла…, – начала девушка. – А тема разговора? Ёко сказала, что ты нас приглашал, но…

– Ей надо узнать кое-что, – пояснил я. – Но информация настолько нерядовая, что без свидетелей она мне точно не поверит. А вы двое сможете подтвердить мои слова.

До «Штыря» дошло быстро.

– Ты про демиурга, что ли? – нахмурился он. – Или как там это существо звалось…

– Демиург? – бровь Сакамото в удивлении полезла вверх. – Это очередной позывной или кто-то действительно назвался создателем Вселенной?

– Ну, – пожала голыми плечами «Раптория». – Насчёт Вселенной не знаю, но нет: это не позывной.

– По порядку, – предложил я. – Нужна предыстория, чтоб ты поняла, о чём идёт речь. Впервые мне довелось увидеться с ним на Новой Швабии: там произошёл… некий… инцидент…

– …в котором он чуть коней не двинул, – припечатала соратница, не выбирая выражений.

Ёко изумлённо посмотрела на мою персону.

– Уже «стоп»! – выпалила она. – Что за «Новая Швабия»? Это же не Южный Полюс Земли?

«Раптория» отрицательно покачала головой.

– Не только. «Новой Швабией» действительно звался один из регионов Антарктиды, но также это имя носила планета в системе Тисса: находится на отшибе рукава Млечного Пути, и чуть ли не самая крайняя к межгалактической пустоте. Там мы разворачивали дозорный форпост. А названия схожи, потому что Рейх в годы Великой Отечественной войны нашёл туда путь через звёздные врата.

– Да только вернуться не сумели, – злорадно усмехнулась Лилит.

– Не суть, – подытожил я. – В общем, пока моё тело валялось в бессознательном состоянии, мне в видениях явилось существо, чьё физическое присутствие не могло быть объяснено ничем и никак. Логично предположить, что я не придал этому особого значения, и списал на галлюцинации.

– Это и был твой демиург? – предположила Ёко.

– Он так назвался. Точнее, представился «demiurgus», что выдавало в нём причастность к Древним.

Сакамото скептично окинула меня недоверчивым взглядом.

– В этом видении состоялся диалог, в котором мне гарантировали поддержку в войне с рейфами. Как ты понимаешь, доверять словам приведения мне оснований не было, потому я быстренько забыл об этом. Но уже вскоре… ты же в курсе, что в Японском море нашли корабль-призрак?

– «Призрак» – громко сказано, – поморщилась «Раптория». – Но боевой корабль, возникший из ниоткуда и не отвечавший на запросы.

– «Юрий Долгорукий», – кивнула японка. – Слышала об этом.

– Нас телепортировали на его борт, чтобы мы остановили судно, – пояснил «Штырь». – Но, не понятно каким образом, корабль вместе с нами унесло куда-то к дьяволу. Нас две недели мотало по измерению, где ход времени кратно отличается от нашего мира. И вернуться нам помог как раз этот самый демиург.

– Точнее сказать, – хмыкнул я. – Что он отправил на больничную койку «Андромеду». Лера чуть крышей не поехала от шока. Но «Штырь» прав: существо взяло на себя задачи лоцмана и вывело линкор из потустороннего мира. Правда, Демиурга в нём разглядел не сразу.

– Не поняла, – нахмурилась японка. – Как же ты его опознал? Или это были разные образы?

– В первый раз я видел его в бесформенном балахоне, скрывающим лицо. А второй…

– …лучше б я его не видел, – фыркнул «Штырь». – Чуть Шараповой компанию не составил. Полуразложившийся скелет в поеденной морской солью форме капитана. При этом самостоятельно двигался, разговаривал и вообще делал вид, будто всё идёт по плану.

Теперь недоверчивый взгляд Ёко перекочевал на парня.

– У нас родилась гипотеза, будто Демиург принадлежит к Вознёсшимся Древним, – продолжил я. – Иным невозможно объяснить все те выкрутасы, что он творил у нас на глазах. К слову, мы с полковником Дегтярёвым сошлись во мнении, что это он помог «Ямато» в последнем бою. По всем законам боевых действий, нас обязаны были аннигилировать ко всем свиньям.

– Ну, бой и вправду изначально был невыигрышным, – Сакамото пришлось согласиться. – Я сначала подумала, что история явила нам твой тактический гений, но силы были неравны. Если так подумать…

– Шансов было мало. Пиррова победа ещё маячила на горизонте, но даже с прибытием эскадры с Земли мы едва ли могли рассчитывать на ничью. Нам однозначно подсобили. Где-то вражеский снаряд отвели, где-то нам броню подлатали. А теперь я уверен, что к появлению второго «Ведущего к победе» приложил руку Демиург.

– А это ты с чего взял? – поинтересовалась «Раптория».

– Нергал заметил схожесть окружения, – пояснил я. – Подобное мы наблюдали, когда «Юрий Долгорукий» скакнул между измерениями. К тому же, он водил меня по закоулкам своего межмирового пространства, и я своими глазами видел, что творится там. Всё указывало на это. Плюс, сомневаюсь, что без его участия я смог бы лицезреть кицунэ-ёкая.

Интересная реакция Ёко. На словах о Демиурге она косится в мою сторону с ленинским прищуром, зато информацию о духе-лисе проглотила, как ни в чём не бывало. Будто бы сама сталкивалась с ней не раз, не два и не десять.

– Собственно, – я развёл руками. – Только для того и пригласил двоих свидетелей, чтоб они подтвердили мои слова. Есть некая сущность, предположительно, принадлежащая к Вознёсшимся Древним, в личной беседе представившаяся «demiurgus». Мне доводилось общаться с ним несколько раз, и присутствующие тут также имели честь пересекаться с этим персонажем. Ответственно заявляю, что во всём вышеперечисленном нет ни грамма преувеличения, умышленного или же нет.

Сакамото задумалась. Настолько, что на минуту буквально выпала из окружения. Мы не торопили Ёко: поступившая информация действительно требует вдумчивого обдумывания. Согласитесь, особенно в свете текущих событий: это не то, с чем приходится иметь дело каждый день.

«Раптория» повернулась ко мне:

– Надо будет ещё раз тщательно обыскать тут всё. Зачистка зачисткой, но, чуют мои репродуктивные органы, мы что-то упустили из виду. Утром вверх дном перевернём если не всю деревню, то, хотя бы, этот дом.

– Надо будет, – согласился «Штырь». – Некоторые тоже заметили сходство с аномальной лощиной.

– Информации много не бывает, – заметила Лилит. – Только, дайте «Шаману» отдохнуть. Он уже которые сутки без сна и отдыха.

«Штырь» пожал плечами.

– А что я? Я ничего. Пусть отдыхает. Я, например, тоже не спал: пойду отдыхать сейчас.

Японка вернулась к нам, обдумав услышанное.

– Я поняла примерный расклад. Если так, то кое-что встаёт на свои места. Вы правы, сейчас время отдыха, и не самый лучший момент для мозгового штурма. Надо поспать.

Почувствовав, что наши собираются расходиться, Лилит подобралась и стрельнула в меня глазками. Мол, «Ты обещал». А то я и без этих напоминаний не помню, что сам обещал.

«Раптория» почувствовала, что делу время, а нам надо бы другие задачи решить.

– Ладно, мальчики-девочки, – соратница потянулась. – Я у себя в отсеке. Буду нужна – зовите.

И, встав с пола, направилась к двери, потянув за собой «Штыря». Парень не сразу врубился в манёвр, но он не дурак: быстро догадался, что к чему.

– Свою задачу мы выполнили, – сообщил он Ёко. – Со своей стороны подтверждаем всё сказанное «Шаманом». Ничего не приукрасил, примерно так всё и было. Будем нужны – знаете, где найти.

Ёко тоже поняла, что разговор подходит к концу, и со вздохом поднялась с колен.

– Хорошо. Я услышала, что хотела. В таком случае, ждём ответа от майора Минамото. Если «Ведущий к победе» в сохранности, значит, действительно, происходящее – дело рук этого демиурга. Иначе объяснить это будет трудно.

И покинула помещение.

Только за ушедшими закрылась дверь, как Лилит поднялась с пола и с вызовом посмотрела на меня.

– Ну? – игриво подмигнула девушка. – Делу время, а потехе… час? Два? Или тебя хватит на большее?

Приходится быть реалистом: едва ли я протяну ночь, не спавши трое суток до этого. Если только не протяну за ночь ноги.

– Сейчас узнаем.

***
16 августа 2011 г.
08:30 МСК
Подземное расположение объекта «Город»
Кабинет гв. п-ка Дегтярёва А.С.


Расследование, инициированное майором Акирой Минамото, подтвердило худшие опасения гвардии полковника Дегтярёва. Меч, выкованный на мощностях «Чёрного пламени» и наречённый «Ведущим к победе», действительно покоился в застенках Генерального Штаба Сил Самообороны Японии и ожидал своего часа: со дня на день должна состояться церемония передачи оружия капитану Ичиносэ, назначенному на должность командира линейного корабля «Ямато».

То, что сейчас клинок, покоящийся подле рабочего стола Александра Сергеевича, был опознан, как «Ведущий к победе», только отягчало и без того непростую ситуацию. Вещь, созданная в единственном экземпляре, не может находиться в двух местах одновременно. Опять свалить всё на происки Демиурга, конечно, удобно, но не будешь же всегда во всём винить его? Как говорил один знакомый прокурор, «Надо разобраться».

Но выкладка, лежащая на столе комбрига, однозначно заявляла: церемониальная катана находится в полной сохранности и никоим образом не может фигурировать ни в одних инцидентах.

Взгляд офицера упал на клинок.

«Сбагрить его мелкому проныре, что ли?», – спросил сам себя гвардии полковник. – «Почто мне эту железку на объекте мариновать? Парню достался – пусть дальше с ним тусуется. Авось, и дисциплины с ним наберётся».

Боевому офицеру не раз и не два доводилось сталкиваться с феноменом, когда вручённое наградное оружие делало образец для подражания если не из самого последнего разгильдяя, то, как минимум, из бойца с заниженной планкой дисциплинарной ответственности.

Тут же сам собой нарисовался шанс доказать этот постулат ещё раз, вернув катану «Шаману».

«Не вызывать же его ради этого опять в «Город»?», – пронеслось в уме у Дегтярёва. – «Да и вообще. Я комбриг или где? Я в армии или кто? Неужто мне не можно раз в год воспользоваться стратегическими ресурсами для личных нужд? А то давненько у меня, кстати, взысканий от командования не было…».

Последнее было добавлено исключительно профессионального юмора ради и не более того. Взыскания у комбрига Дегтярёва были, в том числе ещё не снятые. Офицеру здорово досталось за выходки его подчинённых (и приснопамятного носителя симбионта в том числе, если не в основном). Так что, пользуясь отсутствием на объекте генералов Прохорова и Белова, полковник справедливо посчитал, что за час-два-три никто его не хватится, если Александр Сергеевич рыбчиком метнётся в Ёкаимуру и обратно. Благо, что транспортная система Асгарда работала исправно. Держать на объекте незарегистрированный «холодняк» дольше необходимого ему не хотелось ни коим образом. А раз необходимость отпала, от оружия необходимо избавиться: исключительно спокойствия собственных нервных клеток ради.

16 августа 2011 г.
9:00 Токио
Окрестности Ёкаимуры
Пункт временной дислокации «Цикад»
«Шаман»/Нергал


Попытка выяснить пределы моей выносливости закончились форменным шулерством и жульничеством с нашей стороны.

Под «нашей» стороной я подразумеваю себя и Нергала. Симбионт, обычно тактично растворявшийся в глубинах моего сознания на время нашего с Лилит уединения, против обыкновения включился в игру. Виной ли тому наличие в этот раз с нами Сабрины (а вместе с ней и Иштар), или же Ток`Ра в принципе стал интересен почти спортивный спор, но под конец он поступил не совсем честно. Когда я ближе ко второй половине ночи почти отрубился от усталости, подключился к управлению телом и пошёл разворачиваться на новый виток, готовясь преподать Лилит и Сабрине урок расходования запаса сил.

Древняя сразу поняла, кто «встал» у «рычагов», но виду не подала. И это несмотря на её угрозы сожрать симбионта без соли, если тот самовольно подключится без её разрешения или ведома. Помню, звучали такие вводные на борту «Гипербореи».

Но в этот раз она, кажется, этому только обрадовалась. Проиграв с разгромным счётом, Лилит вырубилась перед рассветом. Сабрина продержалась не сильно дольше, но и она, в конечном итоге, сдала позиции.

С одной стороны, я понял, что поддержка симбионтом – неоспоримое преимущество не только в бою, но и в повседневной жизни. Вроде, и не спал почти три дня, но за ночь наворотил дел больше, чем даже сам рассчитывал. С другой стороны, бесплатный сыр только в мышеловке. Даже у симбионтов силы не берутся из ниоткуда. Если на меня накатил новый прилив, значит, задействованы какие-то резервы организма, и, как только задача будет выполнена, я отключусь без задних ног.

Так, собственно, и произошло. Над окружавшими кальдеру горами только начал заниматься рассвет, как я провалился в полубред. Проснулся к девяти утра лишь потому, что в морду лица нагло светило солнце.

«Негодую, егда ярило по утру в очи барские лучи пускает аж до пробуждения».

С одной стороны, ночка, безусловно, удалась. Меня никто не поднимал по тревоге (значит, ничего сверхординарного не приключилось). Сабрина и Лилит, вымотанные, но удовлетворённые, спят, не тревожась. Судя по тишине в доме (а за бумажными стенами слышно хорошо), давят на массу и остальные бойцы. Снаружи не ревут двигатели, не лают пулемёты, не рвутся гранаты. Что ещё для счастья надо?

С другой стороны, у меня ещё до хрена работы. Надо дом прочесать, как вчера намеревались, да связаться с комбригом. Чую, полковник Дегтярёв много интересного нам может рассказать по факту обнаружения нами «Ведущего к победе».

Самым тяжёлым было заставить себя встать. Подозревал, что утром не смогу адекватно подняться из-за ночного марафона, но не думал, что будет настолько трудно. Конечности-то меня слушались, но вот подняться с футона и одеться оказалось не так просто, как в повседневной жизни. Вот она, цена, которую приходится платить за пользование внутренними резервами. Как будто марш-бросок в полной выкладке по сильно пересечённой местности пробежал.

Но отдых отдыхом – а война войной. В смысле, работа не волк, в лес не убежит, но и за меня её никто делать не станет.

Встать, умыться, одеться, позавтракать. С утра нет никакого желания вставать к плите и что-то готовить, потому достал из неприкосновенного запаса пачку галет и навернул с чаем. Хватит на первое время, пока остальные не встанут: там, глядишь, дежурные по столовой и трапезничать сварганят.

Обыск дома… с чего ж тебя начать?

Подобные мероприятия для меня – дела не первого новшества. Тем или иным образом, я исполнял подобные задачи и раньше. Отрабатывали зачистку, поиск. В принципе, для себя сам определился с тактикой: забраться на максимально высокую точку, которую позволит архитектура и конструкции сооружения, и, ходом малярной кисти, стараясь не проходить дважды по одному и тому же месту во избежание потери времени, прочесать здание сверху вниз. В случае, если поиск сопряжён с необходимость отыскать что-то небольшое или хорошо спрятанное, то здание осматривается в два этапа: снизу вверх и сверху вниз.

Засим, вооружившись подствольником в отрыве от автомата (при обыске занятого союзниками здания орудовать огнестрелом – означает поиметь некий риск подстрелить своих же), поднялся на самый верх: на чердак.

Интересные подробности начались сразу же, как только я нашёл лестницу под крышу: приставная, она покоилась лёжа в уголке, неподалёку от люка, что вёл наверх. И, судя по следам запылённости, никто не удосужился проверить чердачное помещение. С одной стороны, а на хрен надо, когда под рукой бортовая станция в «прыгуне», способная обнаружить живых существ и без этой рутинной мути? С другой стороны, залёт: мы, хоть и в отпуске, но условно: фактически, нас отправили в задачу. По параграфу «Безопасность» – епитимья, и, в первую очередь, мне: понадеялся на бойцов, поймавших рассос, да и сам недалеко от них ушёл. Придётся отрабатывать (с).

Приставная лестница поднята стоймя, прислонена к люку. Попутно удалось испытать катарсис: конструкция ходит ходуном и на ладан дышит. Если и выдержит меня без снаряги, то это будет достижением.

Взобраться по лестнице, толкнуть крышку люка. Деревянная, сбитая из досок, конструкция легко поддалась: не заперто. Можно было ожидать, что древесина разбухла от атмосферной влаги и будет клинить, но люк собран с зазорами в палец толщиной: хоть из брандспойта поливай, с такими допусками не одна деревянная конструкция не разбухнет так сильно.

Ожидаемо, стоило только откинуть крышку люка, как в воздух взметнулось облако пыли. По привычке потянулся было на пояс, где рука привыкла ощущать противогазную сумку со шлемом-маской и фильтро-поглотительной коробкой, но, вопреки тому, нащупал лишь пустоту.

«Не сахарный», – подумалось мне. – «Не растаю».

Минуту спустя пыль осела. В воздухе осталась витать совсем микроскопическая взвесь, но это мы переживём. Как-нибудь.

Чердачное помещение пыталось казаться приспособленным под складское. Насколько подобное описание может быть применено к объёму, расположенному под дырявой крышей, куда из всех щелей со всех сторон задували ветра. От количества пыли нехорошо засвербело в носу.

На моё счастье, пыль уже слежалась, и не вздымалась в воздух от малейшего дуновения.

Стоило только включить подствольник, как стало понятно: тут я не задержусь. Нечего долго засиживаться на чердаке, где из всего самого приметного – три ящика (или сундука), да развешанные повсюду амулеты.

С последних я и решил начать.

Первый же попавшийся в поле зрения был идентифицирован, как японский оберег гофу. На некоем полотне трудноопределимой породы (не пойми как произведённый не то холст, не то бумажный стяг) размером с пядь были выведены поблёкшие от времени иероглифы. Некоторые читаются с трудом, некоторые тяжело разобрать из-за наплывов линий и черт. Но общий внешний вид очевиден: почти стандартный оберег от нечисти и проклятий. Висит себе на несущем столбе, подпирающим двухскатную крышу, пришпиленный старым поржавевшим вакидзаси.

И, что характерно, подобных на всём чердаке навешано не меньше дюжины. По углам, по балкам, по сводам. Складывалось ощущение, будто бы весь дом заминирован. Не удивлюсь, если и в подполе найду подобную картину маслом.

Принадлежность к складской зоне в чердачном помещении выдавал изрядных габаритов деревянных сундук с окованными гранями и углами. Затащить сюда через люк его не могли даже в теории. А) из-за внушительного веса объекта в сборе; Б) из-за его габаритов. По ходу дела, тару сколачивали на месте.

Сундук занимал не меньше пары метров в длину, метра в ширину и метра в высоту. Точными замерами я себя не удосужил: не до того было. Но размах, с которым строили этот, с позволения сказать, «гроб», впечатлял. Весить вся эта байда должна килограмм под сотню, с учётом всего того металла, которым окаймили изделие. Там химеру, что ли, держат?

Логично, что сундук привлёк моё внимание.

При первом же осмотре стало очевидно, что тару собирались использовать в условиях непогоды: все швы, стыки и зазоры были тщательно пролиты смолой. Сам же «гроб» сбили из крепких досок. На поверку их толщина оказалась не меньше пяти сантиметров. Крышка «гроба» также похвасталась просмоленными стыками, а снаружи её обтянули каким-то водостойким материалом наподобие чрезвычайно плотного брезента.

Никаких замков, ни навесных, ни врезных, видно не было. Вокруг сундука не обнаружилось ни лесок, ни гвоздей, ни изоленты, ни прочих следов установки самодельных (или не очень) взрывных устройств и/или самопалов. Чердак точно заминирован не был.

Чего нельзя с уверенностью сказать про сундук. Я же не рентген: не могу увидеть, что внутри.

В любой другой ситуации для вскрытия тары предпочёл бы использовать приём с кошкой и верёвкой, чтоб открыть крышку, находясь за сектором наиболее вероятного поражения. Сейчас же на помощь пришёл симбионт.

«Задействуй наруч», – порекомендовал Ток`Ра. – Запаса энерговооружённости щита хватит, чтобы выдержать взрыв любого из ваших малых взрывных устройств. А от детонации большого никакая верёвка не спасёт».

Я тактично умолчал, что меня-то щит прикроет, но вот тех, кто отдыхает внизу, точно посечёт не взрывом, так осколками. Ещё и обломками деревянных металлоконструкций завалит. Дом на ладан дышит.

Справедливо рассудив, что минировать сундук весомых причин нет, я открыл крышку, на всякий случай встав сбоку. Даже, если внутри спрятан какой-нибудь самопал, гипотетический выстрел прошёлся бы мимо меня.

Не сказать, что содержимое тары удивило. Скорее, пришлось констатировать наличие неких наличных запасов с некоей толикой интереса.

Сверху всей закладки лежал свёрток белоснежной (когда-то) не то простыни, не то занавески. Ткань была замотана вокруг некоего предмета вытянутой формы, из-под неё отчётливо проступали характерные черты винтовки. Оружие обвязали тесьмой, чтобы ткань не расползалась. По первому взгляду уже можно определить немолодую модель типа Мосинки или Арисаки: вероятно, периода Номонгана.

Под свёртком, на дне, обнаружился плотно замотанный целлофановый пакет: в нём обитали бумажные листы формата, похожего на А4.

Рядом с бумагами прописались старые, не моложе винтовки, кожаные подсумки: патроны к оружию, так понимаю. Несколько штук были собраны в патронташ, ещё несколько пачек лежали рядом, готовые к употреблению.

Отдельной линией лежал штык (очевидно, от винтовки), и короткий клинок-вакидзаси.

Первым делом меня заинтересовала винтовка. Всё-таки, Япония – не та страна, где огнестрел можно найти на каждом углу. С ним тут очень строго. А если он ещё и в паре с холодняком тусуется, то есть некоторые вопросы к оному.

Снял тесьму, распахнул свёрток. Ну, так и есть. Винтовка, блин, Мосина.

Сразу бросился в глаза оттиск клейма на ствольной коробке оружия: «1943». Нормально, однако, «Страдивари» зажигает! Оно в деды мне годится!

Отличительной особенностью оказалось превосходное состояния деревянного ложа винтовки. Не музейный экспонат, конечно, и не эксклюзивное оружие ручной штучной сборки, но для ствола, чей возраст перевалил далеко за полвека, дерево сохранилось идеально. Было видно, что им пользовались, и при том не раз, но количество и размер повреждений несопоставимы с годом выпуска. Может, конечно, ложе и меняли: трудно утверждать. Но внешне выглядело так, будто в оружие особо не лазили.

По крайней мере, не тронута краска на винтах ложи, на нагеле. Пружины, удерживающие оковки ствольной накладки, без царапин. По ходу, тут снимался только затвор и магазин.

Затвор снял первым делом, чтобы убедиться, исправно ли оружие (и не заряжено ли, часом). Откинул стебель вверх, оттянул затвор на себя, зажал спусковой крючок и извлёк затворную группу в сборе. Против ожидания, на зеркале затвора было крайне мало пакости. Очевидно, что оружие сподобились вычистить перед хранением (хотя бы сверху). Состояния канала ствола мне сейчас никак не проверить, бороскоп лежит с инструментами в машине, но внешне всё выглядело цивильно.

Зажал спусковой крючок, вставил затвор на место, опустил стебель, произвёл контрольный спуск. Механизм отработал штатно, послышался характерный щелчок.

Отжата кнопка фиксации крышки магазина, крышка вместе с механизмом подачи отсоединена.

Ну, точно чистили. Магазин без грязи, весь металл в тонком слое консистентной смазки.

На всякий случай, попробовал просмотреть канал ствола на просвет. Ну, хотя бы не забит ничем. А большего при таком скудном освещении и не рассмотреть.

Патроны, штык, вакидзаси – это, конечно, хорошо. Но что делать с рукописями?

Именно они обнаружились под целлофаном. Толстая пачка бумаги, исписанная катаканой. Что, к слову, наводило на мысль об авторе записей: вероятнее всего, он не владел иероглифами, или какое-то обстоятельство заставило его отказаться от кандзи.

Я было погрузился в чтение, чтоб хотя бы поверхностно оценить, что в тексте написано, но, повторюсь, расслабляться мне противопоказано. Судьба жёстко расправляется со мной за такие досадные оплошности.

Снизу раздалась заливистая автоматная очередь, заставившая подскочить до балок крыши и подавиться матом.

Благо, что у нас магазины, а не ленты. Канонада не умолкала несколько секунд, в течение которых я побросал все свои дела и рыбкой сиганул с чердака, минуя лестницу. Чую, было бы ленточное боепитание – стрелок зажимал бы до последнего патрона.

Судя по звуку, стреляли где-то в комнате «Раптории».

А потому я не сильно терзался сомнениями, когда подбежал к её дверям. Со всей своей пролетарской дурью саданул с ноги по хлипкому, чуть ли не из рейки сколоченному косяку, и вломился в комнату вместе с вынесенной сдвижной дверью.

Прессованный рисовый картон жалобно хрустнул, но противопоставить, увы, ничего не смог.

Картина, открывшаяся моему взору, достойна, на мой взгляд, кистей Микеланджело и Донателло.

«Раптория», стоя в одних трусах спиной к двери рядом со своим футоном, смотрела в сторону окна.

У бедра девушка держала автомат, с компенсационных отверстий дульного тормоза которого шёл вполне себе видимый дымок.

Окна больше не было: вместо него зиял в нескольких местах прострелянный оклад, а в последнем торчали чудом удержавшиеся осколки стекла.

И – клянусь, не показалось! – вишенка на тортике. С того места, что разделяло «Рапторию» и окно, медленно растворялась в дымке фигура, геометрически похожая на человеческую. Я успел буквально в последнюю секунду. Опоздай хоть ненамного – и мне почудилось бы, будто соратница вздумала от не хрен делать с утра пораньше стены подырявить.

Стоило только видению исчезнуть, как девушка повернулась в мою сторону.

Едрить-копать-совокуплять твои средства приведения оружия к нормальному бою! Вот это, млять, глаза!

Взгляд, которым «Раптория» полоснула по мне, невозможно описать русским языком. Это было что угодно, только не взгляд живого человека. Прицел машины-убийцы, провал в пространственно-временной ткани, взор тираннозавра, но, мать твою, не взгляд человека!

Девушка медленно подняла автомат и навела ствол оружия прямиком в мою не успевшую удивиться морду лица.

– Ни с места.

А девчонка, оказывается, умеет быть Снежной Королевой. От льда в её голосе, кажется, подёрнулся коркой пруд во дворе.


Леший 19.08.1995 - 24.09.2014
Kitten 17.10.1970-24.05.2019
Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная.
Во блаженном успении вечный покой.
Награды: 7  
Форум » Творчество » Фан-фикшн » Star Gate Commander: Земли без времени (Вольная разработка тем альтернативы)
Поиск:
Форма входа

МИНИ-ЧАТ:)